Часть шестая.

23.

Мерседес Перальта торопливо вошла в мою комнату, села на кровать и поерзала немного, устраиваясь поудобнее.

Выкладывай вещи обратно, - сказала она, - к Августину ты больше не поедешь. Он отправился в свою ежегодную поездку по отдаленным местечкам страны.

В ее словах была такая уверенность, словно она только что говорила с ним по телефону. Но я знала, что телефона поблизости не было. В комнату заглянула Канделярия, держа поднос с моим любимым лакомством: желе из гуавы и несколько ломтиков белого сыра.

- Я знаю, это совсем не то, что твое духовное общение с Августином перед телевизором, - заметила она, - но я постараюсь сделать для тебя все, что можно, - она поставила поднос на ночной столик и села на кровать напротив доньи Мерседес.

Донья Мерседес засмеялась и посоветовала мне приступить к трапезе.

Она сказала, что Августина знают во всех далеких и заброшенных поселках, и он навещал их каждый год. Довольно долго она говорила о его даре лечить детей.

- Когда он вернется назад? - спросила я. Мысль, что я никогда не увижу его вновь, наполняла меня неописуемой грустью.

- Это невозможно знать, - ответила донья Мерседес, - месяцев через шесть, а возможно и больше. Он поступает так, потому что чувствует, что должен оплатить огромный долг.

- Кому он должен?

Она взглянула на Канделярию, затем они посмотрели на меня, словно я должна была все знать.

- Ведьмы понимают долги такого рода в более своеобразной манере, - наконец сказала донья Мерседес, - целители обращают свои молитвы к святым, к святой деве и к господу нашему Иисусу Христу. Ведьмы обращают молитвы к силе; они завлекают ее своими заклинаниями, - она встала с кровати и прошлась по комнате. Тихо, словно говоря это самой себе, она продолжала рассказывать о том, что хотя Августин молился святым, он был обязан более высшему порядку, который не был человеческим.

Донья Мерседес помолчала несколько секунд, затем быстро взглянула на меня.

- Августин знал об этом высшем порядке всю свою жизнь, даже когда был ребенком, - продолжала она, - он говорил тебе когда-нибудь, что тот мужчина, который хотел забрать его мать, нашел его темной ночью, в дождь, уже полумертвым и принес его ко мне?

Не ожидая от меня ответа, она быстро добавила: - быть в гармонии с высшим порядком всегда было секретом удач Августина. Он воплощал это через целительство и колдовство.

Она вновь сделала паузу, разглядывая потолок, - это высший порядок вручил дар Августину и Канделярии, - продолжала она, опуская взгляд на меня, - он помог им в момент рождения. Канделярия оплатила часть своего долга, став моей служанкой. Она наилучшая служанка.

Донья Мерседес подошла к двери, но прежде чем выйти, повернулась ко мне и Канделярии. Ослепительная улыбка сияла на ее лице, - я думаю, что в какой-то мере ты задолжала еще большую долю, - сказала она, - так что всеми средствами старайся оплатить долг, который ты имеешь.

Долгое время никто из нас не сказал ни слова. Две женщины вопросительно смотрели на меня. Мне пришло в голову, что они ждали той минуты, когда я создам очевидную связь - очевидную им. Просто Канделярия родилась ведьмой, а Августин - магом.

Психология bookap

Донья Мерседес и Канделярия слушали меня с сияющими улыбками.

- Августин сумел создать свои собственные звенья, - объяснила донья Мерседес, - у него есть прямая связь с высшим порядком, который является и колесом случая и тенью ведьмы. Чем бы он ни был, он заставляет вращаться это колесо.