Часть V. Технология освобождения от психологического контроля.


. . .

Глава 28. Психологические проблемы бывших членов сект. Стратегии восстановления.

Из сект уходят по-разному: кто-то уходит сам, кого-то изгоняют, кому-то помогают уйти. Но когда человек попадает в реальный мир, он оказывается в начале трудного пути, по которому ему предстоит идти. Он сталкивается с множеством проблем, и в первую очередь с тем, что он не приспособлен жить в реальном мире. Если после выхода из секты он не получает всесторонней информационной поддержки грамотных психологов, то привитые ему в секте фобии, которые никуда не делись и по-прежнему "сидят" у него в подсознании в виде фиксированных установок, могут стать "бомбами замедленного действия". Человеку, который в секте был отрезан от общества и отвык нормально работать, очень трудно вернуться к обычной жизни. Поэтому некоторые люди снова возвращаются в секты в поисках безопасности. Обычно это очень ранимые люди, которые в отсутствие психологического контроля секты ощущают себя брошенными на произвол судьбы.

Даже через годы после выхода из секты многие бывшие последователи страдают навязанными им фобиями. Например, многие женщины боятся иметь детей, потому что им внушили, что если они покинут секту, то их дети будут рождаться мертвыми. Наш мозг способен не только получать, но и сохранять информацию - как благоприятную, так и негативную. Это касается и болезненных, и приятных воспоминаний. Поэтому иногда проходит много лет, прежде чем удается локализовать и обезвредить "бомбу замедленного действия", которая была заложена в подсознание человека в секте.

Даже когда люди самостоятельно уходят из секты, став жертвами интриг или конфликтов, они продолжают фанатично верить лидеру секты. До сих пор многие бывшие мунисты считают Муна мессией, который "не знал", что творилось в Церкви Объединения за его спиной. Эти фанатики ждут, когда в ЦО произойдут радикальные реформы и они смогут туда вернуться. Они не понимают, что группа в том виде, в каком она существовала, и была истинным детищем Муна.

Некоторых последователей из сект "изгоняют" за то, что они неудобны: они подрывают групповые устои, брыкаются, конфликтуют, не хотят подчиняться и задают много вопросов. Других "выкидывают", потому что они перестали быть "продуктивными". Иногда у них развиваются тяжелые формы физических и психических заболеваний, требующие лечения. Они становятся бременем для секты, и от них избавляются. Такие люди чувствуют, что их отвергла не только группа и лидер, но и сам Господь Бог. Примкнув к секте, они, как правило, передавали ей все денежные сбережения и недвижимость. Им внушали, что теперь их "дом" и "семья" - это группа, которая всю оставшуюся жизнь будет о них заботиться. А потом выяснялось, что они "не удовлетворяют групповым стандартам и должны уйти". Эти люди, страдающие такими же фобиями, как и остальные жертвы деструктивных сект, панически боятся встречи с "внешним миром". И вдруг их туда выбрасывают, словно беспомощных котят. Им кажется, что жизнь кончена и, чтобы избавиться от страданий, они подумывают о самоубийстве. Многим из них в психиатрических лечебницах ставят ошибочный диагноз "шизофрения". Вряд ли в этом можно обвинять медиков, которых не обучают работать с жертвами деструктивных сект. Как они могут относиться к пациентам, бормочущим "изыди, Сатана" и истерически реагирующим на приближение людей в белых халатах, которых считают слугами дьявола? Откуда медикам знать, что эти люди - жертвы многочасовых медитаций и бесконечных мысленных повторений одних и тех же заклинаний и призывов, впавшие в каталептический транс.

Когда члену секты постоянно внушают, что уход из секты вызовет необратимые патологические процессы в его организме, которые никто не сможет ни диагностировать, ни вылечить, он "программируется" на такой исход. Оказавшись вне секты, он чувствует, что у него "едет крыша". В психиатрической лечебнице ставят диагноз: "тяжелая форма шизофрении". Это позволяет бывшему члену секты считать такой диагноз доказательством пророческого дара лидера секты. В психбольнице он начинает яростно биться головой об стену. На него надевают смирительную рубашку и берут под надзор. Никто не спрашивает, почему он это делает. (Зачастую находятся весьма простые объяснения: последователи одной из восточных сект совершают паломничество в Индию к камню, о который якобы бился головой лидер секты, пока не достиг просветления. В попытках повторить духовный опыт лидера, его последователи тоже бьются головой об стену.) Видя лишь вершину айсберга, врачи считают таких пациентов невменяемыми.

Но грамотный консультант смог бы объяснить бывшему члену секты, что всякий раз, когда он вспоминает "загрузочный язык" секты и индоктринацию, он все глубже укореняет в себе фоби-ческую программу. Продолжая верить в доктрину лидера и мысленно повторять его учение, бывший член секты культивирует внушенные ему установки, а это замедляет процесс ремиссии и реабилитации.

В некоторых оккультных сектах в подсознание людей вводят "программу самоуничтожения", которая должна сработать, если они покинут секту. После выхода из секты такие люди абсолютно убеждены, что их духовное тело распалось, и они постепенно умирают.

Если после выхода из секты человек не получает психологической поддержки профессионала и не проходит курс психологической реабилитации, его мучения продлеваются на неопределенно долгое время. С помощью друзей или семьи он склеивает себя по кусочкам и продолжает жить, но пока он не поймет суть технологии реформирования сознания, не узнает о привитых ему фобиях, он не сможет жить полной жизнью свободного человека.

В первые месяцы после выхода из секты бывшие последователи страдают тяжелыми формами депрессии и видят жизнь в черном свете. Они замечают только плохое и трактуют все события только негативно. Психическая травма убивает надежду на счастливое будущее. В это период им нужно помочь осознать, что при всех негативных обстоятельствах они приобрели в секте жизненный опыт. Они стали сильнее, сумели пройти через все испытания, а это укрепило их дух. Теперь наступает этап, когда они должны реализовывать себя как личности.

Кроме того, бывшие члены сект крайне зависимы от чужого мнения. Они утратили самостоятельность мышления, у них нет собственного мнения, они ждут руководства. Им нужно, чтобы кто-то их направлял. В секте за них думал лидер, а они были послушными исполнителями чужой воли, усмиряли гордыню, отказывались от собственного "я" и не имели своего мнения. Такая зависимость замедляет процесс индивидуального развития и ведет к заниженной самооценке. Человек утрачивает способность самостоятельно принимать решения. Он не только не может решить, где ему теперь учиться или работать, но и какие книги читать, какую одежду носить. Тем, кто привык постоянно спрашивать у руководства разрешение на выполнение обычных дел, над которыми в нормальной жизни мы даже не задумываемся, очень тяжело снова принять на себя личную ответственность за каждое принятое решение. Но это нужно сделать! Как большинство навыков, процесс принятия решений облегчается при частом повторении. С повышением внутренней самооценки и постепенным восстановлением уверенности в себе проблемы зависимости в принятии решений у бывших членов сект, как правило, успешно разрешаются.

Но есть и более тяжелые проблемы. Например, бывшие члены сект часто переживают так называемые "наплывы", во время которых в человеке неожиданно просыпается бывший "сектант". "Уплывая" в прошлое, в тот период жизни, когда он находился в секте, человек начинает рассуждать и воспринимать мир с позиции "сектанта". Такие "наплывы" часто бывают и у бывших "афганцев" или солдат, воевавших в Чечне. Это так называемый "посттравматический стресс", которым страдают люди, прошедшие войну. У человека после войны или после жизни в секте могут возникнуть тяжелые психические расстройства.

Некоторые люди не могут слушать музыку, которую слышали в секте. Когда по радио начинает звучать знакомая мелодия, их мысли мгновенно возвращаются в прошлое, "включая" установки, привитые во время индоктринаций. Некоторые секты используют популярные музыкальные произведения в качестве фона во время массовых сеансов внушения. Музыка создает устойчивую ассоциацию в подсознании, четко фиксируется в памяти и поэтому часто используется для программирования установок. Программа "побуждение-отклик", вызывающая мысленный возврат в прошлое, или "наплыв", включается всякий раз, когда бывший член секты видит, слышит или воспринимает внешний или внутренний сигнал, который запускал причинно-следственную цепочку обусловленных реакций. Без помощи профессионального консультанта очень трудно осознать и разорвать такую ассоциативную причинно-следственную связь.

Бывшие члены деструктивных сект, в которых активно практикуются медитации, групповые молитвы, чтение мантр, глоссолалии на фоне дыхательных и релаксационных техник, долгое время переживают такие "наплывы". Например, техника релаксаций широко используется "Церковью Всеобщей и Торжествующей", которую создала в Америке небезызвестная Элизабет Клэр Профет. Она - автор книг, "продиктованных" ей и ее супругу Вознесенными Владыками из Братства Хранителей Пламени. (Книги "Чела и Путь", "Вознесенный мастер Сен-Жермен: курс алхимии или наука самотрансформации", "Наука Изреченного Слова", "Серапис-Бей" переведены на русский язык). Члены секты читают призывы, которые произносят в очень быстром темпе, что позволяет вводить группу в состояние транса и навязывать процесс остановки мыслей.

Иногда во время обычного разговора бывший член секты вдруг может заметить, что практикует технику "замораживания мыслей", к которой прибегал в секте. Чаще всего это случается в стрессовой ситуации. Он вдруг начинает что-то бормотать, якобы говорить на неизвестных языках. Замечая это, он теряет способность продолжать делать то, что до этого делал, и испытывает полную дезориентацию. Во время "наплыва" человека обуревает чувство вины и страха из-за того, что он предал лидера и группу. Он перестает здраво рассуждать и может впасть в мистицизм. В такие моменты он интерпретирует окружающий мир и личные события с точки зрения "сектанта".

Если он не поймет и не проработает эти "наплывы" с помощью консультанта-психолога, то войдет в состояние тяжелейшей депрессии. Депрессия может снова привести его в секту. Чтобы этого не случилось, он должен твердо знать, что "наплыв" вызывается определенными "пусковыми механизмами". Ему необходимо рассказать, что это побочный результат индоктринации в деструктивной секте, во время которой на подсознание аудитории направленно воздействовали с помощью внушения. С течением времени "наплывы" происходят все реже и реже. Кроме того, есть техники противодействия "наплывам". Нужно понять, какой "пусковой механизм" влечет за собой "наплыв". Таким "пусковым механизмом" может быть мелодия (слуховое воздействие), встреча с человеком, который похож на одного из членов секты (зрительное воздействие), запах благовония (воздействие через обоняние) или поведение, которое напоминает нормативное поведение членов секты. Отождествление "пускового механизма" позволяет проработать причинно-следственную цепочку и устранить ее негативное воздействие на психику, намеренно вырабатывая положительный отклик на это сигнал. После этого "пусковой сигнал" перестанет вводить человека в ступор. Некоторые участники семинаров Эрхарда не могут слышать шум прибоя, потому что он сразу вызывает у них "наплывы" и пробуждает воспоминания о сеансах массового внушения в группе. На самом деле они должны создать новую ассоциативную цепочку "сигнал-отклик" и "прорабатывать" новую ассоциацию до тех пор, пока она автоматически не вытеснит установочную программу, привитую в секте.

Вытеснение сектантского лексикона со всеми его установками и замещение его нормальным языком ускоряет процесс "выздоровления". Расставшись с "загрузочным языком" секты, человек перестает смотреть на мир через "сектантские очки". "Загрузочный язык" ставит информационные фильтры, просеивающие сигналы, которые поступают в мозг из внешнего мира. Чем скорее бывший член секты сумеет восстановить в сознании реальное значение употребляемых им слов, тем быстрее "выздоровеет".

У мунистов все отношения между людьми сводились к двум "проблемам": "проблеме Каина-Авеля" или "проблеме главы номер два". Термин "проблема "Каина-Авеля" употреблялся для классификации отношений в паре, где один был старшим, а второй автоматически становился его подчиненным. "Проблема главы номер два" характеризовала отношения между полами, включая любовь, сексуальность и влечение. Все межличностные отношения членов секты полностью описывались этими "проблемами". Бессмысленно стараться не думать и не вспоминать терминологию секты. Наш мозг не знает, как о чем-то не думать. Поскольку язык организован так, что мы мыслим позитивными ассоциациями, нужно создавать новые ассоциации. Если бывший член секты не ладит с каким-то человеком, он должен пытаться воспринимать это как личный конфликт, а не "проблему Каина и Авеля".

Бывшие члены сект утрачивают способность концентрировать внимание и запоминать информацию. Люди, которые до вступления в секту читали "запоем" и могли за день "проглотить" интересную книгу, а в секте читали только пропагандистские и агитационные материалы, после выхода из секты ощущают сильную подавленность и пустоту, начиная читать "светские" книги. Им трудно читать, их внимание рассеивается, мысли отвлекаются. Им приходится перечитывать текст заново, от них ускользает смысл прочитанного, особенно когда они встречаются со словами, значение которых не могут припомнить. Им приходится потратить неимоверные усилия, чтобы "привести в действие" скрипящие рычаги механизма под названием "мозг". Слава богу, извилины нашего мозга похожи на мышцы: если постоянно давать им нагрузку, они развиваются и прекрасно функционируют. Нужно только постоянно тренироваться!

Многих бывших членов сект мучают ночные кошмары. Этим людям нужны психологические консультации, которые помогут им проработать проблемы, связанные с пребыванием в секте. Кошмарные сновидения всплывают из подсознания, которое до сих пор сражается. В ночных кошмарах присутствует тема войны, шторма, погони, западни: человеку снится, что его преследуют, что он попал в капкан, что он в одиночку плывет в бушующем море или находится в центре военных действий. Бывшие члены сект спорят во сне с друзьями, убеждая их уйти из группы, а те, в свою очередь, зовут их обратно.

Многие бывшие члены сект крайне негативно относятся к своему сектантскому прошлому и стыдятся этого периода жизни. Ведь многие последователи занимались мошенничеством, проституцией и продажей наркотиков. Но даже те, кто не совершал таких проступков, не хотят вспоминать, как они относились к семье и друзьям после ухода в секту. Эти мучительные воспоминания заставляют человека испытывать чувство вины, стыда и запоздалого раскаяния, порождая эмоциональные проблемы. Многим людям, втянутым в секты, где доминирует принцип исцеления Верой, пришлось пережить смерть близких, ребенка или любимого. Но ни в коем случае нельзя во всем обвинять себя и заниматься самобичеванием. Нужно понять, что, став жертвами деструктивных сект, вы делали то, что считали в тот момент правильным.

Выйдя из секты, люди начинают осознавать, что в годы "коллективного служения" были лишены эмоциональной и интимной близости, и теперь внутренне не готовы вступить в близкие отношения. Они так долго подавляли в себе мужское или женское начало, что, оказавшись "на свободе", они не могут преодолеть эти внутренние блоки, которые мешают им выразить себя и реализоваться в сексуальном плане.

Выйдя из секты, человек остро ощущает, что должен быстрее наверстать упущенное. Из-за этого он испытывает сильное внутреннее напряжение и находится в состоянии стресса. Но возвращение к нормальной жизни требует времени. Человек должен понять, что ничего не потерял. Его жизнь - это его жизнь. Не нужно сравнивать себя с другими людьми. У каждого человека свой путь в этой жизни и свой отсчет времени.

Через секты проходят разные люди. Одни способны быстро вернуться к нормальной жизни - у них сильная психологическая защита и высокий уровень социальной адаптации. Другим людям требуется более длительный период восстановления. На этом этапе очень важно снова поверить в себя. Лучший друг, врач и советчик каждого человека - это он сам. Но нужно научиться слышать внутренний голос. Когда человек научится доверять себе, своей внутренней мудрости и инстинктам, он начнет понимать, что нет ничего страшного в том, чтобы доверить другим людям. Но начинать всегда следует с доверия к самому себе.