Часть IV. Приемы защиты от деструктивного программирования.


. . .

Глава 25. С чего должно начинаться знакомство с любой харизматической группой и как распознать деструктивную секту.

Не следует вступать в группу, не собрав о ней максимум информации. Никогда не следует делать поспешные выводы и принимать поспешные решения. Всегда нужно трезво взвешивать, обдумывать и анализировать полученную информацию.

При оценке характера любой группы нужно внимательно исследовать:

Кто ее лидер;

Какова ее доктрина;

Как происходит вербовка, какой образ жизни ведут члены группы и существует ли свобода выхода из группы.

а) Кто лидер?

Сбор информации о группе надо начинать с исследования биографии ее лидера. Кто этот человек? Какое образование он получил? Чем занимался до создания группы?

Создатель "Общества Сторожевой башни" (впоследствии "Свидетели Иеговы") Чарльз Т. Рассел был владельцем сети галантерейных магазинов, а лидер секты "Аум Сенрике" Сёко Асахара - массажистом и аптекарем, торговавшим самодельными лекарствами. Лидер секты "Церковь отступников" Юджин Сприггс работал ярмарочным зазывалой. Лидер секты "Форум" Вернер Эрхард продавал подержанные машины и торговал энциклопедиями. Лидер "Церкви объединения" Сан Мюн Мун уже в юности объявил себя Мессией, но не брезговал мелкооптовой торговлей цветами, амулетами и аптечным женьшенем. Лидер "Белого Братства" Ю. А. Кривоногое был специалистом в области микроэлектроники и кандидатом технических наук, а Марина Мамонтова-Цвигун, впоследствии Мария Дэви Христос, - депутатом днепропетровского горсовета, главой комиссии по печати и гласности и студенткой заочного отделения факультета журналистика КГУ. Лидер секты "Говорит Библия" Карл Стивенс работал водителем хлебного фургона, а самый знаменитый из всех лидеров, основатель "Церкви сайентологии" Л. Рон Хаббард, был военным, а после демобилизации стал писателем-фантастом. Кстати, именно ему принадлежит крылатое высказывание: ""Писать, получая по пенсу за слово, смешно. Лучший способ заработать миллион долларов - это основать собственную религию".

Не все лидеры сект создают собственные группы из жажды денег или власти (политической, идеологической, религиозной). Поначалу преподобный Джим Джонс, режиссер массового суицида в Джонстауне, был приходским священником и долгое время занимался активной помощью бедным афро-американцам. Чтобы работать дольше и помогать людям больше, он начал принимать амфетамины, водить дружбу с мнимыми вероцелителями и экспериментировать с различными техниками, которые "подогревали" паству во время богослужений. По мере расширения его власти он все больше становился психически неуравновешенным.

Многие сегодняшние лидеры некогда сами были жертвами сект, в которых применялся психологический контроль. Иногда люди, подвергавшиеся психологическому воздействию, с годами начинают практиковать на других техники, о которых узнали в секте. Понятно, что не каждый бывший член секты непременно создает собственную группу, но есть некоторые типы личности, которые особенно к этому склонны. Многие лидеры сект страдают сильным комплексом неполноценности и противопоставляют себя обществу. Зачастую в детстве они были замкнутыми одинокими детьми. Эти люди жаждут не столько материальных благ, сколько внимания и власти. Власть - это наркотик, и лидеры сект приобретают зависимость от власти, они хотят все больше и больше власти. Эти люди очень опасны, потому что они психически неуравновешенны и в конце концов сами начинают верить в то, что пропагандируют. Это не хитрые мошенники, которые хотят нажить капитал. Чаще всего они действительно считают себя "Богом", "Мессией", "гуру" или просветленным учителем.

При знакомстве с группой надо выяснить, есть ли у лидера секты криминальное прошлое. Если да, какие преступления вменялись ему в вину? Например, преподобный Сан Мюн Мун как минимум дважды сидел в тюрьме в Корее за отправление церковных обрядов с совершением половых актов, а в 1985 году "оттрубил" тринадцать месяцев в федеральной тюрьме США за уклонение от уплаты налогов. Кроме того, против него выдвигалось обвинение в сотрудничестве с корейскими спецслужбами. Хотя далеко не все лидеры сект мистификаторы, психопаты или шарлатаны, у многих из них довольно сомнительное прошлое.

Изучение биографии и образа жизни лидера секты позволяет понять, можно ли ему вообще верить. Например, если человек читает цикл лекций о том, как строить хорошие семейные отношения, но при этом трижды разведен, это о чем-то говорит. Если лидер секты в прошлом употреблял наркотики или демонстрировал неадекватное поведение, как, например, Л. Рон Хаббард, то вряд ли стоит рассчитывать, что он способен решить все проблемы человечества. Когда Сан Мюн Мун заявляет, что стремится установить мир на планете, не стоит забывать, что этот мультимиллионер владел в Корее оружейным заводом по производству винтовок М-16.

Кроме того, надо обратить внимание на структуру власти в секте. Насколько она сбалансирована? Во многих деструктивных группах есть совет директоров, но обычно это номинальные фигуры, которые выполняют приказы лидера. Реальная структура представляет собой пирамиду с лидером на вершине без системы "сдерживания и противовесов" и взаимного ограничения властей. Чуть ниже - "ядро" помощников, которые полностью ему подчиняются. Еще ниже находятся руководители среднего звена. Структура не допускает рассредоточения власти. Власть лидера абсолютна. Как сказал лорд Эктон: "Власть портит, а абсолютная власть портит абсолютно".

Итак, если лидер имеет сомнительное прошлое, а структура его группы такова, что позволяет ему полностью контролировать и централизовать власть, в этой группе есть зачатки деструктивной секты.

Не все лидеры деструктивных сект непременно жаждут богатства, славы и власти. Среди них есть бывшие члены сект, чье сознание подвергалось психологическому воздействию. Они могут действовать так из заблуждения, а не ради подавления людей. Многие лидеры деструктивных библейских сект производят впечатление людей, которые руководствуются Библией и живут с Богом в душе, но их интерпретация Библии и божьей воли используется для манипуляции и контроля над людьми.

б) Доктрина

Поскольку Конституция гарантирует свободу совести и защищает право людей верить в то, во что они хотят, критиковать доктрину группы неэтично. Но взгляды и доктрина группы должны быть открыты любому человеку, который хочет к этой группе присоединиться.

Бывает, что существует внутренняя доктрина для членов и внешняя доктрина - для общества. Чтобы группа была единой и сплоченной, необходимо, чтобы ее члены знали, что группа пропагандирует то, во что верит. Но деструктивные группы меняют "истину" в зависимости от ситуации, ибо, по их мнению, цель оправдывает средства. Законные организации не манипулируют доктриной и не создают доктрины для внутреннего и внешнего пользования, чтобы обмануть общественное мнение.

в) Рядовые члены группы

При оценке группы надо обратить внимание на то, как влияет пребывание в группе на каждого отдельного человека, на его личность, отношения с людьми, на изменение его целей и интересов.

Характерная примета вербовки в деструктивную секту - это обман и блеф. Вербуемые априори считаются крайне "невежественными " и "бездуховными". А если так, то они не в состоянии самостоятельно понять, что для них лучше. Вербовщики считают себя вправе принимать решения за людей, которых они вербуют. Когда человек находится в нормальном состоянии, спокоен и критичен, вербовщики стараются сообщить ему как можно меньше информации о секте. Когда критические функции человека ослаблены, информация о секте падает на него лавиной. Другими словами, вербовка - это искусная манипуляция, включающая в себя следующие тактики: замалчивание важной информации, введение потенциальной жертвы в заблуждение и ее подготовка к приему дезинформации, откровенная ложь, блеф, подмена и потасовка сведений и пр. Информация о секте подается односторонне и избирательно.

Вербовщики из деструктивных сект никогда не признаются. что занимаются вербовкой. Если их спросить, они скажут, что делятся с людьми важной информацией и хотят, чтобы люди над ней самостоятельно поразмышляли. Но они не говорят, что им установлены вербовочные квоты.

Под другими названиями открываются многочисленные филиалы сект. Например, деструктивные секты вербуют ничего не подозревающих людей в "Общество дианетики" или в "Нарко-нон"11, утаивая от них, что эти организации входят в состав Церкви Сайентологии.


11 Организация ":Нарконон": гарантирует снятие наркотической зависимости, но не сообщает, что превращает наркомана в религиозного фанатика-сектанта.


Вербовщик хочет добыть как можно больше информации о вербуемом, чтобы узнать, на какие "кнопки" давить, чтобы затянуть человека в секту. Хороший вербовщик умеет "задеть за больное" и эффективно воздействовать на человека через его слабые места. Слабым местом могут быть проблемы с любимым, родителями, членами семьи, в школе, в университете, на работе, смерть родного или близкого человека, переезд в новый город и т. д. Опытный вербовщик знает, как выуживать у потенциальной жертвы сокровенную информацию. В то же время вербовщик старается заинтересовать человека своей эрудицией, тонкостью, интеллектом и искренностью. При этом он ставит перед собой задачу рассказывать о себе и группе как можно меньше. Вся информация должна исходить от вербуемого. Такой несбалансированный обмен информацией обязательно должен насторожить вербуемого, даже если на первый взгляд ему показалось, что он подружился с хорошим человеком.

Когда потенциальная жертва приглашается на какое-нибудь мероприятие (лекцию, семинар, тренинг) секты, на нее начинают оказывать явное и неявное психологическое давление, заставляя как можно быстрее принять решение о присоединении к группе. Человека стараются лишить возможности размышлять. Такая черта выдает деструктивный характер секты. В обычных харизматических группах потенциальным членам никогда не лгут и не оказывают на них давление, заставляя быстро принять решение о вступлении в группу.

Самый характерный признак деструктивности секты - это радикальное изменение личности человека. Например, раньше человек был политическим либералом, а теперь стал консерватором. Раньше он любил рок-музыку, а сейчас называет ее "сатанинской". Раньше он был любящим и ласковым сыном, а сейчас вообще не доверяет родителям. Раньше он был атеистом, а сейчас Бог означает в его жизни все.

Да, вполне естественно, что со временем, в процессе приобретения жизненного опыта, убеждения людей меняются, как меняется и система их ценностей. Но радикальное изменение системы представлений не может произойти внезапно, оно происходит постепенно. Стремительное "перерождение" обычно вызывается искусственно, когда к человеку применяются техники нейрологического воздействия, и когда он становится жертвой манипуляции и психологической обработки, в том числе обмана и внушения.

Уходя в секты, многие люди меняют имена, бросают семью, учебу или работу, переписывают на секту свою собственность и даже отправляются за тысячи километров от родного дома (вспомним членов секты Виссариона и строительство города Солнца в Красноярском крае), хотя эта практика не повсеместна.

Теперь рассмотрим образ жизни членов секты. Чтобы удержать человека в секте, его умышленно загружают работой, которая разрушает все его отношения с семьей, друзьями и привычным туннелем реальности. Новичку велят приводить в группу всех, кого он знает. Если члены семьи и друзья отказываются вступать в секту и пытаются убедить его в том, что он сделал неверный шаг, лидеры секты советуют новоявленному вербовщику не тратить на них время и прекратить с ними всякие отношения.

Как только человек становится членом деструктивной секты, резко сокращается продолжительность его сна. Ему разрешают спать не более трех - четырех часов в сутки, приводя в пример лидера, который очень мало спит. При недостатке сна человек перестает функционировать в обычном режиме. Это приводит к тому, что его умственные способности и критичность притупляется. Кроме того, его перегружают различными видами деятельности, когда времени на размышления не остается. Резко изменяется режим приема пищи и рацион питания. Во многих сектах практикуется строгое вегетарианство при избыточном потреблении сахара, создающего у членов ощущение "подъема". (Членам Церкви последнего завета Виссарион запрещает пить много воды и употреблять мясо, молоко, масло и все продукты, которые содержат витамины группы В и другие витамины, обеспечивающие нормальную жизнедеятельность организма.)

Во многих группах часто практикуются продолжительные посты. Из-за несбалансированности рациона одни люди резко худеют, другие существенно набирают вес. Впрочем, в большинстве деструктивных сект ограничения в питании вводятся лишь периодически, иначе члены секты могут заболеть и перестать справляться с возложенными на них обязанностями.

Все свободное время члены деструктивной секты занимаются групповой общественной деятельностью в условиях казарменной дисциплины. Они лишены возможности уединиться, почитать книгу или поразмышлять, хотя при вербовке они рассказывают потенциальным жертвам, что живут интересной и увлекательной жизнью.

Члены деструктивной секты полностью утрачивают способность самостоятельно принимать решения и обязаны согласовать любое действие с теми, кому подчиняются в пирамиде. На встречу с родственниками или больным другом нужно получить разрешение старшего. Чем больше контролируются члены группы, тем меньше вероятности, что они будут делать то, что им хочется, и ходить туда, куда им хочется. В некоторых сектах регламентируются даже социальные отношения членов группы. Им указывают, с кем можно поддерживать отношения, на ком жениться, с кем и когда вступать в интимные отношения.

Члены деструктивных сект могут жить в ашрамах, общинах, "центрах", общежитиях, колониях, поселениях, или же самостоятельно решать жилищные вопросы. Ряд членов выполняет неквалифицированную работу (ремонтники, кухарки, уборщики, сторожа, дворники), а остальные занимаются вербовкой, торговлей, участвуют в рекламных акциях.

С помощью индоктринаций и группового прессинга у всех членов сект поддерживается "нужная кондиция". При этом степень контроля их мыслей, эмоций, поведения и информационного обмена с окружающим миром может быть различной.

Теперь поговорим о свободе выхода из группы. Это последний критерий, позволяющий оценить степень ее деструктивности.

Члены деструктивных сект - это нейрологические пленники, которым во время сессий внушения вводятся в подсознание разного рода фобии, в частности, страх перед выходом из секты. Члены сект лишены свободы выбора, хотя, по мнению руководства, "они не уходят, потому что у них нет причин уходить". Любая организация не хочет терять членов, но ни одна нормальная группа не станет эксплуатировать чувство страха или вины у рядовых членов.

Чтобы определить характер группы, надо знать, существует ли у ее членов свобода выбора. Для этого нужно выяснить, имеют ли члены группы право на свободное получение информации, на критику и на свободный выход из группы.