Часть III. Феномен деструктивных сект и психологические основы изменения туннеля реальности человека.


. . .

Глава 16 Негативное программирование подсознания членов сект. Раздвоение личности.

В процессе психологической обработки важная роль отводится запугиванию и страху. Человеку прививаются фобии. Знаете ли вы человека, страдающего фобией? Может быть, этот человек - вы сами? К наиболее распространенным фобиям относятся клаустрофобия, боязнь летать на самолетах, выступать перед большими аудиториями, ездить в лифтах, проезжать через мосты и туннели, а также страх перед некоторыми животными, например, змеями, скорпионами, пауками, крысами и даже собаками.

По существу, фобия - это навязчивое состояние страха, которое возникает как реакция на кого-то или на что-то. Фобические реакции бывают слабыми и сильными. Сильная фобическая реакция может вызвать учащенное сердцебиение, сухость во рту, испарину и напряжение в мышцах. Фобия вызывает паралич воли, она, в самом буквальном смысле, может "пригвоздить" человека к месту и помешать ему реализовать задуманное. Фобия лишает человека свободы воли и свободы выбора.

Обычно фобии развиваются в результате травмирующего жизненного опыта. Например, друг погибает в в авиакатастрофе. Кто-то на долгие часы застревает между этажами в темном лифте. Кого-то кусает змея. Мы учимся ассоциировать крайне негативные чувства с объектом. Наши страхи начинают жить собственной жизнью и превращаются в фобии.

Фобия состоит из ряда внутренних компонентов, взаимодействие которых порождает порочный круг. К этим компонентам относятся навязчивые мысли, негативные внутренние представления, ощущения ужаса и потери контроля. Одна лишь мысль об объекте запускает в действие весь фобический цикл. Например, ученик думает: "Только бы меня не вызвали к доске". И при одной мысли о том, что его все-таки могут вызвать, он напрягается и паникует. Он представляет, как что-то мямлит у доски, потея, а все ученики тычут в него пальцами и хохочут, поддерживая учителя, который язвительно принижает его умственные способности. Это лишь плод воображения, но страх ученика усиливается. Так развиваются фобии. У взрослых людей, которые в детстве стали жертвами сексуального домогательства, развиваются уродливые фобии на почве секса, если они не проходят курс реабилитационной психотерапии.

Какое отношение имеют фобии к сектам и психологическому воздействию на сознание членов сект? В некоторых сектах последователям систематически прививают фобическую реакцию на мысль о выходе из секты. В современных сектах знают, как эффективно вводить в глубины подсознания последователей яркие негативные образы, которые не позволяют им даже представить возможность счастья и удачи вне секты. Когда подсознание запрограммировано на "прием" негативных образов, оно ведет себя так, словно они реальны. С подсознанием специально работают, формируя в нем солидный банк представлений, среди которых фигурируют страшные последствия выхода из секты и предательства интересов группы. Членов группы открыто или тайно программируют (это зависит от организации), внушая им, что если они покинут группу, то умрут от страшной болезни, погибнут в автомобильной аварии или при крушении самолета, станут причиной смерти близких или даже ядерной катастрофы планетарного масштаба.

Естественно, эти страхи иррациональны и бессмысленны, но не забывайте, что большинство фобий иррационально: согласитесь, большинство самолетов не падает, большинство лифтов не застревает, и большинство собак не страдает бешенством. Фобии создаются и вводятся в подсознание настолько искусно, что члены сект порой даже не подозревают об их существовании. Жертвы фобий обучены на уровне рефлексов подавлять проявление их реального "я", поэтому даже не помышляют о выходе из группы. Они считают себя счастливыми в кругу группы, и им не приходит в голову ее покинуть. После выхода из группы эти люди не могут создать позитивное представление о себе. Как вы себя поведете, если вам в подсознание введут убеждение, что какие-то таинственные люди хотят вас отравить? Через какой период времени вы перестанете ходить в рестораны и в гости, опасаясь отравления, и начнете питаться только дома?

А если вы узнаете, что человек, с которым вы провели вечер в ресторане, вдруг тяжело заболел? Сколько вам понадобится времени, чтобы потерять всякое желание есть за одним столом с этим человеком? Такое убеждение значительно ограничит вашу свободу выбора. Верно?

Члены сект искренне убеждены, что погибнут без группы и что только в группе они могут "духовно, эмоционально и интеллектуально развиваться". Фобии лишают их свободы выбора.

Член деструктивной секты, в которой применяются психологический контроль и техники реформирования сознания, всегда испытывает глубокий внутренний конфликт и находится в состоянии войны с самим собой. В нем живут две личности, истинная и искусственная. Иногда он начинает говорить на жаргоне секты, в нем проступает высокомерие и нетерпимость избранного и всезнающего фанатика. Затем, без предупреждения, он становится самим собой, тем, кем он был раньше, с его старыми привычками и выходками. И вдруг снова "переключается" и становится человеком с психологией сектанта. Обычно в сознании доминирует только одна личность, и большую часть времени на дежурстве находится "сектант", а истинная личность появляется лишь урывками. Определить, какая из двух личностей в данный момент доминирует, несложно, так как у каждой из них есть характерные признаки. Нужно обратить внимание на то, о чем человек говорит, как он это говорит, каким тоном, и как при этом себя ведет. Обе личности отличаются друг от друга и внешне, и интонационно, и способом самовыражения.

Когда доминирует "сектант", речь человека напоминает речь робота. Он говорит назидательно, громко и отчетливо. У него напряженное лицо и тело, лихорадочный или, наоборот, остекленевший взгляд. В целом он производит впечатление холодного, равнодушного и несгибаемого человека. Когда периодически "включается" реальная личность, речь человека становится эмоционально насыщенной, сам он становится более откровенным и экспрессивным. В нем ощущается больше свободы, его мышцы расслабляются, позы становятся более естественными и непринужденными, он импровизирует, шутит, а его глаза приобретают человеческое выражение. При всей схематичности это описание довольно адекватно отражает реальность.

Несмотря на интенсивные попытки секты разрушить и дода-вить истинную личность и искусственно сформировать сектантскую, полностью это никогда не удается. Конечно, "сектант" пытается похоронить представления, свойственные системе отсчета, которой руководствовалась истинная личность индивида, и затереть ее персональное прошлое. Но через время прежняя личность все равно себя проявляет и ищет возможности обрести свободу. Чем чаще человек общается с посторонними группе людьми и чем больше у него накапливается негативных воспоминаний, связанных с пребыванием в группе, тем быстрее идет процесс восстановления его прежней личности.

Бывает, что истинная личность, или "реальное я", в попытке достичь каких-то целей провоцирует у члена секты хроническое психосоматическое заболевание. У людей могут развиваться тяжелые кожные заболевания, которые освобождают их от выполнения тяжелых работ и дают возможность выспаться. Некоторые члены сект заболевают астмой или у них развиваются тяжелые аллергические реакции, что позволяет им обратиться за медицинской помощью в поликлинику или больницу. "Истинная" личность может проявлять себя и по-другому. Она может оказывать давление на "сектанта" и под предлогом вербовки или сбора денежных средств заставить его уехать домой к семье.

"Истинное я" отвечает за появление навязчивых и бесконечно повторяющихся кошмарных сновидений. Членам сект часто снят-ся сны, связанные с темой обреченности. Например, человек потерялся и не знает, куда идти; он ранен и умирает от боли; томится в плену; тонет; заблудился в темном дремучем лесу; задыхается от приступа удушья или его душат; стал узником концентрационного лагеря.

Неважно, сколько времени человек прожил в деструктивной секте. Всегда остается надежда, что он снова обретет утраченную внутреннюю свободу.

Как правило, создание новой личности в деструктивных сектах опирается не на промывание мозгов, а на непринудительную технологию реформирования сознания. Но в некоторых деструктивных сектах технология установления психологического контроля над личностью может комбинироваться с процедурой промывания мозгов, как это было, например, в сатанистской секте Чарльза Мэнсона или малочисленной политико-террористической секте, называвшей себя Симбионской Армией Освобождения.

Процедуры промывания мозгов применялись не только китайцами во время корейской войны, и не только в террористических или религиозных деструктивных сектах. Эти процедуры применяются в армии и тюрьмах. Классическими примерами процедур промывания мозгов в двадцатом веке были Патти Херст, Линетт Фромм, член деструктивной секты Чарльза Мэнсона, и воевавший по Вьетнаме лейтенант Уильям Келли.

Разобраться в феномене промывания мозгов нам поможет психолог Тимоти Лири.