Часть II. Основные принципы социальной психологии и групповой динамики: силы, действующие в харизматических группах.

Психологические силы, которые действуют в харизматической группе, мотивируя ее деятельность и цементируя ее состав, невозможно исследовать через призму индивидуальной психологии Их можно выявить и проанализировать, только рассматривая группу как единый организм. Эти психологически силы - коллективные убеждения, групповая сплоченность и измененное сознание.

Глава 9. Коллективные убеждения.

Убеждения, разделяемые членами сект, связывают их тесными узами, формируют жизненные позиции побуждают к самопожертвованию. Чтобы понять, как новообращенный принимает систему убеждений, не совпадающую с его прежними установками, воспользуемся теорией атрибуций (приписывания) Фрица Хайдера. Согласно этой теории, люди приписывают значение событиям или поступкам других людей, опираясь на собственные уже существующие убеждения, устойчивые черты и мотивы, а также на подсказки, которые предлагает им внешняя ситуации. С помощью теории атрибуции можно понять, как люди интерпретируют личные впечатления и персональный опыт в таких сферах, как психотерапия, политика и религия.

Люди знакомятся с собственными установками, эмоциями и другими внутренними состояниями, делая о них выводы в процессе наблюдения за собой. "Знакомство" с установками подразумевает отслеживание своего поведения и ситуации, в которой эти установки проявляются. Когда человек наблюдает за собственным поведением и за ситуативными обстоятельствами, в которых это поведение появляется, а затем на основе этих наблюдений делает определенные выводы, формируется его представление о себе. Но, поскольку эта информация не является полной, и к тому же не подвергается скрупулезному анализу, человек в своих выводах частично опирается на домысел. Функционально он занимает позицию стороннего наблюдателя - наблюдателя, который обязательно должен опираться на поведенческие характеристики человека, чтобы на их основе делать вывод о внутренних состояниях. Кроме того, на интерпретацию более поздней информации накладывают отпечаток первые, или ранние, впечатления. Например, люди могут приписывать значение важным событиям в жизни с точки зрения религиозных убеждений, которые были привиты им семьей в детском возрасте. Даже если в детском возрасте они воспринимали эти установки сугубо формально и не вникали в суть концепций, по мере взросления они наблюдали за собой и замечали собственную причастность к ритуалам данной веры. Человек не обязательно осознанно принимает решение о религиозной ориентации, чаще всего он называет себя "католиком" или "православным" лишь потому, что постоянно выполняет практики, традиционные для данного вероисповедания.

Такое же приписывание происходит в ситуациях, где человек не знает, как реагировать. Трактовка некой череды непонятных событий может поставить его в тупик. В состоянии растерянности он испытывает неуверенность и охотно прибегает к любому правдоподобному объяснению, предлагаемому социальным контекстом, в котором происходили эти события.

Как тут не вспомнить замечание великого Ницше: "Столкновение с неизвестным вызывает страх, замешательство и смятение; мгновенно возникает желание справиться с мучительным состоянием неопределенности. Основное правило: любое объяснение лучше его отсутствия... Итак, на поиск причины толкает страх. Вопрос "почему?" задается не из праздного любопытства, а ради получения определенного ответа, который успокаивает и приносит облегчение".5


5 Ф. Ницше, ":Сумерки богов":.


Впоследствии человек может прибегать к этому легко доступному и правдоподобному объяснению всякий раз, когда оно кажется уместным в данной ситуации, которую он не знает, как интерпретировать. Мы справляемся с неопределенностью, оглядываясь на прошлое, в котором пытаемся найти объяснения, или выискиваем подсказки в ситуации нынешней, а затем приходим к определенному выводу без тщательного анализа всей доступной информации. Одна из фундаментальных ошибок атрибуции: мы находим причины там, где их ищем. Есть определенные ситуации, в которых действительно повышается вероятность того, что человек подпадет под влияние случайных и второстепенных подсказок вместо того, чтобы провести подробные наблюдения и подвергнуть их контролю. Чаще всего это происходит, если 1) человек почти лишен социальной поддержки; 2) прежняя информация, которой он располагает, скудна и неоднозначна; 3) решение сложных проблем выше уровня его реальных возможностей; 4) его взгляды не подтвердились, потому что оказались поверхностными или неправильными; 5) прошлый негативный опыт понизил его самооценку.

Эти представления могут объяснить, каким образом у потенциальных рекрутов начинают формироваться новые убеждения, когда они, к примеру, посещают семинары и вводные лекции, которые проводит та или иная секта. Члены секты знакомят их с неконкретными и неточно сформулированными представлениями, которые впоследствии служат стартовой площадкой для идеологической обработки новичков, когда происходит "глубокое погружение" в конкретную догму секты и ее истинную систему представлений. Фактически, новичок вступает в группу, еще не осознав, что это за группа, хотя в процессе конверсии за ним сохраняется право при желании задавать вопросы. Но на практике редко кто из новичков это делает. Напротив, чаще всего потенциальные рекруты сначала увлекаются более интересными делами, которые предлагает им секта, и только со временем приходят к признанию, секты и ее догмы. В сущности, секта прибегает к уловкам и манипуляции, искусно и дозированно погружая новичка в новую систему убеждений.

Например, в Церкви Объединения многих людей привлекает тематика регулярных дискуссий о нравственных ценностях, смысле жизни, способах реформирования мира, помощи страждущим и других вечных проблемах человечества. Заинтересовавшись повесткой дня семинара, они отвечают согласием на приглашение милого и интеллигентного человека (в действительности профессионального вербовщика секты) посетить ближайший семинар, который проводится в "учебном центре" при гуманитарном фон-, де. На однодневном семинаре и в самом деле обсуждаются животрепещущие проблемы человечества. Затем некоторых приглашают принять участие во втором, уже двухдневном, семинаре, который "проводится в ближайшие выходные", где их исподволь знакомят с азами мунистской доктрины - Божественным Принципом. Поскольку большинство "гостей" не обладает детальным знанием Ветхого и Нового Завета, им преподносят "новый взгляд" на историю и указывают простой путь к спасению, попутно обещая решить все их проблемы. За это время "гости" начинают испытывать глубокую эмоциональную близость к людям из группы, которые "мечтают о всеобщем братстве и верят в Божественный Принцип". При этом практически никто из "гостей" семинара даже не догадывается, что Божественный Принцип - это основа системы религиозных представлений секты.

В конце двухдневного семинара спонсоры приглашают желающих провести следующий уик-энд в загородном учебном центре. Участникам семинара часто кажется, что они нашли в группе то, что так долго и безуспешно искали ранее. Им представляется, что групповые принципы предполагают истинную заботу о людях. В пятницу вечером они садятся в микроавтобус и уезжают за город. Даже если случайно они слышат упоминание о "мунистах", это не ассоциируется ни с их с группой, ни с организаторами семинара, ни с Божественным Принципом.

Если же они узнают, что Божественный Принцип изложил преподобный Мун, и удивляются, отчего им не сказали об этом сразу, "хозяева" обстоятельно объясняют "причину" утаивания информации. Оказывается, преподобного Муна несправедливо критикуют; к тому же друзья и близкие "гостя" могли бы отговорить его от участия в семинаре, и он не получил бы возможности услышать Божественный Принцип. По их словам, организаторы семинара просто хотели дать шанс человеку сохранить непредубежденность восприятия Божественного Принципа и самостоятельно решить, что к чему. Как правило, этого объяснения оказывается вполне достаточно, чтобы рассеять сомнения или возникающие подозрения.

Вместе с потенциальными новообращенными в загородный центр приезжают и члены секты, ответственные за их вербовку. С восьми утра до одиннадцати вечера новички участвуют в насыщенной программе мероприятий. Гвоздь программы - цикл полуторачасовых лекций, в каждой из которых рассматриваются основные положения Божественного Принципа. После каждой лекции в течение получаса проводится дискуссия, в ходе которой изучаемые религиозные положения исследуются на примерах из жизни каждого участника.

Хотя от участников и ожидается эмоциональная заинтересованность, никто не пытается их "заводить", провоцируя катарсис. Напротив, дискуссии направляются в русло интеллектуальных размышлений, поскольку в религиозной доктрине содержится интеллектуальная составляющая, которая сама по себе служит источником интереса для привлечения пытливых умов.

Руководители семинара незаметно, но эффективно регулируют общение новичков на семинаре. При этом "хозяева" стремятся вызвать максимум доверия у "гостей" и позитивную реакцию на группу в целом, для чего окружают их вниманием и заботой. Они создают теплую дружескую и даже семейную атмосферу, в которой участники, помимо лекций и обсуждений, по расписанию занимаются спортом, хором поют, едят вкусную пищу, придумывают скетчи, совершают пешеходные экскурсии. Это вроде бы несерьезное времяпрепровождение и "развлечения на отдыхе" в действительности тщательно продуманы и создают нужную атмосферу для передачи, приема и обмена информацией. Все беседы на темы, не связанные с Божественным Принципом, вежливо пресекаются.

Обсуждение проводится маленькими группами из девяти человек. При этом в каждую группу входят четыре вербуемых, четыре активных вербовщика (которые приглашали их на семинар и теперь "пасут") и прикрепленный к ним опытный руководитель, направляющий ход обсуждения. Таким образом, большинство участников маленькой группы поддерживает идеологию секты и манипулирует остальными, искусно применяя явные и скрытые тактики коммуникационного менеджмента. Эти условия позволяют ограничить возможности гостей высказывать точки зрения, которые идут вразрез с выбранной линией обсуждения, или намеренно их дезавуировать. На протяжении двух дней новички вовлекаются в интенсивные обсуждения, которые специально разработаны для того, чтобы развенчать их предыдущие представления, не совпадающие с групповыми взглядами.

К примеру, обсуждается фундаментальный элемент религиозной доктрины секты о том, что Бог планировал поженить Адама и Еву, чтобы они родили идеальных детей, и тем самым установил "Царство Божье на Земле". Согласно Божественному Принципу, Сатана в буквальном смысле искусил Еву, а "нечистая" Ева довела до греха и Адама, благодаря чему Сатана стал духовным отцом всего человечества. Именно в этом и состоял первородный грех, из-за которого Бог изгнал первую семью из Рая. Современным молодым людям довольно трудно принять эту доктрину из-за того, что она слишком буквально интерпретирует историю Адама и Евы. Более того, в мунистском пересказе она выглядит несколько иначе, чем в Библии, и не вяжется с традиционным христианским представлением. Поэтому во время дискуссии после "урока богословия" у новичков не могут не возникнуть вопросы и сомнения. Постараемся показать, как члены секты рассеивают эти сомнения.

Допустим, один из гостей выражает сомнения в истинности представленного материала. Он выглядит явно неудовлетворенным и заявляет, что не только не верит в то, о чем ему поведали, но и вообще удивляется, как можно утверждать, что Дьявол действительно существовал и в буквальном смысле кого-то искусил. Тотчас же к нему поворачивается один из членов секты и доверительно признается, что вначале ему тоже было трудно все это принять, и прошло много времени, пока он, наконец, сумел это осмыслить. Но если не понять точный смысл Божественного Принципа, он становится просто очередным увлекательным сюжетом для книги. Когда член секты произносит эти слова, он одновременно поддерживает новичка, понимая его неуверенность, но в то же время подает ему сигнал о том, что, в конечном счете, эта неуверенность временная, а сомнения необоснованные.

Понимающее отношение члена секты, который производит впечатление неформального лидера группы, вызывает доверие у новичков, и ему как авторитету, адресуются следующие вопросы. Например, к нему обращается девушка из группы, которая спрашивает: "Неужели все это нужно понимать в буквальном смысле?"

Здесь в беседу включается другой член группы, который может сказать примерно следующее: "Да, все это станет понятнее, когда ты поймешь, что миром правит зло, а все люди пребывают во мраке невежества. Нет ничего удивительного, что за всю историю человечества миллионы людей погибли в бессмысленных войнах, хотя находились те, кто пытался их предотвратить". Этот монолог подхватывает третий член секты, добавляя: "Мы блуждаем в потемках, когда воспринимаем Библию как метафору, как иносказание, как некую условность". Что при этом происходит? Внимание новичков фокусируется на предыдущих словах неформального лидера, а не на сути вопроса. Тем самым эти два члена секты сняли с него тяжкое бремя, избавив от необходимости в одиночку разъяснять религиозную доктрину секты. Голоса трех членов секты, подтверждающих одну и ту же точку зрения, кажутся более убедительными, чем один голос, и приобретают характер общего мнения, которое единодушно разделяют все члены секты. Поскольку никто из этих трех членов секты не был формально закрепленным лидером группы, новички с готовностью выслушивают их мнение. Ведь это не мнение, высказанное непререкаемым авторитетом, а мнение таких же, как они, молодых ребят, которые приобрели интересный жизненный опыт в Церкви (никто же из новичков не знает, что эта Церковь - деструктивная секта). Атмосфера доброжелательности не вызывает желания спорить, опровергать их утверждения и доказывать свое мнение. Поэтому девушка, выслушав обоих членов секты, говорит: "Понятно".

Вовсе не случайно центром внимания стала эта девушка, а не первый член группы новичков, который выражал сомнения. Члены секты почувствовали, что юноша способен убедительнее и активнее высказывать сомнения, чем девушка, и, скорее всего, начнет с ними спорить, если они попытаются навязать ему свои взгляды.

После этого лидер смотрит на группу с таким видом, словно проблема решена. Глядя на девушку, представлявшую самое слабое звено в этой группе, он завершает эту тему словами: "Теперь вы понимаете, как вначале трудно принять этот фрагмент истории. Однако со временем вы увидите, как на его фундаменте выстраивается прекрасное здание нашей доктрины".

В сущности, членам секты удалось избежать конфронтации с юношей, потому что они сумели очень грамотно повести себя с психологической точки зрения. Они выслушали его с интересом, высказались в поддержку его взглядов и окружили любовью. Все это резко уменьшило вероятность того, что ему захочется и дальше выражать сомнения и настаивать на своей позиции. Они похвалили его за то, что он сумел глубоко проникнуть в суть Божественного Принципа и мгновенно ухватил самое главное. Безусловно, в такой доброжелательной атмосфере даже у самого отчаянного спорщика пропадет желание отстаивать свою точку зрения, и он уступит, по существу, не вдаваясь в подробное обсуждение положений доктрины.

На удивление, "гости" почти не задумываются, что с пугающей быстротой приближаются к переоценке ценностей и признанию системы убеждений, которая окажет глубокое влияние на их последующую жизнь. Для изменения системы представлений человека используются столь тонкие уловки и приемы, что вербуемый практически не чувствует напряжения, которое обычно появляется при осознании несовместимости двух знаний. Переход с позиции общей поддержки обездоленных к признанию странных убеждений Церкви Объединения происходит практически незаметно. Это наглядно показывает не только пластичность и изменчивость наших убеждений, но и свидетельствует о человеческой склонности подчиняться авторитету.

Пытаясь объяснить себе причину неожиданного внимания и любви, которыми их окружают, "гости" вынуждены приписать это высоким личным качествам людей в группе и высоким целям, которые объединяют группу. Так они начинают видеть смысл в идеалах, которыми руководствуются группа, и проникаться групповыми представлениями и новой групповой перспективой. Кроме того, контраст между неуверенностью в завтрашнем дне, который обычно испытывает человек в состоянии стресса, и явной уверенностью, которую демонстрируют члены группы, побуждает его приписывать происходящим с ним событиям особое значение. Кроме того, в реальной жизни тот, кто обладает социальной властью, обычно начинает и контролирует беседу, что часто приводит нижестоящих к переоценке собственных знаний и интеллекта. (Это тоже одна из ошибок атрибуции.) Поэтому, когда руководители семинара рассказывают о трансцендентности миссии Крестового похода за Единый мир (так мунисты называют свои группы перед новичками), это активно трансформирует убеждения вербуемых.

Вечером в воскресенье обычно поднимается вопрос о том, хотят ли "гости" подробнее изучить Божественный Принцип. Всем участникам предлагают остаться на следующий семинар, который будет продолжаться до конца следующей недели, но оставляют за ними право вернуться домой. Участники семинаров сами решают, как им поступить. Тем, кто уезжает, напоминают, что они в любой момент могут вернуться, и многие участники семинара, которые приняли решение уехать, действительно через какое-то время возвращаются. Обычно желание остаться высказывает малая часть "гостей", но в этом нет ничего удивительного, поскольку, с одной стороны, "церковь" предлагает необычную систему взглядов, но с другой стороны, предоставляет возможность и далее участвовать в семинарах.

На недельных семинарах дискуссии становятся более продолжительными с обязательными утренними занятиями, которые длятся три часа. Днем проводятся спортивные мероприятия, экскурсии, походы, а также предлагается возможность принять участие в текущих хозяйственных работах на территории центра. Ближе к вечеру снова проводятся лекции и дискуссии, а после ужина новички проводят свободное время с членами секты.

"Гостям" предлагают вести дневник, в котором их просят записывать все ощущения и мысли - вплоть до самых сокровенных. Перед отходом ко сну они могут обмениваться впечатлениям с другими новичками. Во время этих полуночных обсуждений лидеры групп акцентируют внимание на важной роли сновидений, и "гости" часто замечают, что способны запоминать сны намного лучше, чем раньше. В этом они похожи на клиентов психоаналитиков, которых стимулируют запоминать сны, создавая для этого специальную обстановку. Сама расплывчатость и непонятность сновидений служит прекрасным материалом для группового толкования, обычно направляемого в поддержку глубинных убеждений сновидца.

Так, после четырех дней семинара одному из участников семинара приснился сон, в котором он, спеша на лекцию в колледж, упал и сильно ударился. Рядом оказался незнакомый человек, который сказал, что поможет ему подняться, но юноша ему не доверял, так как этот человек был похож на соседа, вызывавшего у него с детства страх. Он хотел убежать в надежде получить помощь в другом месте, но испугался, увидев ушибы на руках и ногах. Затем он подошел к огромному зданию, где ему рассказали, как добраться до больницы, и он пошел в указанном направлении, чувствуя себя в безопасности.

Члены группы интерпретировали мужчину угрожающего вида как прошлые грехи сновидца, а огромное здание - символом учебного центра как источника безопасности. Несомненно, они пытались убедить участника семинара, что центр и Церковь служат спасительной гаванью от суеты, стресса и бесцельности жизни в повседневном мире. Они намеренно не говорили о возможности других толкований сна, в которых, возможно, отражался страх сновидца перед разрушением его жизни, если он согласится с взглядами преподобного Муна (незнакомца), и его потребности уехать с семинара домой.

Во всех случаях снам дается предвзятое толкование. В любом сновидении видится указание признать взгляды Церкви. Нередко члены секты впоследствии признавались, что интерпретация сновидений укрепляла их решимость вступить в секту.

На новичка также оказывает влияние наблюдение за собственным поведением, когда он замечает, что принимает самое непосредственное и активное участие в семинаре: в лекциях, пении, молитвах, просмотрах слайдов и фильмов, чтении пропагандистских брошюр, групповых дискуссиях. Кроме того, он ощущает глубокое эмоциональное родство с членами группы. Участие в групповых видах деятельности формирует его представление о себе как об участнике Крестового похода, разделяющем групповые убеждения и ценности. Таким образом, наблюдение за собственным поведением, когда он выполняет групповые упражнения и воспринимает идеи, излагаемые руководителями, побуждает его приписывать особое значение новым впечатлениям.

Как только процесс приписывания запускается в действие, он начинает направлять последующее поведение человека и подспудно становится объясняющей моделью, на которую тот опирается при интерпретации дальнейших событий. Например, ему начинает казаться, что после напряженных дней семинара он понимает причину неуверенности в себе и в будущем. У него словно спадает пелена с глаз, и он начинает понимать, почему большинство людей несется по жизни, не видя в ней ни смысла, ни цели. У него возникает ощущение, что он нашел смысл и цель жизни в направлении, указанном друзьями из группы.

Вступая в Церковь Объединения, новичок попадает в небольшое сообщество людей, которых он знает лично, но кроме них для него существует намного более крупное псевдосообщество, сформированное из всех членов Церкви. Эта огромная группа, с членами которой он никогда не встречался, становится для него такой же реальностью, как маленькая группа, с членами которой он действительно знаком. Зная о такой обширной межперсональной сети, существующей лишь виртуально и только в его индивидуальном сознании, член харизматической группы ощущает эмоциональную близость ко многим людям, поддерживающим ту реальность, которую он основал в процессе приписывания. Когда ты знаешь, что тысячи людей смотрят на мир с такой же позиции, как ты, самая странная доктрина и самая нетрадиционная вера кажется более убедительной. Когда тысячи людей разделяют твои взгляды, ты можешь найти оправдание самой странной миссии и логически обосновать собственную преданность культовой фигуре. Когда новую философию поддерживают многие, человек с большей вероятностью ее принимает и затем ревностно отстаивает.

Кстати, концепция псевдосообщества позволяет понять некоторые виды психопатологии, в частности, паранойю. Параноику, в чьем больном воображении существует некое псевдосообщество, не нужны подтверждения других людей, разделяющих его точку зрения. Псевдосообщество состоит из людей, которые, по мнению параноика, населяют весь мир; обычно эти люди - потенциальные враги, которыми могут быть участники Всемирного Заговора, члены масонских лож, агенты спецслужб, члены мафии или других не менее страшных и могущественных организаций.

Зная о групповой солидарности и социальной восприимчивости, можно понять, почему на "установочные семинары", куда приглашается аудитория потенциально возможных рекрутов, Церковь Объединения посылает почти всех самых активных членов секты, а не одного члена, который мог бы быть лидером в группе новичков. Дело в том, что убежденные сторонники той или иной идеи, которые представляют большинство аудитории, могут активно манипулировать содержанием, направлением и развитием бесед с ничего не подозревающими "гостями".

На семинарах Церкви новички подчиняются требованиям группы, участвуя в навязанных ею мероприятиях. Наблюдая за собой, они замечают, что ведут себя точно так же, как убежденные участники "Крестового похода", к которым они успели эмоционально привязаться. Эти люди кажутся им такими искренними, и они делают такое доброе дело, пусть даже иногда их действия кажутся наивными. После определенного момента человек, который действует, руководствуясь некоторыми установками, но в целом добровольно, начинает считать эти установки своими. Во время недельного семинара в результате наблюдения за своим поведением (и ощущением эмоционального благополучия, которое он начинает испытывать), человек проникается доверием к системе убеждений и ценностей группы. Он начинает понимать значение Божественного Принципа и роль, которую этот Принцип может сыграть в его жизни. Все больше он ориентируется на группу в восприятии окружающего мира и в принятии решений.

В тщательно спланированных и организованных групповых ситуациях людей можно постепенно подталкивать в нужную сторону, чтобы они пришли к выводам, которые коренным образом отличаются от выводов, сделанных ими в спокойной обстановке (когда у них была бы возможность самостоятельно обдумать и проанализировать ситуацию). В обстановке активного группового воздействия они могут принять самые необычные убеждения, а группа, к которой они ощущают глубокую эмоциональную близость, постоянно эти убеждения подкрепляет. Эти убеждения считаться априорно правильными и несомненно истинными, так как в групповой обстановке людям активно изменяют состояние сознания. Члены группы становятся "глухими" и "слепыми" в том смысле, что в отсутствие альтернативной информации они утрачивают возможность интеллектуального размышления и анализа. Они справляются с любыми трудностями, оправдывая группой любые принятые решения, в том числе усвоив стереотипный взгляд на "чужих", на тех, кто не принадлежит к группе.

После окончания второго уик-энда недельного семинара наступает очередной ключевой момент. Теперь оставшиеся гости получают возможность участвовать в заключительной сессии, что означает еще две недели пребывания в центре. Тех, кто принимает предложение остаться, привлекают к обычной деятельности, которой занимаются члены секты. Одну неделю они посвящают вербовке, а вторую неделю - торговле безделушками для пополнения финансов секты. Как правило, они занимаются этим в родном городе.

На протяжении этих двух недель они живут по очень плотному графику, спят в скромных городских общежитиях, поднимаются в шесть утра и практически весь день занимаются церковной агитацией. Ранним утром, в середине дня и поздно ночью они слушают лекции, читают молитвы и делают записи в блокнотах.

Все это время они находятся в неблагоприятной обстановке, сталкиваясь с враждебностью, презрением и насмешками потенциальных рекрутов и прохожих, которые зачастую у них ничего не покупают.

Встречаясь с серьезным сопротивлением окружающих, которые откровенно высмеивают мунистское мировоззрение, новички вынуждены яростно отстаивать и доказывать состоятельность своей новой системы убеждений. Это только усиливает их приверженность к секте, поскольку необходимость отстаивать некую позицию в споре может заставить человека еще сильнее ее придерживаться, даже когда он занимает эту позицию по просьбе третьего лица. Две недели труда на благо Церкви укрепляют решимость остаться в группе.

По завершении цикла семинаров оставшимся участникам предлагают решить, хотят ли они официально вступить в Церковь Объединения. Те, кто желает, а их лишь малая часть от числа приглашенных на первый семинар, становятся членами Церкви, их приписывают к какому-нибудь учебному центру или мобильной команде в той части страны, где они нужны, - обычно за сотни километров от родных мест.

Через несколько лет многие активные члены секты с большой теплотой вспоминают период их обращения в мунизм, и признаются, что после вступления в секту не только избавились от стресса, но и впервые ощутили реальность Бога. Лишь небольшое число членов секты вспоминает о психологической травме, полученной ими в этот период. Обычно она бывает связана с нарушением режима питания, сна, общим состоянием внутреннего конфликта и депрессии. И лишь немногие человек говорят о том, что ощущали в тот период сильное психологическое давление.

Во время конверсии люди довольно часто входят в трансцендентные состояния. Многие участники семинаров рассказывают, что совершенно отчетливо испытывали особые, незнакомые ощущения в теле, что в этот период время бежало быстрее или тянулось медленнее обычного, что они ощущали чье-то незримое присутствие. Это лишь малая часть примеров изменений в сознании, ощущаемых во время интенсивных и продолжительных групповых встреч, которые проводятся с целью вербовки с последующей конверсией. Нередко участники семинаров рассказывают о том, что в моменты пробуждения "видели" персонажей, которые снились им ночью. Иногда, сидя на семинаре, они ощущали присутствие тех, кто сыграл важную роль в формировании их нового религиозного сознания, например, Сан Мюн Муна.

Многие люди признаются, что трудные и неприятные ситуации в период прохождения семинаров только укрепляли их решимость остаться в секте. Например, занимаясь вербовкой, они иногда совершали ошибки и подходили не к тем людям. Когда они представлялись и объясняли, почему к ним подошли, те начинали их грубо отгонять и обзывать. Новоявленных вербовщиков убивала мысль, что эти люди, даже не выслушав, с ненавистью отвергали все, что им хотят сказать. В этот момент они вспоминали слова руководителя семинара, который предупреждал о готовности к тому, что их слова вызовут раздражение и гнев окружающих. Это и есть начало пути по следам Бога. Даже не понимая смысл этой фразы во всей полноте, новички ощущают, как вера теплой волной буквально разливается по их телу. Им кажется, что они выполняют Божественную миссию под руководством преподобного Муна, у них возникает чувство, что они не одни, и в этот момент они понимают: чтобы ни случилось, их сердце принадлежит секте.