Часть I. О принципах соционики


...

Основы соционической диагностики

Удалось ли сделать из анатомии человека вывод, а для каких целей он был создан?

Ст. Ежи Лец

Очевидно, что не удалось. Видимо, изучения анатомии для этого недостаточно. Теперь вся надежда на соционику. Именно поэтому она не должна ограничиваться анатомией, а обратить свое внимание на процессы более высокого порядка – информационные.

Иллюзорная простота диагностики

Соционика становится все более популярной, успешно завоевывая умы. И это не удивительно. Ведь основа ее концепции проста и непротиворечива. Ее выводы наблюдаемы в повседневной жизни. Ее рекомендации помогают людям наладить отношения и эффективно решить накопившиеся проблемы.

Каждый год увеличивается количество книг по соционике. Понятие соционического типа постепенно становится привычным. Каждому, кто прочитал об особенностях типов и интертипных взаимодействиях, хочется определить себя и своих близких, выбрать схему, подходящую для описания реальных взаимоотношений, сложившихся в жизни.

Но здесь-то и кроется опасность для неофитов.

С этим надо что-то делать!

К услугам желающих авторы приводят «полный набор» тестов, дают подробные описания формы ушей, носа и т. п. для каждого типа. По их мнению, эти признаки должны помочь читателю определиться со своим типом.

– —

В широкой литературе до сих пор процветает сомнительная рекомендация «определите свой тип по прилагаемым тестам и описаниям». Причем описания зачастую не свободны от субъективного восприятия.

Представьте ceбe!

В них можно прочитать, что «такой-то тип никогда никого не обидит» (ну прямо освобождай в зале суда по причине врожденного гуманизма). Или «такой-то тип отличается жадностью к деньгам» (надо ставить кассиром не глядя). Разумеется, это не соответствует реальному положению вещей.

– —

Часто автор, находясь в плену у своего субъективного опыта, распространяет на весь тип то, что присуще кому-то из его знакомых данного типа. Это не всегда оправдано и вызывает справедливое отторжение у многих читателей этого же типа.

С этим надо что-то делать!

Такие описания затрудняют диагностику, отвращают от знания, которое совершенно не виновато в своем вульгарном толковании.

– —

И тогда мы слышим возражения человека, с которым никогда не происходило того, что «полагалось» бы ему по типу, с точки зрения автора. Так возникают сомнения в точности соционических моделей и в объективности соционического знания. В чем же здесь дело?

Как и в любой другой диагностике, для определения социотипа необходима соответствующая квалификация, которая не может появиться после прочтения одной популярной книги.

Скрытые трудности освоения знания

Дело в том, что постижение искусства диагностики требует немалых усилий, как умственных, так и эмоциональных.

Человек – существо иррациональное, его поведение достаточно свободно и непредсказуемо, поэтому жесткое описание типа никогда не совпадет с конкретным объектом полностью.

Кроме того, взаимодействие человека с миром (что, собственно, и изучает соционика) ни в коем случае не исчерпывается одним лишь логическим аспектом. Это означает, что соционика не умещается в рамки традиционных представлений о науке как о формально-логической системе знаний. Существенными факторами, без которых это знание не может претендовать на полноту, оказываются остальные три компонента взаимодействия человека с миром: этика, сенсорика и интуиция.

Подумать тoлько!

С самого начала в основе своей соционика постулирует равную ценность всех четырех информационных аспектов мира. Они нужны для познания действительности и для познания той системы, которая эту действительность познает (человеческой психики).

– —

Но в данный конкретный момент истории с подачи трехсотлетней европейской традиции наблюдается отчетливый сайентистский уклон в развитии этого знания. И тогда становится непонятно, для чего же нужны такие типы, как этики и интуиты. Трудно поверить в их значимость для науки и вообще для жизни. Разумеется, это не соответствует истине.

В жизни на равных переплетены все аспекты, которые отмечает соционика, – и логика, и этика, и сенсорика, и интуиция. И в освоении соционики не обойтись без использования нелогических методов. Наша сегодняшняя культура не признает их значимости, в ней в основном ценятся логика и сенсорика, но это скорее дефект культуры, свидетельствующий о ее однобокости.

Соционическое знание не усваивается только через логический аспект информации. Без учета трех других аспектов ошибки неизбежны.

Понятное– не значит простое

Обманчивая простота соционической концепции провоцирует легкомысленное отношение к содержанию этой науки. Возникает ощущение, что после прочтения одной книги уже можно считать себя социоником и типировать всех вокруг. Но на самом деле простота понимания основ не всегда означает простоту внутреннего содержания. И примеров этому много в современной жизни.

Приведем всего два примера.

Генетика, принципы которой успешно осваивают старшеклассники, проста по своим подходам. Как, наследуются признаки при скрещивании гороха в опытах Менделя и почему соотношение этих признаков проявляется как 3 к 1, могут понять дети уже в пятом классе. Однако поиски причин наследственных болезней – задача для специалиста-исследователя. Коррекция генетических нарушений – вопрос пока что открытый. А расшифровка генома человека с применением сложнейшего оборудования и суперкомпьютеров заняла десятки лет.

А вот еще один пример, который поможет лучше понять мысль о более простых и более сложных уровнях в разных сферах человеческого знания.

В конце концов, каждый из вас согласится, что, успешно научившись включать в комнате свет, мы все же еще не имеем основания считать себя специалистами в энергетике.

Компьютер, так хорошо знакомый сегодня даже дошкольникам, требует для своего создания и высокотехнологичного производства, и привлечения множества специалистов разного профиля. Понятно, что человек, достигший успехов в прохождении какой-то игры, еще не может считать себя универсальным специалистом по работе с компьютером. Как производство компьютерных чипов, так и программирование – чрезвычайно сложные, требующие высокой квалификации виды деятельности – остаются за рамками его восприятия.

То же самое в полной мере относится к соционике. Внешняя простота и изящество идеи не должны заслонять тот факт, что предметом соционики является информационная система человека, предназначенная для адекватного познания окружающего мира и выживания в нем. А ведь система, способная адекватно отразить этот мир, по сложности структуры должна быть сравнима с самим объектом. Иначе не учтенные сознанием аспекты мира представляли бы собой постоянную угрозу для человечества в целом, которому, в конечном счете, грозило бы вымирание.

Но тысячелетняя практика существования и успешного выживания человечества показывает, что оно воспринимает мир адекватно. Человек и мир – соизмеримые объекты. Еще древние говорили: «Что снаружи, то и внутри, что наверху, то и внизу». Именно поэтому мир в принципе познаваем, что Эйнштейн считал самым удивительным его свойством.

Система информационного метаболизма сравнима по сложности с устройством самого мира. А это, в свою очередь, значит, что и для ее познания мы должны привлекать систему не меньшей сложности, то есть все информационные ресурсы человека.

Если бы мы измеряли, например, размер обуви человека, нам достаточно было бы сравнить его ногу с линейкой. Если бы нас интересовала группа крови, мы сравнили бы нашу пробу с тестовым образцом. Объект нашего внимания – информационная система человека. Значит, мы должны сравнивать ее с некоторым эталонным образцом такой же системы.

Представьте себе!

Для точного измерения работы каждой системы необходим прибор более высокого класса, чем исследуемая система.

– —

Сложность любых приборов, безусловно, ниже классом, чем психика человека. Поэтому надежды на то, что какие-то тесты или компьютерные программы избавят нас от необходимости принимать ответственное решение за диагностируемый тип, иллюзорны. Придется самому становиться инструментом высокого класса, т. е. оттачивать мастерство диагностики.

Но тот, кто «познал» соционику лишь с формальной стороны, не приняв эмоционально свой тип и не выработав толерантности к другим, не похожим на себя типам, прошел лишь малую часть пути.

Дело в том, что принятие своего типа необходимо и для того, чтобы сформировать в своей голове те образы, в которых проявляются его собственные сильные и слабые функции. Это дает возможность идентифицировать те же аспекты у других людей по принципу «свой-чужой». Только на этой основе и возможна грамотная диагностика. Без этого человек фактически не может стать хорошим экспертом, поскольку даже в самом себе плохо осознает те области, где его восприятие недостаточно компетентно.

Если в сознании не сформированы целостные образы информационных аспектов и социотипов, не натренировано видение конкретного состояния испытуемого в момент тестирования, об умении определять типы говорить не приходится.

Поскольку человек существенно иррационален, определение его социотипа не может быть отдано на откуп никаким приборам и тестам (рациональным по своей сути). Только другой человек, мастерски владеющий соционическими методами, и только в непосредственном общении с респондентом может достоверно определить его тип.

Выдвижение гипотезы – как это делается

Сравнивать других людей с собой – занятие трудоемкое и часто порождающее множество заблуждений, так как каждый человек – весьма многомерное существо, и проследить все психологические совпадения и различия между ним и экспертом, неимоверно сложно.

Огромная заслуга К. Г. Юнга состоит в том, что он открыл те базисные информационные структуры, из которых состоит каждый соционический тип. Причем структуры эти сами по себе биполярные, по ним достаточно 4 раза сделать заключение «свой – чужой», и первичная диагностика психологического типа будет полной.

Поэтому освоение диагностики следует начинать с хорошего знания своего типа, своих полюсов юнговского базиса, своей формулы модели «А».

Необходимо также четко знать семантику аспектов мира, т е. понимать, какие слова и образы относятся к одной соционической функции, а какие – к другой. Нужно также четко отличать, например, этические проявления от логических, сенсорные от интуитивных и т. д.

Подумать только!

Дело в том, что люди друг друга не понимают. За одними и теми же словами для них стоят разные образы и смыслы. И диагност, конечно же, должен это знать и уметь уточнить образ, который транслирует респондент.

– —

Например, человек уверенно объясняет, как должна строиться схема человеческих отношений, чтобы у партнеров не было претензий друг к другу. Понятно, что это – забота об отношениях, и ее можно было бы приписать функции интровертной этики. Но это не так. Этик, как правило, не замещает этику логикой, не строит схем. Скорее всего, это попытки решить беспокоящие вопросы с позиции сильной формальной логики, которая пытается распространиться на все стороны жизни.

В этом случае употребляемые человеком слова и выражения дадут понять, словарем какой функции он обсуждает данную (безусловно, этическую) тему. И если не научиться слышать подлинную семантику работающего аспекта, ошибки очень вероятны.

Проявление каждой функции в разных позициях модели «А» тоже существенно различно. И надо научиться видеть, с какой позиции идет данная информация: с базовой, ролевой или какой-то другой.

С этим надо что-то делать!

Необходимо выработать в себе навык информационного анализа поведения человека: замечать характерные черты, движения, обороты речи и т. п. Опираться в этих тренировках следует на свой тип, используя информацию по своим сильным функциям.

– —

На практике легче всего увидеть, в чем человек похож на нас, а в чем – противоположен. Надо только не заблуждаться в своих возможностях, принимать свой тип.

В информационной системе испытуемого присутствуют все функции, отражающие все аспекты, имеющиеся в мире. Значит, для адекватного представления о человеке нам необходимо использовать все методы, данные нам для познания мира. Игнорирование любого способа обработки информации приведет к искажению фактов и к ошибкам.

Но в голове опытного диагноста на основе объемного знания и наблюдения множества характерных черт синтезируется целостный образ типа со всеми возможными вариантами реакций. Отчасти этот образ рациональный и может быть перенесен на бумагу. Отчасти он иррациональный – основанный на ощущениях и целостном видении – и не может быть передан иначе как из рук в руки. Это нормально.

Мастерству всегда приходится учиться у мастера, а не по книгам.

Рациональные методы

Рациональные методы получения информации о типе могут быть разделены на объективный и субъективный.

Объективный – сравнение визуальных признаковс характерными чертами определенных типов – опирается на статистику, описания в литературе, личный опыт исследователя. Он не может считаться исчерпывающим, так как существует огромный разброс индивидуальных проявлений человека, связанных с наследственностью, воспитанием, культурой и т. п.

Поэтому если испытуемый похож на какого-то человека с уже известным типом, то из этого вовсе не следует, что он того же типа. По нашим наблюдениям, даже однояйцевые близнецы часто имеют близкие, но все же разные соционические типы. Внешнее сходство еще не является гарантией совпадения типа.

В то же время бывает, что люди одного типа совершенно не похожи друг на друга. Здесь может сыграть свою роль наследственность. К примеру, у худых, астенических родителей может родиться астенический ребенок, который окажется при этом сенсориком. Его внешние данные могут обмануть неопытного человека. Ведь не скажешь на первый взгляд, что такие внешне непохожие друг на друга люди, как Б. Окуджава и Е. Леонов, относятся к одному соционическому типу ДЮМА.

Субъективный метод – использование тестов и последующий подсчет ответов, которыми человек оценил себя со своей точки зрения, – опирается на способность самого человека здраво судить о себе. Такой метод, как уже было сказано выше, тоже не может претендовать на полноту, так как упомянутая способность присуща далеко не всем и не всегда.

Часто люди не задумываются о себе в том ракурсе, который требуется в тестах. Человек больше может сказать о своих привычках, о том, какую еду или цвет одежды он предпочитает, нежели отдать себе отчет, «живет он больше сердцем или умом», как спрашивается в некоторых тестах.

К тому же при отсутствии в культуре общих эталонных представлений в этой области каждый может понимать под этим что-то совершенно свое.

Как надо знать себя, чтобы развести по разным полюсам ответы на такие вопросы?

«Занимаюсь тем, что дает быструю ощутимую отдачу»;

«Занимаюсь тем, что необычно и неопробовано».

Ведь легко себе представить человека, который любит заниматься чем-то необычным, что дает при этом быструю отдачу. И трудно представить себе человека, который искренне верит, что любит заниматься чем-то рутинным, что никакой отдачи не дает. Обычно в таких случаях респонденты жалуются на то, что вопрос поставлен некорректно.

Следует помнить также, что рациональные методы определения типа могут содержать логический и этический подходы.

Логический (аналитический) подход опирается на анализ ответов испытуемого, синтез подходящей модели, выявление несоответствий ответов гипотезе, определение проблемы, исказившей структуру типа.

Однако бывает и так, что на вопросы, призванные выявить информацию, идущую с функций витального (бессознательного) кольца, респонденты отвечают с ментального (сознательного) кольца. И это естественно, ведь иногда человек сам пытается понять, каковы же его непосредственные бессознательные реакции. Или, наоборот, бывает так, что он пытается угадать, какие его реакции могут выглядеть лучше в ситуации тестирования или больше понравятся экспертам.

Здесь особенно ясно видна необходимость этического подхода, цель которого – создать доброжелательную атмосферу, показать человеку, что его не оценивают, а просто принимают со всеми его проблемами. Это ускоряет его адаптацию во время тестирования и гасит проявление блока СУПЕРЭГО.

При анализе работы витального кольца этический подход помогает эксперту войти в образ дополняющего партнера и вызвать у респондента проявление функций детского блока. Также нужно уметь спровоцировать проявление у испытуемого ограничительной функции, создав подходящую игровую ситуацию. Эксперту необходимо стремиться к тому, чтобы клиент с доверием принял информацию о своем типе и был готов согласиться со своими «слабостями».

Как видим, рациональные методы не в состоянии охватить всех разнообразных проявлений информационного метаболизма конкретного типа.

Иррациональные методы

Для получения достоверной информации необходимо во время тестирования отслеживать также текущую ситуацию: с какого блока – детского, подростковых или взрослого – идет ответ, напряженно или естественно воспринимается вопрос, обманывает нас испытуемый или нет и т. п. Ни один компьютер не сможет поставить себя на место другого человека.

Иррациональные критерии оценки состояния, такие как искренность или растерянность, трудно перевести в машинные коды. И это еще одна причина, по которой наши надежды переложить ответственность за диагностику на тесты – не что иное, как чистая иллюзия.

И человек, и мир – это динамично меняющиеся системы. Соционика показывает нам, что эфемерный конкретный момент действительности не менее важен, чем скрупулезно построенная теория и накопленный опыт. Это значит, что иррациональное постижение человеком мира играет такую же роль, как и рациональное.

Люди как информационные модели, то есть объекты, с которыми имеет дело соционик, чрезвычайно сложны. Поэтому постоянно держать в голове все компоненты соционических моделей в их взаимодействии с другими моделями типов – по сути дела, невыполнимая задача. И здесь на помощь приходят иррациональные методы.

Они тоже могут быть разделены на объективные и субъективные.

Кобъективным методам относятся – оценка поведения респондента, его непосредственных реакций на ситуацию, его замечаний относительно тестирования, наблюдение изменений в поведении испытуемого по мере адаптации. Здесь тоже не следует торопиться с выводами, так как человек часто выставляет для общения коммуникативную модель, скрывающую истинный тип.

Это явление каждый наверняка наблюдал в жизни, когда кто-то из близких или знакомых совершенно по-разному ведет себя в компании и дома. В семье такой человек может быть замкнутым, неэмоциональным и даже занудным, зато на людях он становится веселым и артистичным. Это не лицемерие. Просто блок социальной адаптации (блок СУПЕРЭГО) опирается на совершенно другие функции, нежели базовый блок (ЭГО). При этом эксперт должен уметь различить мгновенные переходы человека из блока в блок. Это объективное иррациональное проявление типа.

К субъективным методам относятся – реконструкция мотивации респондента (боится ли он, хочет ли понравиться, хочет ли узнать себя) и чувство «свой – чужой» при анализе ответов на дихотомические тесты (сравнение ответов испытуемого с собственными ощущениями по каждому тесту). Здесь опасность заключена в поспешности выводов, произвольном толковании высказываний испытуемого.

Испуган человек или расслаблен, пытается ли он произвести впечатление – не написано у него на лбу. Эксперт должен уметь почувствовать его состояние, оценить причины, по которым активированы те или иные функции во время тестирования, и сделать на это необходимую поправку.

Например, проявление творческой и ограничительной функции отличаются только тем, что последняя окрашена более негативно. Если человек прибегает к ограничительной функции, складывается впечатление, что он – в глухой защите. Эксперт должен уметь почувствовать это напряжение, как собственный дискомфорт, промелькнувший в общении. Для этого и должно быть отточено и предельно сфокусировано субъективное восприятие.

Здесь также следует вспомнить, что иррациональные методы могут содержать сенсорный и интуитивный подходы.

Соционическая теория показывает, что свойства моделей могут вылиться во множество различных вариантов поведения. Какие из них человек демонстрирует в данный момент в конкретной обстановке, подскажет сенсорика.

Сенсорное восприятие отражает информацию о конкретном состоянии испытуемого: его конституции, здоровье, волевых качествах, ориентации в пространстве и т. п. С его помощью становится возможным отличить реальность от абстрактного фантазирования и наполнить формальные схемы живой жизнью.

Через наблюдения, отталкиваясь от практики, сенсорика дает материал для дальнейшего анализа. Без конкретной же привязки к действительности теоретики часто бывают склонны к линейным экстраполяциям, не имеющим отношения к жизни.

Непосредственное ощущение того, как проявляет себя реальный человек, складывается у консультанта-сенсорика из бессознательных фиксаций разнообразной сенсорной информации: внешности, манеры двигаться, обращения с предметами, непосредственных динамических реакций, соответствия одежды сезону и т. п. Недооценка этой составляющей может привести к ошибкам в диагностике. Здесь важно отличить хорошо усвоенные в силу воспитания навыки от непосредственных проявлений, присущих самому типу.

Интуитивное восприятие включает, прежде всего, целостное видение и органичность проявлений человека.

Конечно, изучив соционическую теорию, можно с успехом разговаривать об этом за праздничным столом. Но если мы хотим применять это знание на практике, необходимо уметь оперативно переводить на язык соционики любые возникающие вокруг коллизии. И именно с помощью интуиции становится возможным быстро создать целостное представление о текущей ситуации, почувствовать направление ее развития как целого.

Иначе в реальном времени работать невозможно. В противном случае каждая консультация потребует домашних расчетов, просчета всех имеющихся вариантов развития событий, больших временных затрат и объяснений, которые уже опоздали.

В случае же работы с искаженным типом личности часто только интуитивное «прозрение» и позволяет отделить коммуникативную модель от истинного типа и построить первичную гипотезу. Ведь реальный человек, пришедший на консультацию, может находиться в разных состояниях, демонстрировать всевозможные маски. Разглядеть за этими нагромождениями, как живет и работает его истинная модель, может подчас только интуит, отталкиваясь от представления о целостном образе типа и его возможной проблеме.

Когда ответы испытуемого, непротиворечивые по форме, создают нечеткий, двоящийся образ или расходятся с тем впечатлением, которое человек упорно старается производить, следует довериться интуиции и попытаться придать тестированию какой-то неожиданный ракурс, в котором удастся разделить смешанные ранее аспекты. Здесь важно не уйти от реальности в мир собственных иллюзий.

Еще один способ уточнить тип человека – это анализ того информационного отношения, которое возникает между диагностом и клиентом. Лучше или хуже проходит информация, какие нужны усилия для объяснения, легко или трудно понять ответ – все это диагностические признаки, а не повод для эмоций. Это тоже стоит учиться использовать. Без выявления всех этих факторов диагностика не будет надежной.

Иррациональные приемы ситуативны, они по определению не могут иметь четких рецептов. В этой сфере надо опираться на хорошее знание и принятие своего типа и на четкое различение информационных аспектов, по которым в каждый момент проходит информация.

Оптимальный режим диагностики

Поскольку во взрослом блоке каждого человека (и диагноста – тоже) есть функции рациональные и иррациональные, экстравертные и интровертные, достоверная диагностика в принципе возможна. Но все эти функции должны быть натренированы и в процессе диагностики творчески мобилизованы во всей полноте своих качеств.

Однако из соционики же ясно, что один человек не может сочетать в себе на экспертном уровне все требуемые качества. Зная свой тип, каждый соционик может увидеть, какие ошибки в диагностике он систематически допускает. Единственный разумный путь к достоверной диагностике – это работа в паре с более или менее дополняющим партнером. И здесь как воздух необходимо взаимное доверие и внимание к проявлениям дополняющих функций.

Поэтому только хорошо сработавшаяся пара и есть та минимальная система высокого класса, которая может служить измерительным инструментом соционической диагностики.

Дополняющая пара – это элементарная единица, позволяющая эффективно вести как преподавание соционики, так и консультирование. Было бы логично в связи с этим свидетельство на право практической деятельности в соционике выдавать одно на сработавшуюся пару специалистов.

Ловушки тестового метода

Теперь совершенно понятно, что предлагаемые в каждой книге по соционике признаковые тесты относятся к рациональной, субъектной компоненте. Все остальные компоненты остаются за рамками действия этого инструмента. В результате большая часть информационного наполнения психики оказывается неохваченной исследованием. За скобками остаются рациональные объектные данные, которые человек в себе может не видеть, но окружающие хорошо замечают, а также все иррациональные моменты, как объективные (особенности текущего момента), так и субъективные (состояние человека и его ожидания).

Можно ли по четвертой части информации составить правильное представление о предмете исследования?

А кстати!

Ответ на этот вопрос содержится в старой притче о слепых, изучавших слона по тем фрагментам, которые попались каждому из них. В результате они так и не выяснили, похож ли слон на веревку или на лист лопуха.

– —

Стоит отметить, что эксперту-соционику наблюдение за заполнением тестов все же дает определенную информацию для некоторых предварительных выводов, но начинающему исследователю, который наивно подсчитывает количество баллов, такой подход готовит неприятный сюрприз. Зачастую тесты показывают один тип, визуальные признаки свидетельствуют о другом типе, поведение человека соответствует описанию третьего типа, а по таблице интертипных отношений концы с концами вообще не сходятся. Счастье, что новички просто не замечают всех этих несоответствий и авторитетно ссылаются на то, что им больше понравилось. Но такой подход свидетельствует лишь о дилетантизме.

Тестовый метод не дает достоверного представления о типе информационного метаболизма реального человека.

И внешность – обманчива!

Другим «модным» увлечением становится определение типа по фотографии. Видимо, этот способ соблазняет своей эффектностью. Но фотография отражает опять-таки объективную рациональную сторону внешности, а это всего лишь часть многообразных человеческих проявлений.

Не надо забывать, что внешность в значительной степени связана с генетически унаследованными признаками. А соционический тип не наследуется. Поэтому внешние признаки имеют лишь косвенное отношение к информационному метаболизму. Типологически характерными являются не нос или уши, а движения, взгляды, жесты, то есть динамические реакции человека на воздействие среды. Дело в том, что способ обработки информации обусловливает определенную моторику. Эксперт отличает генетические проявления человека от динамических, а дилетант меряет циркулем степень оттопыренности ушей.

Сама по себе внешность в физическом плане не является проявлением соционического типа.

На что же опереться?

Но, строго говоря, даже динамика вторична. Поскольку мы имеем дело с психикой, первичными при диагностике являются информационные процессы – получение и переработка информации, то есть явления сознания, а не физиологии. Очевидно, что главным информационным инструментом человека является речь. Высказывание, собственно, и есть продукт информационного метаболизма.

Именно анализ высказываний в соционическом ракурсе является основным, самым прямым, а также наиболее безошибочным и надежным методом диагностики типа. Остальные методы являются лишь косвенными. Признаки, из которых они исходят, проявляют себя лишь статистически и не могут служить надежным инструментом при работе с людьми. К тому же они не вытекают из самой теории информационного метаболизма.

Так складываются легенды о «достоверных» физических признаках типа. Здесь мы имеем дело с частными наблюдениями отдельных исследователей в их собственной трактовке, да еще и по-своему понятыми их учениками. Это слишком зыбкое основание для серьезных заключений о принадлежности человека к типу и его предназначении.

Единственный достоверный продукт информационного метаболизма – это высказывание человека (устное или письменное). Но для правильной диагностики оно должно быть грамотно расшифровано в ключе соционических аспектов.

Цена ошибки

А ведь ошибки начинающих социоников при тестировании обходятся людям очень дорого.

Необходимо учитывать, что некоторые типы склонны к некритическому восприятию знания, полученного из «авторитетного» источника. Заполнение теста в умной книге и рекомендации, почерпнутые из нее, часто служат руководством к действию, к перестройке собственной жизни. А если тип определен неправильно, последствия могут быть разрушительны для него самого и для окружающих. Ведь в соответствии с «теоретическими рекомендациями» начинают подбираться партнеры, профессия, меняется образ жизни.

В нашей практике был такой случай. Молодая девушка-ГЮГО где-то была по ошибке определена как НАПОЛЕОН. Разница между этими типами, заключенная в признаке рациональность/иррациональность, достаточно трудно уловима.

НАПОЛЕОН иррационален, но инертен и производит вполне солидное впечатление, поэтому может быть принят за рационала.

ГЮГО активен, легко переключает внимание с одного объекта приложения своей энергии на другой. Но это происходит потому, что доведение дел до конца не является для него важным. Ему нужно успеть охватить окружающих своими яркими эмоциями. И в этом он как раз последователен. А в делах он такой последовательности не проявляет, вследствие чего может быть принят за иррационала.

Таким образом, ясно, что перепутать эти два типа нетрудно. Именно так и произошло в описываемом случае.

Но нужно понимать, что именно для ГЮГО такая ошибка приводит к весьма драматическим последствиям, потому что этот тип некритически восприимчив к научным знаниям – они кажутся ему очень авторитетными.

С присущей ей энергией девушка развила бурную деятельность по поиску партнера-дуала, поскольку в соционических книгах часто можно встретить такие рекомендации. И это ей, к сожалению, удалось. Но беда в том, что найденный БАЛЬЗАК – дуал НАПОЛЕОНА – для ГЮГО-то как раз является конфликтером.

Сложилась весьма неблагоприятная ситуация. Если прежде девушка была бодра, весела, оптимистично настроена, то, выйдя замуж за своего якобы дуала, она внезапно потускнела и уже не проявляла оптимизма по поводу семейной жизни.

Ошибка на один признак в тестировании (в данном случае рациональность-иррациональность) может не сильно повлиять на рекомендации по развитию личности, выбору профессии и т. д. Но уже на следующем шаге, касающемся выбора партнера и строительства отношений с окружающими, рекомендации даже для столь близких типов могут быть диаметрально противоположными.

Люди на основании заключения эксперта могут изменить профессию, найти другого партнера или сориентировать детей на определенный вид деятельности, а потому вероятность при определении типа даже в 85% здесь, на наш взгляд, не годится. Эксперту следует сообщать клиенту свое мнение о его типе только в том случае, когда он абсолютно уверен в диагностике.

Эксперт должен понимать, какую огромную ответственность он берет на себя при определении социотипа.

Грамотная верификация гипотезы

Вся описанная выше процедура – не более как выдвижение гипотезы типа. Для полной же уверенности первоначальный вывод должен быть подвергнут обязательной проверке. Как же ее осуществлять?

Сама соционика дает возможность многократной верификации первичной гипотезы типа с помощью соответствующих концепций. Это:

– базис Юнга;

– модель А;

– рейнинские признаки[1];

– рейнинские группы.

Раскроем их содержание несколько подробнее.

Базис Юнга.Речь идет об открытых К. Г. Юнгом четырех парах дихотомических признаков, описывающих восприятие информации каждым человеком.

Что именно проявилось в общении с испытуемым:

– логика или этика,

– сенсорика или интуиция,

– рациональность или иррациональность,

– экстраверсия или интроверсия?

Грамотный диагност должен понимать это с полной ясностью. Следует таким образом вести процесс тестирования, чтобы раскрылась не только сила одного признака, но и слабость противоположного ему.

И здесь заключение следует делать в соответствии с собственными сильными функциями, а в области своих слабых – передать инициативу партнеру. Странно выглядит, например, заключение интуита: «У него такая сильная воля!» Воля ведь может быть просто демонстрацией, рассчитанной на впечатление. Гораздо весомее было бы заключение интуитивного эксперта о слабой предсказательной способности, или низкой скорости реакции, или отсутствии целостного видения у респондента. А заключение о силе воли лучше предоставить сенсорному эксперту, которого демонстрацией мужественных поз с толку не собьешь.

Модель А. Это главный инструмент социоанализа. Созданная Аушрой Аугустинавичюте модель соционического типа, распределяющая все восемь соционических функций по силе и осознанности проявления, дает прекрасный материал для уточнения заключения о типе.

Диагност должен хорошо представлять, как проявляются функции в различных позициях модели А, уметь заметить эти проявления или вызвать их, если нужно. Здесь опять же удобнее работать в паре, так как активизировать бессознательные функции довольно сложно. А ведь иногда только бурное проявление ограничительной функции позволяет окончательно решить вопрос о типе.

Для наглядности вернемся к приведенному выше примеру с девушкой ГЮГО, принятой за НАПОЛЕОНА. Если бы диагност сумел спровоцировать проявление ее седьмой функции, он ни за что бы не ошибся.

У ГЮГО ограничительная этика отношений выглядит примерно так: «У кого нет совести, тот не может себя контролировать!»

А вот проявление ограничительной сенсорики ощущений НАПОЛЕОНА может быть таким: «А вы уверены, что комфорт вообще имеет значение?»

Конечно, после такого высказывания тип определяется легче. Но поставить сенсорного этика в состояние вынужденной защиты, чтобы ограничительная функция сработала, – задача чрезвычайно непростая. Он, как правило, никого и ничего не боится, а к тестированию относится с легким любопытством, пытаясь управлять процессом. И здесь требуется одновременное удержание цели (сенсорная устойчивость) и изобретение необычных поворотов беседы (интуитивная находчивость), погружающих испытуемого в состояние легкой дезориентации.

Рейнинские признаки.Это открытые Г. Рейниным одиннадцать пар дополнительных дихотомических признаков, по которым разные типы отличаются друг от друга. Они гораздо менее изучены, чем вышеописанные признаки, но обладают не меньшей диагностической силой.[2]

Рассчитанные чисто математически, рейнинские признаки нашли свои корреляции в структуре модели А, и их можно при некоторой тренировке наблюдать на практике.

Например, признак статика/динамика (цвет проявляемых функций) наши студенты начинают определять примерно на пятом занятии – через три недели от их начала.

Хорошо проявляет себя в беседах признак квестимность/деклатимность. В первом случае это речь, перемежающаяся короткими вопросами говорящего к самому себе. Во втором – это, как правило, неостановимый рассказ на любимую тему.

Безусловно, теория, а главное, практическое развитие рейнинских признаков как средства диагностики нуждается в дальнейшем осмыслении и насыщении практическим материалом. Но уже сейчас это хороший инструмент, помогающий иногда разрешить запутанный вопрос и навести ясность в процессе диагностики.

Рейнинские группы.Это открытые Г. Рейниным четверки типов, которые объединяются в группы по трем одинаковым признакам. Они отражают некоторые важные свойства взаимодействия этих типов с миром. Примером такой общности может служить уже устоявшееся в соционике понятие квадры. В каждой квадре, например, существует специфическое отношение к миру, называемое духом квадры, которое проявляет себя в пристрастиях к определенным идеям, искусству, юмору, а также образцам поведения.

Важный вклад в описание некоторых таких групп внес В. Гуленко. Его усилиями исследованы группы с общими установками на вид деятельности (клубы), стимульные группы, группы с разной стрессоустойчивостью и многие другие.

Групповые качества типа тоже могут быть диагностическими признаками. Например, трудно спутать тех же ГЮГО и НАПОЛЕОНА, когда они рассуждают об идеальном общественном устройстве. Здесь можно заметить, как проявится разница в принадлежности к первой и третьей квадрам.

ГЮГО, скорее всего, будет проявлять энтузиазм в призывах к построению общества всеобщей справедливости, а НАПОЛЕОН озаботится тем, чтобы ему никто ничего никогда не диктовал. В таких сюжетах, как правило, социальные утопии первой квадры заметно отличаются от экзистенциализма третьей.

Использование каждого из этих подходов в отдельности совершенно достаточно для выдвижения гипотезы, а все вместе, являясь относительно независимыми, они дают многократное подтверждение достоверности заключения о типе.

В конце главы хочется еще раз подчеркнуть то, о чем говорилось ранее. Такие популярные среди дилетантов методы определения типа, как тестирование, ориентация на словесный портрет типа, идентификация по фотографии или по другим визуальным признакам, не вытекают из самой теории информационного метаболизма. Это – вторичные (притом статистические) признаки, не связанные напрямую с циркуляцией информации в сознании человека.

Психология bookap

В то же время перечисленные выше четыре подхода являются основой соционической теории, так как касаются именно информационных процессов и помогают выявить непосредственно интересующие нас параметры личности. Освоенные со всех четырех информационных аспектов и примененные в парном, дополняющем режиме, они обеспечивают надежную диагностику и адекватное консультирование.

Именно этому и именно таким способом – а именно, комплексной четырехполюсной подачей материала в дополняющем режиме – мы и учим своих студентов. И этим опытом мы хотим поделиться с вами.