Часть I. О принципах соционики


...

Саморегуляция соционического знания

Одни хотели бы понимать то, во что верят, другие – поверить в то, что понимают.

Ст. Ежи Лец

Говорят, Г. Рейнину принадлежат слова о том, что все мы крепко сидим в базисе Юнга. Однако нельзя сказать, что все освоили его в полной мере. Соционика, как знание об информационном взаимодействии человека с миром, предлагает осмыслить все аспекты и методы этого взаимодействия, присущие восьми соционическим функциям. Она утверждает вслед за Юнгом, что для реального познания мира одинаково необходимо:

– не только изучать его законы, но и чувствовать его гармонию;

– не только видеть общую картину, но и освоить конкретные приложения знания;

– ценить не только богатый опыт предков, но и доверять своему непосредственному видению своеобразия текущего момента;

– принимать во внимание не только объективные критерии, но и субъективное восприятие каждого человека.

Но мы, как правило, ограничиваемся только логикой этой науки. А иногда вовсе обходимся без нее.

Эта глава – попытка осмыслить механизмы развития соционического знания. Предполагается, что такое осмысление поможет сформировать более эффективные способы его передачи.

Тупики соционического знания

Читая соционические книги, рассматривая исследовательские работы, можно заметить, что они довольно быстро отрываются от реальной жизни и превращаются в игру в бисер для замкнутой группы «специалистов». Это могут быть сверхглубокие теории, или веселые хороводы по квадрам, или попытки определять типы по выражению глаз и форме ушей на фотографии. Так знание вырождается в элитное развлечение для тех, кого привлекает идея замкнутой касты людей, посвященных в недоступное окружающим учение.

Применим соционическую концепцию равноправия всех четырех аспектов информации к самой соционике. Рассмотрим подробнее, как выглядят искажения знания, когда в его развитии резко преобладает один из четырех информационных аспектов, а три другие не считаются важными.

Логический тупик.

Это хорошо заметно при чисто логическом подходе, который популярен в нашей сегодняшней культуре. Схемы и модели все более усложняются, теории и термины становятся все абстрактнее и ученее. Связи разветвляются в геометрической профессии, а как это будет выглядеть в жизни – вопрос второй и никого не интересует. Строго говоря, игра ума не обязана соответствовать чему-то в реальности. Как шахматы, например. Это не мешает ее очарованию.

Однако соционика обещает внести ясность в вопросы взаимопонимания. И человек, рассчитывающий на это, погружается в море теории в надежде разобраться в своей сложной жизни. Перед ним в четырехмерном пространстве встает восьми, а то и шестнадцатичленная модель типа, которая может выступать в двух (а может, и больше) подтипах. И надо вообразить себе обмен информацией между двумя такими конструкциями, рассчитать, где возможны напряжения и как их исключить. Потом надо свои теоретические изыскания перевести на человеческий язык и попытаться применить в жизни. А до того по многочисленным тестам определить свой тип и тип партнера. Далее руководствоваться расчетом. Немногие проходят этот путь до конца. Энтузиазм иссякает раньше.

Этический тупик.

Труднее, но тоже можно описать этическое вырождение знания. Оно порождает бесчисленные описания типов, все более и более личностные. Появляются легенды о «прекрасных» интертипных отношениях и замалчиваются «ужасные». Диагностика строится по принципу «нравится ли Вам описание этого типа» или зависит от симпатии консультанта. Сами консультации превращаются в перемывание костей, а общение социоников – в клуб любителей этого занятия.

Но человек, обратившийся к соционике, хочет наладить свои отношения с миром, а не только с мэтром, «взявшим» его в ученики. Он должен освоить методы достоверной диагностики и конструктивное строительство отношений. Его толерантность должна иметь реальные основания и распространяться не только на хороших людей в клубе, но и на любого представителя любого типа. А вдруг его близкий относится к типам, которых в клубе принято критиковать? Тогда к имеющимся проблемам добавится, например, неловкость за такой дурацкий выбор партнера.

Интуитивный тупик.

Интуитивное вырождение соционического знания выглядит примерно так. Основной интерес переносится на расширение границ. Происходит непрерывная генерация гипотез, основными методами становятся свободные ассоциации и причудливые аналогии. Недооценка прикладных вопросов и последовательной разработки материала приводит к расслоению на творческую элиту – тех, кто способен увидеть суть без разъяснений, фанатов – тех, кто этим восхищен, и плебеев – тех, кого всестороннее расширение мало занимает.

Ожидая познать целостную картину человеческих взаимоотношений, ученик рискует получить десяток всеобщих теорий всего на свете. Он узнает, как связаны все эзотерические течения с соционическими моделями, как сюда же вписаны популярные концепции современной психологии, какие гипотезы имеют место в смежных областях. Но конкретный узел его собственных отношений терпеливо распутывать будет некому. «Аналогичный случай я описал в своей работе X. Посмотрите и разберитесь», – с достоинством скажет мэтр.

Сенсорный тупик.

Сенсорное вырождение, по-видимому, – это перекос в конкретику. Обретение практической власти над людьми или обеспечение защиты своего комфорта. Такая направленность способствует превращению знания в ремесленно-прикладное, а не его развитию. Деятельность быстро превращается в коммерческую или общественно-политическую.

Заинтересованный в знании человек, если его вообще допустят к ресурсу, получит несколько рецептов, которых достаточно, чтобы производить впечатление на заказчика. Новые идеи, способные нарушить привычную процедуру, скорее всего не вызовут интереса – от добра добра не ищут. Наблюдаемые факты можно впихнуть и в имеющиеся концепции с тем же практическим результатом. Любознательному ученику будет трудно ограничиться ремесленными поделками вместо исследований.

Объективистский тупик.

Абсолютизация объективности дает бесконечные поиски «непересекающихся признаков», «объективных тестов» и все более точных определений. Громоздкие массовые эксперименты с измерением физиологических параметров призваны выявить тот ключевой показатель (например, кислотность желудочного сока?), который уж точно отличает всех логиков от всех этиков. Без этого следующий шаг становится невозможным.

Субъективистский тупик.

Уход в субъективность тоже приносит свои ограничения. «Я так чувствую» – этот аргумент не обсуждается.

Возможности совместного анализа ситуации и обмена опытом сужаются. Другой человек чувствует по-другому – ну и ладно. Соционическая работа превращается в моноспектакль, доступный только для созерцания.

Трудности, возникающие в освоении знания в каждом из этих случаев, связаны с невниманием к остальным его аспектам.

Преимущества целостного подхода

Недоработки по любому из четырех аспектов информации приводят к характерному искажению знания. Их конкретное описание и пути устранения тоже дает нам соционика.

Недоработки по логикесказываются в отсутствии системного осмысления соционических сведений. Ведь из того факта, что тип определен, некоторые вещи следуют неукоснительно. Например, невозможность полноценного творчества по слабым функциям или полная ответственность за обстоятельства по сильным. И если консультант идет на поводу у горячего желания испытуемого и позволяет ему выбирать тип из тех, которые больше понравились, ошибки могут быть весьма драматическими. Ведь небольшой сдвиг в типовых признаках может привести к полностью противоположным рекомендациям, например, в выборе партнера.

Опытный консультант добивается полной ясности в определении типа и не скрывает его от испытуемого, т. к. он не считает какой-то тип хуже остальных и может убедительно это доказать. Он поможет испытуемому осознать свои сильные черты, напомнит, как успешно проходило творчество по сильным аспектам, объяснит, почему некоторые сюжеты вызывали напряжения в отношениях с близкими. Схемы интертипных взаимодействий помогают без переживаний определить и учесть довольно тонкие эффекты и избежать недоразумений.

Недоработки по этикевносят следующие искажения. Если выпавший по тестам тип человеку не понравился, а никто рядом его не утешил, знание не может усвоиться полноценно. Человек будет стесняться своих слабостей, завидовать «сильным» типам, пытаться доказать себе и миру, что на самом деле он ДОН КИХОТ или НАПОЛЕОН, только какого-то хитрого подтипа, или вообще другой тип. Если человек не сумел разобраться с базисными свойствами своей личности, это не позволит ему правильно распознавать те же признаки у других людей. Следовательно, его навык диагностики не будет надежным. А ошибка в диагностике партнера сведет на нет все расчеты.

Чтобы принять свои слабые стороны и слабости партнера как нормальное состояние, необходима серьезная работа над собой. Для эмоционального принятия своего типа человек должен увидеть гармонию его образа, поразиться дисгармонии того, кто претендует на универсальное совершенство, захотеть развивать свои сильные функции, понять, что партнеры в них нуждаются, и т. д. А опытный учитель должен уметь провести его через эти переживания в созидательном ключе.

Недоработки по сенсорике-это неудобные схемы, с трудом приложимые к реальной жизни, непрактичность методов. Неконкретность образов, огромное множество слабо различающихся между собой параметров, усложненный неудобный заформализованный или расплывчатый язык делают конкретное применение теоретических построений трудновыполнимым и, главное, неоднозначным.

Невозможно каждый раз обращаться к мэтру за советом или приводить интересующего партнера на тусовку. К тому же при возникновении разногласий или непонимании этические аргументы «поверь мне» или «я так вижу» не помогают прояснить вопрос. А рекомендации, часто сводящиеся к тому, чтобы найти дуала и терпеть его, т. к. это самые «хорошие» отношения, как правило, не проходят проверку практикой.

При правильной сенсорной проработке результат сложного моделирования или рассуждения должен получаться в виде удобного и ясного рецепта: затронешь эти темы, будет обида, затронешь другие, возникнет интерес, и т. п. Человек должен увидеть, что соционический подход менее трудоемкий, чем обычные партнерские разборки, что он быстрее и с меньшими потерями приводит к приемлемому результату.

Перед учителем стоит задача дать почувствовать человеку, что его жизнь стала органичнее, комфортнее, зона его ответственности определилась ясно, его реальная сила – в его руках. Практическое освоение соционики включает в себя принятие ответственности за свою жизнь по сильным функциям, умение помочь тем, у кого они слабее, конкретные навыки позитивного построения всех 16 видов отношений. Преподаватель должен научить человека комфортно существовать в своем типе, не разрушая личные пространства окружающих – носителей других, не всегда удобных для него типов.

Недоработки по интуиции выражаются в очень слабом предсказательном потенциале сложных логических построений. Допустим, расчет показал, что ребенок никогда не полюбит математику, а родитель – гений-программист. Что дальше? Не общаться? Обломать ребенка? Сдать его теще на воспитание? Основания для выбора нужного варианта крайне расплывчаты.

А если партнер дуал, а ссоры все равно случаются? Что еще надо принять во внимание конкретной паре, чтобы осуществилась соционическая сказка о гармонии дополняющих отношений?

Разрозненные, узконаправленные рекомендации также порождают раздробленную, фрагментарную картину, не дающую полного представления о возможностях соционического подхода. Ведь внешний энтузиазм и веселье в клубной обстановке могут на один вечер снять напряжение, но перспективы дальнейшего строительства отношений по-прежнему могут остаться неясными.

При умении учитывать целостную картину живых информационных взаимодействий человек видит возможности и последствия примененных им схем и сумеет выбрать оптимальную. Общую картину могут определять не только рассчитанные по тестам типы участников контакта, но и традиции их семей, состав заинтересованных лиц в окружении, предыдущий опыт и настоящие искажения типа, вызванные сегодняшними проблемами. Всю совокупность возможностей вряд ли удастся вычислить, но опытный учитель научит, что не следует заталкивать ситуацию в схему, а, наоборот, из всех возможных схем следует высматривать систему, наиболее правдоподобно моделирующую жизнь.

Даже при таком беглом обзоре можно увидеть, что при любом перекосе знание теряет свой жизненный потенциал, замедляет развитие и гаснет. Видимо, однобокое его развитие имеет свои пределы.

Механизмы саморегуляции соционического знания

В описанном явлении можно усмотреть тонкий механизм саморегуляции, присущий самому соционическому знанию, когда эффективное продвижение по выбранному направлению требует освоения всех его сторон, а также всесторонних усилий как от самого ученика, так и от его учителей. Только тогда оно сможет стать жизненным ресурсом человека.

Рассмотрим те ступени, по которым должна проходить ассимиляция учеником соционического знания, чтобы оно стало мировоззренческой основой его культуры.

Первый этапосвоения соционического знания – это приложение его к собственной персоне. Человек интересуется своими признаками в новой для него классификации. Здесь предстоит:

– освоить и принять свои полюса юнговского базиса;

– найти и зафиксировать в сознании свои проявления по каждому из признаков;

– понять определенную ограниченность собственного подхода к реальности;

– научиться с этим жить.

После того как ученик принял свои сильные и слабые качества, он получает свободу следовать своим талантам, ответственность за «свой» сектор информации, у него также исчезает чувство вины за несовершенство в области слабых функций. Понимание себя стабилизирует самооценку, проясняет жизненный путь, стимулирует творчество.

Отказ от принятия собственных свойств ведет либо к неприятию данного знания вообще, либо к стиранию граней между типами, размыванию представления о юнговских признаках, неспособности четкого восприятия каждого из типов. Человек пытается доказать себе и миру, что его слабые функции посильнее некоторых сильных, что ему под силу овладеть любым навыком или знанием. Качественная определенность типа теряется, образ типа не фиксируется в сознании. В итоге знание не усваивается, навык работы с ним не может сформироваться.

Второй этапосвоения соционики – это приложение знания к другому человеку. Здесь надо увидеть:

– как работает каждый чужой полюс юнговского базиса;

– надо почувствовать его отличие от собственного видения мира;

– признать равноправность другого взгляда;

– научиться учитывать его в реальной жизни.

Осознание того, что другой тип настроен на другие стороны той же ситуации, позволяет приобрести объемное видение, воспользоваться его экспертной оценкой в проблемной для себя области мира, осознать реальные различия восприятия информации, научиться диагностике. Только тогда консультирование будет исходить из реальных потребностей клиента и проводиться на языке его типа, а не с точки зрения собственных ценностей и пристрастий.

Если другой тип упорно кажется несовершенным, то отрезается возможность плодотворного сотрудничества с ним. Информация, которая доступна ему по его сильным функциям, недооценивается и отвергается. Оценка идет по принципу «кто совершеннее, он или я». И рано или поздно именно здесь остановится развитие человека, взявшегося за изучение соционического знания.

Третий этапосвоения соционики – понимание того, что ни тип, ни отношения не являются фатальным приговором. Нужно понять, что название – это еще не судьба. Конечно, жизнь может потребовать решения задачи, которая попадает на слабые функции человека. Конечно, интертипные отношения с близкими могут быть не самыми комфортными, например – контроль. Но путь конструктивного проживания ситуации всегда существует. Это зависит от желания субъекта.

При некотором усилии задача может быть переведена на язык сильных функций и там решена или снята. А в сложных интертипных отношениях человек должен принять на себя ответственность за их развитие. Всегда есть возможность сознательно выбрать сюжеты, не разрушающие общение, отказаться от самоутверждения за счет болевой точки партнера, найти и решить внутренние проблемы, на которые указывают конкретные отношения. Так обретается навык постоянного осмысления реальных взаимодействий, появляется материал для обобщений.

Если «не свои» задачи просто отбрасываются, а «тяжелые» отношения человек старается разрывать, то когда-нибудь все пространство его жизни заполнится обломками и обрывками. Он вынужден будет ходить по одним и тем же проторенным дорожкам вдоль нагромождений вытесненных проблем. Причем вопросы самооценки и личного творчества могут оказаться решенными, а вопрос взаимодействия с окружающими так и останется открытым.

Четвертый этап усвоения соционического знания пока только лишь вырисовывается в воображении. Он должен принести с собой понимание того, что для решения групповых задач требуется согласование личных целей участников. И помимо всего прочего это дает возможность более полной личной реализации, нежели индивидуальная активность. То есть идти к цели вместе легче, чем в одиночку.

Когда способности и желания служат на пользу общему развитию группы, каждый получает бесценный опыт, столь необходимый для ориентации в мире. Тогда появляется осознание постоянной востребованности своих талантов. Возникает общность, в лучших своих проявлениях напоминающая что-то идеальное, девизом которой может быть «один за всех и все за одного».

Тот же, кто использует группу для достижения собственных целей, остается несколько отстраненным от групповых ценностей. Да и сами общие ценности могут не возникнуть, если они никого в группе не интересуют. Это вовсе не автоматический процесс. И если он не поддерживается общим интересом, то непременно угаснет. Все личные проблемы здесь могут решаться вполне успешно, не будет использоваться только мощный потенциал коллективного сознания.

Практика показывает, что однобокое изучение соционического знания имеет свои пределы и быстро вырождается в пустое развлечение. Реальное освоение знания происходит только при учете всех четырех аспектов и умении приложить принципы соционики к самому себе.