Немного истории

Легче дождаться конца света, чем конца темноты.

Виктор Шендерович

Своими корнями идея универсального совершенства человека и всестороннего развития личности уходит в эпоху Возрождения. На этом этапе своего развития человечество с ее помощью осваивало представления о личной свободе и целеполагании.

Античность и средневековье

На ранних ступенях социального развития общественное сознание предписывало людям жесткие рамки, в которых им следовало себя реализовывать. В социуме существовали определенные шаблоны (образцы поведения и мышления), которым должны были соответствовать люди, принадлежавшие к разным социальным и тендерным группам.

От мужчины древнегреческого полиса, например, ожидали, что он прежде всего должен быть примерным гражданином своей родины, воином, защитником своего дома и хозяином. Тот же мужчина, попав в рабство, следовал совершенно иному образцу поведения: был послушным, исполнительным, не проявлял строптивости.

Не менее четкие образцы поведения существовали и в Средние века. Представитель каждого сословия знал, каким ремеслом должен заниматься, какое общественное положение занимать, какую одежду ему следует носить (вплоть до цвета и фасона), какой модели поведения следовать в разных обстоятельствах. Для каждой жизненной ситуации были приняты определенные ритуальные действия и фразы. Употребляя другие слова, человек рисковал быть непонятым.

Ясно, что в такой обстановке разнообразие, оригинальность, индивидуальность и любое отклонение от социальных стандартов было бы воспринято неадекватно. Даже сама идея быть оригинальным не могла придти в голову человеку такого общества. Это – завоевание более поздних времен.

Помимо социальных ограничений свою ужесточающую роль сыграли средневековые религиозные установки, выполняющие функцию массовой идеологии. Так, над всем витала идея, что мир, сотворенный Богом, совершенен, все знания, которые Бог хотел передать людям, уже даны, поэтому человечеству (точнее, его лучшей, просвещенной части) остается лишь изучать и сохранять их. Любые попытки не только что-то изменить, но даже задаться вопросом о возможности открыть и узнать что-то новое о мире пресекались церковью как очевидная ересь. В те времена они трактовались как сомнение в Божественной мудрости. Столь жесткая иерархия была неслучайна, ведь она обеспечивала некоторую стабильность жизни.

Надо отметить, что на определенном историческом этапе такая идеология была вполне оправдана. Она диктовалась необходимостью регулировать жизнь общества, которое имело еще крайне примитивные представления о закономерностях общественной жизни, о возможностях экономического развития и гуманного (в современном европейском понимании) жизнеустройства.

До эпохи Возрождения в обществе существовала жесткая регламентация всех форм не только социальной, но и индивидуальной жизни человека. Усилия прикладывались не к тому, чтобы проявлять оригинальность, а к тому, чтобы соответствовать нормам, предписанным обществом.

Возрождение

Первая мысль о том, что человек может нарушать установленные социумом рамки, появляется в эпоху Возрождения. Раньше идея создания человека Богом работала на поддержание религиозной идеологии, которая требовала подчинения закону, установленному свыше. Человек понимался как творение (тварь), послушное воле Создателя.

Эпоха Возрождения принесла с собой новое прочтение идеи творения. Теперь она стала трактоваться как творчество, причем распространялась также и на человека. Существенным стало то, что человек создан по образу и подобию Божию, а следовательно, свободен в своем самоопределении и познании мира, способен, подобно Богу, на творческие проявления.

Идеал эпохи Возрождения пробил брешь в старой идеологии и проложил дорогу к пониманию человека как существа творческого, универсального, свободного. Впервые в истории человечества возникло понятие личности, воплощавшее в себе мысль о том, что она несет черты своего Создателя. Постепенно в европейской культуре укоренилась мысль, что, будучи личностью, человек свободен поступать так, как считает нужным, по собственному внутреннему решению. В наши дни понятие свободы с необходимостью включает в себя также собственную, личную ответственность за последствия принятых решений.

Новая трактовка предполагала также, что человеческое существо наделено самыми разными талантами и обладает разумом, способным познать мир в целом, – это утверждение легло в основу идеи универсальности человека.

Провозглашалось также, что люди свободны в выборе своего пути и в развитии своих способностей.

Разумеется, новое мировоззрение было заявлено в эпоху Возрождения на уровне деклараций. Однако впоследствии в умах людей Нового времени оно начало прорастать, породив, в частности, идею творческой свободы личности.

Эта новая идеология постепенно набирала силы и дала два мощных ростка, повлиявших на дальнейшее развитие цивилизации.

Мысль о том, что человек способен к свободному творчеству, дала исследовательский импульс. Именно с него и начались в Новое время научные эксперименты и поиски природных закономерностей, которые легли в основу современной науки, а позднее – технологии. Благодаря этому импульсу появилось промышленное производство, которое в корне изменило облик нашей сегодняшней цивилизации.

Другая же идея – идея разносторонней одаренности человека – вылилась в такое явление Нового времени, как энциклопедизм. Французские энциклопедисты XVIII века активно пропагандировали идеал всестороннего развития личности. Передовые умы той эпохи старались проявить себя в самых разных областях общественной жизни: в науке, философии, этике, эстетике, художественном и музыкальном творчестве, а также во многих других областях.

Именно в это время и начал складываться идеал воспитания ребенка как гармоничной и всесторонне развитой личности. В определенных сословных кругах, воспринявших эту идеологию, стали появляться люди блестяще образованные, освоившие передовые идеи своего времени практически во всех областях.

Идеи творчества и всестороннего развития в свое время были исключительно прогрессивными. Они открыли перед человечеством новые возможности, освободив его творческий потенциал от застарелых догм.XVIII – XIXвека дали огромное количество ярких личностей, творческий вклад которых в развитие культуры и науки имеет поистине непреходящее значение и в наши дни.

Современный этап развития

Однако жизнь не стоит на месте. И то, что в свое время было прогрессивным завоеванием человечества, теперь должно быть рассмотрено под новым углом зрения.

Количество информации, которое появляется сегодня в мире, в десятки тысяч раз превосходит возможности человека усвоить его в полном объеме. И уже из этого становится ясно, что сегодня идеал энциклопедической образованности по разным причинам не выдерживает столкновения с реальностью.

В силу чрезвычайно сложного устройства социальной структуры современного общества жизнь предъявляет к человеку множество зачастую противоречивых требований. На работе он должен проявить себя квалифицированным специалистом. В условиях постоянного и весьма быстрого обновления технологий современный работник должен быть в курсе новых изобретений и подходов в своей области, что требует регулярного повышения квалификации.

Дома он включен в заботы по обеспечению быта, выполнению семейных обязанностей и поддержанию отношений с домашними. Особой заботы требует воспитание детей, их развитие и обучение. Кроме того, будучи активным членом общества, человек должен заботиться о своем здоровье, поддерживать определенный культурный уровень (книги, путешествия, кино, театр), отдавать часть времени и сил увлечениям и отдыху.

При этом надо иметь в виду, что устройство нашей жизни не предоставляет нам оптимального режима для осуществления всех этих задач. Наоборот, каждый из этих секторов претендует на исключительность в нашей жизни, вытесняя остальные. Чего стоит, например, одна только транспортная проблема в больших городах. Многим людям ежедневно требуется 2 – 3 часа для того, чтобы добраться до работы и обратно.

Предел возможностей человека в таких условиях уже хорошо заметен. Какой же возможен выход из этого тупика?

Снова обратимся к истории. При переходе общества от натурального хозяйства к промышленному производству человечество фактически уже сталкивалось с похожей проблемой. Безусловно, здесь речь идет о другой сфере и другой ситуации, но аналогия тем не менее вполне уместна.

Итак, понятно, что производительность труда ремесленника, создающего тот или иной продукт, ограничена его физическим и временным ресурсом. Наращивание количества работников, выполняющих аналогичную работу, тоже имеет естественные ограничения. Производительность каждого отдельного работника при этом не меняется. Но человечество нашло блестящий выход из этого тупика. И этот выход был в разделении труда.

В чем суть этой идеи? Деятельность, которая раньше выполнялась одним человеком и казалась целостной и неделимой, была осмыслена как ряд отдельных операций и технологических связок. Следующим шагом было передать каждую операцию в руки отдельного человека и обеспечить взаимодействие работников в процессе производства.

Разумеется, такая организация труда сопровождалась существенным усложнением коммуникаций и взаимозависимости работников. Но эффективность производства значительно повысилась. Новый подход позволил совершить прорыв в промышленности: был сделан качественный скачок от ремесленных мастерских с низкой производительностью к массовому производству, ставшему основой современного индустриального общества.

Итак, можно говорить о том, что в данном случае принцип сочетания специализации и коммуникации позволил преодолеть тупик экстенсивного развития и вывел промышленность на принципиально новый путь.

Перспективы эволюции

Отметим, что этот принцип достаточно универсален. Похожую картину можно наблюдать в совершенно другой области – в эволюционном развитии живых организмов.

Те одноклеточные организмы, которые «решились» на специализацию функций и «объединились» с другими такими же организмами, в конце концов путем эволюции преобразовались в сложные биологические системы, обладающие психикой. Те же организмы, которые «оберегали свою индивидуальность и независимость», до сих пор размножаются простым делением.

Не надо объяснять, насколько отличается существование одноклеточного организма от многогранной жизни человека, способного раздвигать границы познаваемого, созидать вокруг себя цивилизации и культуры, развивать свой духовный мир и бесконечно совершенствовать формы взаимоотношений с себе подобными!

И весь этот путь эволюции фактически становится возможным на базе двух описанных принципов – специализации и коммуникации.

Похоже, что и в сфере информации мы сейчас подошли к пределу возможностей отдельного человека усваивать самые разнообразные сведения в требуемых количествах. Исчерпаны возможности того, что можно назвать «информационным натуральным хозяйством». Применение принципов специализации и коммуникации на уровне информационных взаимодействий означало бы отказ от претензий на индивидуальную универсальность и переход к информационному разделению функций и умению встроиться в команду без потерь для самооценки.

На самом деле, если посмотреть непредвзято на то, что происходит в современной жизни, становится ясно, что специализация по видам деятельности реально существует, причем детей начинают приобщать к ней очень рано. Даже детские сады зачастую специализируются на тех или иных видах развития детей. Что уж говорить о школах. Многих детей с ранних лет начинают учить языкам, музыке, балету, отдают в спорт, обучают другим навыкам, необходимым для их дальнейшего профессионального роста в избранной родителями области.

Здесь возникает две трудности. Первая связана с тем, что наша реальность давно уже расходится с тем идеалом всестороннего развития личности, который мы все еще лелеем в своей душе.

Несмотря на то что от специализации никуда нельзя уйти, мы продолжаем обманывать себя, с упоением примеряя идею всестороннего развития личности на наших детей. Зачастую пятилетний ребенок «отрабатывает» эту идею в четырех – шести разных кружках и музыкальной школе. Когда же он идет в школу и времени становится еще меньше, приходится выбрать что-нибудь одно. При этом и у ребенка, и у родителей остается ощущение того, что они предали прекрасную идею всестороннего развития личности и ребенок теперь будет недоразвитый. Все это вольно или невольно порождает чувство вины и зависть к тем, кто специализируется в областях, которые наш ребенок вынужден был бросить.

Вторая трудность связана с проблемой выбора рода занятий в детстве и дальнейшей специализации ребенка после окончания школы. Из чего исходят родители сейчас? Из своего опыта, из своих собственных способностей и склонностей, из наличия знакомых в приемной комиссии, из абстрактных соображений о престижности профессии, из своих представлений о том, какая профессия может дать сегодня стабильный высокий заработок. Такой подход нельзя назвать грамотной профориентацией.

Все это не имеет никакого отношения к реальным возможностям ребенка, его творческим способностям. На сегодняшний день только соционика может выявить информационную структуру психики человека и направить его по пути максимального развития и творческой реализации заложенных в нем способностей. Если их не учитывать, то неизбежна перегрузка слабых функций, которая обернется угасанием интереса к жизни, неврозами и комплексами. Распространенное мнение, что человек за хорошие деньги способен выполнять любую работу, является не более чем заблуждением, не выдерживая проверки практикой.

Таким образом, совершенно очевидно, что назрела необходимость применить эти два принципа – специализации и коммуникации – к информационной сфере нашей жизни. Это позволит нам выйти из очередного тупика. Ведь необходимость усваивать нарастающую лавиной информацию совершенно явно входит в противоречие с ограниченным ресурсом одного человека.

Даже на бытовом уровне пережитки морали эпохи натурального хозяйства заставляют нас по-прежнему оценивать себя и друг друга по широте ремесленных навыков. Мужчина, не владеющий столярным инструментом, или женщина, не умеющая шить или готовить, вызовут, как минимум, легкую иронию. Но ведь они могут быть специалистами высокого класса в нужных нам областях, где мы рады будем заплатить большие деньги за их услуги.

А на самом деле общественный прогресс происходит не потому, что все выучились и делают одно и то же. А потому, что кто-то смог понять в мире то, чего не поняли другие, освоить это и привнести в социум. В то время как эти другие осваивают свою область, недоступную кому-то еще. При этом все заинтересованы в том, чтобы пока кто-то «в разведке», его тыл был обеспечен нашими заботами. И так должен быть поддержан и прикрыт каждый человек, когда он, ведомый своим талантом, отправляется на поиски нового.

Однако идея информационного разделения труда встречает бурное сопротивление со стороны приверженцев идеала эпохи Возрождения. Но давайте, наконец, отдадим себе отчет в том, что этому идеалу уже больше трехсот лет! Облик цивилизации разительно изменился: одежда, транспорт, научные представления, сословные отношения, быт, способы общения – все совершенно другое. Почему же этот идеал так прочно застрял в наших головах и до сих пор не претерпел никакой коррекции?

Его несостоятельность демонстрирует себя на каждом шагу, и он тормозит дальнейшее развитие общества. Но мы не даем себе труда осознать это, уточнить наши представления и понять, на что же нам необходимо ориентироваться в жизни.

Открыть новые горизонты развития позволит грамотная информационная специализация и правильно организованная коммуникация между людьми. И то, и другое можно осуществить с помощью соционики. Именно этим она и занимается в своем прикладном аспекте.

Что делать?

Базируясь на наблюдениях К. Г. Юнга, соционика утверждает, что логический и этический подходы, так же как сенсорный и интуитивный, являются равноправными для постижения мира, но несовместимыми в одной голове. В соответствии с концепцией равноправности этих подходов соционика предлагает четыре способа нейтрализации вируса полного совершенства в наших головах.

Логический.Надо принять мысль, что мир как диалектическое единство противоположностей требует для своего постижения взаимоисключающих качеств. И если честно проанализировать окружающих людей с позиций соционики, то выяснится, что их способности в какой-то одной области всегда связаны со слабостями в другой. Объективные наблюдения позволяют каждому убедиться, что чем лете признает человек свои типовые особенности, тем выше его самооценка и спокойнее жизнь. Ясность в этом вопросе помогает преодолеть комплексы и страхи, обусловленные непониманием.

Этический.Эмоциональное принятие своего типа порождает гордость, ответственность и уверенность в своих силах. Любопытство к дополняющему видению мира порождает толерантность и желание удерживать атмосферу взаимной заботы. Нарабатывается опыт неконкурентного взаимодействия с другими типами. Доверие снимает страх показаться некрасивым и неинтересным.

Сенсорный.Личная ответственность за информацию по сильным функциям не перегружает человека, а дает ему комфорт востребованности, ощущение, что ситуация находится под его контролем. А отказ от работы по слабым функциям снимает усталость, перегрузки и ощущение непредсказуемости провалов. Приятнее воспользоваться советом эксперта, которому доверяешь.

Интуитивный.Соционика предлагает целостную картину человеческих отношений с миром и друг с другом. Она дает реальные критерии для оценки органичности и гармонии сосуществования. Соционические модели выводят рассмотрение вопроса в четырехмерное информационное пространство, позволяющее предсказать тонкие нюансы отношений, которые затем наблюдаются на практике. Открываются новые возможности строительства команд, создания корпоративной этики, разрешения конфликтов и т. п.

Вопрос развития человеческой личности всегда был интересным, но непростым. Родители, друзья, психологи, журналы с предлагаемыми в них советами – кто только не рассказывал нам, какими мы должны быть. Не поспоришь, конечно, надо быть и здоровым, и богатым, и успешным, и т. д. Только непонятны критерии, которыми руководствуются советчики, их объяснения многословны, но неубедительны.

Соционику можно сравнить с появлением арабских цифр в математике. То, что раньше осваивали лишь мудрецы (например, о делении римскими цифрами можно думать только с ужасом), стало преподаваться в первом классе.

Адекватный предмету язык и аналитические модели позволяют разобраться в вопросах взаимоотношений, выявлять и разрешать трудности, точно описывать эффекты, обсуждать их, не выходя из зоны взаимопонимания.

Но, в отличие от случая с арабскими цифрами, здесь мы должны принять не только логический, но и огромный этический потенциал нового знания. Мало выучить термины и описания типов. Надо научиться с этим жить, преодолеть страхи, пересмотреть свои представления о гуманизме, избавиться от ксенофобии. Тогда соционическая концепция жизни сможет стать фактом культуры.

Созидательная сила соционики

Как ни богато естество,

Играющее в нас,

Необходимо мастерство,

Гранящее алмаз.

Игорь Губерман

Существующая в нашей культуре установка на всестороннее развитие, как мы видели выше, не так уж безобидна. Она не оставляет нам иного выхода, кроме бесконечного соперничества по нашим сильным функциям и сокрытия своих «слабостей». Как, в таком случае, мы собираемся на этом пути научиться, например, «радоваться чужим успехам» и «строить отношения на основе доверия»? Ведь каждый чужой успех показывает нам, что мы – хуже. Если же мы доверимся другим, не исключено, что будет раскрыта наша «ужасная тайна».

Таким образом, если мы додумаем идею универсального совершенства до конца, то увидим, что она резко расходится с любыми моральными требованиями, ориентирующими нас на то, чтобы не быть завистливыми, доверять другим людям, проявлять открытость и доброжелательность. Видимо, надо что-то менять: или представления о моральных нормах, или представления о всесторонне развитой личности.

Гармония, которую обещает соционика

Соционика предлагает начинать с развития личности, но, как мы уже говорили, совсем в другом ключе. Она вводит понятие информационного разделения труда (специализации). В основе соционического подхода лежит идея равной ценности для общественного прогресса всех шестнадцати типов восприятия информации. Их взаимодействие (коммуникация) и обеспечит дальнейший социальный прогресс на пути человечества к информационному обществу.

Тогда всестороннее развитие личности нужно будет понимать как полное освоение своих типовых возможностей, которое включает не только творчество и ответственность по сильным функциям, но и понимание того, где человеку необходимо обратиться к экспертам.

Тогда талант эксперта перестанет быть немым укором нашей «бестолковости», а будет нашим ресурсом, на который можно опереться в трудном вопросе. И нас будут радовать его успехи – ведь в них мы будем видеть увеличение нашего собственного ресурса. И нам не надо будет скрывать свои «недостатки» – чем больше мы спросим, тем больше получим ответов. Это не должно отразиться на нашей репутации: наш тип силен в других аспектах бытия.

Представим, что соционическая грамотность стала фактом культуры. Представим, что типовые особенности человека учитываются в семье, в школе, в обществе. Тогда:

– каждый человек будет получать достаточно информации для развития своих сильных функций (а усвоить здесь он может гораздо больше, чем дает усредненная школьная программа);

– информация по слабым функциям будет строго дозирована, чтобы не снижалась самооценка человека (а усвояемость материала здесь ниже, чем предполагает усредненная школьная программа);

– задевать болевую точку человека будет так же стыдно, как обидеть ребенка;

– каждый человек будет четко знать зону своей ответственности и экспертного видения предмета, и, наоборот, те аспекты, где он может рассчитывать на помощь других.

Возможно, тогда такое распространенное явление, как комплекс неполноценности со всеми вытекающими из него сложностями, уйдет в прошлое. Люди перестанут бояться коммуникаций и захлопывать друг от друга свои информационные каналы. Вообразим себя без скафандра. Вообразим свободное общение и нескрываемый интерес друг к другу, постоянную готовность помочь и оценить наши находки. Просто как норму жизни.

Что может дать нам такая коммуникационная открытость? Рассмотрим вот какую аналогию.

Вспомним атом углерода, имеющий четыре валентных связи. Благодаря этим четырем каналам «коммуникации» с другими атомами он может составлять разветвленные сложные многомерные соединения, которые изучает органическая химия. Они бесконечно разнообразны и сложны, к их числу относится и молекула, в которой записаны наши наследственные признаки – ДНК.

В конечном итоге, жизнь обязана своим существованием замечательному свойству углевода – четырехвалентности.

Вот так и люди в их информационной ипостаси. Если мы с трудом открываем один-два канала навстречу нашим партнерам и при малейшем испуге разрываем связи и «закукливаемся», информационные комбинации, в которые мы включены, будут простыми и неустойчивыми. И эволюция нашего сообщества, как эволюция простых неорганических веществ, будет занимать тысячи лет из-за очень вязкого и неэффективного обмена информацией.

Но представьте себе только, какие неописуемо сложные композиции могут создать элементы с восемью каналами коммуникации! Органическая химия отдыхает! Здесь возможны многомерные разветвленные структуры для чрезвычайно эффективного усвоения и переработки информации, ускоряющие ее обмен в миллионы раз, принимающие экспертные решения по любой проблеме бытия.

Каким сверхсознанием обладала бы эта информационная молекула? Основой ее работы была бы подлинная соборность – осознанное принятие общих ценностей каждой личностью, видение общих целей как обеспечивающих наибольшее развитие интересов каждого. Это не консенсус, не демократический централизм, не простое большинство голосов, не прочие способы договора, где согласные уламывают несогласных потерпеть последствия нежеланного решения.

Такое сообщество было бы заинтересовано не в нивелировке всех под одну гребенку, а в максимальном развитии специальных (с помощью соционики известно каких) способностей каждого, в сохранении его свободы, развитии творчества и уважении человеческого достоинства. Иначе дефектное звено грозило бы разрушить всю конструкцию.

Очевидно, что переход на следующую эволюционную ступень лежит именно в информационных сферах. В наши дни все более актуальным становится вопрос создания команд, эффективно решающих трудные проблемы. И хотя эти попытки пока делаются вслепую, поскольку идут просто от потребностей практики, направление приложения сил нащупано верно. Соционика же предлагает теорию, которая может описать конкретные пути решения этой проблемы.

С позиции соционики видно, что каждый человек обладает необходимыми «стыковочными узлами», чтобы решать свои вопросы с помощью коллективного разума. Но, как уже говорилось, они забиты страхами и комплексами, а секреты их взаимодействия, по сути дела, утеряны. И мы толчемся, как атомы идеального газа, испытывая только упругие столкновения: столкнулись – разлетелись, а не столкнулись – проскочили мимо без какого-то следа в своей личной истории. Всем известен эффект одиночества в толпе. И это при таких удивительных потенциях взаимодействия! Согласитесь – крайне противоестественное положение.

Не говоря уже о том, что проблемы, стоящие перед человечеством, требуют быстрого и компетентного решения многофакторных задач (включая этические аспекты).

Разве это не странно, что люди готовы вкладывать огромный ресурс в разработку немыслимых суперкомпьютеров, которые способны, по их мнению, решить все проблемы, в то время как ключ к решению общечеловеческих проблем – совсем в другом? На самом деле следовало бы вложить средства в развитие соционической культуры, чтобы просто прекратить создавать себе эти проблемы.

Соционическая грамотность в семье

Вообразим себе семью, в которой соционика стала фактом культуры. Грамотные родители учитывают соционический тип наравне с полом ребенка и другими объективными данными.

В этом случае при выборе сферы развития способностей ребенка перестают иметь значение общественные предрассудки, профессия бабушки или папы, несбывшиеся надежды родителей в отношении самих себя. Взрослые исходят из типа ребенка и его естественных способностей.

Соционический подход показывает на практике, что все дети действительно талантливы. Только теперь эта фраза превращается из пустой декларации в констатацию реального положения вещей. Родителям становится ясно, какими именно способностями обладает их ребенок и куда следует прикладывать усилия по их развитию.

Итак, они помогают ребенку развить сильные функции. Он успешно усваивает информацию, которая его активно интересует, его успехи заметны другим, и он получает от взрослых заслуженную похвалу. Вся эта цепочка с неизбежностью приводит к тому, что его самооценка становится высокой и стабильной.

Что касается слабых функций, то здесь нагрузки аккуратно дозируются. Никто не предъявляет ребенку претензий в несообразительности в этих вопросах. Здесь он всегда может рассчитывать на помощь и поддержку окружающих. Родителям не приходит в голову упрекать его в отставании от других детей и ставить ему в пример их успехи. У ребенка не появляется комплекса неполноценности и ощущения собственной несостоятельности.

Но, кроме того, у ребенка отпадает необходимость притворяться кем-то другим, чтобы соответствовать родительским и учительским ожиданиям и заслужить их похвалу. А когда снимается чувство вины, тогда уходит и необходимость самоутверждаться за чужой счет. Человек становится гораздо более устойчивым и уверенным не только в себе, но и в окружающем мире.

Таким образом, если у ребенка будет возможность проявить творчество по сильным функциям и удовлетворить свое любопытство к жизни, то во взрослую жизнь выйдет интересный, самостоятельный, ответственный, открытый и незакомплексованный человек. Творческий потенциал общества, в котором будет все больше таких людей, неизмеримо возрастет.

Роль интертипных отношений

Но это еще не все позитивные эффекты, которые принесет в общество соционика.

На самом деле развитие ребенка тормозится не только тем, что родители зачастую не понимают, каковы его возможности и способности. Немалую роль здесь играют также взаимоотношения внутри семьи.

Вообще интертипные отношения – это большая и важная область соционического знания, которой следует посвятить отдельное исследование. Но в силу чрезвычайной важности этой проблемы мы коснемся здесь некоторых ее моментов.

Не только дети, но и родители имеют свои соционические типы. Так что в любой семье представлен определенный набор интертипных отношений. Каждый тип воспринимает текущую информацию по-своему. То, что кажется очевидным одному, очень сложно для другого, причем это не зависит от пола и возраста.

В нашей современной культуре принято считать, что родитель превосходит ребенка во всем – он умнее, сильнее, опытнее. Соционика позволяет подойти к этой проблеме более дифференцировано. Тогда ситуация высвечивается точнее и зачастую предстает в неожиданном ракурсе.

В нашей практике известны случаи, когда родителям-сенсорикам интуитивный ребенок казался легкомысленным и неусидчивым. В силу своих типов они не могли себе представить ту страшную скорость обработки информации, которая присуща интуиту. Ребенок в этой ситуации вынужден был имитировать усидчивость, читая посторонние книги, чтобы родители думали, что он делает уроки в течение положенных, по их представлениям, двух часов.

И наоборот, в интуитивной семье сенсорный ребенок казался всем тугодумом из-за того, что не успевал за бешеным темпом, заданным двумя интуитами. Девочка вынуждена была применять волю для защиты комфортного для себя режима.

Оба этих случая из нашей практики закончились хорошо, потому что родители обратились за соционической консультацией. Но сколько таких заблуждений продолжает существовать в семьях, незнакомых с соционикой, порождая непонимание и проблемы.

Родители, ориентируясь на свои сильные функции, пытаются навязать детям свои способы освоения жизни, не учитывая, что иногда именно эти способы категорически противопоказаны их ребенку. Чтобы понимать это, необходимо знать свой тип и тип своего ребенка, а также эффект их взаимодействия.

Однажды в нашей практике нам довелось встретиться с мамой-ГЮГО, абсолютно убежденной в том, что ребенок пропадет в жизни без умения общаться, заводить знакомства и производить на людей приятное впечатление своим ярким темпераментом и красноречием. В принципе против этих требований трудно возразить, если бы не случилось так, что ее ребенок был типа ГАБЕН. А ему-то как раз противопоказана бурная эмоциональная активность и чрезмерное общение.

В данном случае здесь реализовались отношения ревизии (ГЮГО – ревизор своему сыну). Если бы родители мальчика были знакомы с соционикой, ситуацию для него можно было бы облегчить. При игнорировании рекомендаций соционики и без того напряженные отношения между матерью и сыном имеют тенденцию только ухудшаться.

Нередки случаи, когда ребенок-этик воспитывается в семье двух логиков. И, наоборот, ребенок-логик растет среди этиков. В обоих случаях у ребенка оказываются не сформированы важные личностные свойства, на которые он мог бы успешно опираться в будущем. Но он не может на них опереться, поскольку его сильные функции в свое время оказались не наполнены соответствующей информацией.

Причина здесь в том, что в обоих случаях родители даже не подозревали, что их ребенку как воздух нужна совершенно другая информация, без которой сами они прекрасно обходились всю жизнь. Ребенок просто казался им безнадежным, неприспособленным к жизни «инопланетянином». А при этом его собственный творческий потенциал оставался неразвитым.

Без информационного анализа отношений невозможно домашними средствами снять проблемы, обусловленные глубинными структурами психики. Ведь участники отношений просто не подозревают об их существовании. Здесь нет виноватых, просто людям не хватает элементарной соционической грамотности.