Часть III. Соционические типы


...

Занятие 10. Третья квадра

Тема этого занятия – четыре типа, составляющие третью квадру социона. Это НАПОЛЕОН, БАЛЬЗАК, ДЖЕК и ДРАЙЗЕР. Их объединяет то, что в личностных блоках (взрослом и детском) их моделей А соционические функции присутствуют в таком наборе:

– логика действий;

– этика отношений;

– волевая сенсорика;

– интуиция времени.

Они отражают аспекты мира, с которыми в квадре работают творчески. Они же воплощают бессознательные желания и детские радости типов. Это защита отношений, трудолюбие, мгновенные и эффективные реакции на происходящее. В квадре ценят силу, значительность, индивидуальные сиюминутные оттенки отношений, тонкую, подробную до вычурности работу, генеалогию и умение видеть перспективы.

В трактовке В. Гуленко третьей квадре соответствуют стихия воды и сезонная фаза – осень.

Вода – символ тонкого, скрытого психологизма, чувственности, изменчивости и упорства. Река неповторима, полна энергии и скрытой в ее глубине жизни, она точно чувствует, куда нужно течь, и, огибая все преграды, обязательно доберется до моря.

Осень – время сбора плодов. Это праздник урожая и хлопоты по заготовке и переработке того, что дала природа. Естественные плоды земли превращаются в варенья и соленья, которых не было в природе, пока не вмешалась фантазия хозяйки. В квадре ценят оригинальные, не похожие ни на что в природе творения человеческих рук.

По классификации В. Алексеева, дух третьей квадры – это «здесь и теперь». Типы сосредоточены на мгновенных, конкретных проявлениях состояний, умеют оценить по достоинству их неповторимость, способны реализовать задуманное немедленно.

Признаки Рейнина для третьей квадры.

Схожее отношение к миру, называемое духом квадры, обусловлено у ее представителей тремя общими признаками в структуре модели А.

Решительные – иррациональные функции личностных блоков: волевая сенсорика и интуиция времени.

Представители квадры умеют отстоять свою территорию и ценят своеобразие текущего момента.

Серьезные – рациональные функции личностных блоков: этика отношений и логика действий.

Хорошее отношение и целесообразность кажутся им достаточными причинами для принятия решений.

Демократы – во всех блоках типов логика сочетается с интуицией (предметная информация с временной), а этика сочетается с сенсорикой (энергетическая информация с пространственной).

Они видят уникальность и особенность каждого человека и явления, тщательно оберегают собственную индивидуальность.

В наибольшей степени дух третьей квадры выражен в искусстве модерна. Символизм, мистическая мрачность, вычурность и тонкое мастерство, присущее стилю, а также ориентация на утонченную индивидуальность – все это соответствует глубинным ожиданиям большинства представителей квадры осени.

В предлагаемых интервью можно увидеть, как за различным жизненным опытом, возрастом и другими конкретными чертами проявляется то общее критическое экзистенциальное настроение, которое присуще квадре.

Тип НАПОЛЕОН

Сенсорно-этический экстраверт

Дмитрий

– Вы сами себе все покупаете?

– У меня жена это делает. Раньше я все сам покупал, когда был неженат.

– Вы добровольно сложили эти обязанности, или плохо получается?

– И времени нет, и плохо получается. Пойти и купить что-то – это сложно. Деньги отдать – проблема.

– Жалко?

– Может, они нужны на что-то другое. И потом, а вдруг купишь не то. Иной раз купишь, а это оказывается через два дня ненужным. Вещи вообще не имеют значения. Важно правильно использовать деньги, которые есть. А может быть, их надо было на что-то другое использовать… А я тут пошел, какую-то шмотку купил… Бессмысленную.

(Слабая логика действий в подсознании: ему трудно оценить весь свой ресурс и решить, что целесообразно, а что – нет.)

– А качество вещей вы видите, что плохое, что хорошее?

– Конечно.

– Отличите шерсть от синтетики?

– Конечно. Можно и поджечь. Но и так видно. В Аргентине, например, можно с зажигалкой пробовать вещи или нитку вытащить, посмотреть, какого качества. Это у нас не принято, а во многих других странах это нормально, если ты хочешь определить качество товара.

(Экстраверсия: ответ на конкретный вопрос быстро переходит в общую картину, со ссылкой на другие страны.)

– А готовить вы умеете? В принципе представляете, как сделать, чтобы съедобно получилось?

– Сейчас я не готовлю. Да. Я вообще хорошо готовил одно время, а потом решил, что приготовить можно все, что угодно из чего угодно, и перестал готовить.

(Ограничительная белая сенсорика: сужение поля действия в сочетании с уверенным суждением по теме.)

– Вы с людьми работаете?

– Я сейчас фирму открыл и директором работаю. Для меня важнее всего результат, а что я делаю для этого, меня мало интересует. То есть я все могу делать в принципе… Все, кто у меня работает, я их всех научил (кроме бухгалтера, конечно), что надо делать.

– А бухгалтера нельзя научить?

– Ну, бухгалтера я взял готового уже, потому что я не могу его научить. Все знать невозможно…

(Болевая точка – формальная логика: уход от углубления и обсуждения неинтересной темы.)

– Как вы работаете с подчиненными, клиентами?

– Убеждаю.

– А если не хотят слушать?

– Опять убеждаю.

(Творческая этика отношений: терпимость к человеческим проявлениям, ставка на убеждение, а не на объяснение.)

– А потом?

– Потом? Границы есть… И выгоняю.

– А если в автобусе кто-то взял и нахамил, вел себя нехорошо?

– А кому он нахамил – мне? (Выразительная пауза) Я что-то такого не помню.

(Смех в аудитории)

(Воля – основа личности: экспертный контроль ситуации, защита территории, на которую в этом случае никто и не покушается.)

– А почему с покупкой вещей такая неуверенность?

– Ну, вещи, они, по сути, не нужны. В принципе, по жизни, зачем они, эти вещи-то? Это условность как бы. Какая разница, какие вещи нас окружают?

– А как же комфорт, уют – имеют значение?

– А кто вам сказал, что комфорт и уют имеют значение?

(Ограничительная сенсорика ощущений: демонстративный отказ от комфорта в ситуации защиты своей личности.)

– А в школе вам какие предметы лучше давались?

– Сначала никакие не давались. А потом все.

– А были любимые? Или была любимая учительница по географии?

– Да, наверное. Наверное, это было самое лучшее… (Смеется)

(Освоение творческой этики как эффективного инструмента воздействия на ситуацию.)

– А вы в школе дрались? Чем вас могли спровоцировать на драку?

– Да. Но не за девочек. Драки ведь бывают разные. Тебя могут ничем не провоцировать, просто начать бить за что-то. Нормальное явление. Не обязательно же в драке должны участвовать два человека. Может так получиться, что тебя бьют три-четыре.

– Но должна же быть какая-то причина. Так ведь просто не подойдут…

– И подойдут, и начнут.

(Болевая формальная логика: отказ анализировать причины явлений.)

– А это было, чтобы вы с помощью обаяния добивались отметок?

– Если и было, то неосознанно. Я не отдавал отчета, что это как-то со мной связано. Конечно, мне часто не ставили двойку, когда ее надо было ставить. Но я считал, что это само собой разумеется. Почему бы мне не поставить тройку, допустим? А еще лучше и четверку. Я ж не знал, что мне нужно для этого улыбнуться.

(Постепенное освоение творческой этики отношений как эффективного инструмента.)

– То есть вы хотите сказать, что вы свое обаяние никак не используете?

– Нет, стараюсь не делать, просто последствия непредсказуемы абсолютно…

(ОБСУЖДЕНИЕ:

Л. А.: Видите, у него это просто до сознания не доходит, потому что на самом деле этика работает со страшной силой.

Е. А.: Нас в нашей культуре не учат работать по этическим функциям. Никто не научил его пользоваться своим психологическим даром. Тем более он мужчина, вроде бы чувствительность и кокетство неуместны. Вот он и не считает это надежным инструментом.

– А почему ему важна целесообразность?

Е. А.: Не целесообразность, а результат. Он ведь сенсорик… Он должен увидеть конкретный предмет – плод своих усилий. Вот спроси Антона (ДОН КИХОТ), зачем договаривать (а не то что доделывать!) до конца, когда и так ясно, где там что сойдется.

А спокойный он потому, что БАЛЬЗАК, его дуал, не выносит шума. Но если надо, он вполне может устроить скандал по творческой этике.

– А выгоняет он людей с объяснениями?

Е. А.: Директор – что он должен еще объяснять? Просто: бессовестные люди нам тут не нужны. А бухгалтеры нам нужны только готовые. И это глубоко верно. Нужна определенная воля и высокаясамооценка, чтобы не претендовать на формальную логику и на нее не опираться.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Света.Этика проявилась как уверенность в отношении окружающих к ней и в то же время интересе к ним. Экспертные рассуждения о том, как следует строить отношения с человеком, который злоупотребляет доверием, но ценный специалист. Были даже дословные совпадения с тем, что говорил во время тестирования Дима: «Я очень терпелива, буду долго убеждать, что он не прав. И еще убеждать. И еще. Потом уволю, конечно, если не понял».

Катя.Очень энергичная девушка, работающая в турбизнесе, легко может развлечь любую группу туристов. Она сразу произвела впечатление человека решительного и волевого. Далее выяснилось, что территорию она действительно держит прекрасно, и люди ее слушаются, несмотря на юный возраст.

Иррациональность проявилась в отсутствии планов, в умении перестраиваться, в отрывочных ответах. Катя была сдержанна в эмоциях, серьезна, но легка на улыбку в каждом подходящем случае.

(Эмоции у НАПОЛЕОНА – сильная бессознательная функция, без слов на деле вступающая в действие, если атмосфера ухудшается. Но без причины разводить шум он не будет.)

Дима (в другом интервью).Когда речь зашла о контроле бухгалтерских документов, его терпение кончилось. Он категорически отказался этим интересоваться. Логики были в недоумении, как же можно пускать на самотек такие важные сведения? А Дима твердо сказал, что бухгалтер – специалист, пусть сам и справляется.

(Болевая точка НАПОЛЕОНА – структурная логика. Ему тяжело выискивать ошибки в ведомостях и отчетах. Зато легко по глазам прочитать, обманывает его бухгалтер или нет с творческой этики отношений.)

Юрий Павлович.Специалист по политическим технологиям. Журналист и писатель, автор книг по практической психологии Хотя и заканчивал в свое время технический вуз. Его уверенность в себе и широкий охват выборных технологий помогли разглядеть у него сенсорную экстраверсию. Локти растопырены, приказывать умеет. Но извилистый жизненный путь, который еще «не определен окончательно», свидетельствует об иррациональности.

Поскольку наш язык испытывает сильное давление логики, выражался он последовательно, говорил о схемах, графиках и пунктах плана. Это сбило с толку Кирилла (ЖУКОВ), который не без оснований нашел в Ю. П. много общего с собой.

Когда же мы стали описывать тип НАПОЛЕОН, реакции Ю. П. были уже совсем классическими. Все сомнения отпали. Он действительно не читает инструкций, а бухгалтерский учет вызвал на его лице гримасу отвращения.

На прощание он не преминул всех нас похвалить за глубину понимания, за то, что мы так успешно осваиваем столь интересную науку и т. д. Этик – одно слово…

Галя.Роскошная девица в кофточке с весьма открытым вырезом объявила, что сейчас занимается экономической математикой (или чем-то вроде). Почему не в театральный? «Это не прокормит».

Еле определили сенсорику (от черной сенсорики как-то всегда ждут агрессивности). Однако Галя была спокойна. Только с отвращением отказалась «со страшной скоростью считать в уме». «Есть же калькуляторы!» – сказала она возмущенно.

Лера.Девятиклассница, которая мечтает поступить в институт физкультуры, а если не поступит – на мировую экономику в Плешку. Любопытно. Оказывается, любит теннис, успешно тренирует малышей, настроена на победу. И совершенно не боится старшей сестры: может завалиться прямо на ее вещи, если те лежат на ее постели. А сестра, между прочим, ШТИРЛИЦ – тоже не одуванчик.

Нелюбовь к математике и соответствующее выражение лица при ее упоминании довершили портрет.

Марина Д.В свое время закончила математический факультет педвуза. На тестировании была невеселой, но о своем турбизнесе рассказала подробно, постоянно употребляя слово «мы». О Египте, откуда только что вернулась, впечатления у нее ужасные. Грязь, плохое обслуживание, невкусно кормят! Сплошной негатив по белой сенсорике. И все бы было ничего, да только наш Дима (БАЛЬЗАК) сам три дня как из Египта. И ничего такого не заметил. «Я как-то не туда смотрел…» – несколько растерянно сказал он.

Мечта о собственном бизнесе, чтобы быть себе хозяйкой, не оставила сомнения в черной сенсорике. А быстрый отказ на предложение «со страшной скоростью считать в уме» навел на болевую белую логику. К тому факту, что она может опоздать куда-то, отнеслась совершенно философски. А математику она не любит, как выяснила в доверительной беседе с сестрой по разуму наша Таня (НАПОЛЕОН).

Марина О.Тестирование прошло за 15 минут. Она сразу заявила, что ей не все равно, где работать. Ей надо, чтобы не стыдно было людям сказать, где она работает. Как на заказ! Мы только что поговорили о стимулах к действию. Сразу определили экстравертную сенсорику.

Было забавно наблюдать, как похоже выглядели Марина и наша Галя (НАПОЛЕОН). Обе сидели в зеркальных позах, с похожими выражениями лиц и даже почесались совершенно синхронно и одинаково. Жаль, что наши подопечные на это пока не обращают внимания.

«Раскладывать вещи и наводить порядок очень люблю. Потому что у меня всегда бардак страшный. Это меня мой ребенок шестилетний приучил к порядку. А до него еще хуже был бардак». Вот такая речь. Логика слабая, зато иррациональность выражена.

«Сдачу вообще никогда заранее не считаю. Не знаю почему. Но знаю, когда меня собираются обмануть. У меня такое чувство. У меня интуиция на это».

Вот мы и столкнулись с интересным поворотом: все, что не логика, в нашей культуре объявляется интуицией. Тоже полезный урок.

Таня.Тестирование шло очень активно. Чуть не ошиблись, услышав про экономический факультет МГУ, но Таня быстро развернула наших студентов («я, в частности, и с помощью соционики поняла, что это не мое»).

Оля (ДЖЕК) спросила, как часто Таня, позвонив подруге, не застает ее дома. Хороший вопрос на сенсорику-интуицию. Пока Таня размышляла, Оля поняла, что это не интуиция.

Валентина (ДОН КИХОТ) спросила, чувствует ли Таня после собеседования, возьмут ли ее на работу. Нет, ответила Таня, хотя то впечатление, которое ей удалось произвести, она оценивает уверенно.

Зоя (ДЮМА) предложила ситуацию с ожиданием важного звонка. «Почувствуете ли вы, что вам надо прервать разговор, потому что кто-то сейчас будет звонить?» Даже непонятно, откуда сенсорная Зоя (ДЮМА) знает такие интуитивные ощущения. Конечно, Таня вышла из положения не так, как все ожидали: «Я просто решительно прекращу все разговоры и буду ждать нужного звонка».

Иррациональность проявилась в рассказе об уборке: «…а надоест, ограничусь одним шкафом, и все».

Роман.Очень решительный, готовый к бою, он отвечал короткими фразами или вопросом на вопрос. Мгновенно переключался, не договорив, как только слышал комментарий. Всех замечал и никого не оставлял без внимания. Иррациональность, экстраверсия, сенсорика были отмечены.

По поводу математики он не сдавался. «Я ее понимаю, но этого мало, чтобы получать четверки». Было видно, как напрягает его этот вопрос.

Характерные высказывания людей типа НАПОЛЕОН

Я учился на юридическом. На первом курсе мне было ОЧЕНЬ плохо. На втором курсе – еще хуже. На третьем – совсем плохо. Потом как-то все стало по барабану, так я и доучился.

*

Людей я всегда видел насквозь, а порядка в голове никогда, наверное, уже не будет.

*

Если я в один момент решу работать дворником? Я отнесусь критически к самому себе.

*

Знаю ли я, кто мне звонит, когда беру трубку? Конечно, если у меня работает определитель номера.

Маленький НАПОЛЕОН

2 года. На диване сидит незнакомый мужчина. Под диваном – любимая машинка Арсения. Сам Арсений стоит в дверях. Он боится дяди, но хочет отобрать машинку. Долго борется со страхом и наконец решается действовать. Подбегает к дяде и говорит: «Тебе, наверное, машинка мешает!», хватает машинку и убегает.

Здесь блестяще проявились как волевая сенсорика (желание отстоять свое), так и творческая этика отношений как инструмент достижения цели.

3 года. Ограничительная сенсорика ощущений проявляется каждый раз, когда надо сменить одежду, если похолодало или потеплело. Никакие аргументы не действуют – будет сидеть в доме, но сапоги или плащ не наденет. Не важно, что на улице дождь.

4 года. Мама пришила Арсению на рукав три пуговицы-лягушки. Он ходит и разговаривает с ними на четыре голоса – настоящие совещания устраивает:

«А ты что думаешь, Красная лягушка?»

«Я думаю, что мы должны побить негодяев!»

«А ты как думаешь, Зеленая лягушка?»

«Я думаю, что Красных лягушек не бывает!» и т. д.

Здесь видна экстравертная установка настоящего режиссера: всех расставить по местам, присвоить каждому текст, характер.

*

Зато сколько ног у кошки, считали два дня. До трех он хорошо видит предметы, отвечает, сколько будет, если один или два убрать. Но ног у кошки – «четыре-пять». Считали, считали, он все старался ответить «много». В конце концов просто запомнил. Также долго усваивал, чем отличается на картинке один зайчик от всех остальных, и прочие формальности. Это слабая логика.

*

Пришла мама за Сеней в сад, а он ей говорит: «Я не хочу, чтобы ты меня целовала». И держит паузу, пока мама в глубоком недоумении. Потом сообщает: «Потому что у меня горлышко болит». И уж потом, совсем мимоходом, завязывая ботинки, бормочет: «Поэтому я в детский сад завтра не пойду».

Вот такая дипломатия. И озадачил, и на жалости сыграл, и даже как бы логическую цепочку построил. Логика, конечно, несколько хромает, но этика сильна.

*

– Кирилл, а какое самое гигантское число?

– Понимаешь, Сеня, математика – такая засада, что к любому числу можно прибавить единичку, и оно станет еще больше. Так что самого большого числа нет.

И вдруг до Сени дошла холодная суть логического построения! Объективная реальность, не зависящая ни от желания, ни от хорошего поведения…

– Ну, Кирилл, это же ГАДСТВО!

Он выбрал самое ругательное слово, которое знал.

5 лет. Сеня смотрит мультики, а вокруг взрослые шумят и пристают к нему с вопросами. Он отводит глаза и вежливо и серьезно произносит: «Я хотел бы побыть один».

Разве не станет стыдно, что замучили такого вежливого ребенка? Это работа по творческой этике отношений.

*

Из всех уроков в подготовительной группе Сене, как выяснилось, нравится математика. Мы так и пребывали бы в тупике, если бы дотошный Кирилл не докопался до того, что сразу после математики их отпускают побегать. Такого рода причинно-следственные связи у Сени в голове устанавливаются хорошо, он же сенсорик!

*

– Сколько игрушек ты унес в песочницу?

– Девять штук.

– А сколько принес обратно?

– Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.

– И сколько осталось в песочнице?

– Знаете, я просто в первый раз невнимательно посчитал!

Слабая логика, поэтому вычитание представляется трудной задачей, от которой хочется отвертеться. Зато сильная этика – не сложно и прощения попросить, и признать ошибку.

6 лет. Я не могу размышлять, когда играет музыка, – она меня отвлекает так, что я сам себя не слышу.

*

– А что, розги действительно были?

– Да, раньше считали, что чем больше детей лупят, тем они становятся послушнее.

– Да… А потом подумали – жалко!

Предполагается, что взрослые не могут быть такими глупыми, чтобы быть жестокими к детям. С сильной этикой трудно представить, что у кого-то она может быть развита слабо.

*

Ябеда – это человек, который говорит слишком много правды.

*

Зося, мне стыдно за тебя! Ты же ночное животное, и притом черного цвета. Что же ты спишь всю ночь как человек? А кто мышей ловить будет?

7 лет. Пожелание маме на день рождения на рисунке: «штобы ты никогда не болела, штобы нипропускала любимые передачи, штобы снились хорошие сны».

Грамматика, как и следовало ожидать, хромает. Но часто ли мы получаем такие пожелания, которые точно соответствуют нашим устремлениям, причем по всем сторонам жизни: и по внешним, и по внутренним, и для тела, и для души?

*

– Конечно, Серый Волк умный, он всегда выручал Ивана Царевича… А зачем же он съел доброго коня?

«Добрый» он понял как «ласковый», «хороший». И не может совместить положительный образ кого-то со съедением ласковых зверей.

Тип БАЛЬЗАК

Интуитивно-логический интроверт

Евгений

– Чем вы любите заниматься?

– У меня пунктик, я люблю читать по истории. Люблю естественную историю, историю человеческую. Знаю всех поименно французских королей, царей, кто на ком женился, кто с кем спал и так далее… А занимаюсь я геологией и геофизикой, почвоведением.

– А строить генеалогические дерева вы любите?

– Да, обязательно. До поступления в институт это было мое любимое занятие – генеалогические древа – какие-нибудь мировые, свое генеалогическое древо куда-нибудь возводить и так далее.

(Интуиция времени – основа личности: распутывать истории семей – довольно сложное и кропотливое занятие, очевидно, оно заряжает его необходимой энергией.)

– А что вам больше нравится в истории? Ход событий или интриги?

– Конечно, интриги – это самое интересное дело. Кого отравили, за что отравили, каким образом. Все эти венецианские ужасы, яды и так далее… Это ужасно интересно, раз. А во-вторых, я придерживаюсь в жизни идеологии аристократизма. Я верю в идею евгеники. Это сильно влияет вообще на мое мировоззрение…

(Суггестивная волевая сенсорика: безумно интересно все страшное и ужасное.)

– А практический выход это какой-нибудь имеет?

– Как это практически осуществить? Как найти человека? А себя-то как оценить правильно?

– Сделать анализ хромосом.

– Нет, это бесспорно. Но есть вещи, которые не всегда ловятся современными методами. Я в это свято верю. Например, можно описать опыты Тимофеева-Ресовского, когда он пытался вывести песца, который вел бы себя как собака. Вышел, свистнул, и он прибежал. Вот так на свист, допустим, прибежали все песцы, он их порубил, шкуры продал, все хорошо. Он вывел в результате таких песцов. И все было хорошо, за исключением того, что у них была достаточно убогая шерсть. Проблема вот в этом состоит – чтобы и шкурка была, и на свист он бежал.

(Творческая логика действий: экспертный анализ методов и трудностей в производстве «идеального человека».)

– Ну и как же вы собираетесь решать эту проблему?

– Ну, вот я работаю с детьми. Иногда вот смотришь и думаешь: «Хотелось бы, чтобы у ребенка были вот такие качества…» А у другого есть такие качества, которых совсем не нужно…

– Вы работаете учителем?

– Да, учитель и в вузе преподаватель.

– А что вы преподаете?

– Я преподаю почвоведение и историческую геологию, палеонтологию, дрейфы материков, эволюцию органики и так далее.

– А в школе?

– Вообще географию. По образованию я географ и геолог, а в школе я преподаю, начиная от физики, химии, географии, биологии, москвоведенья и вообще… Самое ужасное, что я считаю себя глубоким гуманитарием, с трудом выбрал стезю вот эту естествоиспытательскую, чтобы быть географом… Между историей и географией. Меня в филологи прочили, а результате – пошел в географию. Ощущаю себя гуманитарием, а почему-то все время оказываюсь в естественных науках, в математических, технических областях. И сам себя спрашиваю: «Я вообще историей буду заниматься или нет?» Это ужас…

(Здесь бытовое ощущение интереса к гуманитарным вопросам обусловлено структурой детского блока. Но присущие типу интуиция и логика действий выводят Женю на настоящий исследовательский (логический) подход к жизни.)

– А вы легко преподаете, легко контактируете с людьми?

– У меня обычно с человеком устанавливается какая-то связь, и поэтому я периодически окидываю всю аудиторию взглядом, а рассказываю одному-двум-трем людям, но вообще я чувствую себя легко. Мне кажется, что когда я оказываюсь в незнакомой аудитории, например, у меня новые студенты, первый курс, вот, и вначале ставишь блоки какие-то и начинаешь с ними общаться, а с каждым занятием вносишь что-то такое новенькое. А вот сегодня я это скажу. А вот я это могу, а вот я это могу. Постепенно смотришь, ага, аудитория как-то положительно реагирует, не негативно воспринимает, ну, соответственно, уже корректируешь…

(Поэтапное снятие самоограничения по ограничительной функции интуиции возможностей по мере освоения обстановки.)

– А вы чувствуете, как к вам люди относятся?

– Да, наверное. У человека может быть плохое настроение, он на меня косо посмотрел – все, у меня будет драма личной жизни и так далее. А уж тем более если что-то сказать… Если человек обидит меня каким-то делом, например, он обещал мне принести какую-то книгу, но не принес, естественно, я буду ходить и всем вокруг рассказывать: «Ты представляешь, вот он мне не принес книгу! Я собирался статью по ней писать. Что у меня будет! У меня, там, тезисы летят!» Я это переживу потом. Но если человек это не действием, а словами скажет: «Ты знаешь, вот, ты не прав и так далее…» У меня может быть две реакции. Если я этому человеку доверяю, я тут же начну: «Я не прав?!» Я буду пытаться и эмоциями, если не получится эмоциями задавить, я буду пытаться чем-то логическим выстроить и так далее…

– А вы в самом деле в это верите, что вы правы?

– У меня такой жесткий принцип. Я в общении с людьми, не очень близкими… я никогда не опаздываю – я задерживаюсь. Я никогда не бываю не прав – я не могу быть не прав. Здесь что-то такое не в порядке. Это такая маска внешняя, которую я стараюсь как-то держать. (Смеется)

(Суггестивная волевая сенсорика: попытка жестко продемонстрировать свой «авторитет», как это делают симпатичные ему люди, с одновременным пониманием, что для него это как-то неестественно.)

– А если вы доказывали что-то одно, например, про какие-то материки, а вам говорят, все это было не так, они вот с неба свалились.

– С неба свалились? Хорошо. Давайте от этой печки плясать. С какого неба, откуда конкретно, что… Попытайтесь меня в этом убедить. Я буду самым благодарным человеком на свете. Вы меня убедите так, чтобы мои другие убеждения действительно не могли никак…

– Когда смыслы разрываются, это для вас понятно? Если что-то в концепции не сходится?

– Я считаю, что любое мнение, наверное, имеет право на существование, но если оно не связывается с общей картиной, значит, надо что-то в других частях картины менять. Это очень сложно, поэтому любая такая волюнтаристская идея обречена на гибель. Пожалуйста, развейте ее – пусть она сама погибнет естественным путем.

(Фоновая формальная логика: экспертная оценка наличия смысла, широкий обзор связи данной концепции с другими, но пассивный подход к опровержениям.)

– И тот, кто ее выдвинул, тоже отправится вслед за ней, да?

– А я буду стоять… А в конце концов я приду на могилу и скажу: «Ну, что сказать над гробовою урной? Вальсировала девушка недурно».

(Характерное для третьей квадры обращение к мотиву кладбища и смерти.)

– А как у вас в школе с подготовкой к занятиям, может, надо что-то писать?

– Как правило, если надо что-то писать, какие-то планы, я, конечно, сажусь и пишу. Как правило, такие вещи, которые я не люблю, я оставляю на последний момент, потом сажусь и пишу быстро. Мне не проблема. Вот коллеги иногда жалуются, что надо написать какую-то статью, структурировать материал, передо мной, например, голая колонка цифр, которую я получаю, и я уже тут же могу сесть и написать… Моя коллега, которая вместе со мной работает и тоже пишет диссертацию, для нее, например, проблема написать тезисы. Для меня не составляет труда, например, вывести какую-то закономерность, как-то объяснить…

(Творческая логика действий: смысловая организация материала, ясное представление о методах работы, быстрое изобретение подходящих к случаю приемов.)

– В компании людей вы сразу чувствуете все отношения, взаимосвязи?

– Ну, вообще да. Ну, я не знаю, насколько это правильно, но я для себя решаю, кто занимает какую нишу… Кто в каких отношениях с хозяином дома, кто где садится, кто задает вопросы, когда все люди молчат. У кого-то существует какая-то пара.

– А вам видно, кто с кем спит?

– Ну, что значит?.. Ну, вот над этим я как-то и не задумываюсь…

(Логический подход к человеческим отношениям через внешние ритуальные проявления, отсутствие глубокого интереса к личной жизни окружающих.)

– Почему у него такой энтузиазм, не БАЛЬЗАЧИЙ?

– Может, потому что незнакомая аудитория… У меня всегда существует такая позиция… ослика Иа. Я всегда говорю, что во мне живет три существа из этой замечательной милновской сказки: это Пятачок, это Кролик, и это Ослик.

(Е. А.: Пятачок – это ЕСЕНИН, Кролик – РОБЕСПЬЕР, а Ослик – БАЛЬЗАК (смех в аудиториидействительно, у Жени с ними много общего).)

– А вы любите шумных, веселых людей, быть в большой компании?

– (Морщится выразительно) Нет. Нет. (Смеется)

(Болевая точка – этика эмоций: одно представление о шумных, веселых, энергичных людях вызывает автоматическую реакцию защиты.)

– Как вы реагируете, когда вам приходится несколько раз объяснять один и тот же материал человеку?

– Когда я готовился к поступлению в институт, родители меня отдали к репетитору. Я к ней приходил, и она начинала мне что-то объяснять, и в конце концов она говорила: «Ну почему ты не понимаешь?» То ли я не хотел понимать, то ли не мог, и тогда я говорил ей так: «Объясните мне как для идиота». И вот когда я кому-то начинаю что-то объяснять, меня за это очень ругают. Я спрашиваю, вам как объяснить, как нормальному человеку или как идиоту? То же самое я спрашиваю у своих студентов: «Как будем говорить, как крупные почвоведы-академики или как начинающие, мало понимающие и соображающие?»

Если человек не понимает, значит, буду упрощать, буду прибегать к образам, в конце концов, буду показывать на пальцах. У нас у одной девочки в школе с головой не в порядке, в 9 классе она не может представить, что 9, деленное на 3, – это будет 3, а не 2. Мы и так делили и этак делили. Мы переходим на ручки, на карандаши, снова делим, вроде все понимаем. Через неделю она приходит, снова 9 на 3 – это 2. Снова с ручками, это как молитва еженедельная.

(Творческая логика действий: в соответствии с задачей оперативно изобретаются методы ее решения, отношения переводятся в плоскость технологии.)

– И так можете до бесконечности?

– Ну, у нас школа-то специальная. Нет, ну я в глубине души надеюсь, что в конце концов произойдет… Что там существует вот эта вот какая-то щелочка маленькая, которая периодически приоткрывается, и я успею туда протолкнуть этот материал, и наконец-то 9, деленное на 3, будет 3.

Самый-то ужас в том, что она помнит, что это ее самое проблемное место. Если ей сказать: «Анечка, давай начнем с нашего проблемного места», она 9, деленное на 3, напишет правильно, у нее уже рефлекс. А однажды перед ней стояла задача написать число 147. Как она его написала? Просто это было мое самое первое занятие… Я прибежал с воплями, крича, что я уйду, уволюсь отсюда! Она написала 100, потом 40, а потом 7.

(Болевая точка – этика эмоций: неожиданное событие, вызвавшее сильное переживание (здесь потрясение глубиной непонимания) вызвало желание избежать подобного в будущем.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Полина.В первых словах о своей преподавательской деятельности она сказала: «Раздражают тупые люди. Если я 5 раз объяснила, а они не понимают, я начинаю издеваться». Этим она завоевала себе устойчивую репутацию логика.

Ее долго спрашивали о защите своей территории (в группе много волевых сенсориков). Никаких реакций, кроме переживаний по поводу факта нападения. Ребята долго не могли поверить, все спрашивали, неужели это – все?

(У БАЛЬЗАКА воля – суггестивная функция, он программируется на волевое давление, уступает ему. Но чаще, как интуит, предвидит и заранее обходит подобные ситуации.)

Юля.Интуитивность ребята увидели быстро, как только она рассказала про свои вышивки – две за три года по канве с рисунком (причем одна не закончена). Это называлось «люблю вышивать».

Иррациональность проявилась, несомненно, в легком презрении к составлению планов. Да, она может вечером оказаться совсем не там, где собиралась, ну и что? Нет, это ее никогда не смущает. Она хозяйка своим планам – и это хорошо видно.

(Выяснилось, что у нас уже третья девочка этого типа часто любит побродить по магазинам с тканями и помечтать о том, что бы из них пошить. Видимо, по ролевой функции, сенсорике ощущений, когда устает от социального давления, так решает проблему выживания.)

Марина.Обратная сторона интуитивности – неуверенность в своей способности разбираться в вещах, фактурах материалов, здоровье: «Какое купят лекарство – такое и буду принимать».

Алена.Она сказала, что не торопится взрослеть: это же все-таки страшно – жить самостоятельно.

(Так часто бывает при слабой волевой сенсорике, человек не спешит брать на себя ответственность за то, что можно свалить на окружающих.)

Саша.Интровертная логика проявилась сразу: он начал подробно объяснять разницу между компьютерами Николаю (ДЖЕК) и совершенно отключился от остальных, которые в это время дружно обсуждали его.

Аня.Ребята попросили ее подробнее рассказать, чем ей не нравится учительница. Фразы неуверенные, незаконченные, на предположения отвечает: «Ну да, и это она себе позволяет».

(Нет развернутой картины и экспертной оценки учительских безобразий, так как этика отношений – слабая, некритичная, плохо осознаваемая референтная функция. Но зато ее никто не убедит, что она (Аня) что-то неправильно сделала. Логика действий – экспертная.)

Интуиция как слабая сенсорика проявилась в нашем фирменном вопросе об искусственных цветах. На столе в кружке стояли подвядшие синие мускари. Полина (БАЛЬЗАК) спросила, не видит ли Аня, настоящие это цветы или искусственные. Далее одновременно происходит вот что:

Оля (ДЖЕК) быстро трогает листики, чтобы убедиться;

Полина (БАЛЬЗАК) шепчет ей, что уже их потрогала, как только вошла в комнату;

Оля (ШТИРЛИЦ) с полным недоумением, что можно задать столь очевидный вопрос, смотрит на Аню, ожидая примерно такого ответа: «Что, вы меня идиоткой считаете? Конечно, живые!»;

Аня отвечает: «Ну, не знаю, надо приглядеться, может, потрогать…».

Оля (ШТИРЛИЦ) очередной раз совершенно растеряна, не может поверить своим ушам. Очень трудно по сильной функции (сенсорика ощущений у ШТИРЛИЦА – творческая) привыкнуть к тому, что не у всех так.

Катя.Интуиция проявилась в развернутом рассказе о том, как она воспринимает время: «оно течет у каждого в своем направлении, его можно ускорять и замедлять субъективно» и т. п.

Дима К.Логика типа проявилась в жестких и ироничных высказываниях о людях: «Дискотека? Знаете, когда в зоопарке гуляешь, это может быть интересно: посмотреть, но быть внутри, убирать все это…» «Машину она разбила так, что столб оказался в середине радиатора – наверное, не там дорогу переходил. В стекле вмятина, но крови нет. Значит, одно из двух. Либо человек заранее надел шлем. Либо кость была сплошная».

Интуиция, причем белая, проявилась в экспертных рассуждениях о четырехмерности текущего момента, в котором присутствуют и будущее, и прошлое, и что-то еще. И разрыв кривых социального развития, на его взгляд, происходит сейчас, а не как было предсказано, в 2025 г.

Интуиты (они у нас в этой группе белые) в это время смотрели на него с живым интересом. А сенсорики – в потолок, пытаясь прорубиться сквозь такие дебри.

Дима Ф.Он сначала много улыбался, на всех поглядывал. Но когда выяснилось, что он заканчивал МИФИ, потом получил социологическое образование, защитился и теперь доцент, сомнения в логике исчезли. К тому же он так ясно аргументировал свои решения.

Та скорость, с которой он отвечал на еще недоговоренный вопрос, вызывала оживление аудитории. Все поняли, что интуиция работает на полную катушку.

Классический вопрос о наличии мечты задал Кирилл (ЖУКОВ). Жаль, что некоторые смотрели на нас, а не на Диму. Он закатил глаза, несколько раз повторил: «мечта… мечта…», а потом стал рассуждать, что считать мечтой. Все как и было предсказано. Кажется, ребята не поверили, что мы не договаривались заранее – настолько текст совпал.

Эгоцентризм и свернутую позу тоже все увидели. Чистый тип хорошо тестировать.

Ира. Она справляется с жизнью, уверена в себе, поэтому все может. Но рассказ о том, что готовить себе каждый день как-то глупо, если не вносить в эту процедуру творчество, вызвал живой интерес Кати (ГЮГО). Однако «творчество» яичницы было в том, чтобы красиво ее оформить, украсить зеленью и соусом. Катя (ГЮГО) как-то опешила. Она имела в виду какой-то новый вкус, специи, наполнитель… Вот разница между ролевой и творческой белой сенсорикой. БАЛЬЗАКИ усвоили.

Зато отчет о деньгах в кошельке был абсолютно четким и уверенным.

Надежда.Она только что вернулась с книжной ярмарки во Франкфурте и путешествия на один из местных островов (конец октября, заметим). Очень довольна тихим отдыхом в уютном месте. Сразу стало ясно, что сенсорика слабая, этика еще слабее, интроверсия отчетливая, а предприимчивость выше всяческих похвал. БАЛЬЗАК, одним словом.

Тут Гриша (БАЛЬЗАК) сознался, что сразу нашел ее похожей на себя. Чем привел в недоумение нашу гостью, которая с соционикой не знакома. Она этого не нашла.

Лена.Интровертная логика и иррациональность сомнения не вызвали. Но роль матери семейства натренировала ролевую белую сенсорику. Она отвечала довольно уверенно на все кулинарные вопросы. В прогнозы свои не очень-то верила. Но в ситуациях ограничения естественные для ГАБЕНА реакции были несколько заторможены. К тому же рассказ о воспитании дочери был прошит словами «невозможно» и «как так можно?» – ограничительные речи БАЛЬЗАКА.

Таня.Скромная Таня сразу проявила интроверсию и умение пользоваться своими прогностическими способностями. И на наш вопрос о том, что она сделает, если увидит человека, пилящего сук, на котором сидит, задумчиво ответила: «Ну, постою, посмотрю…» Публика была в экстазе. Мы попросили их запомнить этот ответ на такой вопрос.

А Света (ГЮГО), хорошо знающая этот тип, уже шептала: «Это точно БАЛЬЗАК, точно». ДОНЫ удивлялись, неужели можно так к такому относиться. Да. И на это есть причины в модели А.

Зоя (ДЮМА) спросила, как Таня будет делить шоколадку. Таня: «Поломаю на кусочки и положу. Кто захочет, сам возьмет». «Это – логика», – констатировали наши этики единодушно.

Оля. Учится в МАДИ на экономическом отделении и танцует народные танцы. Пытается выбрать между этими занятиями то, что перспективнее. Но объяснять кому-то что-то она несколько раз не может: «Я начинаю беситься».

Мягкие игрушки собирает: «Мне кажется, что это неплохо, когда человек сохраняет в себе частичку детства».

Не успели мы констатировать интуитивную логику, как Зоя (ДЮМА) уже задала фирменный «БАЛЬЗАЧИЙ» вопрос про пиление сука. «Ну, конечно, мне интересно, я посмотрю…» – к восторгу публики скромно ответила Оля.

Характерные высказывания людей типа БАЛЬЗАК

Глаза боятся, а руки делают – это про нас.

*

Если в вагоне на мою полку сели другие люди? Я буду терпеть.

*

Мрачные прогнозы? Я называю это здравым смыслом.

*

Обязательно сходите в Исторический музей! Там такие кости!

*

Средневековье меня интересует довольно сильно, а настоящее – нет.

*

Люблю собирать негативную информацию, а потом начинаю всех пугать!

*

Раздражают тупые люди. Если я 5 раз объяснила, а они не понимают, я начинаю издеваться.

*

(О жене) Едешь отдыхать, а она звонит: «Ты меня любишь?» Ну, как люблю? Я здесь, а она – там!

*

Что можно сказать о кладбище? Нигде так не выражается дух времени, народа. Туда несут самое чистое – перед покойниками врать-то не будешь.

*

Мы не злопамятные. Просто злые. И память у нас хорошая.

Тип ДЖЕК

Логико-интуитивный экстраверт

Ольга

– Кем вы работаете?

– Ну, это то, что сейчас называется менеджером.

– Что вам нравится в вашей работе?

– В общем, трудно сказать… Мне, наверное, нравится любая работа. Нравится то, что я здесь достаточно самостоятельна. Мне приходится самой принимать решения и самой все выполнять. Нет мелочной опеки.

(Логика действий – основа личности, человек стремится к принятию самостоятельных производственных решений, не нуждается в подсказках.)

– А принимать решения, брать ответственность на себя вам нравится?

– Да. Хотя это трудно бывает.

– А трудно все держать в голове? Ведь вам, наверное, приходится иметь дело с большим количеством людей?

– Не трудно. Я записываю. Если что-то там забыла, я всегда могу найти. И вообще, общаться с людьми мне не трудно.

– А лица вы хорошо запоминаете? Телефоны, адреса?

– Нет, лица плохо. Телефоны хорошо. Имена, отчества, фамилии хорошо. А лица плохо запоминаю, просто плохо.

– А дни рождения?

– Ну, хорошо… (С легким недоумением)

(Сильная логика – аналитическая информация запоминается лучше, чем образная.)

– Ну, что, мне про дни рождения – дорассказать? (Договаривает, несмотря на то что все уже обсуждают другое.) Пока я думала, я тут сформулировала. Дни рождения людей, которые мне очень важны, которые близки, – я не забываю и поздравляю, готовлюсь. А если неинтересен человек – забываю.

(Рациональность – возвращение к недоговоренному сюжету, чтобы закончить мысль.)

– А как вы выбираете подарки?

– Подарки вообще выбираю тяжело! С трудом! (Эмоционально) Обычно советуюсь с людьми, мнение которых уважаю в этом.

– А как вещи покупаете?

– Вещи покупаю очень плохо. Дома есть уже много легенд о том, как я купила два разных сапога. (Смеется) Я не говорю про носки. Есть такая легенда о том, как я купила дочке тапки. На даче очень нужно было… Шлепки порвались, а на даче это – первая обувь. И я срочно поехала в электричке на ближайший рынок и в результате, поскольку я торопилась, ведь заодно надо много что купить, и эти шлепки… Торопилась, а когда приехала домой, оказалось, что один был 35-го размера, второй 40-го, но оба зеленых (смеется) и оба левых. (Все хохочут)

Вот так. У меня еще есть такие брюки, у которых одна штанина в мелкую полосочку, а другая в крупную (смеется). Я не знаю, как они их так продавали, но досталось мне. Есть еще сапоги… (Смеется) На одном сбоку две пряжечки, а на другом – одна. Невнимательная! Но ничего страшного, не очень заметно.

(Белая сенсорика – болевая точка этого типа. Из-за узкого обзора происходят нетривиальные ошибки в выборе цвета, фасона и качества вещей.)

– А у других вы замечаете, когда что-то не так?

– Ну, редко. Не очень. Например, я не сразу заметила, что здесь что-то… в комнате что-то не так. Ремонт сделали… Да вроде нет. А! Стол переставили. Он стоял раньше поперек, а сейчас вдоль. А диван, по-моему, не передвигали.

– А вас такие перемещения смущают?

– Нет, не могу сказать, что смущают.

– Если ваши домашние стол у вас в комнате переставят? Вам удобно будет сидеть?

– Да нет, ничего страшного. Я спрошу, почему так сделали. Если это очень важно для того, кто передвинул, посижу боком.

– В большой комнате, например. Пришел сосед, ему важно, чтобы стол стоял по-другому.

– Нет, ну… Он же не просто так пришел. Надо будет выяснить, зачем пришел.

– А если это в кабинете?

– Ну, в кабинете спрошу того, кто переставлял. Например, секретаря. Спрошу, почему стол мне переставили. Если они скажут: «Знаете, вот тут у нас сейчас ремонт…» Люстру, например, вешали. Я скажу: «А вам уже больше не надо? Тогда можно обратно поставить? Мне так неудобно». А если им еще надо очень, ну… хорошо. Спрошу, как долго. Потерплю.

(Референтная волевая сенсорика – нет стремления к защите территории. При чужих посягательствах вопрос решается с помощью выяснения причин (по структурной логике).)

– А вы отдыхать любите?

– Ну, это трудно сказать… Смотря что понимать под отдыхом.

– Ну, просто чтоб не работать… Другую работу… (Все смеются)

– Да! Другую работу. Люблю другую работу! Но отдыхать нет. Я работаю до тех пор, пока не кончится работа. Работа кончилась, я ухожу.

(Болевая точка – сенсорика ощущений. Трудно представить себе радости отдыха, зато подробности работы по сильной логике действий прекрасно видны.)

– А так бывало, что зарабатываетесь просто до изнеможения?

– Ну, что значит до изнеможения? Бывает, конечно, когда нужно доделать, могу не есть. Но я, так сказать, представляю себе, что мне сегодня надо ответить этому, этому и этому, значит, надо сделать это, это и это. И это занимает столько времени… (А всем успеваете ответить?) Стараюсь. Сколько это занимает на сегодняшний день, столько я и делаю. (А если планы у вас резко изменились?) Если я предчувствую, что сегодня нет смысла делать больше, то выбираю наиболее важное, что могу успеть.

(Рациональность – договаривание фраз, несмотря на разные провокационные вопросы.)

– А можете сказать крепкое слово, если кто-то мешает вашим делам.

– Не могу. Нет. Я буду искать другие пути. Они существуют, как выяснилось с возрастом.

(Активно работает ролевая этика эмоций, Оля шутит, улыбается всем сразу. Видна высокая стабильная самооценка: она легко переводит во взрослый блок свои неприятности с выбором вещей и рассказывает об этом спокойно и с юмором.)

– А быстро ли вы перестраиваетесь?

– Что значит быстро перестраиваюсь? Вот я, например, делаю что-то на компьютере, мне звонят по телефону, я могу или считать, или отвечать. Если я говорю по телефону и в этот момент кто-то входит, я забываю, с кем и о чем я говорила. Я могу или по телефону, или с тем, кто ко мне обращается.

– Вам трудно, разговаривая с кем-то по телефону, ответить дочке или сыну, где носки?

– Это я не могу, совсем не могу практически.

(Очень жесткая установка на последовательность действий – это проявление рациональности.)

– Но что касается физической работы, это я могу.

– А если представить, что в воскресенье вы решили полы мыть, а вдруг кто-то говорит: «Поехали на выставку Монэ!» Как тогда?

– Поехали! Сразу! На самом деле у нас была другая задача, мы хотели встретиться, что-то сделать, но последний день был Монэ, так что…

(Фоновая интуиция возможностей – действия предпринимаются таким образом, что интересные возможности не упускаются.)

– А планы на работе вы составляете, любите это делать?

– Не то что люблю, я считаю, что это обязательно. Другое дело, что сначала я все записывала, теперь я понимаю, что кое-что я могу и запомнить. (Смеется) Но, в общем-то, конечно, день распланирован. Я еду на работу, я несколько раз прокручу в голове: я делаю это, это и это.

(Творческая интуиция времени – оптимизация планов, их утонченное согласование доставляют удовольствие.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Ира.Рациональная логика проявилась в манере речи, в назидательных, подробных объяснениях признаков хороших отношений.

Интуиция проявилась странно. Безбоязненный взгляд в будущее скорее обосновывался покорным принятием судьбы, чем уверенностью, что всегда можно успеть выкрутиться. Много сенсорных утверждений и уверенность, что она контролирует ощущения. Но вопрос о синильной кислоте в персике выявил, что она не помнит о ее существовании, никогда не фиксировалась на этом – и вообще ничего о ней не знает.

Экстраверсия не показалась вовсе. Только множество объектов увлечений. Но от Робеспьера ее все же отличает динамическая лексика. Характерны декларации третьей квадры о том, что Ира не лезет в чужую жизнь, что люди могут иметь убеждения, не совпадающие с ее собственными, что она все равно их будет слушать, потому что они этого хотят…

Такое впечатление, что котенка воспитывала утка. Будто Иру формировал ДРАЙЗЕР или МАКСИМ – нет ни легкости, ни панорамного обзора. Маска погашающего (в данном случае РОБЕСПЬЕРА) говорит о перегруженности бытом и попытках разгрести завалы нетворческими методами стандартных программ выживания.

Лена.Рациональная логика была в высказываниях о работе, способах организации коллектива, о разделении обязанностей. Спина прямая, речь четкая, фразы законченные, объясняющие. «Какие у кого отношения вне работы, я не знаю. Да и неинтересно это».

Экстраверсия тоже была показана в обзорных картинах работы, в панорамном распределении внимания на всех участников тестирования, в объектных утверждениях.

Интуиция как слабая сенсорика проявилась в полном неумении и нежелании отдыхать. Лена даже не совсем поняла, что ей предлагают делать лежа на диване. Ну нет, просто так лежать она не будет! ДЖЕК, да и только.

Дима.Начал со вступительной благодарственной речи по поводу симпатичных преподавателей, чем сразу показал и деклатимность, и рациональность, и ролевую этику.

Экстраверсия была в панорамном обзоре присутствующих и в обобщающих утверждениях.

Интуиция, как слабая сенсорика, проявилась в желании автоматизировать быт, по возможности, весь. «А как же автоматизировать чистку картошки?» – прозвучал вопрос из зала. «Женой», – с присущей типу конструктивностью посоветовал Николай (ДЖЕК).

А люди, отличающие настоящие цветы от искусственных, по мнению Димы, заслуживают того, чтобы перед ними снимали шляпу.

Кроме того, небывалая активность Юли (ДРАЙЗЕР) при тестировании наводила на мысль о дуальности. Мы отметили это вслух как диагностический признак. Юля не сильно смутилась. Зато Дима, не совсем понимая ситуацию, но чуя носом что-то специальное, просто расцвел. Сильная бессознательная интуиция возможностей редко подводит ДЖЕКА.

Дима (тот же, но в другой группе).Он был улыбчив, как обычно, и обстоятелен в рассказе о своем деле. Динамическая лексика: сплошные перспективы и методики, Гриша (БАЛЬЗАК) немедленно вступил в профессиональный разговор, все понял и спросил, не боится ли Дима разгласить свои профессиональные секреты. На что тот заявил, что в информационных технологиях секретов нет. Все дело в наличии команды. Обобщающие выводы на каждый вопрос выдали экстраверсию.

А интуиция сквозила в каждом жесте, в том, как долго он искал удобную позу, все время поднимал глаза к потолку и т. п. «Я всегда говорил, что любой человек может добиться любой цели, только нужно за нее заплатить. Самая дорогая валюта – это время жизни. Вот если этим платить, то всего добьешься».

Ольга К.Выявилась логика и интуитивность в рассказе о любимой работе. Потрясающе проявилась ее забота о семье. В небольшой квартире она старается так развести своих домашних, чтобы конфликтующие стороны не встречались в одном месте в одно время. Создается картина тонкого механизма, который как в часах регулирует появление каждой фигуры на каждой площадке. И это совершенно сознательно!

А когда ее спросили, разумеется, в чисто научных целях, какие одежки она покупала детям, когда они были маленькими, она сказала: «Ох! Когда это было! Что об этом говорить? Давайте лучше про сейчас поговорим». Перевод болевой белой сенсорики в сильную интуицию времени все оценили по достоинству.

Володя.Он, конечно, все объяснял как рациональный логик, и при этом гордился тем, что живет один со своей собакой в большом загородном доме. Правда, приходится выезжать раза 4 в неделю по делам и в гости. А так он живет один, и никто ему не нужен. На что Роберт (РОБЕСПЬЕР) заметил, что для интроверта 4 раза в неделю ходить по гостям – «это уже слишком много».

В классическом вопросе о передвинутом столе интуиция сыграла неожиданным образом. (Хотя для ДЖЕКА это как раз типично.) Он напрочь отказался представлять себе «ситуацию, которой точно не может быть никогда». ДЖЕК не тратит время на пустые фантазии.

Характерные высказывания людей типа ДЖЕК

Каждому делу – свое время.

*

Время – это самый ценный и невосполнимый ресурс, который у нас есть.

*

Готовить – это лишняя трата времени.

*

Я наличие майонеза в еде определяю на раз: если меня потом вырвет, значит, был майонез!!!

*

Как начинается мой день? Я просматриваю электронную почту. Нет, не в постели… А, вы об этом… Ну, я встаю в 7 часов 15 минут…

*

Разговор двух ДЖЕКОВ:

– Они лучше справляются с этим экспериментом.

– Да, потому что они…

– Ну да!

Тип ДРАЙЗЕР

Этико-сенсорный интроверт

Вера Михайловна

– Что для вас самое главное в общении? В каких случаях оно, на ваш взгляд, удается?

– Когда отдача идет.

– А вы чувствуете, как к вам люди относятся?

– (С недоумением и возмущением) Естественно! Конечно!

– А вдруг они притворяются?

– Все равно где-нибудь это вылезет.

– А ведь бывает, что человек хорошо воспитанный. Все время говорит: «Спасибо, пожалуйста». Разве сразу разберешься?

– Все равно это где-нибудь проявится. Не может постоянно человек притворяться. Все равно – в чем-нибудь, но проявится. Мне так кажется.

(С базовой этики отношений трудно объяснять очевидные вещи – отношение видится экспертно, человек себе доверяет, обсуждать нечего.)

– Вы хорошо готовите?

– К сожалению, нет.

– А почему «к сожалению»?

– А потому что я жила за мужем, который очень хорошо готовил. У меня не было необходимости этим заниматься. У меня муж всегда все готовил. Мое дело было – дети, воспитание, работа. Готовил он. У нас так были распределены обязанности. Он очень любил готовить. Готовил он прекрасно.

– А уборка?

– Уборка, естественно, на мне.

– Вам нравится убираться? Чтобы все было на местах?

– (Скромно, но с гордостью) У меня порядок. Я люблю порядок. У меня все должно лежать на своем месте. Ну, иногда бывает такой маленький беспорядочек, который я могу в пять минут убрать. Бывает… Но я из этого культа не делаю. Для меня это не важно.

(Ролевая структурная логика: демонстрация любви ко всему упорядоченному.)

– Но вы убираетесь, скажем, каждую субботу или по ере загрязнения?

– Нет, конечно! По мере загрязнения, безусловно. И по мере состояния своего здоровья. Иногда не до этого бывает. (Смеется)

(Ориентация на сильную бессознательную сенсорику ощущений (фоновую) дает возможность правильно оценить баланс между усталостью и необходимостью устранять беспорядок.)

– А чем вы сейчас вообще занимаетесь? Вы уже на пенсии?

– (С возмущением) Нет, я работаю! Работаю!

– Это у нас девушка просто размечталась о пенсии… (Смех в аудитории)

– Не надо, девочки, не мечтайте об этом! Вообще пенсию надо давать в молодом возрасте. А в старости надо работать! Да, надо пенсию давать, когда дети маленькие. За ними надо ухаживать, смотреть… А то мы все бегом, работа, дела…

(Уход на пенсию ставит перед проблемой неопределенности. Неизвестно, что делать – дети-то уже выросли. Неизвестно, где взять средства на жизнь, если перестать работать. Неизвестно, будешь ли ты кому-нибудь нужен или останешься один. Все это – страх перед неизвестностью, то есть проявление болевой интуиции возможностей.)

– А где вы сейчас работаете?

– Я в школе работаю. Учителем начальных классов. Вот с такими малышками. Сейчас мы принимаем в школу с пяти с половиной лет.

– Это же детский сад!

– Это подготовишки. Маленькие такие…

– Они у вас спят?

– Нет, мы не спим. Это раньше были такие условия. Сейчас таких условий нам не дает государство. У нас другие условия… Раньше я тоже работала с шестилетками. Тоже спали – и я с ними иногда спала.

– Хорошие у вас детки?

– Прекрасные!

– Сейчас, говорят, с детьми невозможно работать.

– Я работаю в гимназии. Мы производим отбор в школу. Поэтому у нас дети хорошие. И самое главное, что родители заинтересованы, чтобы дети учились: Они помогают изо всех сил. Поэтому дети у нас хорошие, замечательные просто!

– Они вас слушаются?

– (С возмущением и удивлением) А как же?!

– Все двадцать?

– Двадцать семь.

– И все 27 пятилетних детей вас слушаются целый день?

– Да! А как же?!

– Поделитесь секретом!

– Играем много… Вот, например, если вам интересно, конечно… Я вообще много могу рассказывать… Ну, например, вот мне надо, чтобы они отдохнули. Они сидят за партами. У нас ковер большой в классе лежит. И я им говорю: «Ребятки, берем азбуку свою в руки» и рассказываю: «Уж как шла лиса по лесу, нашла азбуку в канавке. Она села на пенек и читала весь денек». Пока мы эти стихи говорим, мы выходим на этот ковер, ложимся на пузико, ноги кверху, и перед нами букварь. Потом я говорю: «Ну-ка, уберите букварь. Давайте посмотрим, какие цветочки на ковре. Как будто вы на лугу, собираете цветочки». Вот так вот! Почитали? Почитали. Отдохнули? Отдохнули. И так далее.

– Это вы придумали?

– Я не знаю, я так делаю.

(Творческая волевая сенсорика – это и непоколебимая уверенность в своих силах, и умение проявить власть так, что никому и в голову не придет ослушаться.)

– А если у вас ребенок заплачет?

– Пожалею, конечно, естественно.

– Как вы его будете жалеть? Возьмете к себе?

– Обязательно, прижму к себе.

– А представьте, вы его ведете за руку, а он вдруг впал в истерику, ногами загребает по полу…

– Это по обстановке, смотря какой ребенок…

– Вы можете его шлепнуть?

– Ну что вы! Шлепнуть! (С возмущением) Какое я имею право! Ни в коем случае! Я могу только держать за руку. И отвлечь на что-нибудь. «Давай посмотрим, сколько там идет машин? Давай посчитаем!»

– А он не хочет!

– Ну, прямо! Не хочет! Такого быть не может! Как это – не хочет? Посмотрит, и сделает, и отвлечется… Это ж такой возраст… Надо отвлекать детей. Не обязательно ругать. Бить я вообще – какое я имею право? Если вы приведете своего ребенка, а я его буду бить! Вы что?!

(Хохот)

(При таком запасе творческих методов для осуществления власти примитивные шлепки представляются чем-то недопустимо вульгарным.)

– Ну, не бить… Не розгами, конечно!

– Розгами! Скажете тоже! Ну, ладно, давайте, вопросы задавайте!

(Хохот)

– А выбирать вам трудно?

– Что выбирать?

– Например, вы видите два одинаковых учебника, но один зелененький, а другой синенький…

– Я сначала посмотрю, что там внутри.

– Ну, допустим, они одинаковые.

– Такого не может быть, чтобы они были одинаковые. Что одинаковое? Обложки?

– Нет, содержание.

– Содержание я должна посмотреть. Там могут быть методы разные, разные подходы. Как же? Я должна посмотреть. А если просто обложки разные, то выберу красненькую.

– Почему?

– Это мой любимый цвет. Красненькую выберу. Но внутрь обязательно посмотрю. А как иначе? Я уж знаете через сколько программ прошла за свою жизнь? Я все программы наизусть знаю, любую задавайте, я вам с закрытыми глазами скажу, на какой страничке что.

(По болевой точке – интуиции возможностей – хочется навести полную определенность. Изравноценных вещей выбирать красную – отличный способ снять проблему выбора.)

– Сколько лет вы работаете в школе?

– Сорок пять лет я работаю в школе.

– У вас всегда были такие большие классы?

– О! Было больше! Парты стояли впритык к доске! Когда я начинала, было по 52 человека в классе.

– А вы их всех видите?

– Всех вижу, обязательно!

– То есть нельзя списать у вас?

– Не спишешь! Нет, ну, конечно, кто-то может списать. Вот знаете, я вам расскажу один случай. Была у меня одна девочка. Олигофрен самый настоящий. Это было еще до гимназии, школы ведь тогда были обычные. Я в гимназии работаю только несколько лет. И вот она идет с последней парты. Я говорю: «Оксаночка, иди покажи мне примеры». Первый класс. Вот она идет, у нее столбиком все написано, я ответы проверяю. «Все правильно, Оксаночка, иди». Вот пока она идет до последней парты, она все примеры зрительно скопирует. Она дошла до своей парты, села, все быстро написала – и у нее все правильно. Вот такая память у нее была зрительная хорошая.

(Творческая волевая сенсорика – постоянный контроль своей территории, на которой человек берет ответственность за все происходящее.)

– А как же она все-таки училась?

– Как училась? На второй год осталась.

– В первом классе?

– К сожалению. Потом ее маме сказали: «Вы, может быть, заберете своего ребенка? Ей надо в специальную школу. Она здесь учиться не может». А мама говорит: «Я знаю эту школу, я сама ее кончала. Вы меня не уговорите».

– А если кто-то вступил с вами в конфликт, как вы поставите человека на место?

– Я очень тактично это сделаю. Я никогда не обижу.

– А что вы скажете?

– Что я скажу? Честно говоря, меня всегда окружают очень хорошие люди. Я не знаю, как так выходит. Но я всю жизнь всегда общаюсь с хорошими людьми. У меня нет плохих людей. Я со всеми умею найти общий язык.

– А как вы узнаете, если человек не слишком хороший?

– Я посмотрю на человека, и вот он чем-то мне не понравился. Я не знаю, я не могу объяснить. И поэтому когда берут на работу, завуч мне говорит: «Иди-ка сюда, посмотри». Я могу просто пройти мимо и сказать. У нас как-то уволилась одна женщина, и должны были взять другую учительницу на ее место. Она стояла внизу у охранника. Вот я прошла мимо нее (а я как раз проводила детишек вниз, чтобы посмотреть, как они оденутся, кого родители встретили… Кого не встретили, я должна забрать с собой наверх…). И я вот прошла мимо нее, и чем-то она мне не понравилась. Не знаю, какая-то аура недобрая. Потом без меня с ней поговорили, и завуч мне говорит: «Знаешь, этот человек нам не подходит, недобрый». Вот как я это чувствую? Ведь я просто прошла мимо нее. Я не знаю. Но что-то было не так. Хотя я видела ее вполоборота. Вот так у меня бывает.

(Экспертная функция – базовая этика отношений – дает точную мгновенную оценку, опираясь на множество мелких признаков, накопленных за долгую практику.)

– Да, вот еще маленький секретик: как я с малышами играю. Я говорю: «Ребятки, у вас из глазиков идут ниточки ко мне. Положите мне их все ко мне на ладошку. Положили? Вот теперь я их беру все в кулачок. А теперь слушайте меня. Ой, ниточка твоя убежала и твоя убежала! Ну-ка, давайте мне свои ниточки быстро в кулачок!» Вот такие приемы, к примеру, я использую. У меня очень, очень много разных приемов.

– Повезло детям с учительницей!

– А чего так мало вопросов задаете? Задавайте еще!

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Юля. Рациональность была видна в осанке, в законченных фразах, в возвращении к недосказанным ответам, в безапелляционных суждениях. Хорошо натренированная ролевая структурная логика производила вполне убедительное впечатление.

Сенсорика, причем волевая, сквозила в голосе. Решительность и воля – это то, на что она в себе полагалась. Не очень подробно прозвучала белая сенсорика в ответах о здоровье и лекарствах, но то, что она не болеет, поняли все.

Интроверсия четко прослеживалась в адресных ответах от первого лица, в субъектной позиции, в фиксации взгляда на том, кому дается ответ.

Этика проявилась в ответе на наш фирменный вопрос о нравственном прогрессе.

– Скажите, пожалуйста, вот такую вещь: технический прогресс – он явным образом существует. Есть телевизоры, телефоны, а раньше не было. До Америки можно долететь, а раньше нельзя было. Очевидно, что технический прогресс существует. А что у нас в области гуманизма? Нравственный прогресс, по-вашему, существует?

– Я думаю, что существует регресс, а не прогресс.

– А почему вы так думаете?

– Ну, хоть я и причисляю себя к кругам молодежи, если посмотреть на школьников, которые сейчас заканчивают школу… Они ненамного меня моложе, но это уже не мои ровесники. У них совершенно другие привычки. И по разговорам, и по уровню мышления, по отношению друг к другу, по отношению к своим родителям – это совсем другие люди. Практически теряется честь у людей. Понятие чести – можно считать, что его нет.

– Ну а как же, если посмотреть с другой стороны? На кострах не сжигают, пыток нет – на дыбе не вздергивают, под ногти иглы не загоняют… Ведь такого сейчас нет.

– Сейчас есть другое. Более масштабные способы уничтожения. Допустим, раньше, в далекие времена, убивая, люди смотрели при этом в глаза, а теперь этого практически нет. Человек не видит того, кто его убивает.

(Мы были очень довольны. Такого поворота темы никто не ожидал. Все согласились – ДРАЙЗЕР. Ведь именно он, как хранитель нравственных норм, острее всех типов переживает их расшатывание.)

Вопрос на неопределенность (потеря чемодана) вызвал-таки у нее некую гримасу и минутную потерю самообладания.

Болевая точка – интуиция возможностей. Человеку даже предположить противно, что может случиться что-то непредвиденное.

Настя.Кроме интроверсии, выраженной в свернутой позе, прицельных ответах и жестах от локтя, которые заметила Маша (ДОСТОЕВСКИЙ), ничего другого не просматривалось.

Постепенно обозначилась рациональность в попытках развести разные дела на разное время, делать их последовательно, а не «заодно». Слабая интуиция, нелюбовь к ситуациям выбора обозначили сенсорику. Но логика-этика не разделялись, как часто бывает у обученных рационалов.

Однако вопрос о техническом и нравственном прогрессе все расставил по местам. Абсолютно твердо и без раздумий Настя сказала, что нет, она не думает, что есть какой-то нравственный прогресс. «Мне вообще не нравится, что сейчас все держится на деньгах. И нет того настроя на идеалы, какой был где-то в 50-е годы». Это она прослушала чьи-то воспоминания о романтике шестидесятых годов и четко осознала, что сейчас отношения между людьми лишены этой составляющей.

Ну, и мебель она подвигать любит, это ей интересно.

Тут ДОНЫ принялись ругать социалистическую жизнь, доказывать ей, что раньше было гораздо хуже. Бесполезно. Ее же не интересует политическая обстановка. Она видит, что раньше была бескорыстная дружба, а теперь у молодых ее нет. Этого ей достаточно, чтобы вынести решение. «А как же ее переубедить?» – растерянно спросила Маша (ДОН КИХОТ). Не получится, потому что она права. В том локальном аспекте, который она видит экспертно, а ДОНЫ – нет.

Характерные высказывания людей типа ДРАЙЗЕР

Мне уже 60 лет, но пирожки я делаю так, как мама меня учила. Чего и сколько записано, то и кладу. И всегда хорошо выходит. А если поменять что-то, то неизвестно, что получится…

*

Я люблю мебель переставлять, даже если будет не так удобно телевизор, например, смотреть. Я потерплю. Зато в окружающем пространстве что-то изменится, интереснее станет.

*

Всегда чувствую по телефону, в каком настроении муж.

*

Трудно сказать о себе. Наверное, со стороны лучше видно, но мне удается поддерживать отношения без конфликтов.

*

Я решаю задачу и уже вижу, что неправильно, но все равно делаю, потому что мне интересно получить результат. И вообще я просто люблю считать.

Маленький ДРАЙЗЕР

Любе 2 года. Возвращаясь вместе с мамой с прогулки, она убежала по лестнице вперед и наткнулась на мужчину с огромным водолазом. Нисколько не испугавшись, она закричала: «Собачка, собачка, ты меня не бойся!»

Психология bookap

*

Когда Люба стала ходить в первый класс, как послушная девочка она всегда возвращалась домой вовремя, но однажды пришла на 1, 5 часа позже. Оказалось, что у девочки из ее класса ребята спрятали шубу. Все ушли домой, а она не могла бросить одноклассницу в беде и была с ней, пока пропажа не нашлась.