Часть III. Соционические типы


...

Занятие 11. Четвертая квадра

На этом занятии мы проходим последнюю, четвертую квадру социона. В нее входят типы ШТИРЛИЦ, ДОСТОЕВСКИЙ, ГЕКСЛИ и ГАБЕН. Функции, определяющие личностные приоритеты этих типов, следующие:

– логика действий;

– этика отношений;

– сенсорика ощущений;

– интуиция возможностей.

В квадре ценят творческий подход к взаимоотношениям, психологизм, раскрытие талантов и возможностей личности. Целесообразность и комфорт, оптимальное распределение ресурсов, польза и эстетика – источники вдохновения и восхищения.

В. Гуленко ставит в соответствие четвертой квадре стихию земли и сезонную фазу зимы.

Земля – это материализация, воплощение замыслов, создание объектов, переживающих века. Это действие, работа, приносящая зримую пользу, преображающая жизнь.

Кроме того, земля – это символ плодородия и богатства. И надо отметить, что к вопросам репродукции в квадре относятся с естественным, никого не смущающим вниманием.

Зима – время подведения итогов и разумного использования ресурсов, которые негде будет пополнить до будущей весны. Это холод и тьма снаружи, но тепло, уют и защищенность родного дома, без которого зиму не пережить. В этом ракурсе забота о ресурсах и отношениях воспринимается как необходимый элемент выживания. Тепло во всех смыслах – и как забота о комфорте, и как неконфликтные, дружеские отношения – несомненные ценности квадры.

По классификации В. Алексеева, дух четвертой квадры – «здесь, но не теперь». Представители квадры ориентированы на «вечные» ценности, не склонны вкладывать энергию во что-то временное. Это приводит к консерватизму, иногда к застою, но позволяет оптимально использовать возможности имеющихся ресурсов.

Признаки Рейнина для 4-й квадры

Общие взгляды и отношение к некоторым вопросам жизни у типов четвертой квадры обусловлены определенным, отличающимся от других набором квадральных рейнинских признаков.

Рассудительные – иррациональные функции личностных блоков: сенсорика ощущений и интуиция возможностей.

Они ценят комфорт в жизни и отношениях, не упускают возможности его преумножить.

Серьезные – рациональные функции личностных блоков: логика действий и этика отношений.

Доверие и осмысленность действий считаются в квадре важными компонентами общения.

Аристократы – во всех блоках типов логика сочетается с сенсорикой (предметная информация с пространственной), а этика сочетается с интуицией (энергетическая информация с временной).

В этой квадре хорошо видят различия групповых интересов, определяют близких по духу людей как «своих», склонны ожидать от них более тесного контакта, чем от «чужих».

Наиболее сильно дух четвертой квадры проявляется в области экологических идей. Целостное видение планеты как системы с ограниченным ресурсом, энергосбережение, экологически чистые технологии, бережное отношение к живому – естественная идеология людей зимней ночи.

В представленных интервью мы увидим, что описанные здесь общие свойства проглядывают сквозь типовые различия таких разных персонажей, как, например, ШТИРЛИЦ и ГЕКСЛИ, когда вопросы касаются глобальных мировоззренческих тем.

Тип ШТИРЛИЦ

Логико-сенсорный экстраверт

Лидия Васильевна

– Вы сейчас работаете? И где?

– Да. Я коммерческий директор на фармацевтической фирме.

– Вы производите фармацевтические препараты?

– Нет, фирма маленькая, поставляет сырье для производства фармацевтических препаратов.

– Вы работаете по специальности?

– Я по образованию химик, заканчивала Менделеевский институт. Я химик-органик, и так сложилось во время перестройки, что я переквалифицировалась и работаю теперь здесь. Но это близкие области – фармацевтическая химия и органическая химия. В основном вся фармацевтика – это органика, поэтому это очень близкая мне отрасль, но пришлось переквалифицироваться в том плане, что раньше была научная работа, а сейчас – коммерция.

(Ответ подробный, точный, с мелкими деталями – говорит о рациональности.)

– Вы этому учились или просто сами?

– Какие-то небольшие курсы я заканчивала, но они мне мало что дали, хотя они и громко назывались «Маркетинговое исследование». Но это все – чисто условно. А в основном опыт и природные способности…

– А опыт у вас был какого рода?

– Я работала много лет в лаборатории, потом занималась информацией. Постепенно вот так и пришла к этой работе.

(Логика действий – основа личности. Человек трезво оценивает знания, полученные на курсах, эффективно набирает и использует собственный опыт в организации работы фирмы.)

– А что конкретно вы делаете, какое это сырье?

– Ну, например, мы закупаем ацетилсалициловую кислоту, которая используется уже для производства таблеток. А мы закупаем именно сам порошок.

– И куда потом?

– Иногда мы поставляем сырье фабрикам, а иногда это идет для изготовления так называемых экстемпоральных форм, то есть это для рецептурных отделов аптек. Но мы не непосредственно аптеки снабжаем, а мелкооптовые фирмы.

– И столько посредников требуется в этой сфере?

– Их видимо-невидимо. На самом деле поставка фармацевтических препаратов – вещь очень непростая, так как, во-первых, вся эта деятельность строго лицензируемая, во-вторых, для того, чтобы продать какой-то фармацевтический препарат, если даже мы его купили у известного производителя, даже на нашем российском заводе, в Курске, в Перми – не важно… Все равно нужно его сдать на анализ, получить протокол анализа и сертификат соответствия нашей государственной фармакопеи. И только после этого, имея кучу документов, можно этот продукт продать.

– И как же все это делать?

– Все это организовано, поставлено на поток, потому что есть опять-таки куча аккредитованных лабораторий, которые имеют право это делать, так что сейчас это довольно-таки упорядоченный бизнес.

– И вы отвечаете за все эти формальности?

– Я участвую в планировании закупок сырья, обеспечении зарубежных контрактов, договорных форм, по России и так далее.

(Рациональность проявляется в спокойном отношении к правилам и формальностям.)

– А какие были ваши любимые предметы в школе?

– В школе у меня были две страсти – химия и литература. Я посещала два кружка в школе, одновременно ходила во всякие кружки в Доме пионеров. Когда я была уже в старших классах, когда надо было определяться, учительница литературы – она очень хорошо ко мне относилась – сказала, что нужно выбирать такую специальность, которая даст твердую почву под ногами. Литература – это нужно быть или действительно очень талантливым человеком, или заниматься ею в свободное от основной профессии время…

– И вы совсем забросили литературу, став химиком?

– Нет. Я думаю, что все идет от школы. В школе у меня были неплохие учителя, и отношение к русскому языку осталось особенное. Да, я считаю себя ревнителем русского языка и всем на работе делаю замечания.

– А вы не боитесь, что сотрудники могут на вас обидеться?

– Ну, во-первых, к этому все уже привыкли. (Смеется)

– Вообще-то они должны спасибо вам каждый раз говорить…

– Некоторые говорят «спасибо», некоторые что-то спрашивают, а некоторые говорят: «А, собственно, зачем? Вы нас и так понимаете». Так что есть разные категории. Конечно, когда при мне произносится слово «ложить», мне этого человека хочется стукнуть. Особенно когда с иногородними общаешься и просишь секретаря, например, переключить на факс, и вдруг слышишь: «Только вы не ложьте, пожалуйста, трубку, потому что мы еще с вами хотим по одному вопросу поговорить». Так что по-всякому бывает…

(Работа ограничительной структурной логики проявляется в ожидании от партнера «правильного» поведения и грамотной речи. Отсюда – тенденция его поправлять.)

– Неужели до сих пор так говорят? Я думала, у вас в основном претензии по поводу ударения в слове «звонИт».

– Ну, так говорят поголовно все. И мой директор, который сидит со мной в одной комнате. Он родом из Омска. Но я ничего не хочу сказать плохого – он закончил Бауманский институт, человек очень собранный, организованный, но он всегда говорит: «Я сам с Омска или с Москвы». Я говорю ему: «Вы из Москвы, из Омска… Определитесь вообще!» И тоже не обижается, ничего.

– Как вы думаете, почему люди так говорят? Они не могут запомнить, как правильно?

– Да, в общем-то, потому что им все равно. Я им делаю замечание, а они все равно так говорят.

(Экстраверсия позволяет заметить ошибки каждого в окружении, но не дает представления о мотивах их поведения.)

– То есть изо дня в день вам приходится сталкиваться с одними и теми же проблемами?

– Ну, некоторым я, конечно, не делаю замечаний. Вот у нас, например, есть один провизор, очень хороший провизор, но он сам родом с Северного Кавказа. Он говорит периодически «ложить» или даже «покласть», что ему ближе… А «позвонИшь» или «позвОнишь» – это говорят буквально все, только единицы говорят правильно. Ну а некоторые молодые, если я их поправляю, они говорят «спасибо».

– А готовить вы любите? Вы это делаете по кулинарным книгам?

– Нет, конечно. Там много прописных истин, которые и так известны – сколько там чего добавить или насыпать. Я это все и так чувствую. Все это условно-приблизительно. Потому что нельзя положить точное количество муки – нужно учитывать размеры яйца, например. Какие вы купили яйца – маленькие или большие.

– От этого зависит, сколько класть муки, что ли?

– Нет, ну как! Если вы купили, например, крупные яйца, то их нужно положить два, если мелкие – три.

(Творческая сенсорика ощущений не идет на поводу у рецептов, а всегда относится к ним критически.

Полина (БАЛЬЗАК): Ну, вот мне это в голову не придет – смотреть на размер яиц. Если написано «Положите на 3 яйца 3 стакана муки», я так и буду делать, не вникая. Один раз я пыталась приготовить оладьи и долго экспериментировала со стаканом кефира и мукой. Оладьи получились все такие разные!)

– Оладушки получатся в любом случае, но шарлотка может оказаться и жидкой! Поставишь ее в духовку, а у нее в середине будет что-то такое жидкое!

– А доставляет ли вам удовольствие заниматься дизайном в собственном доме?

– Конечно. Я люблю все перестраивать, потому что мне все очень быстро надоедает, поэтому я все в принципе меняю. Или ручки, или двери, или обои, или еще что-нибудь.

– А вот дизайнера пригласить, чтоб он вам все устроил по своему вкусу?

– Нет, я не хочу.

– А вот некоторые приглашают, а потом смотрят, как получится.

– Да, я знаю. А вот, между прочим, приятельница моя ладит с ребенком у одной пианистки… Вот они как раз пригласили дизайнеров, которые им вынесли все из их комнаты, и они потом были в восторге. И я видела это в передаче «Квартирный вопрос». Да, может быть, для них это было и неплохо.

А после этого я видела другую передачу из этой же серии, и показали квартиру, в которой была комната в стиле 80-х годов – там какие-то покрывала, какие-то кресла, детский уголок… Все это вынесли и сделали вот что. Они подвесили такой прямоугольник, поставили туда телевизор и где-то там, в нише установили диван за этим прямоугольником. То есть дети пришли, они, конечно, выразили свой восторг, но где после этого вообще быть детям и где им играть? Это совершенно бездушный, абсолютно какой-то, я не знаю, офис! Бездушный офис!

Если бы я пригласила дизайнеров, которые бы предварительно со мной обсудили, что они будут делать, вот тогда – пожалуйста.

Вот я, например, у себя на даче дом перестроила. А что касается участка, я бы с удовольствием пригласила какого-нибудь ландшафтного дизайнера, который бы мне помог спланировать, где какие деревья посадить, и помог бы это сделать. Я бы с удовольствием на это пошла. Но дома, вот так, чтобы меня не было, а без меня там что-то сделали, вот это – нет.

(Определение типа произошло с одной фразы о том, кем и как Л. В. работает и почему. Логика, рациональность, экстраверсия были понятны всем без исключения. Вопрос об интерьере задали уже просто для удовольствия. Послушали про то, как нельзя доверять дизайнерам оформление интерьера, – и картина прекрасного ШТИРЛИЦА определилась во всей красе.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Ольга.

– Кем вы работаете?

– Я занимаюсь сетевым бизнесом.

– Вам приходится общаться с огромным количеством посторонних людей. Это не утомляет?

– Я общаюсь только с теми людьми, которые мне нравятся. Так что меня это не напрягает.

– Откуда вы берете столько людей, чтобы расширяться?

– Кто-то приходит через Интернет, кто-то через знакомых. Когда люди видят твои результаты, уже подсоединяются сами и приводят своих знакомых. Возникает интерес, идет поток.

– А много у вас клиентов?

– У меня первая линия только 50 человек.

(Экстраверсия: широкий обзор, общение с большим количеством малознакомых людей не утомляет.)

– И все работают?

– Нет, есть пустые, совсем пустые. А серьезных деловых партнеров на данный момент 3 человека. Подписываешь всех подряд, а потом выбираешь.

(Сильная логика действий как критерий оценки людей.)

– Я поэтому и выбрала такой вид бизнеса, что появляются деньги, высвобождается время. Сначала ты работаешь на этот бизнес, а потом он работает на тебя. То есть я хочу больше времени уделять своим детям, своей личной жизни. Большинство людей, у которых есть деньги, не имеют этой возможности. Я хочу не только иметь деньги, но и иметь возможность их потратить.

(Творческая сенсорика ощущений: оберегание своего внутреннего пространства, забота о детях и личной жизни не затмевается производственными нуждами.)

– А вы случайно оказались в этой сфере?

– Я искала тот вид маркетинга, который поможет мне реализовать себя. Я его очень четко просчитывала, продумывала. Во-первых, это ходовой товар, который доступен по цене. Плюс та схема получения денег, которая предлагается, она тоже общедоступна, проста. Тогда я и пошла сюда. Это было построено на расчете. Я работаю уже год и собираюсь продолжать. Есть люди, которые движутся быстрее. Но я вижу результаты, и я хочу работать здесь дальше. А то, что у каждого своя скорость, это абсолютно нормально. Только целеустремленные люди куда-то продвигаются.

(Рациональность: осознанный выбор жизненных приоритетов, анализ предполагаемой деятельности и после этого планомерное движение в выбранном направлении.)

– Вы любите готовить?

– Люблю. Но я никогда не следую рецептам. Я использую то, что у меня есть под рукой. Я могу из пустого холодильника сделать что-то, нечто. (Ха-ха!)

– Сможете накормить гостей, если они пришли, а у вас ничего нет?

– Сбегаю в магазин и приготовлю то, что надо, хотя бы то же самое дежурное блюдо.

(Творческая сенсорика ощущений: самостоятельное сочинение блюд интереснее соблюдения рецептов. Экспертная уверенность в своей кулинарной состоятельности.)

– Я всему могу найти объяснение, не могу найти объяснение только предательству. Например, человек у меня занял денег, пропал и этих денег я не вижу уже три года. Вот это предательство, а все остальное… Как можно найти объяснение этому поступку?

– А может, у него дети больные?

– Да хоть десяток детей! Но зачем одалживать деньги, если ты не можешь их вернуть? Это непорядочно просто. Я никогда в жизни не брала в долг… Я вообще не могу понять человека, который берет в долг. Вообще не знаю, что это такое – брать в долг.

(Основа личности – логика действий: экспертная оценка своих и чужих ресурсов, умение создать стратегию их оптимального использования. Недооценка чужих слабостей в этой области.)

– У ваших детей есть деньги?

– Да. Я никогда не останавливала. У меня ребенок идет бутылки собирает. Говорит, мне нужны личные деньги. Он никогда у меня не попросит. Он идет, сдает бутылки, и он при деньгах. А второй говорит: «А зачем они мне нужны. Мне мама даст».

– А вы следите за тем, как они учатся, помогаете им?

– Нет. За уроками больше бабушка следит. Я общаюсь. Больше моральная сторона. Я вообще не понимаю, что это такое сидеть и с ребенком уроки делать. Он сам должен их делать. Это его задача. Почему я должна выполнять его задачу?

(Основа личности – логика действий: спокойное отношение к деньгам, четкое распределение обязанностей, технологический подход к воспитанию детей.)

– А вы опаздываете?

– Нет, наоборот, у меня бич – я приезжаю на 20 минут раньше. Я хочу приехать вовремя, но просто до смешного – я всегда приеду на 20 минут раньше. Я никогда не опаздываю.

(Болевая точка – интуиция времени: нечувствительность к течению времени компенсируется технически более ранним выходом из дома, который тоже трудно правильно рассчитать.)

– Представьте, вы попали на вечеринку, где много малознакомых людей, как скоро вы сможете разобраться, кто с кем в каких отношениях?

– А цель какая? Чаще всего я вообще не буду включаться в это, то есть выяснять, какие у кого отношения. Мне это как-то неинтересно.

– А как вы узнаете, можно с этим человеком иметь дело или нет?

– Если мне нужно будет узнать, я могу поговорить. Или еще интуиция сработает. Я же чувствую, приятно мне с этим человеком общаться или нет. Мы можем больше не общаться по бизнесу, если он не хочет работать, но остаться в хороших отношениях. Что я его, за уши тянуть, что ли, буду? Зачем мне это надо? Здесь цели у каждого свои. Мы смотрим по результатам. И эти цели проявляются делами. А работаю я с теми людьми, которые мне нравятся, которые мне симпатичны. Как это проявляется – ну, просто… Как люди общаются и как понимаешь? Не знаю.

(Суггестивная этика отношений: слабая бессознательная функция не может и не пытается оценить ситуацию, а передает свои задачи на сильную логику действий. Там оценки по результату деятельности дают правильный ответ.)

– Вы хотели бы какую-то более высокую должность?

– А там все время одно и то же. Это партнерские отношения. Все время партнеров ищешь. Там уровень просто – сначала ты работаешь с двумя людьми, потом с пятью, потом с аудиторией. Ты меньше времени затрачиваешь, а эффективность твоя повышается.

– То есть у вас ничего не меняется?

– Нет, почему не меняется? Меняется. Количество денег в кошельке меняется. (Радостно)

– А вы не устаете от того, что все всегда одинаково?

– Я не устаю. Здесь бизнес и отдых, и все это вместе так вот переплетено.

(Рациональность: человек совершенствует уже известную деятельность, повышая ее эффективность, и отсутствие перемен его скорее поддерживает, чем смущает.)

– А для чего вам деньги?

– Чтобы реализовать все свои желания. Только для этого. А для чего еще – чтобы их вкладывать? Я об этом пока не думаю.

(Творческая сенсорика ощущений: получение удовольствий от жизни не кажется чем-то противоестественным.)

Маша.

– А профессия у вас какая-то есть?

– По образованию я менеджер туризма. Проработала на турфирме после практики чуть больше полугода, сезон кончился, надо было идти опять учиться, и я ушла. Сейчас работаю в большой американской компании, с финансами, хотя и не имею никакого ни бухгалтерского, ни экономического образования.

– Вы справляетесь?

– У меня нетрудная работа. Я сижу спокойно, ковыряюсь в бумажках, закладываю это все в компьютер, разговариваю иногда…

(Логика действий – основа личности: экспертная оценка своей деятельности, спокойное отношение к экономическим вопросам и бухгалтерскому учету.)

– Бы работали с людьми, теперь с финансами – где интересней?

– Гораздо интереснее в турфирме для меня, наверное, из-за того, что это постоянное напряжение, постоянный адреналин. Было очень нервное начальство, это держит в ежовых рукавицах…

– А люди вас не утомляют?

– Когда много людей, не знаю, у меня от настроения зависит.

– Организация поездок – это много задач и вопросов, все их надо решать, согласовывать…

– Если работаешь не первый день, то, безусловно, справляешься.

(Экстраверсия: общение с незнакомыми людьми и решение широкого круга задач заряжают энергией.)

– А вы готовить любите?

– Смотря для кого… Для своего любимого молодого человека готовлю. А для себя – нет. Что есть в холодильнике, то и ем.

– А вы посещаете фитнес-клуб или бассейн?

– Нет. Я непостоянная, могу начать делать, потом бросить. Если только кто-то меня пихает или компания хорошая.

– А ванну принять?

– Ну, это да.

(Творческая сенсорика ощущений: уверенная ориентация на свое конкретное состояние.)

– А если в автобусе кто-то вам на ногу наступит?

– Первый раз стерплю, второй раз покажу, что мне это неприятно. Если человек уже в третий раз не понял, тогда я открою рот, причем открою его громко.

(Фоновая волевая сенсорика: в ситуации, которая оценивается как экстремальная, агрессия проявляется автоматически.)

– А как вам удается не опаздывать на работу?

– Я опаздываю в пределах плюс-минус 10 минут. Самое трудное для меня – рано встать. Будильник я не слышу. Ну, встаю рано, значит, сделаю все как следует. Встала за 15 минут – штаны, кофе и вперед.

– А если к вам опаздывают?

– Не люблю. Мне это неприятно. Я не люблю стоять одна в каком-то месте и ждать. Сидеть тоже не люблю. Именно вот это вот ожидание я не люблю. Даже если у меня есть с собой музыка и интересная книжка, и то я буду чувствовать себя неуютно. Вот если я сама приду и сяду на скамеечку в парк с книжкой, то мне это понравится, я буду спокойно себя чувствовать.

(Болевая точка – интуиция времени: трудности в распределении времени, слабая способность к прогнозу вызывает беспокойство в непредвиденной ситуации.)

– Вы хорошо чувствуете, как люди к вам относятся?

– Я очень часто в этом сомневаюсь.

– А ошибаетесь?

– Я не могу точно сказать, что обо мне думает тот или иной человек. Я не знаю этого. Я не могу сказать точно, нравлюсь я или не нравлюсь. Не уверена ни в чем.

(Суггестивная этика отношений: при отсутствии четких знаков отношения со стороны партнера никакой уверенности в отношениях нет.)

Миша.Сидел он свободно, расставив локти, смотрел на всех сразу, объяснялся обобщенными сентенциями. Назвал себя жестоким человеком, объяснил принципы его работы с людьми: убеждение, принуждение, увольнение (или что-то в этом роде). Каждый этап был раскрыт в отдельности.

Вопрос об опоздании девушки в ресторан был принят внешне вполне спокойно, но немедленно вызвал рассуждения о разнице между глупостью и дурью у женщин, которые надо различать. Сработала ограничительная структурная логика. Значит, тема задела за живое.

Оля. Все фразы договаривались до точки. Варианты отношений с окружающими четко определялись. Это рациональность.

Экстраверсия тоже была четкой. Она даже не рассматривала возможность отъезда на неделю: три часа уединения – предел фантазии. «Я редко бываю одна – ведь всегда кто-то где-то поблизости есть». В том смысле, что город полон людей. Забавно.

Сенсорика проявилась как белая, в заботе о брате, в уверенности, что определит состояние своего здоровья и вовремя примет меры, – все это спокойно и без затруднений. Воля звучала в голосе, была видна также в освоении территории, хорошей координации, в стремлении заниматься спортом – «естественно».

Характерные высказывания людей типа ШТИРЛИЦ

Нравится ли мне руководить? Скажем, я умею руководить людьми, и мне кажется, что им от этого становится лучше.

*

Я все думаю, вот у нас с ГЕКСЛЯМИ активация – так мы весь мир охватим. А какая у интровертов может быть активация? Извините.

*

Когда ты пришел к ДРАЙЗЕРУ домой, ясно, что ты пришел здесь что-то пачкать.

*

– Я выбрала профессию стоматолога потому, что мне нравится общаться с людьми.

– А без людей – никак?

– Я не люблю бумажной работы.

*

Умей работать, умей отдыхать.

Тип ДОСТОЕВСКИЙ

Этико-интуитивный интроверт

Татьяна

– Может быть, вы расскажете, чем занимаетесь?

– В настоящий момент я сижу дома.

– А кто вы по образованию?

– Профессия у меня… Или по образованию?

– Просто рассказывайте, что считаете нужным.

– По образованию я инженер-электрик, а работала лет 15 экономистом во времена советской власти. После этого, как только произошел облом советской власти, у меня тоже наступил некий кризис… Ну, не кризис, просто у меня родился второй ребенок и я перестала работать. С тех пор уже не работаю.

(Уточнение вопроса и подробное описание того, как человек попал в сегодняшнее состояние, – признак рациональности.)

– Можно ли рассматривать рождение ребенка тоже как кризис?

– Нет, это совершенно не приравнивается к кризису. Просто так сложились обстоятельства, что мой муж захотел, чтобы я сидела дома. И я послушала своего мужа и с удовольствием стала сидеть дома.

– Вас не угнетает, что мало общения?

– Сначала мне было трудно, потому что было мало помощи, и мне приходилось много заниматься своими двумя детьми (я люблю детей), а потом я как-то в это втянулась, и мне очень понравилось, мне стало очень интересно.

– А ведь их двое – это не трудно?

– Ну и что, мне с ними с двумя интересно очень.

– То есть они вас творчески стимулировали?

– Получилось, да, что все мои творческие способности распространились на моих детей.

(Этика отношений – основа личности, и все, что происходит, оценивается именно с этических позиций.)

– А как распределяются роли по хозяйству? Кто распределил, кто чем занимается?

– У нас никто ничего не распределил, потому что каждый занимается своим. Я считаю, что поскольку я сижу дома, я должна заниматься чисто домашними делами. Я этим и занимаюсь, практически сама все время. Потому что муж работает, а дети учатся. Они очень заняты. Я это понимаю, поэтому стараюсь как можно меньше загружать их домашними делами.

– А вам не трудно заниматься домашними делами? Вы любите готовить?

– Я об этом просто не задумывалась как о деле, потому что это такой необходимый момент существования… Сначала это была очень сильная любовь к своей семье, а потом… Ну, нельзя любить все время готовить и убираться… А сейчас это, наверное, такое обязательное дело. Ну, не знаю, мне, конечно – бывает иногда – что не хочется готовить, но я все равно это делаю, потому что кто, кроме меня, это будет делать?

(Слабая референтная сенсорика ощущений (вопросы кулинарии и уборки) переводятся в категории нравственного долга, с которыми по сильной базовой этике отношений разобраться не составляет труда.)

– Что вы делаете с большим удовольствием – готовите или убираетесь?

– Не могу сказать, что я делаю это с удовольствием – ни то, ни другое.

– А вы можете быстро собраться куда-то в поездку или изменить свои планы?

– Сейчас нет таких ситуаций. Практически все планируется.

– Вас не угнетает, что все планируется?

– Нет, нисколько.

(Рациональность – планы воспринимаются как поддержка.)

– А вы часто опаздываете?

– Я практически всегда опаздываю.

– Как вы себя при этом чувствуете – неудобно или это для вас в порядке вещей?

– Нет, я не чувствую себя неудобно.

– То есть это нормально – опоздать?

– Нормально.

– А на много вы опаздываете?

– На пять минут. (Дружный хохот)

(Ребята уже знакомы с типами, которые помимо воли опаздывают на полчаса и более. Такое «безобразие», как пятиминутное опоздание, вызывает всеобщий восторг. Это без слов на деле работает фоновая интуиция времени.)

– А если к вам на встречу кто-то опаздывает? Вас это беспокоит?

– Если больше двадцати пяти минут, то да. А если меньше, то нет.

– А какая первая мысль возникает в голове по поводу причин? Как вам кажется, почему человек опаздывает?

– Никакая не возникает. Я говорю, что если до 25 минут, то я об этом просто не думаю.

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Оля.Интровертная этика определилась сразу, как только она стала рассказывать, как она хорошо анализирует что-то, «особенно когда не думает». И как она жалеет тех, кто сидит на скучной лекции, так, что готова их всех увести в кино. При этом, несмотря на бурное обсуждение ее типа на одном конце стола, Оля не отрываясь говорила с Юлей на другом конце.

Интуиция проявилась немедленно, как только речь зашла о защите территории. Нет, она не знает, как это делается. Тут не выдержала душа МАКСИМА, и он заявил: «Да в ней ничего нету!» Имелось в виду, что она не логик и не сенсорик, – вот он, образец ролевой этики у МАКСИМА.

Рациональность была в последовательных ответах, в уточнении вопросов, в определенности заявлений.

Маша.Интуиция и этика не вызвали сомнений. Она не защищает территорию, поддается давлению, хотя чувствует свою правоту. Не конфликтна, интересуется людьми больше, чем экономикой, не знает, что делать, чтобы сменить вуз: «Теперь поздно что-то делать, придется так…»

Рациональность проявилась в четкой картине ожидаемого будущего: понимающий, заботливый спутник, интересная работа, хорошая семья и т. п. Организованна, до потери здоровья занималась, чтобы попасть в институт.

Но не ГАМЛЕТ – никаких лишних эмоций, этика явно белая.

Контрольный вопрос о техническом прогрессе выявил тихое сожаление о том, что люди не становятся добрее. Причем эту тихую грусть не удалось развеять даже, когда вся группа хором возражала, что на кол уже не сажают, детей в школах не порют и т. п. Никакого эффекта – она твердо уверена, что мир нисколько лучше не стал. Это, безусловно, ДОСТОЕВСКИЙ. Его визитная карточка.

Лена.Интуитивная этика проявилась в рассказе о том, как она уже 13 лет каждый день по три раза готовит свежую пищу своим домашним. И логики, и сенсорики были в ужасе от такой самоотверженности. А когда она сказала, что если муж ее позовет вместо ужина в ресторан, то она, конечно, пойдет, а приготовленную еду выбросит, – это уже навело на серьезную мысль о рациональности. Что и подтвердилось дальнейшими ответами.

Но, поскольку эмоции у Лены не проявлялись ярко, этика была признана белой. Тогда последовал контрольный вопрос о техническом прогрессе. По настоянию Л. А. его задала Юля (ДРАЙЗЕР). Не слишком провокационно у нее вышло, однако ответ был вполне четким. «Да, технический прогресс у нас налицо. А нравственный – на другое место». И опять никакой уступки возражениям группы.

Александр Павлович.Интроверсия и рациональность проявились во всей красе. Он не поднимал глаз, но подробно рассказывал свою историю, объясняя все побочные вопросы, но не забывая возвращаться к основному.

Интуиция просто не вызывала сомнений: угловатые движения, неудобная поза, тонкая кость, отсутствие малейшего напора. Он даже предпочел работать с машинами, так как с людьми ему тяжело (болевая точка, воля плохо противостоит напору энергичных сограждан).

Больше всего сомнений опять в этике. Но услужливость, ориентация на человека, категорическое нежелание обидеть в конце концов были замечены. На вопрос о нравственном прогрессе он ответил, что в исторической перспективе он, конечно, есть. И он, безусловно, верит, что красота спасет мир.

Характерные высказывания людей типа ДОСТОЕВСКИЙ

Если мне нужно знать, что будет вечером на работе, я сосредотачиваюсь на вопросе и ложусь поспать. Просыпаюсь – и уже знаю, что там будет.

*

Она мне не очень понравилась. Она иногда слишком напирала. Это не потому, что мне не нравится. Я знаю, это всем неприятно.

*

Мое представление о герое: холм, травка зеленая, конь, плащ – и поскакал!

*

Да, я могу делать несколько дел одновременно: например, сидеть и читать.

*

Вот, кстати, интересно, что когда срываешься куда-то, никогда об этом потом не жалеешь.

*

Я раньше интересовался психологией Думал найти что-то о том, чем люди отличаются друг от друга. Ведь если люди такие разные, они зачем-то нужны такие. А там все про отклонения.

*

Как я ни прошу, мой парикмахер красит мне волосы всегда в этот (светлый) цвет.

*

Как бы она ни была права или неправа, я ее бить не буду. Это все равно женщина, моя любимая…

Тип ГЕКСЛИ

Интуитивно-этический экстраверт

Александр

– Как вы сюда добрались?

– Ну, непросто было добраться… На самом деле, я не первый раз здесь. То есть у меня была уже попытка сюда попасть, но она была спонтанная такая, просто наобум пошел сюда, вот мне объяснили, что вот ГИТИС, какой-то подъезд, и где-то здесь. Ну, я так вот просто спонтанно пришел сюда, и ничего…

– А наобум, как вы думали найти? Что значит наобум?

– Ну, я, ну, как-то так… У меня настроение такое было, хотелось куда-то сходить, я как-то вспомнил, что… был как раз, по-моему, четверг, и мне вспомнилось, что у вас занятия, и как раз, и я чего-то думаю: надо сходить… Вот и приехал, ничего не нашел, не расстроился, посмотрел, там в ГИТИС зашел куда-то там, еще чего-то там, то есть…

(Ярко выраженная иррациональность – спонтанное принятие решения и непринужденная коррекция планов. И все это выражается отрывочными фразами, недоговоренными до конца.)

– Про соционику давно услышали?

– Про соционику да, то есть ну я как-то… она у меня… так вот… постоянно… сбоку где-то идет, вот, и я вроде никак не займусь ею, и вроде как-то и чего-то такое…

– А вот вы сказали, что зашли в ГИТИС… Что вы любите смотреть в театре?

– В театре?.. Ну, театр начинается с вешалки…

– А какой последний спектакль запомнился?

– Ой, ну я не был в театре уже знаете сколько?

– Ну, а когда вы в ГИТИС заходили?

– Ну, я зашел, посмотрел, а время-то уже было позднее, семь часов, то есть я пришел сюда в семь, а там в семь спектакль начинается. То есть я просто так зашел, поностальгировал… Вот, посмотрел, что там идет…

– А сегодня вы тоже зашли к нам случайно?

– Нет, ну мне сказали номер квартиры, я записал… Вы меня вчера разбудили утром… вечером, я проснулся…

(Этика выражена в ответах не совсем на тот вопрос, который задан, в сообщении о настроении и отношении, а не о фактах.)

– А вы работаете? Чем вы вообще занимаетесь?

– Ну, скорее, собственный бизнес… Я сегодня такой, тоже, в свободном полете, сдавал баланс сегодня. Началась… первый квартал, надо балансы сдавать…

– Так вы бухгалтер? Это сложно для вас, балансы сдавать? Любите это делать?

– Ну, вообще-то нет. Какая необходимость?

– А как же вы справляетесь?

– Ну, у меня мама – налоговый инспектор… Она их заполняет.

– А вы что делаете?

– Я хожу, отвожу их! У нас просто фирма небольшая, у нас все должности совмещены. То есть я и бухгалтер, и чтец, и жнец, и…

(Болевая точка – формальная логика. Все, что связано с расчетами, соблюдением инструкций и заполнением бланков, по возможности перекладывается на окружающих. Зато отвезти бумаги и улыбнуться инспектору не составляет труда.)

– А чем фирма занимается?

– Фирма… ну… электрика, то есть электрика, монтаж…

– А кто же это все делает?

– Я! Я все делаю.

– И вы проводите все эти… пожароопасные шнуры…

– Да.

– А потом это все взрывается?

– Нет, нет, я проверяю все.

– Ау вас такое было, что вы не те проводки соединили?

– Не, ну… Когда это уже отточено, то на одни и те же ошибки многократно не наступаешь.

– А раньше, когда не было отточено, случалось?

– Ну, конечно же, это же особенность…

– А вот эти схемы всякие…

– Ну, я вообще инженер, то есть мне интересны все эти вещи…

– А где вы обучались?

– Московский энергетический институт. У меня вообще две специальности – инженер и экономист. То есть я многопрофильный такой.

– То есть вы еще и что-то по экономике заканчивали?

– По экономике, и работал на нескольких работах, в общем, у меня несколько специальностей…

– А если вы вдруг раз – и потеряли работу?

– Ну, у меня было это уже несколько раз, и я как-то уже… Конечно, напрягает. Ну, кому приятно потерять работу? Привычка же, привычка такая.

– А вообще есть это опасение, что работу можете потерять?

– Н-н-н-у, ну я не знаю, ну почему?

– А часто вы ее теряете?

– Ну, уже года два, я уже давно не терял.

– А почему теперь не теряете?

– Ну, я искал, вообще это какие-то жизненные поиски были… Да вообще, во-первых, потому что своя, то есть, ну специальность, конечно, как бы так, сбоку припека, вот…

– Скажите, а вам нравится эта электрика…

– Ну, есть, знаете, такой вот момент, когда берешь один провод, берешь другой провод, тебя бьет током… так хорошо, бодрит… Вот это вот действительно жизнь!

(Референтная логика действий: нравится делать что-то серьезное, но отчитаться об этом трудно, так как функция слабая, хоть и обучаемая, к тому же находится в области подсознания.)

– А как вы заказы получаете?

– Ну, заказы… Это же все по рукам идет, ты мне сделаешь, я тебе сделаю, везде же люди…

– А что же вы делаете? Просто делаете ремонт, всю проводку? В чем это заключается? Для кого вы работаете? Для фирм или для людей?

– Ну конечно, ну, все для людей!

– А сколько вы берете?

– Ну, понимаете, ну, все настолько индивидуально… Вот я разговариваю, то есть я буду смотреть на вас, сколько я с вас могу взять, буду общаться, буду другие деньги брать, буду совсем другие!..

– То есть вы цену по глазам определяете?

– Ну конечно! Глаза – это же зеркало души! То есть вы смотрите так, ага: с него я возьму столько-то, с него я возьму столько-то… А обосновать же надо, подвести под какую-то черту! Подводится под какие-то правила…

(Основа личности – интуиция возможностей. Возможности клиента определяются непосредственно«на глаз» в процессе общения. Обоснование как что-то вторичное подводится потом – для клиента.)

– А как вы отдыхаете?

– Я вот здесь сижу, отдыхаю с вами. Общаемся очень приятно.

– Ну, а с друзьями… Вы внезапно срываетесь или планируете куда-то поехать?

– Вы знаете, я замечал, что когда запланируешь куда-то, то ничего не получается. То есть ты приезжаешь туда, а там ничего не получается.

– Значит, вам случалось, например, сказать, что вот все: 25 градусов, завтра на работу не пойду, поеду я на Канары.

– Ну, практически да. Ну, на Канары у меня, конечно, средств таких нету…

– Ну, куда-нибудь, на Селигер?

– Ну, да.

– То есть вот так – вечером решили, собрали рюкзак и назавтра отправились…

– Ну да, у меня вот летом была такая ситуация: что-то так надоело все, и что-то в голову пришло – а, вот у меня друзья поехали в Крым, я думаю: съезжу в Крым. А другой говорит: я еду в Сочи. Ну и я говорю: о, я из Крыма в Сочи к тебе приеду.

– Ну, и что, и вы вот так в Крыму, в целом Крыму способны найти человека?

– А у меня, кстати, в Сочи вот так получилось. Мы говорили: в Адлере, в Адлере, ситуация такая была, встретимся в Адлере. А место Адлер курортное, и получилось так, что мы там не встретились с этим человеком, но… но все-таки на абхазской границе, в автобусе, я встретился с человеком, с которым учился. Вместе. Меня это утешило! Мы с ним съездили вместе на экскурсию, все классно получилось.

(Экстраверсия выражена в том, с какой непринужденностью человек оперирует панорамными образами Черноморского побережья в целом. Такой отдых – от Крыма до абхазской границы за неделюи «все классно».)

– А учиться вам нравилось вообще?

– Ну, а мы вообще – это такой, просто действительно замечательный… я настолько в восторге там, настолько… а мне нравится, допустим, математика, теория вероятностей, какие-то числа там, быстрые нули так называемые – туда, сюда ноль погнать, там что-то такое… инженерное… Ну есть какое-то, что-то такое было, мне нравилось. Вот. Ну, конечно, из меня инженер… Но такая какая-то абстрактная… абстрактные вот эти вещи мне очень нравятся. Нравилось очень. А МЭИ как бы, вот это институт – ну это тусовка! Тусовка.

(Выступление из детского блока – интерес, энтузиазм и невозможность объяснить толком, чему, собственно, учили в МЭИ. Но с сильной этики проходит четкая итоговая оценка – приятная тусовка.)

– А вот вы про отдых рассказывали: вы там в итоге отдохнули?

– Да.

– А что там было – купание, на солнышке или посещение музеев…

– Ну вот, допустим, началось с Крыма все. Я приехал. Я не был там четыре года, по-моему, да. И, значит, лагерь – это наш МЭёвский лагерь, – вот, приехал, там куча знакомых, я в первую ночь напился очень хорошо… Напился и не помню, где проснулся. То есть я проснулся где-то на пляже. Вот, проснулся на пляже, и потом как-то, в общем, добирался, то есть…

– Ну, а потом? Потом, когда начался ваш отдых?

– А это и есть отдых, понимаете, вот… Это же, ну это мечта, я считаю, по-человечески, вот, человеку разрядиться – это хорошо, где-нибудь напиться и проснуться где-нибудь?

– Ну, а потом – вы проснулись, потом опять напились, и так далее?

– Нет, а хорошего – понемножку, и все…

(Суггестивная сенсорика ощущений нуждается во внешнем руководстве. Иначе человек с трудом оценивает свои физиологические потребности и решает вопросы отдыха через сильную этику – приятно пообщаться и расслабиться.)

– Ну, а дальше-то как вы отдыхали?

– Дальше? Ну, я посмотрел на людей, старые места посмотрел, и мне этого хватило, я уехал. Я там был три дня, в Крыму. И поехал в Адлер.

– А в Адлере что было?

– В Адлере? Я по экскурсиям поездил – а вот в море ни разу не зашел. Мне что-то не понравилось море, потому что по сравнению с Крымом… А я когда приехал, увидел что… ну представляете, вот море, а через сто, через двести метров поезд ходит. То есть как-то… Ну, какой-то вообще, ни вид, ничего, и море какое-то, и народу столько, и какое-то оно грязное все, мне даже не захотелось.

– То есть прямо издалека увидели, и все, даже не пробовали?

– Да, я увидел… Нет, я попробовал, я подошел, ноги пополоскал и ушел. Я поехал на водопады, там чистая вода…

(Суггестивная сенсорика ощущений – одна неприятная черта (например – близость железной дороги) вызывает негативное отношение к предмету целиком, сомнения в его доброкачественности и отказ от использования.)

– А если бы вы сюда не поехали, то домой?

– Нет, почему? Я планировал бы день по-другому. То есть у меня бы была встреча назначена с человеком, я, может быть, сегодня бы с ним встретился, и все. С человеком, с девушкой. Кстати, рабочее. Рабочий момент.

– А если пришли в Макдональдс, где вы будете садиться – любимое место?

– Да по-разному, зависит от настроения. Могу в центре сесть. Ну, понимаете, это же шоу. Жизнь можно по-разному рассматривать, можно как шоу: в центр уселся – всё, я клоун. Можно же рассмотреть как… ну не знаю.

– Ну а вообще – спиной к выходу?

– Конечно, лицом к стене, то есть сам в себе, пришел, уставший, с работы, уже не видишь людей, уже не можешь видеть, загнулся. Или пришел там, в окошко посмотрел – там машинки ездят, там люди ходят… по-разному же это все здесь… Нет, а можно наоборот. Можно, когда на контакт идешь, когда вот пообщаться хочется, наоборот, посмотреть, поглазеть, кто там кушает, какой у него там, не знаю, гамбургер, чизбургер, я не знаю… все это настолько живо, что…

(Творческая этика отношений позволяет строить отношения с окружающими, даже случайными, по собственному сценарию. Например, как шоу.)

– А у вас есть друзья, которые покинули Москву, Россию, – люди, которые каким-то образом вчера были рядом, а теперь?..

– А, есть, да, есть.

– И вы часто им звоните?

– Нет, один человек только уехал.

– То есть вы про него забыли?

– Нет, я знаю, я вспоминаю, но просто он далеко…

– А если он приедет, и тут же пойдете, отметите с ним…

– (Долгая пауза) Ну, я как-то так чего-то не подразделяю, у меня вообще чего-то не дифференцируется так ничего в голове. Потому что человек далеко. Человек далеко, понимаете, и он, во-первых, я ему дозвониться никак не могу, он где-то в Канаде там, непонятно, хотя у меня была идея, знаете, у меня действительно была идея, я даже взял адрес его интернетовский, но так и не написал ему письмо.

(Экстравертный этик понимает общение как обмен эмоциями, что очень трудно осуществить в электронной переписке без привычки. Информация же о жизни за границей его не слишком интересует.)

– А какие девушки вам нравятся?

– Девушки? Ну, можно, конечно, сказать, что красивые… Но, конечно же, нравятся живые. Человек должен быть живой.

– Ну а что там, светлые волосы…

– Нет, я считаю, что человек должен быть в глазах. Просто человек, ну, то есть я считаю, что должен быть человеком. А человека, его видно.

– А что это для вас? Он должен быть самим собой?

– Ну, не обязательно, нет, ну естественно, он… Ну, конечно же, это должна быть индивидуальность, сущность. Ну, конечно, неплохо, если бы где-то сочеталось, какие-то качества…

– А вот у Клаудии Шиффер – глаза как стеклянные…

– Ну, это вообще не мой идеал – Клаудиа Шиффер. Мне нравятся такие – маленькие, маленькие… Такие они – ах, ах!

– Мерилин Монро?

– Нет, ну что вы, это же…

(Основная оценка партнера проходит с базовой интуиции возможностей. Поэтому конкретные сенсорные черты оцениваются слабо, зато целостный образ – моментально.)

– А вот электрика – она у вас в схемах, или…

– Ну, образы есть, конечно, образное какое-то…

– А если неожиданная ситуация, то есть схема-то схема, а вы приходите и видите, что тут все по-другому?

– Нет, ну, концы с концами соединяешь, и все. Логика!

(Структурная логика – болевая точка. Схемы заменяются образами, в крайнем случае, все решается простыми действиями. Но не анализом электрических цепей.)

– Ну а вот я, допустим, сказал: поезжай на 25-й километр, там много грибов можно собрать. Ты приезжаешь – а там озеро. Что ты будешь делать – чертыхаться, или ты поедешь, найдешь меня и побьешь за то, что я тебя послал…

– Ну, по-разному. Это же опять по ситуации – что за человек мне это сказал. Если у нас с ним приняты подколы – ты меня подколол, я тебя подколол, – я, может, приехал туда, а там озеро красивое, солнце светит, я искупался… то есть настолько все… все же от жизни идет, как ситуация!

(Творческая этика отношений различает множество нюансов, не учтенных при схематическом описании ситуации. И предусматривает такое же разнообразие ответных реакций.)

– А приходилось ли вам проявлять свою храбрость, прямо вмешиваться в ситуацию – кого-нибудь разнимать или котят спасать?

– Я как-то передачу смотрел, и там фраза такая была, мне понравилась: «Не боялись злых, а злыми быть боялись». То есть кто-то кому-то что-то скажет, кто-то нападает на кого-то, ну просто… злой человек – он не страшен, понимаете, страшно, когда ты злой.

– То есть вы их не боитесь, можете защитить кого-то?

– Конечно, это же не страшно, страшно, когда ты от этого становишься злой. Потому что вдруг перейдешь границу, и что-то случится.

(Ролевая волевая сенсорика активно включается в социально значимых ситуациях, но ее проявление трудно точно дозировать и вовремя прекратить.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Александр П.После настойчивых расспросов выяснилось, что он учится «финансовой экономике».

– А как же вы учитесь на финансово-экономическом факультете? Это же тяжело, там считать надо…

– Нет, там не надо ничего считать, там нужно понимать.

– Подождите – там же деньги, их же надо считать?

– Деньги считает бухгалтер.

– А вы-то что делаете?

– Я в процессе постижения нахожусь.

– И сколько лет уже?

– Э… (пауза) четыре месяца.

– А математикой разве не занимаются на первом курсе?

– А я не на первом курсе, я на третьем. Дело все в том, что я взрослый молодой человек, после школы непосредственно я поступил в финансовую академию, да? Там я отучился два с половиной года, и все это дело завязал благополучно, до лучших времен. Затем я занимался очень много чем, в основном прожигал жизнь, наверное, или как там это называется.

(Болевая точка – структурная логика. Человеку трудно осваивать математические теории, но это может вытесняться из сознания.)

А вот цирк его совсем не привлекает:

– Ну, я, право же, не могу смеяться над человеком в неудобной обуви, который падает и… даже в детстве не мог. Не знаю, может быть… ну, мне не весело от этого. Мне скорее грустно. Или когда там бегемотик карликовый вынужден прыгать с тумбочки на тумбочку… Не знаю, что уж в этом так уж… Пусть уж лучше гуляет где-нибудь там в джунглях…

(Суггестивная сенсорика ощущений очень впечатлительна. Чужие страдания и неудобства примеряются на себя и вызывают сочувствие, а не насмешку.)

Трудности с учебой он объяснил нам так:

– Мне это было просто неинтересно, скучно, и я не понимал логику и последовательность – то есть почему, например, в бухгалтерском учете существует двойная запись… Сейчас, когда мне стало это все легко и непринужденно и когда я начал видеть в этом не деньги, да, не процесс зарабатывания, а ту философию… В принципе это больше философия, а не процесс.

(Болевая структурная логика пытается перевести чисто логические понятия бухгалтерии в «философские» категории, не требующие, как ему кажется, исполнения занудных формальностей. «Просто мне не интересно» – довольно частое в таком случае объяснение своих скромных успехов.)

– А что такое для вас деньги?

– Я совершенно согласен с тем, что это символ. У меня к этому символу может быть такое отношение: я понимаю, что он обозначает. Деньги – это звенящие возможности, как говорил Бальмонт. То есть все, да? Жизнь прекрасна хотя бы потому, что можно путешествовать. Чтобы путешествовать, нужны деньги.

(«Деньги – это возможности» – фраза, выдающая восприятие мира с сильной интуиции возможностей.)

– А как же вы все-таки их зарабатываете?

– Довольно продолжительное время я являлся штатным сотрудником фирмы, которая, соответственно, за мой труд платила мне определенный гонорар. Это образовательное учреждение, которое занималось обучением. Я лично не был учителем, педагогом, я был организатором, занимался рекламой и PR в этой структуре.

– У вас получалось? А ведь вы этому не учились! Или вас в Финансовой академии научилиPR-y?

– Ну… Существуют библиотеки, где также можно получать знания бесплатно.

– Не скажите. Есть же курсы, где учатPR-yза большие деньги? Значит, это такое знание, которое так просто не освоишь.

– Ну, как не освоишь? Цицерон же им владел?

– Но учился же! Риторика тогда была серьезным предметом…

– Ну, не на курсах!

– В школе, в школе. Там были гимназии, где учили спорту, риторике и, по-моему, арифметике…

– Я совершенно согласен, но я же тоже учился в школе десять лет, потом я учился в одном учебном заведении, потом я посещал массу каких-то курсов, лекториев, то есть я любитель поучиться. И потом, то, что называется «связи с общественностью», – это просто элементарно, это интересно, и мне кажется, что достаточно обладать внутренним…

– Кому как!

– Ну, конечно, кому как, но мы сейчас обо мне, кажется…

(Творческая этика отношений легко осваивает на практике премудрости связей с общественностью, считая это естественным и элементарным.)

– То есть вам связи с общественностью настолько интересны, что вы просто…

– Я очень люблю разговаривать с людьми. И убеждать их в том, что мне нужно.

– А представьте, что вы разговариваете с человеком и хотите его убедить в чем-то, а он думает совсем по-другому.

– Все очень непонятно до того момента, когда я не вижу конечного результата.

– То есть вы разговариваете с человеком и еще не видите, охмурили вы его или еще нет и в какую сторону нужно свернуть, чтобы его убедить?

– Ну, зависит от ситуации, естественно, да, но в принципе семь с половиной минут достаточно для того, чтобы понять, кто перед тобой… приблизительно. В смысле – на каком языке хотя бы говорить.

(Интуитивная этика очень быстро разбирается, на каком языке следует общаться и какой исход общения наиболее вероятен.)

– А вы планы составляете в голове? С вечера на утро?

– У меня есть цели и задачи, у меня нет планов.

– А что такое цели и задачи? И как вы будете достигать цели, если у вас плана нет? Сегодня к ней нужно два шага сделать, завтра четыре…

– В общем, если я чего-то не достиг, я не буду расстраиваться по этому поводу.

– Ну, вы как-то все на три шага вперед – я же вас о простых вещах спрашиваю. Вот у вас цель появилась – стать генералом, например.

– Хорошо, так.

– Ну, дальше же нужно не спать ложиться после этого…

– Непременно спать лечь, чтобы не было таких дурацких мыслей!

– Нет, ну надо же сначала решить – как попасть в военное училище, потом надо стать лейтенантом, потом три звезды и так далее…

– Можно, но как в фильме «Курьер» – помните, можно же выйти за дочку генерала, то есть жениться на дочке генерала, и стать полковником сразу.

– То есть надо пойти на дискотеку, где эти дочки тусуются, перед тем шнурки погладить…

– Можно пойти на дискотеку. Да, определенные действия с моей стороны по достижению… да, наверное… будут планом. Возможно. Правда, вот, я не люблю расписаний. Вот это мне очень не нравится.

(Иррациональность ярко проявляется в упорном нежелании составлять план своей жизни. Это не его стиль. Человек хочет быть открытым для любой неожиданной возможности. Интуиция возможностей – основа личности.)

– А математику в школе любили?

– Да нормально. Пятерка была. Не жаловался.

– А вообще какие предметы больше всего любили?

– Перемены!

– Да нет предметов в школе, которые бы нравились ГЕКСЛИ!

– Нет, наверное, если так можно сказать, я любил литературу.

– Сколько вам лет?

– Мне двадцать семь.

– Не возраст для ГЕКСЛИ!

– Да это вообще не возраст!!!

Андрей.Тип вообще не вызвал сомнений сразу.

«Я, конечно, вижу, какая прическа ей подойдет, но надо поговорить обязательно. Потому что пока слушаешь, и поймешь, что ей надо сделать».

«Я стригу-стригу, потом смотрю: ни фига себе, что я сделал!»

«Вот альбом, тут разные фотографии, но в основном мои».

«Я, конечно, человека утешу, чаем напою. Какие советы? Если не утешается, делаю массаж головы – надо же стресс как-то снять».

В результате Полина (БАЛЬЗАК) высказалась так: «Мне кажется, что он этик, потому что мы так ржали всю дорогу!»

Гоша.Студент-историк. Веселый, обаятельный, кудрявый юноша с выразительными глазами. Подхватывает шутки с полуоборота, легко смеется и устанавливает с каждым эмоциональный контакт. Локти разъезжаются в разные стороны. Принимает всевозможные непринужденные позы, когда смеется, временами ложится на стол.

Этика была видна из первой же фразы. Он, каждому персонально улыбаясь, высказал уверенное отвращение к математике. Когда Ира (БАЛЬЗАК) удивилась, ведь история – это тоже цифры, а ему нравится, он был ошарашен. Никаких цифр в истории он не заметил.

Виталий (ЖУКОВ) спросил его о причинно-следственных связях в истории. Понятно ли Гоше, что Иван Грозный мог быть только до Петра I? Это была, видимо, новая мысль для Гоши. Он не видел никаких препятствий к тому, чтобы Иван Грозный был в истории после Петра I. Виталий (ЖУКОВ) был очень удивлен:

– Вот ты занимаешься историей. Что тебя интересует там больше всего? Исторические закономерности, перспективы развития событий и т. д. или что?

– Больше всего меня интересуют люди. Какие у них были судьбы, как они жили, что думали.

Иррациональность была выше всяческих похвал. Ни одной фразы он не договорил до конца, ответ на вопрос менялся в течение одной фразы. Нет, он не планирует ничего, он готов отреагировать на любое предложение и предположение, включиться в игру воображения и т. п. По ходу разговора он ни минуты не сидел спокойно.

– А ты сразу принимаешь решение, как тебе поступить в той или иной ситуации!

– Нет, иногда не сразу… Хотя нет, не так, иногда почти сразу… Да, сразу… Хотя… не знаю, наверное, не всегда сразу.

– У тебя утром есть какой-нибудь план, по которому ты будешь действовать?

– Нет! Никакого плана у меня нет. Правда, я иногда пишу себе план, но вот выполнить его мне никогда не удается… (Заговорщически и очень подкупающе смеется над своим отношением к собственным планам.)

Быстрота ответов навела на мысль об интуиции. К тому же он не полагался на свою силу, а уж на волю и вовсе нет. Ни одной сенсорной метафоры, конкретного объяснения. Как будто он не видит в мире ничего плотного. Кроме того, видно, что человек быстро догадывается, о чем именно его спрашивают, сразу включается в ситуацию, тут же, немедленно реагирует на вопросы.

Гоша (тот же, но в другой группе).Как обычно, экстравертный этик вызвал бурную реакцию аудитории. Все, сами того не замечая, втянулись в веселье, которое он затеял, чтобы его предполагаемые ошибки не были приняты всерьез. Но тем не менее Оля (ШТИРЛИЦ) слушала его ответы с нескрываемым удивлением на лице. Трудно понять рациональному логику, что у человека может быть такой образ мыслей (если это можно так назвать).

– Когда я был в пятом классе, я решил стать великим историком. Но потом понял, что великого из меня, скорее всего, не получится. Да и историка – тоже. (Смеется. Общий хохот)

– И сколько же времени на это понадобилось? – спросил ехидный Николай (ДЖЕК).

– Да, честно говоря, это и сейчас еще не решено.

Это вполне в духе ГЕКСЛИ, которому поменять решение в процессе ответа на вопрос ничего не стоит. Так проявляет себя иррациональность.

А вот как Гоша ответил на наш фирменный тестовый вопрос об искусственных цветах.

На столике стоял букет в корзиночке, завернутый в целлофан с бантиком. Совершенно уверенно Гоша заявил, что цветы искусственные. И даже предложил нам логически порассуждать, чтобы был «тезис, антитезис, синтез».

Тезис: на цветах ему видна какая-то сеточка.

Антитезис: он никогда не видел такой у живых цветов.

Синтез – ну, сами понимаете…

Это, привело аудиторию в истерическое состояние. Хохотали до слез. Сенсорики получили еще один урок, что не всем понятно «очевидное» для них. Одна Полина (БАЛЬЗАК) пыталась прояснить его мотивы, но он уже понял, что не попал с ответом, и немедленно изменил его на противоположный.

Юлиана.Иррациональная этика проявилась, как только мы услышали, что ученик рассказывает ей свои проблемы, а уж потом они занимаются пением. Предложение оставить проблемы за порогом, а в классе заняться работой, вызвало грамотный отпор и подробные объяснения, что нельзя хорошо работать, когда у ребенка проблема в голове.

Экстраверсия была в рассказе об отдыхе – перед глазами встала панорама домика в Крыму и окрестных пляжей. А состояние домика контролируется из Москвы телепатически. Легко!

Наибольшие сомнения вызвала интуиция. Но рассказ о том, как она зимой увидела верблюда в тридцатиградусный мороз на улице и даже не поняла, что он живой, а когда он зашевелился, возмутилась, что бедное животное заморозили, и нажаловалась в общество защиты животных, прояснил этот вопрос.

Рассказ о том, как она добилась, чтобы по поводу украденного паспорта было заведено уголовное дело, и ей выдали справку, что это не потеря, а кража, вызвал резонное предложение у деловых логиков отдать самой положенные 150 рублей штрафа и не мучаться с формальностями. Но Юлиана сказала, что очень строго следит за тем, чтобы все было справедливо. Несомненно, это сыграла болевая точка – формальная логика. В таком случае она проявляет себя неадекватно жестко.

Борис Александрович.Началось интервью с того, что он гордо назвал фамилию и долго перечислял свои регалии. Три наших МАКСИМА хихикали – их на понт не возьмешь. Сразу сработали деклатимность и ролевая черная сенсорика – характерное проявление типа в обстановке социальной адаптации.

Этика была очевидна в рассуждениях об обычаях в разных странах, там же проявилась экстраверсия и полное отсутствие опасений чего-то необычного: «Наоборот, это как раз и интересно».

Стас.Он как показался сразу экстравертным этиком, так им и оказался, несмотря на любовь к геометрии («потому что в ней ничего считать не надо»). Общительный («в районе мало народу, хожу в центр гулять»), веселый, не мыслящий себя в одиночестве, он, «конечно», составляет себе мнение о взаимоотношениях окружающих людей сразу. Но потом будет уточнять. Хотя не помнит, чтобы ошибался в прогнозах.

Интуиция проявилась в скорости схватывания ситуации: «А когда у вас следующая группа? А мне можно?» Ориентация на интерес и оригинальность – тоже характерный для экстравертного интуита стимул к деятельности. Он не полагается на свою силу, хотя и может за себя постоять. Прогнозы сбываются.

Иррациональность была в недоговоренных фразах, в легком отношении к неожиданным событиям. Да и шрамов и уколов он, как выяснилось, в отличие от ГАМЛЕТА, совсем не боится.

Иосиф.Иррациональность и интуиция проявились с первых фраз, которые он произносил, легко переключаясь, принимая свободные и не слишком комфортные, по мнению сенсориков, позы. Он не договаривал ответы, получая следующий вопрос, но что-нибудь забавное успевал произнести.

На вопрос Зои (ДЮМА), как он структурирует пространство вокруг себя, как наводит в нем порядок, Ося ответил широким жестом. «Вот так я структурирую пространство – все разгребаю в стороны и сажусь». Довершили этический портрет гримасы нескрываемого отвращения, возникающие каждый раз при упоминании слова «математика».

«Ведь каждый человек хочет бессмертия. Есть два пути его получить. Это продолжиться в детях и самому оставить какой-то след в жизни. Я надеюсь, что оба варианта у меня получатся».

(В 17 лет не каждый так формулирует свою цель. Это черная интуиция как основа личности размышляет о победе над временем.)

Характерные высказывания людей типа ГЕКСЛИ

Да, я воспринимаю деньги как возможность! Когда у меня есть деньги, хожу и думаю: «Это могу купить, или это, или то…» Но могу и ничего не купить.

*

Я начала всех соционировать: вижу, какая-то дама мной очень недовольна, думаю – МАКСИМ, от нее прямо идет конфликт!

*

Надо же так сказать, что запах дыма – это серный ангидрид! Это же почти непристойно!

*

Моя любимая фраза из «Мастера и Маргариты»: «И не надо ничего объяснять!»

*

Обменный пункт я выбираю по самому выгодному курсу. Там написано, что деньги надо считать, не отходя от кассы, – ну я и считаю. Но сколько мне должны дать денег на самом деле, я никогда не знаю.

*

Если человек меня напрягает, я отвечаю ему такой сдержанной приязнью, вы понимаете?

*

Учиться 10 лет в одной и той же школе – бред какой-то.

*

Соционика? Это же оружие массового поражения!

Маленький ГЕКСЛИ

В четыре года Чарлик уже хорошо освоил болевые точки родителей.

Вот он рисует, на ходу вдохновенно сочиняя сюжет. Пришла с работы мама. Чарлик бросается к ней, обнимает и произносит: «Мама! Мне было без тебя так грустно!» У мамы (БАЛЬЗАК) болевая точка – этика эмоций. Конечно, она чувствует себя виноватой, что так надолго оставила малыша.

У папы (МАКСИМ) болевая точка – интуиция возможностей. Ему приготовлен вопрос на полную засыпку: «Если человек умер, а в него попала атомная бомба, стал он еще мертвее или нет?» Поиски ответа надолго выбили МАКСИМА из колеи.

Тип ГАБЕН

Сенсорно-логический интроверт

Александра

– А интересно ли работать в издательстве?

– Ну, я вообще работаю с авторами…

– Они, наверное, какие-нибудь эмоциональные, все от вас чего-то хотят?

– Очень разные. Очень разные люди. Бывают вообще никакие, без эмоций, а бывает, расскажут о себе кучу всего интересного и неинтересного…

– А такие бывают – с которымиno-деловому, вот они четко вам рассказали, что хотят, и ушли.

– Ну, знаете, когда конец рабочего дня, то что-нибудь такое деловое ближе, без пространных рассуждений. А в начале, когда все хорошо, только пришел на работу, расслабился – тогда можно и послушать.

– Ну, а конфликты бывают с ними? И как вы вообще справляетесь?

– Идем на компромисс.

– С вашей стороны?

– Э-э-э, взаимно. Потому что чтобы как бы сохранить и автора в издательстве, и, с другой стороны, чтобы издательству тоже от этого была польза.

(Интерес к общению с людьми быстро истощается, отношения строятся на основе «компромисса» и «пользы» – логических понятий.)

– У вас много друзей, скажем так, среди тех авторов, которые к вам приходят?

– Друзей? М-м-м, я бы не сказала.

– Ну а как тогда? Ведь каждый раз приходит человек, один и тот же, вы с ним там…

– Нет, ну вы знаете, во-первых, людей очень много, каждые люди по-своему настроены, вот, есть какие-то там художники, авторы, с которыми, ну, действительно возникли теплые отношения, там, может быть, даже подарки какие-то они нам дарят, когда приходят, небольшие сувенирчики, вот… Ну да, сладостями, правда, задарили вообще ужасно просто! Наверное, скоро табличку придется повесить, ну, не знаю. Вот, ну в принципе бывают, да, дружеские.

(Степень дружественности отношений оценивается по материальным символам: подаркам и сувенирам. Этика отношений референтная.)

– У вас в комнате много народу сидит?

– Ну, конкретно в моей комнате мы вдвоем с девушкой сидим, но вообще у нас две смежные комнаты, и всего нас там пять человек.

– Вы знаете, сколько человек в этих смежных комнатах в каждый момент сидит? Можете себе представить, например, что вот этот человек сидит во второй комнате. Кто-то заходит к вам в комнату, и спрашивает, условно говоря, Марина там, у себя?

– Нет, ну вообще я знаю, кто где находится. Хотя иногда, конечно, в порыве могу выскочить там, с вопросом – ах, а его нет!

(Интровертному человеку трудно между делом контролировать происходящее в другой комнате и держать в поле своего внимания даже пятерых сотрудников, находящихся там.)

– А в каком состоянии ваш стол находится?

– Стол? Ну, вообще в принципе я люблю чистоту-порядок на рабочем месте. Но бывают всякие такие завихрения – вот, ну когда то за одно берешься, потом прибегает начальница (с горящими глазами такая): «А-а, нужно сделать это!» Ну и бросаешь все, естественно, кидаешься еще во что-то. Потом прибегает редактор и говорит: «Саша, ну, пожалуйста, еще вот это!» И уже начинается такая какая-то неразбериха, суматоха – ну, какой-то беспорядок, может быть, и возникает, но я в принципе стараюсь его ликвидировать.

(Локализация каждого предмета в определенном месте указывает на сенсорику. Сенсорному человеку легче отправить предмет на его место, чем запоминать координаты каждой мелочи в общем художественном беспорядке.)

– А если ты приходишь, в комнату заходишь, а твоего рабочего стола нет. Все стоят, а твоего нет. Или он стоитв другом месте. Ты сядешь за него, будешь дальше работать, или?..

– Не-ет, я начну разбираться. Я скажу: «Чё это такое? Чё вы тут без меня делаете-то?»

(Ограничительная волевая сенсорика срабатывает при покушении на собственную территорию мгновенно.)

– А вы свой стол выбирали или так получилось?

– Да, я его выбирала. Я выбирала, какой он мне подходит, по размерам, чтобы там можно было компьютер установить, всяческие разные предметы, поскольку в принципе материала, так сказать, рабочего много. Вот поэтому я выбирала стол под себя. Ну, у меня вообще он не один, даже два их рядом стоят, а еще и тумбочка…

– Ну а вот если все это переставили в другой угол?

– Мое мнение должно учитываться.

– А как вы свою мебель выбирали-то? По каким параметрам?

– Ну, опять же, я говорю, когда у меня до этого был узенький такой столик, вот, и когда стоял в одном углу компьютер, потом клавиатура и еще какие-то канцелярские принадлежности, то это просто, ну, как-то просто места не было, чтобы какие-то еще бумаги положить там, с работой. Вот, и потом когда у нас такой был маленький переезд, когда я как раз переезжала вот в эту комнату, я сказала: «Нет, ребята. Давайте, пожалуйста, найдем что-нибудь мне получше». Вот, ну и мы занялись все вместе поисками, ну и в итоге нашли.

– Где это вы стол нашли, в издательстве? Ни у кого не отобрали?

– Ну нет, ну у нас там какие-то запасники, видимо, есть, я точно не знаю, – может быть, у кого-то и отобрали!

(Повышение эффективности работы логик считает достаточным аргументом для расширения территории. Вопросы этики легко перекладываются на «кого-нибудь».)

– Планы строите на день, на неделю?

– М-м-м, пытаюсь. Но практически никогда не получается. То есть я пытаюсь, например, у меня есть вот в эти выходные планы поехать в магазин, купить себе шапку. Но я более чем уверена, что это у меня не получится.

– А бывает, что поедешь за шапкой, а увидишь перчатки красивые, и покупаешь перчатки?

– Да. Бывает.

– А потом это не будет угнетать?

– Нет, совсем нет. Если я найду вещь гораздо лучше, то почему меня это будет угнетать?

– А если с кем-нибудь шли вы за шапкой, а тут афиша, один сеанс какого-нибудь фильма? И вы пошли, посмотрели, остались без шапки…

– Но зато я пошла на тот один сеанс, который я никогда больше не увижу.

(Иррациональность позволяет человеку гибко перестраивать планы в зависимости от возникающих обстоятельств и не жалеть об этом потом.)

– А если вы, допустим, собрались стирать. Стиральную машину включили, или уже белье все вытащили, а вдруг звонит подруга: «Слушай, пошли в кино, брось все, там такой фильм…»

– Так. Я думаю, что я быстренько все это дело покидаю в стиральную машину, включу ее и убегу!

– А не страшно, что протечет?

– Не, не протечет. У меня такая маленькая стиральная машина, что она помещается в ванне, и поэтому ничего с ней не будет.

(Здесь сочетается иррациональность и творческая логика действий, которая позволяет мгновенно найти решение, чтобы одновременно осуществить оба замысла.)

– А как вы развлекаетесь? Работа ведь вас не очень развлекает?

– Ну в общем-то да. Ну как, во-первых, у меня есть любимый человек, и мне его общества вполне хватает.

– Он, наверное, веселый?

– Ну, нет, он у меня совсем не веселый.

– А почему вы так весело о нем говорите?

– Потому что он мой любимый! Веселье – это, по-моему, как бы, ну, не самое главное, конечно, в отношениях. Одно из составляющих, но на основе одного веселья… не обязательно общаться.

(Болевая точка – этика эмоций. Веселье и шум строго дозируются, умение громко хохотать и зажигательно плясать не считаются большим достоинством.)

– А компании шумные у себя дома не собираете?

– У себя дома – нет. Хотя в гости к кому-то если бы пригласили и сказали, что будет много народу – ну, какой-нибудь Новый год, ну или просто встреча, я бы сходила с удовольствием. А почему у себя не люблю дома – потому что как я подумаю – сколько всего потом убирать придется!..

– Не любите, когда у вас дома беспорядок такой устраивают?

– Честно говоря, нет.

– Ну, а, например, придут к вам гости и с ногами на диван усядутся. Вы обратите внимание, или это как бы без разницы?

– А с ногами – в смысле, в обуви?

– Ну, не в обуви, ну в тапочках. Не сняв тапочки, прямо на диван.

– Да нет, в этом в принципе нет ничего страшного.

(Сильная сенсорика ощущений позволяет точно определить, что нанесет ущерб предметам на своей территории, а что – нет.)

– Скажите, а если к вам приходит подруга, и у нее все плохо, она начинает жаловаться, – как вы поступаете?

– Ну, … смотря на что, наверное, жаловаться…

– Ну, что там бывает: не любит, какой подлец, не помогает, ушел там, например… И говорит: «Как мне теперь быть, вот он мне не звонит уже три недели» – и плачет?

– Ну, не знаю, я, наверное, как-нибудь попытаюсь ей сказать, что не так все ужасно, как кажется. Может быть, попытаюсь найти какие-то теплые слова, поддержать ее…

– Ну, а какие теплые слова?

– Ну, например: если тот человек, с кем она поссорилась, который ей не звонит, мне тоже не нравится, то я начинаю говорить: «Ой, какой козел, да ты вообще чего?! Не обращай на него внимания!» Ну, а с другой стороны, в общем-то я в такие отношения, как сказать, – меж… межличностные, двух людей отношения – я в принципе стараюсь особо не влезать. Потому что, как подсказывает опыт, если что-нибудь такого наговоришь не того, потом она будет ходить и говорить: «Это ты во всем виновата!»

– А если она так каждый день будет приходить или звонить, надоест быстро? Тяжело ведь, энергию отнимает? Или будете спокойно совершенно утешать ее, сидеть с ней?

– (Пауза) Ну… ну я не знаю, как насчет отнятия энергии, но то, что это надоест, – конечно, да. Потому что в принципе жаловаться – это, конечно, хорошо, но из каждой ситуации нужно как-то стараться выход самому находить, раз какие-то проблемы постоянные существуют, – и, я считаю, совершенно не нужно сваливать на других решения своих проблем.

(Интровертный логик быстро перегружается чужими эмоциями из-за их неконструктивности и чрезмерных энергетических затрат.)

– Так как все-таки насчет того, чтобы пожалеть-то ее, теплые слова найти?

– Ну да, я как-то это все… как-то размыто это я все сказала, ну не знаю, там, напоить, может, чайком, может быть, просто отвлечь чем-нибудь.

– Вы поплачете вместе с ней или нет?

– Поплакать вместе с ней?.. Ну, не знаю, вряд ли. Вот, ну, скорее, отвлечь там… Ну, мне приходит на ум что-нибудь… сходить, прогуляться просто, проветриться…

– А вот представьте себе – вы вышли прогуляться, а она опять– рот-то не заклеен – опять говорит, опять жалуется, опять плачет?

– Все еще плачет, да? (Потерянным тоном) Ну… не знаю, сложно сказать. Я вообще в принципе, ну, не очень люблю выслушивать там жалобы чужие, так что мне на самом деле сложно как-то ответить на ваш вопрос.

(Болевая точка – этика эмоций. Чужие переживания вызывают реакцию отторжения, желание их прекратить, а вовсе не попереживать вместе.)

– А она-то вообще догадывается об этом? Что вы не любите жалобы?

– Нет. Я всегда… я… я… когда вижу, что человек хочет выговориться, я никогда не прерываю его, потому что, мне кажется, это не совсем корректно. Ну, у человека проблемы, ну и тем более, если это моя подруга, что я – буду говорить: «Замолчи и иди отсюда»? Конечно, нет.

– А хочется сказать, да? То есть наступает когда-то момент, что…

– Ну-у, когда-то наступает. (Определенно) Спустя определенное количество часов.

– А вы опаздываете?

– Нет.

– Никогда?

– А, вообще опаздываю.

– Это вас не беспокоит? Переживаете, что вот вы опаздываете…

– Ну вы знаете… да не особо.

– А когда вы едете, вы чувствуете, что опаздываете?.. Или не чувствуете?

– Не, ну вот, например, такая ситуация: мне на работу нужно приходить к десяти часам. Чтобы успевать точно вовремя, я выхожу из дома в девять. Вот. Но также я могу выйти из дома и без пяти десять. Поймать машину и поехать туда. Если я опаздываю, я особо не расстраиваюсь – просто прихожу и говорю: «Ну, опоздала».

– Как-то аргументируете, или поулыбаться достаточно?

– Нет, на самом деле я стараюсь, конечно, аргументировать. Потому что просто одними улыбками начальство не особо довольно останется. Ну я, конечно, стараюсь меньше опаздывать, но у нас большие пробки, и, как правило, люди это понимают.

(Ролевая интуиция времени. О времени можно поговорить, отметить, что оно утекает, но по-настоящему контролировать его кажется невозможным.)

– А готовить любите?

– Готовить? Ну, готовить, в общем-то, не очень, но, с другой стороны, иногда приходит вдохновение и, когда оно приходит, меня сложно остановить.

– А что именно вам нравится готовить?

– Например, у меня есть несколько… у меня вообще сестра больше любит готовить, и она покупает разнообразные кулинарные книги. Там у нас есть итальянская, французская, болгарская – разные кухни. Я открываю холодильник в предчувствии своего вдохновения и смотрю, что у меня есть. Потом я быстренько листаю какую-нибудь книжку, ну и, соответственно, продуктов набираю. А вообще в принципе я не всегда рецептам следую, вот, как правило, я могу просто посмотреть, из чего состоит блюдо, и придумать чего-нибудь сама на основе этого.

– А как же вы угадаете, будет ли это съедобно?

– А вы знаете, всегда получалось, никто не жаловался.

(Основа личности – сенсорика ощущений – позволяет экспертно соорудить съедобное блюдо из имеющихся продуктов. В этом случае человек не ищет легких решений, и готовить одно и то же по старым рецептам быстро надоедает.)

– Ау вас бывают такие периоды, когда вам очень скучно? Не можете ничего делать, нет энтузиазма…

– А, депрессия, злость, без энтузиазма как бы? (Неуверенно) Ну такое апатичное состояние, вы имеете в виду? Да, бывает. Ну, если в данный момент нахожусь на работе, то я играю в какую-нибудь игру. Тупо.

– Это и на работе на вас находит?

– Да, да, представляете, бывает. Бывает, да. Ну, кстати, основном на работе это у меня и бывает. Потому что за пределами работы, как бы, там совсем другое общение, с теми людьми, с кем хочется, а не с тем, с кем надо.

(Человек иррациональный в рутинной обстановке испытывает недостаток новых впечатлений.)

– Скажите, а на диване вы любите лежать?

– Очень.

– А ванну принимать?

– Ванну? Да!

– Поваляться или быстренько так?

– Нет. Скорее долго, а потом под душем, вот так вот.

(Базовая сенсорика ощущений позволяет четко осознать сенсорные радости бытия.)

– А к собачкам бездомным вы вообще как относитесь?

– Очень трогают. Я этой весной нашла около работы двухнедельного слепого щенка еще маленького, притащила его себе домой. Звоню я с работы и говорю: «Мама, у нас сегодня будет жить некто». Она говорит: «Кто?» Я говорю: «Ладно, приеду – сама увидишь». Привезла этого щенка. Ну, мама, конечно, его не разрешила оставить; мы с ней сошлись на том, что он подрастет, и когда уже сможет там, ну, кушать нормально, мы его отдадим. Так и сделали. Из него сейчас выросла большая дворовая собака, потому что уже даже в возрасте начиная с месяца, наверное, он проявлял очень хорошие охранные качества; вот, мы его отдали за город, там все им очень довольны, и все здорово.

(Впечатлительность по референтной этике отношений здесь скомпенсирована прагматическим подходом с творческой логики действий. Ко всеобщему согласию.)

Вот еще одно интервью с человеком того же типа, в котором ярко просматривается удивительно похожий подход к миру.

Михаил

– Чем вы занимаетесь?

– Рабочий. Монтажник. Устанавливаю окна.

– Пластиковые?

– Пластиковые, деревянные, алюминиевые.

– А замерщики у вас есть, которые сначала приезжают все мерить?

– Да, есть. Сами меряем, бывает.

– А вот стеклопакеты какие-то рекламируют, с вакуумом…

– Это… рекламируют, это можно сделать, но это дорого стоит, в общем-то, незачем.

– Как это незачем? Ведь вакуум!

– Ну, вакуум, да… Ну, и тепло, и звук – это понятно. Сейчас просто такие технологии, что… ну, зачем себя полностью отгораживать от улицы?

– А там же рядом с подоконником какая-то дырка…

– Там нет, обычно не бывает.

– А для выравнивания давления?

– Ничего не бывает. Целиком герметится все. Это герметик. Пеной все заливается.

– Ничего себе! А вдруг там повысилось давление, так окно не откроешь…

– Нет, такого не бывает.

(Творческая логика действий проявляется в четких ответах как на обыденные вопросы, так и на фантастические предположения. Легко и уверенно проводится оценка соотношения «цена-качество» вакуумных окон.)

– А вы клиентов сами находите? Легко вам кого-нибудь сагитировать? В компании, например, оказались люди, а вы им говорите…

– Ну, это уж зависит от человека, а не от моих возможностей.

– А обаяние включить?

– Я не думаю, что у меня есть какое-то обаяние.

– А вы попробуйте. За десять процентов.

– Может быть, и получится. Да, в общем, нет надобности.

(Референтная этика отношений не позволяет проявлять инициативу в общении. В этом случае человек занимает пассивную позицию в отношениях.)

– Скажите, а в школе вам что больше нравилось – задачки решать или сочинения писать?

– Задачи решать.

– И получалось?

– До пятого класса хорошо получалось.

– А что случилось в пятом классе?

– Возник интерес к спорту. К лыжам. Занимался лыжами до десятого класса. Упирался до восьмого класса, пытался чего-то из себя выжать, понял, что не получается, и до десятого класса занимался укреплением здоровья.

– Оно слабым оказалось?

– Было слабым. Задыхался, была бронхиальная астма…

– А сейчас нету?

– Нету.

– То есть воля у вас есть, чтобы заставить себя…

– Ну, не знаю. Я в принципе занимался сначала не из-за того, что я болел. Просто она сама по себе вот так прошла, болезнь…

– Как это – сама по себе?

– Ну, видимо, из-за того, что я занимался спортом – у нас лес, я живу в Одинцово, в пригороде, у нас там хорошая природа, леса, дуб…

– И это занятия спортом помогли?

– Я считаю, что да.

– А вы обливаетесь холодной водой?

– Нет, никогда.

(Основа личности – сенсорика ощущений. Человек чутко прислушивается к состоянию организма и, минуя логические формулировки, непосредственно по ощущениям выбирает режим, благоприятный для здоровья.)

– А учебу запустили?

– С пятого класса… Нет, не запустил, в принципе я нормально учился по математике, но всегда был слаб в литературе, по сочинениям…

– А чего ж там сложного? Там Наташа Ростова…

– Нет, мне было неинтересно читать. Я не прочитал практически ничего из школьной программы.

– Ну что вы! «Я к вам пишу, чего же боле». Там же чувства! Вам приятно было бы такое письмо получить?

– Нет.

(Болевая этика эмоций приводит к блокировке вживания в драматические сюжеты, чтобы не пришлось переживать за вымышленных персонажей.)

– А как у вас с планами? Вот есть у вас на завтра план? Например, две рамы куда-то воткнуть?

– Если не будет никаких авралов, то мы их поставим, эти рамы.

– То есть то, что вы намечаете, вы выполняете?

– Я стараюсь выполнять.

(Ролевая интуиция времени позволяет говорить о себе как о точном и обязательном человеке.)

– А если вам надо отоспаться, отдохнуть, полежать на диване? Допустим, надоели вам эти рамы. А тут кто-то вам билеты предлагает на Джеймса Бонда…

– Если сказали – надо в магазин, я иду в магазин.

– Сразу прямо?

– Ну, может быть, не сразу. Буду раскачиваться. Но вот планировать, чтобы лежать целый день на диване, – у меня нет в планах такого. У меня может быть, что мне что-нибудь приспичило – я вот встал и пошел. Допустим, вдруг вспомнил, что нужно заниматься машиной.

– Как это – вдруг вспомнил?

– Ну, просто машина – такая вещь, я вот даже и сейчас не могу вспомнить, чем я хотел заняться, а ведь чем-то хотел. В машине что-то надо было сделать. Какую-то мелочь. Вдруг вспомнил, и могу пойти – встать, сказать жене, что вот я пошел заниматься машиной.

– Она говорит: «Как? Я тебе тут тарелку налила супа, а ты уже пошел заниматься машиной?»

– Ну, может, я съем тарелку эту супа и пойду заниматься… А может, пойду заниматься, и вдруг какие-то дела другие встретятся, и пойду заниматься другими делами.

– То есть это у вас так спонтанно все?

– Нет, не спонтанно, я пытаюсь планировать что-то, но если появится что-то серьезнее или что-то интереснее, я могу переключиться.

(Иррациональность приводит к тому, что приоритетные дела определяются по их сиюминутной значимости, а не по заранее продуманному списку.)

– А вам нравится, когда весело, друзья, музыка?

– Ну, веселья особо не люблю, музыку – спокойно…

– А на дискотеку?

– Нет, дискотека – это не мое.

– А когда вокруг кричат, веселятся?

– Кричат, веселятся? Ну, у меня такая компания, что там особо не кричат никогда, не веселятся. Спокойно все.

– Ну и что это за компания? Просто так серьезно сидите?

– Ну, не знаю, спокойную музыку слушаем.

– А громкую музыку?

– Н-ну… иногда бывает. Но это недолго, надоедает быстро.

– Быстро – это неделя или пять минут?

– Пять минут тогда. Пускай будет пять минут лучше.

(Болевая точка – этика эмоций. Шумное веселье не кажется привлекательным, громкая музыка быстро «надоедает».)

– А если рядом с вами ваши домашние устраивают скандал… бывают такие ситуации?

– Бывают.

– И что вы делаете? Вы пытаетесь успокоить их, или уходите оттуда, или предвосхищаете?

– Это все зависит от ситуации. Когда очень сильно – то пытаюсь успокоить, если не очень – то… моя хата с краю, ничего не знаю.

– Вас это раздражает, или как-то все равно?

– Тоже зависит от ситуации. Это как-то непредсказуемо у меня. Я могу быть спокойным – прийти с работы и быть спокойным, причем очень долго…

– То есть, например, закрыть дверь, и пусть они там лаются за дверью?

– Да, могу так.

(Референтная этика отношений диктует пассивную позицию в чужих спорах по выяснению вопроса «кто виноват?». Болевая этика эмоций вынуждает избегать накала страстей.)

– А потом в какой-то момент просто дать в глаз.

– В глаз – нет, в глаз – нет.

– То есть у вас не было такого, чтобы кто-то вас вот так допек, а вы на него…

– Могу.

– Кулаком по столу?

– Ну, и в глаз тоже.

– И долго это продолжается потом?

– Нет. Отхожу быстро.

– А если ему этого недостаточно?

– Ну вот, сын не очень-то поддается… Я ему – он мне, так и расходимся.

– А сколько ему?

– Шесть скоро. Бывает, ему за дело по заднице треснешь, а он сразу же сдачи – обязательно. Не дает себя в обиду, не дает обижать себя.

– А как детей воспитывать лучше – в нежности или…

– Стараться нежностью, а не понимает … Это от детей зависит. У каждого свое «Я».

(Ограничительная волевая сенсорика включается только в ситуациях защиты собственных интересов и мгновенно выключается, когда опасность захвата территории миновала.)

– Ну а вы любите все-таки на диван прилечь?

– Ну, я люблю поваляться-то! Поваляться я люблю, но планировать это – никогда не планирую.

– А как вы считаете, повар – это женская работа или мужская?

– В Грузии мужская, здесь женская.

– Ну а вы-то в состоянии себя прокормить?

– Я в состоянии. Но готовить не люблю. Я очень ленюсь, и не люблю вообще это делать.

– Пельмени разогреть…

– Нет, почему? Пельмени могу сам сделать. Свои.

– То есть вы себе представляете вообще, из каких предметов они делаются?

– Конечно.

– Ну а сама мысль, что надо делать тесто, его раскатывать, потом их лепить…

– Да. Поэтому вот очень редко, но бывает, накатит, и хочется своих. Сейчас просто очень вкусные продают пельмени…

– Эта какие, поделитесь?

– У нас свои, одинцовские, пельмени, «Ермак» называются. Вкусные пельмени, почти как свои…

(По базовой сенсорике ощущений экспертно осознается и вкус покупных пельменей, и из него можно слепить свои, и сколько сил на это уйдет, и собственная лень, тормозящая этот порыв. Отсутствие энтузиазма делать что-то связано со слабой этикой эмоций.)

– А в одежде вы какие цвета предпочитаете?

– Темные. Серое, синее… Лучше однотонное что-нибудь. Ну, если есть какие-то полосочки, то немного.

– Ну а вы в состоянии ходить каждый день на работу?

– Да в принципе, я на железной дороге работал, помощник машиниста. И там надо, чтобы все было вовремя, все четко, по графику…

– И это нравилось?

– Конечно, нравилось, но так сложилась ситуация, что там не платят…

– Вам нравилась эта работа?

– Да. Я с первого класса мечтал… на электровозе.

– А интересно ли – все время по одной и той же колее, туда и обратно?..

– Ну, пейзаж-то все равно меняется, как ни крути… все-таки двести пятьдесят километров – пейзаж меняется. А потом вот это чувство ответственности, график нужно выдерживать, всему быть в мыле… и все равно все сделать так, как должно быть.

(Базовая сенсорика ощущений в сочетании с творческой логикой действий позволяют выразить себя в напряженной ответственной работе и оценить красоту проносящегося за окном пейзажа.)

– Л. А.: Смотрите, какой хороший ГАБЕН – на шутки откликается, сплошная динамическая лексика…

– На самом деле я нервничаю.

Любопытные моменты других интервью людей этого типа

Алексей.Интровертная логика была отчетливо видна в ответах, которые начинались со слов «это смотря что иметь в виду». Замкнутость, придирки к словам, уточнения, ответы задавшему вопрос.

Сенсорика была в рассказе о болезни: сначала теряется темп, скорость реакции. Потом на следующие дни начинаются симптомы. Но он принимает меры – стрепсилс, например.

Иррациональность зависла. Но МАКСИМ, обладающий ролевой этикой отношений, как правило, старается понравиться в незнакомой компании. А здесь наблюдалась явно негативная реакция на вопросы, занудство в качестве защиты. Это позволило сделать вывод, что разговор ведется из четвертого блока модели А, в состоянии глухой защиты. Явную напряженность атмосферы уловила Полина (БАЛЬЗАК) на свою болевую этику эмоций.

(Маска квазитождественного партнера (в данном случае – МАКСИМА) говорит о том, что человеку очень важно отстоять свои принципы при взаимодействии с обществом. Возможно, Алексей испытывает сильное давление обстоятельств, склоняющее его поступиться принципами. Или обстановка на группе показалась ему пугающей и вызвала защитную реакцию с 7-й функции.)

Максим.Процедура шла довольно вяло – парень замкнутый, не идущий на контакт, не стремящийся блеснуть. Но интровертная логика как раз в этом и проявилась.

Сенсорика прозвучала в разговорах о еде и здоровье – знает он, где у него печень, знает. И все остальное про свой организм тоже знает.

Иррациональность плохо просматривалась. Но планами он пренебрегает. Себе готовить не будет – лучше что-то перехватит по дороге, ведь это всегда можно. В целом он проявил чуть больше белой сенсорики, чем черной.

Ирина.Конечно, Ирина – человек веселый, но очень четкое изложение своих мыслей, представление о том, сколько денег у нее есть (без всякого счета), нежелание часто видеть гостей в доме – все же выявили интровертного логика. А отсутствие планов, умение быстро менять деятельность в соответствии с требованием момента, – это явная иррациональность. К тому же она – несомненный сенсорик: речь уверенная, ощущения четко осознаны.

Лена.Спокойная, уверенная в себе, увлеченная работой по компьютерной верстке, Лена подробно отвечала на довольно разбросанные вопросы, легко переключаясь. Логика была налицо. А сенсорика сказалась в ответе на вопрос Оли (ДЖЕК): «Когда вы готовите, вы стараетесь, чтобы было вкусно или полезно?»

Надо было видеть то недоумение, в которое ввел Лену этот вопрос. Она стала размышлять вслух, зачем это надо – готовить невкусно? Или, например, вредно? Конечно, то, над чем ДЖЕК по своей слабой сенсорике ощущений размышляет всю жизнь (по признанию Оли), ГАБЕНУ даже в голову не придет. И наоборот.

Светлана.Энергичная женщина толково объяснила, как устроила дочку в школу моделей, какой там распорядок, чем занимаются. Ответы короткие, понятные, обращенные прицельно к тому, кто задал вопрос. В этом сквозит интровертная логика.

Рассказ о планировании выглядел так: «Появились деньги, я решила завтра же купить кое-что. И поехала. Хотя маршрутка подъехала не та, я села. Доехала до другого метро. Там походила. Потом проехала туда, куда сначала хотела. И осталась довольна своим приобретением». Иррациональность.

«Если у подруги случилась драма? Вот, как раз сегодня. Рассказывает, рыдает и еще ходит за мной. Я даже сказала ей: «Да сядь уже, наконец!» Я же не могу на ходу дать ей какой-то совет!» Так при нажиме на болевую этику эмоций проявляется ограничительная воля ГАБЕНА.

Характерные высказывания людей типа ГАБЕН

Если бы я поймал золотую рыбку? Я бы ее взвесил.

*

Как-то противоестественно веселиться, когда в холодильнике ничего нет.

*

Да, выпишите мне справку, что у меня неискаженная информационная структура. И чтобы по ней в метро пускали.

*

Приятнее было бы рисовать эту кружку, если бы она была не керамическая – на ней такие острые тени, – а, например, деревянная.

*

Я везде общаюсь, и на рынке, и вообще… Я же понимаю, что нельзя же не общаться.

*

В кафетерии я отключаюсь – одеваю на себя стакан, и никто не вяжется.

Маленький ГАБЕН

Лиде 3 года. Она пускает санки вниз с горки, а потом бегает за ними. Проходящий мимо мужчина, думая, что девочка случайно упустила санки, приносит их наверх и вдруг слышит:

– Ну и зачем вы взяли чужую вещь? Кто вас учил брать чужие вещи?

– Я думал, что ты упустила…

– Если думали, то надо было спросить, нужно мне это или нет. Это же моя вещь!

– А что же мне теперь делать?

– Отнесите и поставьте, где было.

ЧастьIV. Что могла бы дать соционика

Идея универсального совершенства

С тех пор как человек встал на задние лапы, он никак не может вернуть себе равновесие.

Ст. Ежи Лец

Давно известно, что человек – существо социальное, развивающееся и целеполагающее. Он устроен так, что в своем развитии должен иметь некие ориентиры или идеалы. Понятно, что идеал – это нечто недостижимое, но он совершенно необходим, поскольку люди не знают другого способа, как ставить перед собой цели и достигать их. Не будем также упускать из виду и то, что на каждом историческом отрезке развития общества эти цели меняются.

Идеалы

Поговорим об идее совершенства, поскольку она является важной составляющей в процессе формирования идеала. Давайте задумаемся, какие идеальные ориентиры мы выбираем, когда принимаем решение добиться чего-то от себя, от своего партнера или ребенка?

Сразу приходят на ум всем известные фразы:

В человеке все должно быть прекрасно…

Талантливый человек талантлив во всем.

Талант – это труд.

Все дети талантливы.

Всему можно научиться, если как следует захотеть.

Существует также множество недорогих пособий, авторы которых учат нас, как развить в себе все, что угодно: память, волю, логику, музыкальный слух, ясновидение, умение заводить друзей и оказывать влияние на людей…

Мы требуем от себя полного совершенства (раз оно в нашей власти) и, если результаты кажутся нам не столь впечатляющими, испытываем чувство досады (вины). Часто в порядке самооправдания мы говорим себе, что сдаем позиции из-за тяжелой жизни. И если у нас что-то не сложилось, в качестве компенсации возлагаем свои надежды на детей. «У меня слишком много забот, но мой ребенок обязательно достигнет всестороннего гармонического развития».

Он будет очень умным, способным во всем досконально разобраться, рассчитать, взвесить, понять причины и следствия, не поддаваясь сиюминутным настроениям. И в то же время он будет очень чувствительным, он вырастет настоящим гуманистом с отзывчивым сердцем, не подвластным холодному расчету.

Он будет сильным и непоколебимым как скала, надежным, независимым от внешних обстоятельств. И, конечно же, тонким, реагирующим на каждое дуновение реальности человеком, умеющим без сопротивления вписаться в тенденции окружающей жизни.

Он будет общительным, заметным, талантливым организатором больших коллективов. И самоуглубленным, способным встать на место каждого человека психологом с глубоким внутренним миром.

Он должен быть начитанным, уважающим общественные нормы и авторитеты, законопослушным человеком. И, конечно же, творческой личностью, с самостоятельным мышлением, открывающим новые способы жизни и ее оценки.

Понятно, что для любимого ребенка хочется всего и сразу, причем побольше. Но по объективным причинам это невозможно.

Противоречия

Почему-то мы не задумываемся, что эти требования противоречивы и требуют совмещения в одном человеке взаимоисключающих качеств. Как если бы мы хотели быть одновременно и холодными и горячими. Как если бы для полного совершенства мы хотели бы иметь оба половых признака.

Наверное, кажется, что такая универсальная личность не будет иметь в жизни никаких проблем. Человек сможет обеспечить себя всем необходимым, получить все, что захочет, все трудности разрешит сам, не обращаясь за помощью к другим.

А зачем тогда нужны другие? Они в этом случае становятся (или не становятся) восхищенной публикой, и это порождает огромную проблему ощущения одиночества гения в толпе посредственностей.

К счастью, мир устроен несколько сложнее, и каждый человек наряду с талантами имеет слабости, которые в буквальном смысле являются обратной стороной его достоинств. И убрать их можно только за счет снижения остроты таланта. Концепция типовых различий людей утверждает, что таланты и слабости отдельных людей взаимно дополняют друг друга. И это значит, что мы всегда будем нужны друг другу для помощи и защиты, для радости и заботы, для того, чтобы удивлять друг друга непохожими взглядами на мир.

Но идея полного совершенства одной отдельно взятой личности оказывает негативное влияние на нашу жизнь, оборачиваясь огромным количеством разрушений. Мы пытаемся работать над собой вопреки нашей природе и искажаем ее. Скромные результаты этой работы снижают нашу самооценку, порождая соответствующие комплексы. Если окружающие демонстрируют успехи в трудной для нас области, в нас вспыхивают подозрения и зависть. Это ставит барьеры на пути наших коммуникаций. В результате человек остается наедине со своей «непризнанной гениальностью».

Так мы теряем возможность использовать потенциал группового сознания, которое, как любое целое, обладает качествами, не сводимыми к сумме составляющих.

Сравнение

Давайте сравним, как реагируют на обстоятельства люди, одержимые идеей универсального совершенства, и люди, признающие типовые различия.


ris5.png



ris6.png

Этот список можно продолжать бесконечно. Небольшая разница в исходной посылке поистине разводит людей на разные полюса жизни.

Обобщение

Мир, состоящий из одинаковых людей, находящихся на разных ступенях шкалы универсального совершенства, не слишком нужных друг другу, похож на кучку гороха на столе: кто-то выше, кто-то ниже, кто-то толще, кто-то тоньше, кто-то пророс, а кто-то засох. И ничто их друг к другу не привязывает, кроме силы трения. При любых раскладах они не выйдут за плоскость стола.

Мир, где люди принимают свои слабости и таланты, считаются с типовыми особенностями других, подобен конструктору «Лего». Он состоит из небольшого числа модульных элементов, снабженных стыковочными узлами, которые позволяют создавать объемные композиции, устойчивые к внешнему воздействию.

Например, можно построить дворец. В нем будут окна и двери, башенки и балконы – они возникли как сложные строительные комбинации, их нет ни в одном кирпиче. Вот так и люди. Дополняя друг друга, они соединяются в сложные социальные молекулы: семьи, группы друзей, исследовательские команды, нации. И на этом уровне оказываются возможными такие результаты, которые принципиально недостижимы в одиночку. Но соединение возможно потому, что у нас существуют взаимодополняющие «стыковочные узлы», обеспечивающие информационный контакт. И две потребности – потребность в сведениях, которые мы сами не можем добыть из мира, и потребность отдать кому-то свои знания и опыт – крепко соединяют нас друг с другом.

Возможно, биологическая аналогия сделает эту концепцию еще более наглядной. Типологический подход как бы предлагает рассматривать человечество в информационном пространстве как шестнадцатиполое существо. Для того чтобы в социуме родилась и была освоена (вплоть до внедрения) новая полноценная идея, нужно, чтобы в этом процессе участвовали представители всех 16 психологических типов.

Если вспомнить, что при переходе от простого деления к половому размножению значительно ускорился обмен генетической информацией, то усложнение коммуникаций покажется не слишком большой платой за это. Зато нет никаких сомнений, что особи разного пола действительно нужны друг другу. Так и при типологическом подходе.

Конечно, общение значительно усложняется, многое приходится иметь в виду. Но впервые становится понятным, зачем все это нужно и что мы теряем, отказываясь от этого. К тому же у всех замечательных и гуманных лозунгов о братстве, дружбе и взаимопомощи появляется вполне прагматическое основание.

Становится понятно, почему люди должны беречь друг друга и заботиться о развитии не только своих собственных способностей, но и о талантах окружающих. Только так благое пожелание об экологическом сознании сможет наполниться реальным содержанием.

Итак, всем нам необходимо развивать ответственность, смирение, толерантность и добрую волю к конструктивному и бесконфликтному общению.

Вирус

Но идея полного совершенства чрезвычайно живуча и разрушительна. Создается впечатление, что она обладает механизмом самосохранения. Как компьютерный вирус, она разрушает стыковочные узлы между разными типами, перекрывает каналы коммуникации, засоряя их комплексами и перегружая защитными мерами. Она изолирует людей друг от друга, не позволяя им объединяться в эффективные команды, не дает использовать многомерный потенциал коллективного разума для преображения жизни.

Если окинуть взглядом все глобальные начинания, то видно, что в каждом из них не хватает то разума, то воли, то совести, то целостного охвата проблемы. Это значит, что в головах изобретателей свила свое гнездо идея полного совершенства, и они не захотели обращаться к помощи людей с непонятным для них образом мысли.

В современном обществе существуют довольно жесткие представления о том, каким надо быть мужчине и женщине, а в соответствии с этим – в какие вузы им нужно поступать и какую профессию выбирать. Родители всегда лучше «знают», каким должен стать в будущем их ребенок, о чем он должен думать, а о чем не думать, каким способом зарабатывать деньги, как реализовывать себя в семье и в творчестве.

Результат применения этих установок и ожиданий родителей более чем скромный. В вузах полно детей, которым неинтересно учиться по выбранной родителями специальности. В семьях множество робких мужчин, пытающихся доминировать, и умных женщин, подавляющих свою инициативу и интеллект. На производстве достойные женщины годами ждут повышения на «мужские» должности, которые им боятся предоставить из-за мифических «женских слабостей».

На самом деле все эти явления имеют исторически преходящий характер. И на примере современного западного общества мы видим, что процесс их изживания уже начался и происходит весьма успешно.

Тот очевидный факт, что сила воли, интеллект и обаяние не зависят от пола, никак не может занять свое место в общественном сознании. Этому мешает застарелая идея универсального совершенства, сциентистский уклон и половой шовинизм.