ГЛАВА 13 ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ

Вся мудрость человеческая не может принадлежать
какому-то одному языку, и никакой язык
не способен выразить все формы и проявления
нашего разума.

Эзра Паунд

Иностранные языки многим даются нелегко, так как часто на первый взгляд они не имеют ничего общего с родным языком. Нужно запомнить огромное количество новых лексических и грамматических форм, а в сознании нет структуры, которая могла бы их объединить. Процесс обучения, однако, можно облегчить, используя индивидуальную наблюдательность и способность к организации изучаемого материала. Хорошим примером служит изложение предмета в книге П.Розенбаума «Italian for educated guessers» – самоучителе итальянского языка для людей с достаточно высоким уровнем культуры. Анализируя разные формы, Розенбаум показывает, как находить принципы, помогающие изучать язык при минимуме зубрежки. Простая наблюдательность поможет вам превратиться в «любознательного студента, способного угадывать». Судя по получаемым результатам, это может быть доступно каждому.

Как в любой области знаний, здесь следует связывать вновь приобретенные сведения с уже имеющимися. Это предполагает наведение мостов между родной культурой и культурой народа, говорящего на изучаемом языке. Далее мы увидим, как облегчается усвоение иностранных языков с помощью таких приемов, как визуализация, селективное внимание, ассоциирование образов и сочинение небольших историй. Даже если вам трудно подыскивать слова, когда вы пробуете говорить на иностранном языке, эти средства позволят вам активнее подбирать выражения и в результате быстрее овладеть беглой речью.

Визуализация упрощает процедуру перевода, обеспечивая прямой мысленный переход от слов к конкретным образам (или обратно) без промежуточного этапа – перехода от слов одного языка к словам другого. Повторяя слово как можно четче, нужно в то же время зримо представлять себе его смысл (что обычно при изучении иностранных языков не практикуется). А можно разыгрывать какие-нибудь сценки – про себя, в воображении, или реально, с подлинными жестами и произнося слова вслух. Например, «солнце сияет» по-английски звучит как «the sun shines». Исключите слова родного языка и свяжите зрительный образ напрямую с английской фразой: представляя себе сияющее солнце, повторяйте по-английски «the sun shines». Прислушайтесь к звучанию слов «sun» и «shines» – не кажется ли вам, что это сверкающие слова, которые сами испускают свет? Впрочем, на мой взгляд, эти английские слова несколько «затуманены», как и само солнце Великобритании,. так что тут можно вспомнить и об английской флегме. Это чисто субъективное умозрительное построение, но такого рода краткие комментарии как бы придают новым словам особый привкус и индивидуальность. Обсуждая эти слова, мы как бы вбираем их в нашу собственную жизнь, тем самым укрепляя их след в памяти. Действуя таким образом, мы используем свое воображение, чтобы привлечь на помощь памяти различные чувства.

Второй важный момент – селективное (избирательное) внимание. В данном случае внимание концентрируется на значении и структуре фраз. Слово или идиоматическое выражение доставит вам много элементов информации со ссылками на знания, полученные вами ранее; а в памяти откроются новые ячейки для эффективного упорядочения новой информации. Именно такие операции научились производить люди, владеющие многими иностранными языками. Хороший преподаватель покажет вам, как сравнивать два языка, находить между ними различия и выделять общие элементы. Например, можно искать корень слова и опираться на то, что вы о нем уже знаете. Корень несет в себе основной смысл слова. Скажем, английское слово mankind – «человечество» – легче запомнить, если сначала его проанализировать: речь идет об объединении двух слов – man и kind. Представьте себе карту мира, по которой бродят всякого рода люди (men) всех рас и всех типов (kinds). Помещенное в конкретный контекст слово kind, будучи само абстрактным термином, обретает определенный конкретный смысл, более легкий для запоминания.

ЗВУЧАНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ

Когда вы услышите новое иностранное слово, попробуйте уловить его правильное произношение и подыскать близкое по звучанию слово вашего родного языка. Иные люди делают это почти автоматически, что значительно помогает их памяти. Разумеется, такой прием не всегда проходит, и в лучшем случае мы найдем лишь приблизительное сходство звучаний. Но новичку на первых порах и это может пригодиться. Напоминание о звучании слова, даже грубое и приблизительное, все же лучше, чем вообще ничего!

Словарный запас – это первый камень преткновения при изучении иностранного языка. Трудности возникают из-за «фонетического шока». Мы должны упражнять свое ухо, привыкая к необычным звукам, и лишь затем учиться их произносить. После этого нужно связывать звучание слов с их смыслом и, наконец, изучать грамматику нового языка, т е. его структуру. Эта структура отражает образ мыслей жителей страны, где говорят на данном языке. Она служит ключом к пониманию их поведения, взглядов на жизнь, образа существования в мире. Современные методы изучения иностранных языков, называемые «прямыми» или методами «полного погружения», состоят в том, что ученика сразу помещают в новую, необычную для него языковую среду. На его родном языке вслух не произносится ни одного слова, чтобы избежать обращения к переводу, которому обучают на более поздних этапах (для овладения переводом нужно хорошо знать оба языка). Акцент делается на повторении идиоматических структур: ученик тренируется до тех пор, пока не усвоит ту или иную структуру. Описанный метод основан на имитации и повторении; он может быть лишь дополнением к основному курсу, в котором разъясняются правила грамматики и произношения на материале соответствующих текстов. Понимание, анализ, установление ассоциаций и логических связей – вот мысленные операции, гарантирующие долговременное запоминание. Непринужденность в употреблении выражений и словесных конструкций приходит только с практикой. Легкость их использования можно искусственно поддерживать, прослушивая магнитофонные записи упражнений, но изучаемые выражения при этом обычно стереотипны. Очень просто пересказывать проработанные диалоги, но участвовать экспромтом в беседе или быстро отвечать на непредвиденные вопросы гораздо труднее. Упражнения могут быть крайне разнообразными, но все же по-настоящему проверить свою способность объясняться на иностранном языке вы можете лишь в беседе с человеком, для которого этот язык родной.

В овладении иностранным языком можно выделить два этапа – пассивный и активный. При пассивном знании главную роль играет узнавание (непроизвольный аспект работы памяти), а при активном – вспоминание (поиск информации в памяти, т е. процесс более трудный). На первом этапе, будучи вполне знакомы со звуками, словами и синтаксическими структурами, вы понимаете, что говорится и что написано. На следующем этапе вы берете на себя активную роль, свободно говорите, пишите и думаете прямо на иностранном языке. Из приемника вы становитесь передатчиком. Однако непринужденность в разговоре достигается лишь ценой непрерывной практики. Когда отпадает необходимость в употреблении иностранного языка, у вас создается впечатление, что вы этот навык утрачиваете. Скорость и степень его утраты зависят от способа, которым вы его приобрели. Если у вас солидная база для понимания иностранного языка и его структур, оно возвращается к вам очень быстро, как только вы снова попадете в среду, где говорят на этом языке. Однако без теоретических и формальных знаний вспоминание языка может оказаться гораздо более трудным. Например, двое детей, получивших одно и то же образование, проводят пять лет в Южной Америке в возрасте с 4 до 9 лет. Впоследствии Джейн усовершенствует свое знание испанского в колледже, изучая грамматику и уделяя время чтению, тогда как Джо отказывается от этого. Спустя 10 лет только Джейн может претендовать на знание испанского, так как Джо почти все забыл. Он еще в состоянии понимать речь, но он почувствует, что очень трудно учить заново языковые структуры, необходимые для диалога. Большую роль здесь играют также эмоции: дружеские связи с иностранцами усиливают мотивацию, создавая дополнительный стимул.

В зависимости от способа обработки той информации, которую мы хотим запомнить, мы будем лучше или хуже удерживать ее в памяти. Лучшие преподаватели так же компетентны в педагогике, как и в предметах, которые они преподают. Обучать искусству мыслить – это значит также обучать искусству пользоваться памятью: посредством мысленных операций мы в состоянии найти в ней базовые элементы, на которые можно опираться при освоении того нового, что вы сейчас изучаете.

Обогащение своего словарного запаса – это хитроумная игра, напоминающая решение сложной головоломки, в которой нужно составить картинку из рассыпанных кусочков. После некоторого размышления вы открываете для себя, как новое слово может вписаться в систему предыдущих, уже разложенных в вашей голове по своим местам. В свое время вы научились использовать свои чувства, приводить их в состояние готовности для лучшего наблюдения. Точно так же и при изучении нового языка внимательно вслушивайтесь в слова и вдумывайтесь в их смысл; обращайте внимание на то, как они вас затрагивают, какое впечатление оставляют. Эти очень простые начальные установки, возможно, помогут вам избежать осложнений в дальнейшем. Например, вы можете обнаружить, что некоторые звуки кажутся вам неприятными и трудно воспроизводимыми; например, для француза таким звуком может быть немецкое твердое ch («x» в слове «ах» или «Бах»). Оно произносится как оглушенное французское «г». Уделяйте больше внимания тому, что вам дается с трудом. Подыскивайте ассоциации со словами родного языка и отмечайте существующую все же разницу; скажем, французское «г» близко к озвонченному немецкому «ch», но в конце слова оно произносится не так четко, как немецкий звук. Повторяйте последовательность немецких слов, акцентируя «ch» (ach, doch, hoch и т п.).[21] При наличии тонкого языкового слуха правильного произношения непривычных звуков иностранного языка можно добиться и прямым подражанием преподавателю.

В наше время учить иностранный язык можно и дома, прибегая к аудиовизуальным методам с использованием дискет или кассет. Учебный материал такого рода вполне пригоден, если только вы будете придерживаться ряда основных правил. Прежде всего, осваивая какой-либо звук, спросите себя, как звучит аналогичный звук в вашем родном языке. Затем сосредоточьтесь на новом звуке и осознайте особенности его произношения. Например, испанское «о» – открытая гласная, которая сильно отличается от французского закрытого «о». В испанском варианте нужно расслабить губы и открыть рот, тогда как во французском губы сжимаются, образуя как можно меньший круг. Ваши фонетические наблюдения помогут вам обратить внимание на тонкости произношения; эти тонкости станут для вас более заметными, если вы будете скрупулезно анализировать звуки и сравнивать их между собой. В дальнейшем, знакомясь с языками, вы откроете для себя различные их семейства: англосаксонские языки (английский, немецкий, фламандский), романские языки (французский, итальянский, испанский, португальский), скандинавские языки (датский, шведский, норвежский) и т д.

Как только вы изучите один иностранный язык, вам будет проще изучать следующий благодаря поиску аналогий и сходств, облегчающему отнесение новых слов к уже установленным в вашей памяти категориям. И вы поймете, что в качестве новых элементов вам остается усваивать лишь отличия. При такой системе обучения классификация нового элемента – это в своем роде особое знание уже знакомой вам вещи, которую вы должны лишь вписать в новый контекст. Запоминание при этом облегчится, если вы будете уделять некоторое время поиску аналогий. Например, в итальянском языке звук «о» такой же, как в испанском. Однако, как мы уже упоминали, он отличен от французского закрытого «о» и еще более далек от английского «о». Осознав подобные особенности, присущие каждому языку, вы заметите, что в английском языке есть два варианта произношения закрытого «о» – британский и американский. В обоих случаях это не чистая одиночная гласная, а дифтонг, так как за «о» следует призвук другой гласной – «у», как в слове «boat» (произносится близко к «боут»). Британцы больше акцентируют звук «о», в то время как американцы его смягчают. Таким образом, вы видите, насколько поучительным может оказаться простенькое наблюдение.

Для заучивания идиоматических выражений, глаголов и других слов нужно взять себе в привычку сначала их анализировать, как мы это уже делали, а затем вписывать в небольшую историю с подходящей ситуацией. Это дает хорошие результаты для группы в 10 – 15 слов, но вначале лучше брать лишь 5 слов. Предположим, что вы иностранец, изучающий французский язык. Вам дается перечень новых слов, взятых из текста для чтения. Прежде всего вы должны убедиться, что поняли их смысл в представленном вам контексте. Поместите их теперь в новый контекст – в придуманную вами историю. Эта история может занять всего лишь один абзац (чем короче, тем лучше), но она должна включить все новые слова. Приведем возможный пример. Пусть даны такие слова и выражения:


avoir conscience – осознавать

se poursuivre – гоняться друг за другом

de sorte que – таким образом, что

turbulent – неугомонный, беспокойный

secheresse – засуха

plus on est de fous, – чем больше суматохи, тем

plus on rit забавнее

une taupe – крот

aurait pu si – могло бы…, если бы

telefilm – телефильм


Для начала прочтите весь список и задержите внимание на самых трудных для включения словах. В данном случае одно из таких слов – «телефильм». Лишь только вам на ум пришла идея, как включить это слово, вы уже готовы начинать, а сюжет придет сам собой. Доверьтесь своему воображению. Помните, что цель этого упражнения – «оживить» разные слова в контексте, ясно иллюстрирующем их смысл. Написать, что «вчера вечером показывали телефильм», явно недостаточно. Нужно обрисовать его содержание. Например, можно написать (приводим французский текст для изучающих французский язык):

«Hier j'ai regarde un telefilm, се genre de production a petit budget, peu de decor, souvent tourne en interieur, avec des cadrages prevus pour le petit ecran. C'dtait un melodrame montrant une famille bien francaise qui n'avait pas conscience des dangers causes par un enfant turbulent. Lors d'une periode de secheresse, la terre se craquelait et les taupes en profitaient pour sortir. Elles auraient pu etre assoiffees si I'enfant n'avait pas laisse un seau d'eau dans le jardin de sorte qu'elles puissent venir boire. И у en avait chaque jour davantage et Penfant de dire: „Plus on est de fous, plus on rit!“ Le jardin devint vite un vaste champ de bataille ou les taupes se poursuivaient sans cesse».[22]

Упражнения такого рода очень полезны на всех уровнях обучения. Разумеется, начинающие будут использовать простые фразы и выражения. Интересно видеть, насколько разные истории сочиняют учащиеся в одной группе, исходя из одних и тех же слов. Когда они для проверки читают вслух свои рассказики, значения новых слов ясно вырисовываются в разнообразных контекстах. После этого каждого учащегося просят заново переписать исправленный вариант своего текста и хорошо его выучить. Повторение лучше закрепляет каждое слово в памяти, и оно хранится там вместе с соответствующим контекстом.

Мне кажется, это один из самых эффективных методов обучения языку. Его можно сделать еще более действенным, если зримо представлять себе сочиненные сценки и при заучивании текста читать его вслух. Вы можете обучаться по этому методу в одиночку, но лучше, чтобы рядом с вами был кто-нибудь, кто исправлял бы ваши ошибки. Никогда не повторяйте своих ошибок. Стоит им однажды застрять в голове, и их трудно будет оттуда вышибить. Лучше изучайте язык с преподавателем или пусть вас поправляет кто-либо из компетентных знакомых – не стесняясь, просите об этом.

Письменные работы помогают памяти с разных сторон. Это род творческой деятельности, включающий одновременно ряд различных психических процессов. Поскольку мы лучше запоминаем то, что ассоциируется с усвоенным ранее, эту нашу психологическую особенность тоже можно использовать для большей эффективности обучения. Можно обращаться к визуальному учебному материалу, такому как фотографии, видеозаписи или схемы, чтобы обходиться без словесного перевода, который будет предметом упражнений на более позднем этапе. Рассматривая картинки, нужно оставлять в памяти следы прямо на иностранном языке. Скажем, английское идиоматическое выражение «Let's shake hands» гораздо лучше запоминать как подпись к иллюстрации, чем отталкиваться от дословного перевода «давайте потрясем руками» и затем переходить к смыслу – «давайте пожмем руки». Переводы такого рода можно найти в книге Рене Госсини «Астерикс в Англии»; они вполне наглядны в этом смысле и показывают (если в том еще есть надобность), насколько предпочтительнее заучивать словосочетания целиком, связывая их с каким-то зрительным образом, чем переводить каждое слово по отдельности. Невозможно забыть образ маленького Астерикса де Галуа, в буквальном смысле «потрясенного» своим кузеном из Англии, который с силой дергает его руку сверху вниз.

Грамматику легче изучать, самому рисуя схемы, иллюстрирующие разные случаи применения правил. Этот метод тесно связан с основным принципом, согласно которому слово всегда можно поместить в надлежащий контекст, и очень эффективен. Вы мысленно наводите мосты между общей идеей и той или иной деталью и сами по возможности подыскиваете наиболее удачные схемы для изложения нового материала. Было показано, что самая эффективная стратегия проведения занятий состоит в том, чтобы ученик сам активно искал свои собственные схемы, принципы или другие отношения и взаимосвязи в изучаемой области. Именно поэтому рекомендуется сочетать изучение уже установленных правил с поиском каких-то подмеченных вами лично связей. Например, в романских языках за глаголом «надеяться» должно следовать предложение с глаголом в условном наклонении, однако французский язык составляет исключение: в отличие от других глаголов, выражающих пожелание, за глаголом «надеяться» (esperer) следует глагол в изъявительном наклонении. Чтобы запомнить это, подумайте о том, что только французы настолько самоуверенны, чтобы свои желания принимать за действительность. Когда француз говорит «J'espere qu'il viendra» («я надеюсь, что он придет»), он уверен, что это будет именно так. При таком представлении трудно ошибиться в выборе наклонения после глагола «надеяться» (esperer). В подобных случаях вы сами должны находить свои собственные ассоциации; это одновременно и эффективно, и забавно.

Все изложенные здесь принципы призваны помочь вам в изучении иностранных языков с наибольшим удовольствием и легкостью, но если вы забыли что-то, не нашедшее практического применения, не корите себя. Память обслуживает наши повседневные нужды и стимулируется нашим окружением. Перечитайте в таком случае раздел о системе хранения информации в памяти в главе 2 «Как работает память». Никто не может по своему желанию вспомнить то, что дремлет где-то в глубине его памяти и к чему он никогда не обращается. «Забытый» или утраченный вами язык вернется к вам вновь после нескольких дней погружения в надлежащую языковую среду. Не волнуйтесь ни о чем, если когда-то вы этот язык основательно изучали.

Чтение, так же как прослушивание магнитофонных записей, содействует удержанию в активной картотеке вашей памяти иностранных языков, к изучению которых вы приложили усилия.