ЧАСТЬ III КАК УЛУЧШИТЬ ОРГАНИЗАЦИЮ МАТЕРИАЛА

ГЛАВА 8 ТЕХНИКА АССОЦИАЦИЙ

Человеческий ум руководствуется скорее интуицией,
чем логикой, и понимает больше вещей, чем он
в состоянии между собой связать.

Вовнарг

Толковый словарь «Малый Робер» определяет ассоциацию как психический процесс, в результате которого одни представления или понятия вызывают появление в уме других. В нашем сознании ассоциации сменяют друг друга непрерывным потоком, возникая в ответ на всякого рода стимулы. Ассоциации играют важнейшую роль в любом процессе обучения. Одна вещь влечет за собой другую, так что ассоциации помогают различным образом упорядочивать все элементы поступающей информации. В дальнейшем извлечение их из памяти облегчается или затрудняется в зависимости от того, как у нас первоначально формировались ассоциации. Психологи М. Н. Янг и У. Б. Гибсон, основываясь на общей теории биологической и компьютерной памяти, подчеркивают, что «в нашей памяти ассоциации логичны…, но если система естественных и логичных ассоциаций оказывается неэффективной, средством для искусственной поддержки памяти могут служить ассоциации искусственного или нелогичного типа». Именно это служит основой мнемонических приемов, призванных облегчить быстрое извлечение информации из памяти.

Спонтанные ассоциации без всяких усилий пробуждают у нас воспоминания прошлых лет. Этот процесс называется непроизвольной памятью. Вызвать воспоминания может любой стимул: звук, вкус, видимый предмет или его деталь. Как правило, в основе работы памяти лежат сходства или, наоборот, различия между двумя вещами. Когда мы встречаем кого-либо, мы ищем точки соприкосновения, общие интересы. При чтении романа мы почти систематически фиксируем в сознании элементы «конструкции», общие для этого литературного жанра, такие как сюжет или тема, история или интрига, персонажи. Литературные персонажи легко запоминаются, если люди сходного типа уже встречались нам в других романах или в жизни. Описанные в литературе события, даже явно вымышленные и подчас весьма искусственно «сконструированные», перекликаются с реальным опытом нашей личной жизни. В каждом из нас есть кое-что от Ромео и Джульетты, не только потому, что все мы влюбляемся, но и потому, что общество и семья нередко создают препятствия для осуществления наших самых сокровенных чаяний. При чтении люди в большинстве своем воспринимают прежде всего то, что роднит их с персонажами романа. С другой стороны, лица с критическим складом ума, в особенности литературные, кино– и театральные критики, ищут в первую очередь то оригинальное, что есть в произведении, т е. отыскивают различия. Они пытаются выделить индивидуальный стиль письма художника или писателя, то, что есть специфического, присущего лишь ему одному в его манере воспринимать вещи и выражать общие для нас всех идеи. Например, у Чарли Чаплина и Бестера Китона очень разная манера выражения радости и печали, и поэтому они трогают нас по-разному.

Людям творческого склада свойствен непрерывный поиск ассоциаций. Их ум всегда активен, и каждая ассоциация служит для них своего рода трамплином для открытия новых ассоциаций. По этому поводу Поль Валери написал оригинальный очерк о природе творчества, чтобы сорвать покров мистики с понятия «вдохновение». Вдохновение – это первая ассоциация, которая приходит на ум поэту или писателю неожиданно, сама по себе, не требуя усилий. Однако это лишь отправная точка для написания поэмы. Если автор не ищет активно других ассоциаций, в лучшем случае у него выйдут очень красивые стихи, но не подлинно поэтическое произведение. Именно работа над стилем превращает идеи в истинно художественные образы. Она включает активный поиск интересных ассоциаций и оригинальных метафор, работу над рифмами, ритмом и т д.

Уже много столетий механизм возникновения ассоциаций привлекает внимание философов. Великий Аристотель, отец «ассоционизма», первым подметил разницу между сознательно подбираемыми и непроизвольными ассоциациями. Позднее, в XVIII веке Дэвид Юм заметил, что непроизвольные ассоциации нам неподвластны, так как их появление зависит от «внешних совпадений». Вы вовсе не думали споткнуться на мостовой, но после того как это произошло и у вас создалась соответствующая ассоциация, вы долгое время спустя будете вспоминать об этом, оказавшись в другом похожем месте.

В начале нашего века Эббингауз посвятил свою жизнь изучению ассоциаций, особенно «ассоциаций по смежности», когда в уме связываются вещи, сближенные в пространстве или во времени (к этому мы еще вернемся). Позднее Карл Юнг изучал ассоциации, возникающие во время сновидений. На сеансах психоанализа клиентов обычно просят отдаваться свободному течению ассоциаций и без стеснения сообщать о них, чтобы можно было выявить воспоминания, запрещенные «внутренней цензурой» и скрытые в глубине бессознательного.

Как заметил Леонтьев в своей книге «Развитие памяти», когда мы говорим «это мне напоминает…», мы неявно признаем, что в нашем уме есть какая-то ассоциация, которая и начинает разматывать клубок наших мыслей. А если мы говорим «я припоминаю», то усилия памяти пробуждают мысль, влекущую за собой каскад ассоциаций. В первом случае наша мысль следует за непроизвольной ассоциацией, а во втором мы думаем и ищем ассоциации сознательно.

Интересно было бы рассмотреть различные типы встречающихся ассоциаций. Те из них, которые возникают свободно, сами собой, из-за случайного совпадения, почти непредсказуемы. Таковы, например, фонетические ассоциации, когда два слова в каком-то языке или даже в разных языках звучат сходно, но имеют совершенно разный смысл. Так, французское слово gateau (пирожное) очень близко по звучанию к испанскому gato (кот), что побудило одну французскую девочку заявить: «Мария сошла с ума – она мне показывает на кота и говорит, что это пирожное!».

Некоторые ассоциации легко бывает найти благодаря тому, что они основаны на смежности (тесном соседстве) связываемых элементов, в частном случае – на отношениях причины и следствия. Такие ассоциации приходят на ум всем людям, так что здесь легко найти путеводную нить и «взять след» с помощью простой игры логических ассоциаций. С. М. Иванов приводит пример Шерлока Холмса, пытающегося угадать, о чем только что подумал его друг Ватсон. Сыщик восстанавливает цепь ассоциаций по смежности, когда одна мысль прямо ведет к следующей в определенном контексте. Так как ситуация хорошо известна, он просто перебирает возможные варианты. Когда мы пытаемся разгадать загадку, мы ищем логические связи, которые в принципе могли бы существовать, и при этом учитывает мотивы, поводы, имеющиеся возможности. Когда вы одновременно с кем-либо думаете о какой-то вещи, у вас обоих могут возникнуть одинаковые ассоциации, как будто бы и впрямь здесь действует телепатия. И вы восклицаете: «Вот тебе на! Как странно, я думал о том же самом!». (Французская пословица «Великие умы сходятся», употребленная в ироническом смысле, тоже выражает такого рода удивление от неожиданности.) Однако, подчеркивает Иванов, это вовсе не так странно, как кажется, хотя ассоциации этого типа очень отличны от непроизвольных ассоциаций, упомянутых ранее.

Поскольку ассоциации подкрепляют память на уровне подсознания, естественно предположить, что они таким же образом действуют и на уровне сознания. Иными словами, если мы сознательно придумаем какие-то ассоциации и будем их вновь отыскивать в заранее предусмотренных случаях, то тем самым мы усилим контроль над записью информации в памяти и подкрепим нужные мысленные связи, отчего наши шансы на вспоминание возрастут. Сплетая широкую сеть ассоциаций, мы расширяем контекст, в который помещается каждое воспоминание, и таким образом увеличиваем число «ключей» к нужной информации, что позволяет припомнить больше подробностей. Прочному сохранению материала в памяти помогает упорядоченная сеть ассоциаций. Поиск ассоциаций (или, в меньшей степени, осознание возможных взаимосвязей между событиями, предметами и т п.) быстро превращается в увлекательную игру. Культивируйте игровой аспект тренировки, и вы улучшите свою память, не замечая особых усилий.

Методы, основанные на анализе запоминаемого материала и ассоциациях, могут быть полезны при заучивании наизусть перечней или списков. Запоминание списков – очень простой способ оценивать память, и психологи прибегают к нему уже много лет. Такой тест позволяет также продемонстрировать эффективность различных методов запоминания, намного упрощающих повседневную жизнь. Ведь всякого рода списки встречаются в самых разнообразных сферах быта; это могут быть перечни писем, которые нужно написать, людей, кому нужно позвонить, товаров, которые необходимо купить, предстоящих дел и т д. А как все-таки удобно обходиться без этих списочков на клочке бумаги, столь часто забываемых и теряющихся. Возможно, вы и далее будете их составлять, но нуждаться в них будете все меньше и меньше. Держите их в кармане лишь для душевного спокойствия и для того, чтобы проверять свою память. Слишком полагаясь на записки, вы пренебрегаете памятью – смотрите, чтобы она у вас не заржавела!

Чтобы запомнить какой-нибудь список, нужно проанализировать различные его пункты и найти подходящие ассоциации. Когда мы анализируем какой-нибудь предмет, мы можем смотреть на него под разными углами.

1. «Аналоговый» подход делает акцент на сходстве между предметами. Аналогия – это сходство, устанавливаемое нашим воображением между двумя или несколькими объектами, в чем-то далеко не идентичными. Вот пример: «Она напоминает мне Кристину, потому что у обеих голубые глаза».

2. В «дифференциальном» подходе подчеркиваются различия между сравниваемыми объектами вплоть до выявления противоположностей. Пример: «Мне запомнилась фамилия господина Черных, потому что у него самого совсем белые волосы».

3. «Категориальный» подход, или метод группировки, основан на подразделении предметов или идей на ряд категорий. Разбиение множества на группы – вполне естественный способ организации своих мыслей; проще всего при этом составлять пары – хорошо сочетаются, например, чулки и носки, глаза и очки, стаканы и бутылки.

Все эти способы организации мыслей взаимно дополняют друг друга, и наилучшие результаты дает их комбинирование. Согласно данным Кеннета Хайби, после привлечения метода группировки доля предметов, запоминаемых испытуемыми, возросла с 19 до 61%. Лучше использовать какую угодно группировку, чем не использовать вообще никакой. Чем выше уровень организации мысли, тем выше и эффективность запоминания. Кроме того, при поиске ассоциаций желательно прибегать к визуализации (зрительным образам) – эффективность метода при этом лишь возрастает. Приведем пример. Вот, скажем, список вещей, которые необходимо сделать:

A) отправить письмо;

Б) зайти в банк;

B) сходить в парикмахерскую;

Г) заточить ножницы.

Пункты этого списка можно объединить в две пары: А и Б (потому что возле банка есть почтовый ящик), В и Г (парикмахер стрижет ножницами).

Теперь, когда дела сгруппированы, нужно найти подходящие ассоциации и представить их в виде зрительных образов. Дайте простор своему воображению и сделайте дополнительные комментарии – ваши ассоциации лишь станут ярче.

А и Б. Вообразите, что вы, перепутав, опускаете чековую книжку в почтовый ящик, а письмо отдаете служащему банка. Эта трагикомическая картина устанавливает связь между письмом и банком, в то же время разделяя эти вещи. Объединение основано на «географической близости» банка и почтового ящика.

В и Г. Вообразите, что парикмахер стрижет вам волосы вашими затупившимися ножницами: какая мука!

В результате тренировки поиск ассоциаций станет вашей второй натурой. Вам достаточно будет пересчитать пункты списка, перегруппировать их по категориям, подыскать зрительно представимые ассоциации (используя в своем воображении аналогии, различия и противоположности), и заучивание списков станет для вас проще простого.

Принцип создания зрительных ассоциаций можно применять следующим образом. Когда вы хотите что-то о каком-то предмете запомнить, рассмотрите этот предмет (например, ключи) внимательно с близкого расстояния. Затем мысленно представьте его себе на том месте, куда вы его кладете, например около телефона. Теперь сделайте словесный комментарий, связывающий два предмета (ключ – телефон). Когда вы будете о них вспоминать, ключ и телефон сами собой всплывут перед вашим внутренним взором в едином образе-картинке. Мы делаем то же самое и тогда, когда непроизвольно вспоминаем, куда мы что-то положили: «видим» предмет в определенном месте! Воспроизводя такую мысленную процедуру сознательно, мы будем реже забывать, куда положили свои вещи.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ И КАТЕГОРИИ

Поиск каких-то общих правил поможет вам запоминать рецепты, инструкции и разного рода процедуры. Правильное понимание основных принципов – ключ к успешному обучению. Например, приготовление пищи может стать удовольствием, когда вы усвойте основные принципы этого дела. Например, чтобы вспомнить, как готовится соус из щавеля, достаточно подумать о разных типах соусов: о белом или красном, типа бешамель или «дегляссе». К какому типу относится соус из щавеля? Вспомните основные принципы приготовления белого соуса. Вначале обжарьте в масле немного муки, так, чтобы масло закипело и соус порозовел (знак того, что мука уже поджарена). В получившуюся густую смесь влейте белую или бесцветную жидкость. В данном случае вы вольете рыбный бульон, потому что соус пойдет как подливка к лососине. В последний момент, когда соус доведен до желательной консистенции, добавьте в него сметаны, чтобы смягчить его вкус. Вообще рецепты новых соусов классифицируйте по принципам приготовления и категориям, и вам останется лишь запомнить специфические ингредиенты и минимальные различия в процедурах, например добавление специй в конце варки, чтобы они полностью сохранили свой вкус. В рассмотренном выше случае в соус нужно добавить немного хереса и мелко нарезанные листья щавеля и все потушить в течение нескольких минут. Под конец снимите соус с огня, добавьте сметану, соль и перец по вкусу. Искусство замены отдельных ингредиентов (по вкусу или по соображениям диеты) опирается на понимание общих кулинарных принципов, лежащих в основе специфических рецептов. Скажем, есть два способа сократить количество потребляемых жиров: использовать неподгорающие сковородки с тефлоновым покрытием или жарить на небольшом количестве маргарина.

В качестве другого примера приведем запоминание способов завязывания узлов. По этому поводу расскажу, как однажды я попала на демонстрацию, где показывали, как можно носить таитянское парео. Парео – одежда из одного прямоугольного куска легкой хлопчатобумажной ткани – может быть намотано вокруг тела более чем 50 различными способами. Однако лишь немногие помнят больше трех из них, пожаловалась мне молодая женщина, проводившая показ. Я старалась, как могла, выявить общие принципы, лежащие в основе всего разнообразия вариантов. Таких принципов оказалось три:

1) вы можете связывать вместе углы или создавать новые концы, перегибая ткань на несколько сантиметров от края так, чтобы ткань ниспадала (это фактически приводит к уменьшению длины завязываемой ткани);

2) вы можете по-разному обматывать парео вокруг туловища, завязывая его спереди, на спине, под мышкой, поверх плеча, на шее сзади или на груди;

Психология bookap

3) вы можете скрещивать его спереди и сзади. Если парео очень длинное, его можно пропустить между ног и подвязать где угодно: на поясе, бедрах или груди.

Зная все это, каждый может найти гораздо больше трех способов завязывания парео. Нужно исходить из общих принципов и категорий, и вам останется лишь искать возможные различия, т е. вариации на определенную тему.