Глава 8. ШЛЯПА – БЕЛАЯ КАК СНЕГ

Языком холодных цифр, опираясь на голые факты

Можете ли вы сыграть роль компьютера?

Я просил вас представить мне факты, а не продемонстрировать чувства.

Не надо никаких объяснений! Мне нужны от вас только цифры!

Конкретнее, пожалуйста. Факты представьте мне, а эмоции оставьте для своей супруги.


Компьютеры пока не обладают способностью чувствовать, но если мы хотим, чтобы эта машина обрела разум, близкий нашему, мы должны наделить ее эмоциями. В «общении» с компьютером мы рассчитываем на то, что по первому нашему требованию он изложит нам только сухую информацию – цифры и факты. Мы вовсе не склонны предполагать, что в ответ на наши запросы «этот ящик» примется с нами спорить и отстаивать свое «мнение», изложенное языком цифр.

В спорах вообще слишком часто фигурируют цифры и факты. Как правило, к ним обращаются с какой-то конкретной целью, когда нужно кого-нибудь в чем-нибудь убедить, разубедить или переубедить. Именно поэтому, являясь частью спора, цифры и факты не могут оставаться «беспристрастными свидетелями» нашего обмена мнениями; они непременно выступают «на чьей-либо стороне».

Вот почему нам так часто становится необходим лозунг, «переключающий» наше мышление на «режим работы компьютера»: «Пожалуйста, только факты – без доводов».

К несчастью, люди, придерживающиеся западного склада мышления с его склонностью к спору, предпочитают сначала сделать вывод, а затем подбирать факты в его обоснование. И напротив, тип мышления, уподобленный составлению карты, который я так настоятельно рекомендую использовать всем и каждому, требует от нас вначале составить карту местности, а затем выбрать на ее основе маршрут. Для этого цифры и факты нам необходимо накопить еще до начала рассмотрения какого-либо вопроса.

Таким образом, настрой мыслей, определяемых белой шляпой, – удобный способ обмена цифрами и фактами, представляемыми объективно и беспристрастно.

Однажды в суде Соединенных Штатов слушалось беспрецедентное по своим масштабам антимонопольное дело, возбужденное против корпорации IBM. В конечном итоге дело было прекращено, и в основном потому, что вскоре стало понятно, что США остро нуждаются именно в такой, как IBM, мощной фирме, способной составить конкуренцию высокоразвитой и прекрасно организованной японской электронной промышленности.

Но была и еще одна причина для закрытия дела: корпорация IBM представила судебным исполнителям так много материалов в свою защиту – если я не ошибаюсь, в общей сложности что-то около семи миллионов страниц документов, – что судебная комиссия оказалась просто не в состоянии справиться с таким объемом информации.

Если по ходу судебного разбирательства судья умирает, то слушание дела возобновляется, только когда того требуют особые обстоятельства. А поскольку на должность судьи может быть назначен лишь человек, достигший определенного возраста и накопивший достаточно жизненного опыта, то существовала большая вероятность того, что любой из нынешних судей просто «не дотянет» до окончания дела – «умрет на своем посту». Таким образом, для ведения этого дела пришлось бы назначить самого молодого судью, чтобы он занимался им до конца своих дней.

Смысл этой истории в том, что на предъявленное вам требование представить «цифры и факты» вы можете ответить таким объемом информации, что проситель будет не в состоянии его переварить.

• Вам нужны цифры? И факты?! Хорошо (бранные слова, безусловно, следует опустить), вы их получите. Вы получите их все!


Подобное заявление достойно понимания и всяческого уважения, поскольку стремление упростить подход к решению задачи всегда воспринимается как попытка подтасовать факты. Но добросовестность в этом вопросе – или принципиальность, демонстрируемая под лозунгом «Ах, так? Ну, ты у меня получишь! Не обрадуешься!» – способна превратить скудные строки необходимых цифр в безбрежное море информации.

Чтобы «не захлебнуться» в этом объеме сведений, человек, который предлагает «прибегнуть к помощи» белой мыслеварительной шляпы, должен уточнить, что именно он хочет узнать.

• Давайте-ка наденем белые шляпы мышления и подумаем в них о проблеме кадрового обеспечения нашего предприятия.

• Теперь, когда вы уже надели свою белую мысле-шляпу, представьте мне сведения о выпускниках этой школы и об их трудоустройстве через шесть месяцев после ее окончания.


Формулирование соответствующих уточняющих вопросов является частью обычного процесса поиска информации. С наибольшей наглядностью это проявляется в действиях юристов или работников следственных органов, проводящих, в частности, перекрестный допрос подозреваемых. В идеале свидетелю не мешало бы «надевать» белую мыслеварительную шляпу всякий раз, когда он занимается своими служебными обязанностями. Судьи и присяжные заседатели, вероятно, также сочли бы выражение «белая шляпа мышления» вполне для себя приемлемым и отражающим самую суть их профессионального долга – опираться только на цифры и факты.

– Я ведь уже говорил, что он вернулся домой в половине седьмого утра, потому что всю ночь играл в карты.

– Мистер Джонс, действительно ли вы видели подсудимого играющим в карты ночью 30 июня или говорите об этом с его слов?

– Сам я его не видел, Ваша Честь. Но он ходит играть в карты почти каждую ночь!

– Хорошо. Мистер Джонс, а если бы вы надели белую шляпу вашего мышления, как бы вы ответили на мой вопрос?

– Я бы сказал только одно: я видел, что 1 июля подсудимый вернулся домой в шесть тридцать утра.

– Спасибо. Вы можете быть свободны.


Следует отметить, что в зале заседаний следователь и адвокат всегда стараются склонить суд к принятию их доводов по поводу рассматриваемого дела. В связи с этой задачей их вопросы и ответы строятся таким образом, чтобы обеспечить подтверждение своих доводов и разрушить линию аргументации противной стороны. Это, разумеется, совсем не подходит для образа мыслей, формирующихся «под сенью» белой шляпы. А вот судебным заседателям она подходит более чем кому-либо. Роль судьи предполагает беспристрастность и незаинтересованность в исходе дела, то есть она сродни функциям компьютера в рассмотрении всех поставленных перед ним задач.

В законодательной системе Дании нет присяжных заседателей. Обязанности по определению меры нарушения правопорядка возлагаются на трех судей или их помощников, которым в ходе судебного заседания фактически надлежит составить карту своего отношения к рассматриваемому вопросу и после этого перейти к вынесению приговора. В Англии и США судебное заседание проводится совершенно иначе, и функции судьи здесь заключаются в обеспечении порядка представления свидетельских показаний и организации выступления лиц, представляющих сторону обвинителя и адвоката.

Таким образом, любому человеку, готовящемуся задать вопрос и получить на него точный ответ, необходимо убедиться в том, что он не забыл надеть белую шляпу мышления. Подумайте, чего вы на самом деле больше хотите – получить от собеседника конкретные, точные сведения или отстоять перед ним какую-то мысль, созревшую у вас в голове?

– В прошлом году продажа мяса индейки в США увеличилась на двадцать пять процентов благодаря возросшему у людей интересу к сохранению собственного здоровья и к диетическому питанию. Недаром индюшатина считается более «легким» мясом.

– Мистер Фитцлер, будьте добры надеть белую шляпу. Давайте оперировать только фактами. Увеличение объемов продажи мяса индейки на двадцать пять процентов – это факт. Остальное – ваши домыслы.

– Нет, сэр. Исследование рынка показывает, что люди предпочитают покупать мясо индейки потому, что в нем содержится меньше холестерина.

– Хорошо, значит, мы располагаем двумя фактами. Факт первый: в прошлом году продажа мяса индейки увеличилась на двадцать пять процентов. Факт второй: по данным исследований рынка сбыта продукции, люди считают, что, покупая мясо индейки, они проявляют заботу о своем здоровье.


Используя белую шляпу мышления и соответствующий ей образ мыслей, в оперировании точными данными можно достичь высоких результатов. При этом общая направленность вашей роли будет заключаться в стремлении к накоплению достоверной информации. Это достаточно трудная задача, и потому не вызывает никакого сомнения, что исполнение роли в белой шляпе требует значительного уровня мастерства – возможно, даже большего, нежели иные перевоплощения.

– Существует тенденция к увеличению числа женщин, курящих сигары.

– Это не факт.

– Это – факт. У меня есть подтверждающие его цифры.

– Ваши цифры показывают, что с каждым годом в течение последних трех лет число женщин, курящих сигары, возрастало по сравнению с данными за год предыдущий.

– Разве это не тенденция?

– Возможно. Но в данном случае это – объяснение. Для меня тенденция означает нечто происходившее прежде и обещающее продолжать развиваться в том же направлении в будущем. Цифры – это факт. Но количество курящих женщин могло увеличиться просто потому, что они стали испытывать большее беспокойство. Или же за последние три года производители сигар не поскупились потратить солидную сумму на рекламу своей продукции. Первое объяснение можно рассматривать как тенденцию с весьма незначительной долей вероятности. Степень тенденциозности второго объяснения значительно ниже.

– Просто я использовал слово «тенденция», чтобы описать рост числа женщин, курящих сигары.

– Слову «тенденция» можно было найти более точное применение. В данном же случае уместнее было использовать беспристрастность мышления в белой шляпе и сказать: «За последние три года цифры показывают увеличение числа курящих женщин». После этого мы можем начать обсуждение этого факта, стараясь выяснить, что это означает и с чем может быть связано.


В этом отношении мышление в белой шляпе побуждает человека к установлению четкого разграничения того, что является фактом, а что – экстраполяцией или объяснением.

Можно себе представить, какие трудности с мышлением в белой шляпе возникали бы на каждом шагу у политиков.