Глава 3. НАМЕРЕНИЯ И СВЕРШЕНИЯ

Чего нам пожелать и как того добиться

Здесь я хочу обратиться к различию между намерением и его осуществлением, поскольку слишком многие люди имеют об этом весьма смутное представление.

Если вы выполните все действия, присущие человеку, «рождающему мысль», и, в первую очередь, наденете мыс-леварительную шляпу, тогда – никуда вам от этого не уйти – вы непременно станете человеком активно мыслящим. Ваш образ мыслей обречен соответствовать вашим действиям. Персонаж, которым вы себя представляете, займет свое место в реальной жизни.[7]

Если у вас было намерение научиться думать, примите наши поздравления: у вас появилась для этого реальная возможность.

Многие попытаются – и совершенно напрасно – отметить абсурдность такого высказывания. Это значит, заметят они, что, если вы захотите стать штангистом, этого намерения будет достаточно, чтобы поднять штангу? Если у вас появилось стремление стать шахматистом, этого желания достаточно, чтобы «созидать на доске» комбинации, достойные великого комбинатора?[8]

Ответ на эти вопросы мы дадим отрицательный, потому что в перечисленных случаях род занятий требует соответствующей подготовки – обретения специальных навыков и знаний.

Но если у вас есть намерение стать поваром и вы выполняете все необходимые указания, то вы сумеете продемонстрировать вполне сносные результаты. Вы не превратитесь за одну ночь в Эскофьера, этого кудесника кулинарного искусства, но вы постепенно станете поваром, гораздо лучшим, нежели тот, у которого нет стремления к совершенствованию своих навыков и кто не предпринял соответствующих этому стремлению шагов.

Здесь важно помнить, что одного намерения зачастую недостаточно; гораздо чаще возникает необходимость совершить те или иные конкретные действия, направленные на достижение цели. Вот и тибетцу недостаточно одного лишь намерения отправить молитву: согласно установленному ритуалу, он еще должен приводить в движение систему молитвенных колес.

Так и для того, чтобы стать человеком мыслящим, еще не достаточно считать себя великим мыслителем. Такой подход к делу прямо противоречит всему, что я имею в виду. Ведь если вы уже сейчас склонны считать себя мыслителем, то вам, собственно, уже практически ничего не остается и делать: к чему? Ведь вы уже удовлетворены своим предполагаемым мастерством!

Однажды я попросил группу весьма образованных молодых американцев – аспирантов и кандидатов наук – оценить свои мыслительные способности по десятибалльной системе. К моему удивлению, средняя выставленная ими себе оценка получилась восемь баллов. Представляете, как ограничены их возможности дальнейшего внутреннего роста, если каждый из них оценивал уровень развития своего мышления настолько – практически предельно – высоко!

Справедливости ради следует признать, что многие из этой аудитории, вполне вероятно, просто неправильно восприняли мой вопрос. Они сознавали, что всегда входили в число лучших учеников школы, а затем и университета, и таким образом оценка «восемь баллов» была «всего лишь» скромным отражением их уровня развития.[9] Я же рассчитывал выяснить их субъективное мнение о самих себе, а не сопоставительную оценку в сравнении с окружающими. Такой оценки я от них не услышал. И это неудивительно: во-первых, люди склонны оценивать себя именно в сопоставлении с другими людьми, а во-вторых, они чаще всего предпочитают довольствоваться подаренными им природой умственными способностями, не осознавая, что их возможности можно расширить.

А добиться этого можно. И первым шагом на этом пути является намерение научиться думать.

Наличие у человека такого намерения тем более важно, что уже само по себе это большая редкость. Мне кажется, я ни разу встречал человека, который действительно хотел бы научиться думать. Ничего удивительного в этом нет, особенно если принять во внимание то, о чем было написано выше. Кроме того, намерение научиться думать является определенного рода признанием, что в данный момент вы таковыми способностями не обладаете. А где вы встречали человека, готового в этом признаться? Ведь сообразительность, как секс или юмор, – это области, в которых – известное дело! – каждый почитает себя знатоком!

Когда д-р Луис Альберто Мачадо впервые выступил с предложением основать при кабинете министров Венесуэлы специальное Управление по обеспечению общего развития и назначить его руководителем этого отдела,[10] его предложение вызвало в правительственных кругах бурю смеха, шуток и критических замечаний. Но Мачадо оставался совершенно серьезен. Он проявил недюжинную настойчивость и добился того, что 106 000 учителей прошли курс переподготовки по расширенной программе интеллектуального развития. Сейчас, в соответствии с действующим в Венесуэле законодательством, каждому школьнику надлежит в обязательном порядке по два часа в неделю в рамках общеобразовательной школьной программы целенаправленно заниматься развитием навыков мышления. Уроки так и называются «учимся думать». Ученики, как их учителя и родители, знают, что это такое.

Навыки действенного мышления, которыми овладевают школьники, имеют для будущей жизни подростков чрезвычайно большое значение. Но я хочу прежде всего обратить ваше внимание на саму мысль о возможности – и необходимости! – развития мыслительных способностей.

Обычное восприятие ребенка в оценке самого себя как «умного» или «неумного» зависит от того, насколько он успевает в школе и какую реакцию вызывают его успехи у родителей и учителей. Вынесенная «обществом» оценка умственных способностей имеет для ребенка колоссальное значение. Она укореняется в его сознании подобно железной уверенности в том, что он «длинный, как жердь» или, наоборот, «коротышка», «лопоухий» или «конопатый». И выкорчевать эту уверенность из нашего сознания очень сложно. Но можно. И достигается это изменением восприятия самого себя и изменением образа своих мыслей.

Научиться думать – значит в корне изменить свое восприятие. Это значит – развить в себе умение изменяться самому в соответствии с требованиями ситуации и изменять настрой своих мыслей. Вы можете повысить свою способность «работать мозгами» точно так же, как добиться больших успехов в игре в футбол или в освоении тайн кулинарного искусства.

Венесуэльские школьники, к примеру, отлично знают, что они могут заставить себя захотеть подумать о чем-то и у них появится несколько идей. Для этого у них имеется специальная система тренировки ума.

Метод использования мыслеварительных шляп, описанный в этой книге, является одним из способов пробудить у читателя желание научиться думать.

Быть человеком мыслящим[11] вовсе не означает быть всегда правым. Мало того: любой ощущающий себя всегда правым, скорее всего, обречен демонстрировать именно свое скудоумие, проявляющееся в надменности, холодном высокомерии в обращении с окружающими и неспособности ни на шаг отойти от избитых штампов.

Быть человеком больших мыслительных способностей вовсе не значит отличаться остроумием. Это качество ума не подразумевает у вас и наличия способности щелкать как орехи всякие хитроумные задачки – той способности, которой обычно ждут от меня окружающие.

Быть человеком мыслящим означает прежде всего обладать осознанным стремлением «порождать на свет качественно полноценную мысль». И обрести это стремление значительно проще, чем стать хорошим игроком в гольф, теннисистом или музыкантом: это не требует никакой дополнительной экипировки.

Таким образом, намерение кем-либо стать – это уже первый шаг к своему становлению.

Это одновременно и легко, и сложно. Вас удивляет такая двойственность ответа? А вы освежите в памяти примеры дзэн-буддийских задач, которые легко сформулировать, но нелегко выполнить.

Вот и с обретением умения мыслить тоже все не так просто. Потому я и обратился к образам шести мыслеварительных шляп, чтобы облегчить всем нам восприятие сложных вопросов.

Рассмотрением таких вопросов давайте сейчас и займемся.

Действительно ли, если мы наморщим лоб, То за этим последует какой-то результат? «Да», – будет ответ, если мы делаем это осознанно, намеренно, и «нет» – если это происходит непроизвольно, без участия наших волевых усилий.

Как это ни покажется удивительным, но на психологическом уровне такой подход полностью себя оправдывает. Существует множество данных, подтверждающих тот малопостижимый нашим разумом факт, что даже если вы просто изобразите на лице улыбку, то у вас ощутимо улучшится настроение. Люди отвечают на искусственные, заученные улыбки рекламных моделей, словно их улыбки естественные, настоящие. Условный образ воспринимается нами как реальность – маска становится лицом.

На более фундаментальном уровне, если вы хотите научиться искусству слушать – и слышать – своего собеседника, старайтесь в ходе беседы меньше говорить сами и больше внимания уделять его словам, пропуская их через свое сознание. Таким образом вы снова придете к тому же результату – к процессу совершенствования образа своих мыслей. Даже дети школьного возраста, прежде отличавшиеся раздражительностью, по мере прохождения курса обучения рациональному мышлению становились менее вспыльчивыми, поскольку у них пропадала «благоприобретенная» внутренняя потребность в моментальной шаблонной реакции.

Я же предлагаю вам еще более действенный способ претворения в жизнь ваших намерений – способ, основанный на условном использовании шести мыслеварительных шляп.