Глава 23. ПОД НЕБОСВОДОМ ШЛЯПЫ СИНЕЙ

Держать мысли в узде

«Мыслью стремительной мысль обнимая».

«Инструкция к применению мыслеварения».

Структуризация образа мыслей.

«Контроль над отрядом мыслеварительных шляп».


Представьте себе пульт управления. За ним сидит человек в синем комбинезоне с синей шляпой на голове. Вот и вне производства, в обыденной жизни все происходит точно так же.

Надевая синюю мысле-шляпу, мы уже не думаем над каким-то конкретным вопросом: мы размышляем над тем, какой тип мышления необходим для того, чтобы в максимальной степени эффективно исследовать данный предмет.

Синий цвет символизирует всеобъемлющий контроль; он сродни образу неба, неустанно следящего за тем, что происходит на вверенной его неусыпным заботам земле. Кроме того, синий цвет подразумевает отчужденность, холодность и самоконтроль.

Дирижер оркестра дает знак первой скрипке и вступающим следом за ней духовым инструментам. Дирижер – это контроль. Вставая к дирижерскому пульту, он мысленно надевает синюю шляпу. Эта шляпа управляет течением наших мыслей в той же мере, в какой оркестром управляет дирижер.

Надевая синюю мыслеварительную шляпу, мы говорим и себе и окружающим, какую из пяти оставшихся шляп нам необходимо надеть. Мышление в синей шляпе указывает нам, когда следует сменить головной убор. Если сравнить процесс «варения мыслей» с процедурой ведения собрания, то человек в синей шляпе берет на себя ответственность за безукоризненное ведение протокола.

Компьютеры следуют разработанным для них программам, призванным обеспечивать пошаговое исполнение машиной заданной операции. Для течения наших мыслей программирующую роль выполняет синяя шляпа.

Надевая ее, мы приобретаем способность отчетливо представить себе план наших действий в виде цепочки последовательных шагов.

Головной убор небесного цвета предназначен также для того, чтобы время от времени давать нашим мыслям «ценные указания». В балетной постановке хореограф располагает танцевальные па в необходимой последовательности. Мы надеваем синюю шляпу, когда нам нужно расположить в надлежащем порядке «танцевальные па» наших мыслей.

Такое представление о мышлении как о системе, имеющей строго структурированную основу, весьма отличается от устоявшегося мнения, будто течение наших мыслей обеспечивается свободной игрой стихий.

• Синяя шляпа мне подсказывает, что сейчас нам необходимо перейти к рассмотрению возможных альтернатив.

• На обсуждение этого вопроса нам выделено не так много времени, поэтому мы должны его использовать с максимальной эффективностью. Не наденет ли кто-нибудь из вас синюю шляпу, чтобы направлять ход наших рассуждений?

• Мы так ни к чему не пришли. Поэтому я надеваю синюю шляпу, беру бразды правления в свои руки и предлагаю всем выразить свое мнение в красной шляпе. Итак, что вы думаете по поводу сокращения объема сверхурочных работ?


Зачастую течение наших мыслей превращается в перетекание из пустого в порожнее, «откликаясь волною» на то, что время от времени всплывет на поверхность. Наше плавание «без руля и без ветрил» неизменно направляется смутно воспринимаемой нашим сознанием целью, хотя мы редко квалифицируем ее как цель нашего путешествия – конечную или промежуточную. Выстраиваемые нами предположения, заключения, критические замечания и бурные всплески эмоций сливаются в единый круговорот мыслей, искажающий в нашем восприятии общую картину происходящего. Подобное блуждание на ощупь нередко продолжается до тех пор, пока человек принуждает себя обращаться к старым, проверенным способам, которые раньше всегда приносили хорошие результаты. Обращаться к жизненному опыту нас вынуждает преследующая каждое нововведение жесткая критика. При этом основу критических замечаний составляет представление о том, что умный человек, обладающий достаточной информацией, всегда сумеет составить план своих действий на будущее, из перечня которых он, безусловно, выберет наиболее подходящий вариант.

Бытует также мнение, что образ наших мыслей определяется накопленным жизненным опытом и требованиями ситуации, поэтому «плоды» нашей мыслеварительной деятельности в результате обработки критикой только улучшают свои «вкусовые качества». В подобных рассуждениях хорошо прослеживается влияние дарвиновской теории естественного отбора наиболее приспособленных видов, только вместо грубого давления окружающей среды наши идеи подвергаются грубому давлению негативизма.

Подобный взгляд на вещи предполагает, что люди, принимающие участие в обсуждении поставленного вопроса, уже располагают набором решений, из числа которых им необходимо выбрать наиболее подходящее. Как мы уже говорили, такой подход к делу в полной мере отражает специфику мышления человека западной культуры. В противовес ему на страницах нашей книги мы уделяем значительно больше внимания картографическому типу мышления, при котором на бумагу – или на чистый лист нашей мысли – вначале наносятся все положительные или отрицательные черты данной ситуации, а затем на основе этого рисунка прокладывается маршрут наших решений – составляется карта нашего отношения к ситуации. Иными словами, вначале намечаются возможные пути достижения цели, а затем производится выбор наиболее подходящего. Когда это условие не соблюдается, человек, кровно заинтересованный в исходе дела, будет с естественным упорством настаивать на том, чтобы его мнение по данному вопросу не только рассматривалось в качестве единственно верного, но и было положено в основу дальнейших действий. Таким образом, суть подобных дискуссий сводится не к обмену мнениями, а к отстаиванию собственных взглядов на вещи. На этом завершается дискуссия и начинается спор, который так характерен для западного склада мышления.

Можно только порадоваться за всех нас, когда составление карты нашего отношения к ситуации предшествует формированию нашей точки зрения. Но это случается достаточно редко. Зачастую все происходит с точностью до наоборот: с первыми потугами появления мысли на свет человек тут же подгоняет ее под требования накопленного опыта и укоренившихся в его сознании предрассудков, сверяет с точкой зрения своих собеседников и всеми силами пытается протолкнуть родившуюся у него идею через все препоны, воздвигаемые его «неединомышленниками». Эта «методика» с особой наглядностью проявляется в написании школьных сочинений. От ученика требуется лишь не перепутать и написать свое заключение не в конце, а в самом начале работы и затем обосновать вынесенное мнение ходом своих рассуждений. Никаких исследований для этого не требуется. Как и работы мысли, направленной на поиск новых решений. То же самое можно сказать о политических деятелях и судебных заседателях. И те и другие начинают думать с определения своих позиций.

Характерное для любого спора хождение вокруг да около обсуждаемого вопроса побуждает мысль к движению, чем объясняется тот факт, что многим из нас легче думается в коллективе, нежели в полном одиночестве. Вот почему для плавного течения мысленного разговора с самим собой мыслителю-одиночке особенно необходима синяя шляпа.

Когда мы решаем задействовать «картографический» тип мышления, у нас возникает необходимость в придании своим мыслям определенной структурной направленности. Спор, как правило, бессистемен; взаимные нападки и «контрнаступления» на мозоль противника к рождению открытий не ведут. Как строгому исследователю необходим четкий план в проведении опытов, так и человеку, обдумывающему конкретный вопрос, необходима хорошая организация процесса мыслеварения.

Мышление в синей шляпе призвано составить для нас подробный рисунок того, что и в какой последовательности должно происходить в каждую единицу времени. Этот рисунок должен быть столь же подробным и однозначным для нашего понимания, как программа, составленная для работы компьютера. Чаще всего мышление в синей шляпе управляет течением дискуссии наподобие того, как кучер правит лошадьми, время от времени выправляя их бег и подбадривая тройку щелканьем бича.

• А сейчас мы дадим слово нашим мыслям в стиле белой шляпы. Нам нужны только факты, эмоции оставим на будущее.

• Нам не хватает свежих идей. Напрягите-ка свои мозги и одарите их сиянием наших солнечных, желтых шляп. Чувствуете, как у нас начинают пробиваться ростки свежих мыслей?

• Мне не нравится ваш подход к делу. Отложите на время вашу черную шляпу и наденьте шляпу зеленую.


Чаще всего в ходе дискуссии мы надеваем ту шляпу мышления, которая оказывается у нас под рукой, и наши мероприятия со сменой мыслетворящих головных уборов не оказывают на течение наших мыслей того воздействия, на которое они были рассчитаны. Такая бездеятельность мыслеварительных шляп способна привести не к положительным, а к отрицательным результатам.

• Прежде чем мы приступим к окончательному обсуждению этого вопроса, пусть каждый из вас наденет красную шляпу. Вы, конечно, помните, что, когда мы ее надеваем, у нас появляется возможность выражать свои чувства без логического их обоснования.

• Вы, должно быть, забыли, но мышление в черной шляпе для всех нас означает критический настрой в отношении рассматриваемого вопроса. Вы уже пришли к заключению, что этот головной убор нам больше не нужен. Давайте все вместе наденем желтые шляпы. Сейчас нам необходим позитивный взгляд на вещи.

• Мне не нужны ваши предположения. Хотя бы на несколько минут постарайтесь надеть белую шляпу. От вас требуются только цифры и факты.

• По-моему, мы зашли в тупик. Нужно сделать творческий перерыв и надеть синие шляпы. Давайте на время забудем о предмете нашего спора. Сейчас нужно подумать над тем, как нам организовать дальнейший ход дискуссии.


Следует заметить, что роль мышления в синей шляпе не сводится только к определению того, какую шляпу нам нужно использовать в данную минуту. Оно отвечает и за организацию таких видов деятельности нашего мышления, как определение степени важности того или иного события и составление перечня возможных препятствий. В не меньшей мере оно призвано и дирижировать хором ведущих спор, используя для этого всевозможные методики и психотехнические приемы, в частности рассмотренные нами в самом начале этой книги методы развития навыков творческого мышления и оценочную методику ПЛЮМИН.