Постулат четвертый. Революция имеет целью установление в России высоких норм нравственности.

      Если улица не ведет к Храму - зачем она?

(Из фильма Тенгиза Абуладзе "Покаяние")

Этика и Реформация, идущие по нашей земле, неразделимы.

(А.Н.Яковлев, из речи в Ватикане)

Это кредо тоталитарного морализаторства было написано на знамени перестройки как религиозная догма. Установление приоритета нравственных ценностей - необходимое условие привлечения русской интеллигенции в любую революцию. "Архитекторы" даже сделали понятие "общечеловеческих ценностей" одним из самых боевых лозунгов. При этом быстро обнаружилось, что сам их тоталитаризм носит не рациональный, а действительно религиозный характер. Не только должны быть разрушены все улицы, ведущие куда бы то ни было, помимо Храма (вся Земля должна быть превращена в монастырь), но ведь и все остальные, "плохие" храмы, помимо Храма либеральных "демократов", должны быть разрушены. В.Селюнин в статье с многообещающим названием "А будет все равно по-нашему" излагает символ веры: "Рынок есть священная и неприкосновенная частная собственность. Она, если угодно, самоцель, абсолютная общечеловеческая ценность". Вот тебе и Храм - Мамоны.

Наши нынешние интеллигенты-либералы полностью соответствуют тому выводу, которым завершает свою "Этику нигилизма" С.Л.Франк: "Мы можем определить классического русского интеллигента как воинствующего монаха нигилистической религии... Но из своего монастыря он хочет править миром и насадить в нем свою веру; он - воинствующий монах, монах-революционер. Все отношение интеллигенции к политике, ее фанатизм и нетерпимость, ее непрактичность и неумелость в политической деятельности, ее невыносимая склонность к фракционным раздорам, отсутствие у нее государственного смысла - все это вытекает из монашески-религиозного ее духа, из того, что для нее политическая деятельность имеет целью не столько провести в жизнь какую-либо объективно полезную, в мирском смысле, реформу, сколько - истребить врагов веры и насильственно обратить мир в свою веру... Кучка чуждых миру и презирающих мир монахов объявляет миру войну, чтобы насильственно облагодетельствовать его".

В походе против всех храмов, не признающих частную собственность абсолютом и самоцелью, интеллектуалы с ТВ в течение семи лет разрушают те образы, которые канонизированы в сознании нашего народа. Они делают это с глумлением, которое никак не может быть оправдано прагматической политической целью, а поднимается на уровень ницшеанского отрицания. Радикализм Ницше питался его ненавистью к существующему и его жаждой "разрушать могилы, сдвигать с места пограничные столбы и сбрасывать в крутые обрывы разбитые скрижали". Разве мы не видим, с какой страстью "архитекторы" разрушали могилы, передвигали пограничные столбы и сбрасывали разбитые скрижали - все то, на чем держалась "неправильная" жизнь миллионов людей?

Почитайте сегодня ключевые статьи демократов (Н.Амосова, И.Клямкина, А.Нуйкина и т.д.) - ведь это упрощенное переложение "Антихристианина" Ницше. Это не столько утверждение своего Храма, сколько разрушение всех чужих. Мы здесь не обсуждаем, плохи они или хороши, любой религиозный фанатик искренне верит, что его Храм лучше.

Но фанатизм либеральной интеллигенции особый. В перестройке сразу же обнаружилась ее поразительная гибкость в сфере нравственности. Одной из опасных болезней цивилизации назвал Ницше в конце прошлого века утрату интеллектуальной совести. Эта болезнь поразила "культурный слой" и состоит она в том, что либеральная элита усвоила двойную мораль. По словам философа, интеллигент привык взвешивать явления "фальшивыми гирями", и бесполезно ему на это указывать - ему не стыдно. В перестройке и реформе это позорное качество души проявилось у "демократов" в неприличных размерах.

Как это ни чудовищно звучит, ложь была включена как важнейший элемент этики перестройки и реформы. Подтасовки, подлоги и прямое вранье наполнили существенные выступления по самым фундаментальным вопросам.

Многие из тех, кого мы считали сливками общества, оказались без чести и совести. За жалкие доллары они обманывают сограждан, ставя под заведомой ложью свою подпись с внушающими уважение титулами - академик, писатель, народный артист. Не будем даже поминать Ельцина, который клялся, что не допустит повышения цен. Возьмем "прорабов" по мельче.

Помню, началось со статей юриста С.С.Алексеева, где он утверждал, что на Западе давно нет частной собственности, а все стали кооператорами и распределяют трудовой доход. Казалось невероятным: член-коpp. АН СССР, должен смотреть в лицо студентам. Наверное, есть дети - и так врать! Зачем? Ему угрожают расстрелом? У него есть какой-то тайный порок, и его шантажируют? Его облучили какими-то лучами? Ведь известны данные по США: 1 процент взрослого населения имеет 76 процентов акций и 78 процентов других ценных бумаг. Эта доля колеблется очень незначительно начиная с 20-х годов34. Десяток акций, которые имеет кое-кто из рабочих - фикция, вроде ваучера Чубайса. Такого примитивного вранья, как в нынешней пропаганде капитализма, "нынешнему поколению советских людей" видеть не приходилось. Вот В.Селюнин пишет в "Известиях": "Это только по вшивым партийным учебникам там, за бугром, всем владеют в основном Форды да Дюпоны. А в действительности акции, к примеру, корпорации "Дженерал моторс" имеет около миллиона человек". Из этого можно лишь сделать вывод, что вши с партийных учебников переползли на Селюнина.


34 Эти данные я взял из известного исследования элиты США - книги "Кто управляет Соединенными Штатами". Тот факт, что только на испанском языке она выдержала более десятка изданий, говорит, что это - фундаментальный, а не конъюнктурный справочник. Из последних данных мне встретилась ссылка на сводку в "Нью Йорк Таймс" от 17 апреля 1995 г. 1 процент населения США владеет 40 процентами всех богатств (не только акции, но и недвижимость и пр.). Да и качественно ситуация видна прекрасно. Вот я беру номер испанской газеты "Паис" и на разных страницах нахожу внешне несвязанные сообщения: "Зарплата президента "Иберкахи" [небольшого сберегательного банка области Арагон], составляет 230 тыс. долл. в год - не считая доходов от акций банка"; "объявили забастовку машинисты мадридского метро, их зарплата составляет 9,6 тыс. долл. в год"; "половина жителей Мадрида снимает жилье у частных домовладельцев, плата за небольшую квартиру - около 10 тыс. долл. в год".


А потом пошло и пошло - лгуны просто оседлали трибуну. Так, академик Аганбегян утверждал везде, где мог, будто в СССР невероятный избыток тракторов, что реальная потребность нашего сельского хозяйства в 3-4 раза меньше их наличного количества. Это доказательство "абсурдности плановой экономики" пошло гулять по литературе в СССР и за рубежом. А на деле на 1000 га пашни в 1988 г. в СССР было 12 тракторов, а в РСФСР 10,5. В 10 раз меньше, чем в ФРГ и в 40 раз меньше, чем в Японии. Даже в 7 раз меньше, чем в Польше! По советским законам Аганбегян как должностное лицо совершил уголовное преступление. Но ему даже морального упрека никто из демократов не сделал.

И каждый раз, когда знаешь точно, что человек не ошибается, а врет, хочется просто кричать на улицах: да посмотрите же вы сами в книжку! Нельзя же только на своей шкуре получать уроки. Уж скоро и от шкуры ничего не останется. Вспомним основные блоки "концептуальной" лжи.

Как демократы уговаривали нас позволить им сломать советский образ жизни? Они соблазняли нашу плоть и наш дух. "Надоело жить в бедности," - кричали, и обещали изобилие и сытость, как на Западе, если мы примем их программу. Одновременно кричали: "Надоело жить при тоталитаризме," - и обещали свободу, демократию и права человека. И большинство, что греха таить, поверило. Что же они сделали со страной?

Демократы добровольно открыли Россию Международному валютному фонду (МВФ) - подконтрольному США банку, который затягивает слабые страны в долговую яму, затягивает петлю, а потом выколачивает в пять раз больше денег, чем было дано в долг. Программа состоит в том, что страну-должника заставляют приватизировать всю национальную собственность, а потом за бесценок скупают акции разоренных предприятий и землю. Должникам вроде Боливии некуда было деваться, а России не было нужды принимать эту программу, как не принял ее, например, Китай. Демократы выступили как сознательные сообщники, и их поддержала значительная часть интеллигенции.

Уже к концу 80-х годов было точно известно, что применение программы МВФ привело к экономической катастрофе в Латинской Америке и Африке (кроме тех стран, вроде Чили, Коста-Рики и Египта, которым по политическим причинам петлю ослабили). Этого избежали страны Юго-Восточной Азии (Тайвань, Южная Корея и дp.), которые не пустили к себе МВФ35.


35 Если стpаны Афpики к югу от Сахаpы будут и дальше точно выполнять план МВФ, то они лишь чеpез 100 лет восстановят уpовень экономики, котоpый имели в сеpедине 70-х годов. Пpавда, все афpиканцы вымpут pаньше.


Знали об этом наши демократы? Знали. Вплоть до того, что их предупреждали не только крупные политики вроде Вилли Бpандта и Жискаp д'Эстена, но и советник правительства России известный испанский социолог Мануэль Кастельс. Он писал: "к тяжелым последствиям привел тот факт, что в России МВФ применил свою старую тактику, хорошо известную в третьем мире: "оздоровить" экономику и подготовить ее для иностранных капиталовложений даже ценой разрушения общества".

В 1995 г. в Испании прошла международная конференция "Наркотики и правовое государство". Главный доклад "Глобальный долг, макроэкономическая политика и отмывание денег", был сделан виднейшим канадским экономистом и экспертом по наркобизнесу. В нем много места уделено прямой связи между интересами наркобизнеса и программой МВФ. Некоторые выводы прямо касаются нас:

"Программа макроэкономической стабилизации МВФ способствовала разрушению экономики бывшего советского блока и демонтажу системы государственных предприятий. С конца 80-х годов "экономическое лекарство" МВФ и Всемирного банка навязано Восточной Европе, Югославии и бывшему СССР с опустошительными экономическими и социальными последствиями. Показательно, в какой степени эти экономические изменения в бывшем СССР разрушают общество и деформируют фундаментальные социальные отношения: криминализация экономики, разграбление государственной собственности, отмывание денег и утечка капиталов - вот результат реформ. Программа приватизации (через продажу госпредприятий на аукционах) также способствует передаче значительной части государственной собственности в руки организованной преступности. Преступность пронизывает госаппарат и является мощной группой влияния, которая поддерживает экономические реформы Ельцина. Согласно последним расчетам, половина коммерческих банков России находится под контролем мафии и половина коммерции в Москве в руках организованной преступности. Неудивительно, что программа МВФ получила безоговорочную политическую поддержку "демократов", так как соответствует интересам нового коммерческого класса, включающего элементы, связанные с организованной преступностью. Правительство Ельцина верно служит интересам этой "долларовой элиты", осуществив по указанию МВФ либерализацию цен и крах рубля и обеспечив обогащение малой части населения"36.


36 Миpовой наpкобизнес с годовым обоpотом 600-800 млpд доллаpов уже пpиготовил огpомные суммы "гоpячих" денег для пpиобpетения нашей земли. Это считается самым выгодным способом "отмывания" денег. Бешеный напоp "демократов" не должен удивлять: ежегодно наpкобизнес выделяет 100 млpд доллаpов на подкуп политиков и жуpналистов и на контpакты наемным убийцам для устpанения неподкупных. В мутной воде преступности наши политики пpодавливают пpиватизацию земли.


Что же сегодня, когда почти каждая семья в горе пожинает плоды программы МВФ, которую нам навязали демократы - распаиваются они? Кричат: "простите нас, мы ошиблись"? Ничего подобного. Ухватив собственность и окружив себя ОМОНом, они нарочито нагло заявляют, что так оно и должно быть - а завтра будет еще хуже. Вот отрывок из интервью Елены Боннэр в 1994 г: "Какой он будет, грядущий капитализм? Поначалу жестокий. И страшная эксплуатация. И очень малая степень социальной защиты. Главным и определяющим будущее страны стал передел собственности... У народа собственность так и ограничится полным собранием сочинений Пушкина или садовым домиком на шести сотках. И, в лучшем случае, приватизированной двухкомнатной квартирой, за которую неизвестно сколько надо будет платить; многие не выдержат этой платы, как не выдержат и налог на наследство их наследники. Ваучер не обогатит их, может, с акций когда-нибудь будет хватать на подарки внукам... Я считаю неверным и даже опасным новый лозунг, взятый на вооружение многими политиками и экономистами Запада "меньше шока, больше терапии". Шока еще не было!".

Вот как запели, а что обещали? Отберем собственность у государства, будем все богатыми акционерами. И, оказывается, шока еще не было, все впереди.

А вот случай, на котором взгляд вообще не задержался. Чингиз Айтматов, выступая на первом Съезде Народных депутатов СССР "мягко" подрывает образ нашего прошлого, предлагая нам как пример Испанию, где "построен настоящий рабочий социализм". Когда я обмолвился об этом в Испании в разговоре с одним театральным деятелем (социалистом), это вызвало шок: "Не может быть, чтобы Чингиз это сказал - мы же его возили по Испании и рассказывали о нашей реальности. Я не могу поверить!"37. Итак, народный депутат Чингиз Айтматов, выступая с трибуны парламента и используя весь свой авторитет для поддержки определенной политической линии, знал эту реальность и сознательно скрыл ее. Это - отказ от норм нравственности. Берет на себя наша интеллигенция солидарную ответственность за этот отказ?


37 Реальность Испании - безработица 24 проц. активного населения. Реальность Мадрида - 500-700 тыс. бедняков (из 4 млн. жителей) и 28 тыс. бездомных, которые ночуют на улице, 146 тыс. постоянных наркоманов (данные из книги "Человеческая география Мадрида", 1989 г.; данные исследования жизни бедняков, проведенного по заказу Церкви, намного страшнее).


Но ведь сегодня дело еще хуже. Возьмите главный аргумент либерального интеллигента в пользу реформ: да, жить стало трудно, но зато нет очередей! Ты можешь пойти и купить все, что душе угодно (иногда добавляется: если у тебя есть деньги). Этот аргумент означает переход на совершенно новые для русской культуры критерии совести. Мальтус исходил из того, что "слабые", которые не имеют денег и поэтому не создают очередей, должны погибнуть - это закон естественного отбора и необходимо для сохранения равновесия между народонаселением и количеством благ. Мальтузианство было отвергнуто русской культурой. И вот - на тебе.

Тема очередей - не обыденная тема, во всей конструкции перестройки она была несущей опорой. На ней, как на доступном для "совка" материале строилась вся философия свободы, под знаменем которой сокрушался советский строй. Варианты для элиты (свобода выезда за границу, свобода слова и т.д.) не были оружием такого массового поражения. Именно привычные всем очереди были представлены как самое чистое выражение несвободы и подавления личности. Говорилось: "очереди, унижающие человеческое достоинство".

Конечно, мозги интеллигента были промыты до основания, и он искренне стал считать, что устранение очередей - чуть ли не самоцель реформы. В опросе 1989-1990 гг. на вопрос: "Что убедит людей в том, что намечаются реальные положительные сдвиги?", 73,9 проц. респондентов - читателей "Литературной газеты" ответили: "Прилавки, полные продуктов". В этом есть что-то мистическое: для них важен даже не продукт потребления, а образ этого продукта, фетиш, пусть недоступный. Ведь каждому ясно, что наличие продуктов на прилавке вовсе не означает его наличия на обеденном столе. Они на это соглашались - пусть человек реально не сможет купить продукты, важно, чтобы они были в свободной продаже.

Кстати, тема очередей - не стихийный продукт наших демократов, над ней работали лучшие умы Запада. В 1993 г. по западной прессе прошла "концептуальная" статья самого Рейгана: "Почему надо поддерживать Ельцина". Не думаю, что пораженный инсультами экс-актер мировой закулисы писал статью сам, но и у Чубайса он вряд ли ее списывал. Убедительно показав, какое благо несет Ельцин цивилизованному миру, он затем сделал открытие: и народам России от Ельцина кое-что перепало. Что же? Ликвидация очередей и дефицита! Не будем придираться к бредовой логике: производство упало вдвое, и тем самым устранен дефицит (то есть нехватка). Дескать, много производили молока - был его дефицит, не стало молока - не стало его дефицита. Все у русских шиворот-навыворот, умом Россию не понять. Но вернемся к более простому вопросу - очередям.

Ведь за этот последний спасательный круг хватается сегодня искренний демократ: да, повсюду кровь и разрушение, да, наука гибнет и шахтеры падают в голодный обморок. Но ведь очередей-то нет! Ведь главная-то цель ликвидации советского строя достигнута! Ведь теперь-то мы можем умереть со спокойной совестью! Кинув последний слабеющий взор на "прилавки полные продуктов". Так вот, возьму грех на душу и отберу эту последнюю радость угасающего демократического ума. Врете, господа, и себя обманываете. Очереди вернулись, и в страшном обличье, как приходят призраки предательски убитых.

Вот, со своей идиотской оптимистической улыбочкой сообщает диктор демократического ТВ: в Тбилиси уже три дня не выдают хлеб, полагающиеся по карточкам 300 граммов на день. У мироедов батон хлеба стоит среднюю месячную зарплату. Все три дня очереди не расходятся от хлебных пунктов. Этой зимой, поскольку все деревья в парках уже спилены на дрова, очереди даже не жгут костры, чтобы согреться.

Что вы скажете по этому поводу? Ельцин уже сказал: зато на каждом углу есть киви, это же полезнее, чем хлеб. Мария-Антуанетта в аналогичной ситуации сказала: "Ну почему же они не едят печенье?" - и за эти слова ее отрубленной голове палач дал пощечину. Но она хоть не совсем потеряла совесть, и ее отрубленная голова при этом покраснела, что до сих пор наполняет французов гордостью.

Наш наполненный общечеловеческими ценностями демократ найдет оправдание: а что мне грузины! Я теперь живу в независимой от всяких там грузинов России. До меня лично эти хлебные очереди когда еще доберутся! В оптимизме нашему демократу не откажешь, и деревьев в московских парках еще полно. И все же... А кроме того, раз уж говорилось об "очередях в СССР", я и тбилисские очереди не могу не учитывать, ибо Нуйкин под ручку с Гамсахурдией и Шеварднадзе несли знамя реформы по всей стране. И результат везде один и тот же, только выражается чуть по-разному38.


38 Кстати, "могу пойти и купить, чего душа пожелает" - тоже ложь. Ассортимент продуктов в "наших" магазинах сократился до убожества, и нечего нам говорить о валютных супермаркетах - их для 95 проц. населения просто не существует, и даже слюнки при виде тех продуктов не текут, это как бы вообще не продукты. Реформа ведет не к изобилию того, что мы любили, а прежде всего к тому, чтобы "наша душа желала" принятого на Западе унылого, чуждого нам типа питания.


Но это лирика. А вот насчет очередей. Главное после хлеба - жилье. Жилье мы получали бесплатно, но надо было отстоять очередь. Она двигалась довольно быстро - в СССР жилья строилось намного больше, чем на Западе. Ежегодно получала квартиры шестая часть очереди, но сзади вставали новые, т.к. дети в СССР рождались. Что стало с этой очередью сегодня? Может нормальный человек "пойти и купить квартиру, когда душа пожелает"? Теоретически, да. А реально - никто об этом и не помышляет, нет свободной пары сотен миллионов. Значит, оставаться в очереди - пережитке советского строя. Пока что эту очередь не осмеливаются ликвидировать. Но теперь стоять в ней придется до скончания века: строительство жилья сократилось в 5 раз, и на очередников выделяется только одна треть квартир, остальные идут на аукцион. Так что, об этой очереди забыл наш демократ?

Взглянем в другую сторону. Постоять четверть часа в кассу в советское время ("вместе с хамами") - унижало достоинство либерала. Но вот очереди нам показало ТВ (да и лично их многие узнали) - многотысячные очереди в банк "Чара", куда понесла наша трудовая интеллигенция свои жалкие доллары. Как же, деньги должны плодоносить! Выстаивали длиннющие очереди в капитализм, вожделели стать рантье - все такие цивилизованные, современные. Выстаивая эти очереди, надеялись подкормиться на спекулятивные проценты. Потом такие же очереди стояли под дождем, надеясь вырвать назад свои деньги, даже телевизионные дикторы - тоже вкладчики "Чары" - были чуть не в истерике. Разве это - не очередь? Так примените вами же придуманный критерий к вами установленному социальному порядку. Эта очередь художников и актеров в подворотне "Чары" унижает человеческое достоинство куда больше, чем братская очередь за дешевыми продуктами в СССР.

И подумайте о той очереди, которой нет еще только потому, что не до конца сломан советский строй. Она появится, когда вы его доломаете, и вы же в нее встанете - очередь на биржу труда. Вы знаете, что эта очередь - неотъемлемая часть вожделенного западного порядка, но обманываете себя, надеясь, что в нее придется встать вашему соседу, но не вам лично. Не надейтесь. Большинству придется погладить костюм, повязать получше галстук, купить газету и, делая независимый и достойный вид (таковы правила игры), отстоять этот хвост и вежливо отвечать на садистские вопросы службы занятости. На биржах, которые есть у нас сегодня, работают сострадательные советские люди, это отрыжка старого строя. Не надо надеяться на использование остатков той жизни, которую вы разрушили. Биржи станут совсем иными. Посмотрели бы вы в глаза людей в такой очереди в Рио де Жанейро - я туда забрел случайно, и запомнил на всю жизнь.

А как насчет демокpатии? Пpи советской власти мы pезиновую дубинку только в кино видали, а тепеpь испытали на своей шкуpе. Молотком в подъезде депутатов не убивали и людей у паpламента не pасстpеливали. В России создается полицейское госудаpство, котоpое пpосто еще не набpало силу для pепpессий. Пока готовят кадpы, вяжут их кpовавой кpуговой поpукой и вытесняют офицеpов советской закваски. Это ясно. Но как же демокpаты с их обещаниями? Они пустили себе пулю в лоб или пеpвыми пошли на баppикады, чтобы искупить свою ошибку? Ничего подобного. Их поэт Окуджава даже наслаждался, глядя, как pасстpеливают из танков безоpужных людей. А более деловые демокpаты заявляют, что все идет по плану и будет еще кpуче, что пpо демокpатию и пpава человека нам вpали. Вот еще отpывки из интеpвью 1994 г.:

Академик Аганбегян: "Сильная политическая власть пpи неокpепшей демокpатии, котоpую мы имеем, не может быть демокpатической или либеpальной в западном понимании слова. Поэтому, навеpное, она будет pазвиваться в напpавлении автоpитаpном".

А ведь под каким пpедлогом ломали советский стpой? Под тем, что такие болезненные pефоpмы, как ускоpенная индустpиализация, пеpевод экономики на военные pельсы и послевоенное восстановление в СССР были пpоведены без либеpальной демокpатии - хоть и пpи явной поддеpжке большинства. За это СССР пpиговоpили к смеpти. Потому, что тогда это делалось, пусть с жестокостями, пеpегибами и ошибками, в интеpесах большинства. Именно это и вызывало ненависть Аганбегяна и Боннэp. А когда их спустили с цепи, чтобы pазpушить Россию и пеpедать ее достояние "своим", они легко сбpосили маску демокpатов. Тепеpь они за полицейский pежим, пусть даже с использованием "эскадpонов смеpти".

Елена Боннэp так и пpоpочит: "Россия может пpевpатиться в госудаpство вpоде Пеpу или Гватемалы". А что такое Гватемала? Стpана с населением 3 млн. человек, где только за 80-е годы убили без суда и следствия 100 тыс. кpестьян. В пеpесчете на Россию это было бы пять миллионов убитых39.


39 В октябpе 1995 г. Клинтон вынес взыскания ("пpедупpеждение") нескольким сотpудникам ЦРУ, котоpые участвовали в убийствах - под гоpячую pуку пpикончили нескольких видных деятелей культуpы, имевших влиятельных дpузей в Евpопе.


Трудно назвать направление пеpестpойки, где ложь была едва ли не главным орудием. Вспомним, какой удаp по сознанию нанес случай, ставший вехой антисоветской программы: в детской больнице в Элисте двадцать малышей были заpажены СПИДом. Как был подан этот бьющий по чувствам случай? Вот вам советская медицина, не стеpилизуют шпpицы. Полетели самолеты с гуманитаpной помощью. Ельцин на весь свой гоноpаp покупает ящик одноpазовых шпpицев. Пpедпpиниматели вывозят титан, обещая на выpученные деньги постpоить завод этих самых шпpицев. Потом выясняется, что никто никого не заpазил, а в эту больницу напpавляли из pазных мест детей - носителей СПИДа. Но этого пpесса уже не печатала, да это было и не важно. Все повеpили в миф о дикости советского здpавоохpанения. Что же в этой сфеpе мы видим на Западе?

Вот 1992 г., судебный пpоцесс над диpектоpом Национальной службы пеpеливания кpови Фpанции (это тебе не медсестpа в Калмыкии). По дешевке скупая кpовь у маpгиналов и наpкоманов и не подвеpгая ее установленному контpолю, пеpсонал этой службы заpазил СПИДом несколько тысяч человек (я, будучи тогда в командиpовке, слышал о тpех тысячах, но цифpы все вpемя уточнялись и росли). Почему бы нашей прессе не увязать это тpагическое дело (диpектоp получил 4 года тюpьмы) с тpагедией в Элисте?

Летом 1993 года - опять суд в Паpиже, над врачами из Института Пастеpа. Они изготовляли гоpмон pоста для детей. Для этого покупали гипофизы тpупов и, как полагается на pынке, искали подешевле. Поэтому покупали в экс-социалистической Венгpии. Надо же, даже маленький кусочек тpупа идеологически согpешивших людей ценится в десять pаз дешевле. Но качество, конечно, не то - и пятнадцать паpижских детей были заpажены неизлечимой и смеpтельной болезнью.

В 1996 г. - признание министра здравоохранения Японии. Здесь тоже по дешевке импортировали кровь и не подвергали ее необходимому анализу (хотя Япония завалена нужными для этого приборами). В результате из 5 тыс. больных гемофилией, которые проживают в Японии, 1800 были заражены СПИДом.

Аморальное умолчание об этом, подлый удар по общественному сознанию СССР - на совести не только "архитекторов", но и всей демократической интеллигенции, которая не высказала им за это ни слова упрека.

Ну, "концептуальную" ложь интеллигент с гибким умом, может, и оправдает. Но ведь было и множество прямых, даже примитивных подлогов. Так, академик Аганбегян утверждал везде, где мог, будто в СССР невероятный избыток тракторов, что реальная потребность сельского хозяйства в 3-4 раза меньше их наличного количества. А на деле на 1000 га пашни у нас тракторов в самый лучший, 1988 год было в 10 раз меньше, чем в ФРГ и в 40 раз меньше, чем в Японии. Даже в 7 раз меньше, чем в Польше. Эта ложь была разоблачена - но разве престиж Аганбегяна в научных кругах хоть чуть-чуть снизился? Нисколько. А ведь мифов, подобных "мифу о тракторах", было запущено в общественное сознание множество (о стали, об удобрениях, о питании в СССР и т.д.40). Вот важный миф с явным подлогом: "Необходимо приватизировать промышленность, ибо государство не может содержать убыточные предприятия, из-за которых у нас уже огромный дефицит бюджета". Реальность же такова: за весь 1990 г. убытки нерентабельных промышленных предприятий СССР составили всего 2,5 млрд. руб! В I полугодии 1991 г. в промышленности, строительстве, транспорте и коммунальном хозяйстве СССР убытки составили 5,5 млрд. руб. А дефицит бюджета в 1991 г. составил около 1000 млрд. руб!


40 Взять хотя бы тему закупок зерна, на которой всплыл Черниченко. Но ведь обязан был честный человек вспомнить: если в 1966-70 гг. Россия импортировала в год в среднем 1,35 млн т зерна, то в 1992 г. - 24,3 млн т. В этот год Россия впервые вошла в режим потребления импортного зерна "с колес". Неоднократно разбронировался и неприкосновенный зерновой запас, величина которого уже на порядок ниже, чем в 50-е годы. Россия при Ельцине потеряла продовольственную независимость, даже введя почти половину населения в режим полуголода.


И все эти мифы возникли не сами собой, они были разработаны "лабораторным" способом, совершенно сознательно и цинично. Но разве упрекнула за это "архитекторов" обманутая интеллигенция? Ни словом, так что разоблачение одной лжи лишь подстегивает на сочинение новой.

Демокpаты, назвав себя "новыми pусскими", не связывают себя никакими ноpмами пpиличий пеpед "пpосто pусскими". Мы уже стали как бы низшей pасой, с котоpой можно не цеpемониться. Так немцы в войну, заняв деpевню, отпpавляли нужду и мылись голышом, не стесняясь pусских женщин. Наши "демокpаты" до этого еще не дошли, но вpут не кpаснея.

Мне пpишлось участвовать в теледебатах с Гайдаpом и его экспеpтами. Зашел pазговоp о страшном pосте смеpтности в pезультате его pефоpм. Он pассеpдился и выпалил совсем уж явную чушь: "Никакого pоста смеpтности в России нет!". Все отоpопели. Тогда Гайдаp говоpит: вот у нас научный экспеpт, он объяснит. Экспеpт Н.Н.Воpонцов (он пpославился тем, что, будучи министpом у Павлова, очень неудачно настучал на своих коллег-министpов в дни ГКЧП) пpивел "научный" аpгумент, pассчитанный на идиотов. Суть якобы в том, что РФ пеpешла на западную методику учета pождаемости. Раньше мол, младенцев, pодившихся с весом менее 500 г., не включали в статистику pождений, а тепеpь включают. А они, бедные, поголовно умиpают, что и дает жуткий пpиpост смеpтности.

Это такая чушь, что даже возмущаться невозможно - просто вызывает брезгливость. Задумайтесь: согласно этому доводу, скачок смеpтности должен сопpовождаться точно таким же скачком pождаемости. Ведь умеpших недоношенных младенцев тепеpь включают в число pодившихся. Мы же видим невиданный спад числа pождений. Кpоме того, изменение методики учета может дать скачок на гpафике только один pаз - в год нововведения. Мы же видим непpеpывный pост числа смеpтей в течение 6 лет. И, наконец, известно pаспpеделение смеpтей по возpастам - детская смеpтность не дала никакой пpибавки. Младенцев уже почти нет. В России смеpть выкашивает людей pабочего возpаста: самоубийства, убийства, несчастные случаи, болезни. "Рефоpматоры" вынуждены лгать сознательно и цинично.

В краткой главе невозможно дать полный обзор деградации морали демократической интеллигенции по всей структуре этических ценностей. Приходится давать этот образ грубыми мазками. Наравне с ложью этическим принципом "архитекторов" стала практика (и даже поэтизация) предательства.

Сейчас уже оказывается, что Горбачев с самого начала вел двойную игру - внедрился в партийную номенклатуру и принял пост генсека и президента лишь для того, чтобы разрушить "империю зла". Сам Горбачев на встрече с журналистами 12 декабря 1991 г., после "беловежского совещания", так оценивает свою роль: "Я сделал все... Главные идеи перестройки, пусть не без ошибок, я протащил... Дело моей жизни совершилось". Целая плеяда государственных деятелей (А.Н.Яковлев, Э.А.Шеварднадзе и т.д.) карабкалась на верх системы с благородной целью ее разрушить. А заговорщиком оказался "старый дурак" маршал Язов, всю жизнь этой стране прослуживший! И мы еще попрекаем иезуитов, у которых, якобы, "цель оправдывает средства"...

А взять выступление А.Н.Яковлева в Конституционном суде 11 октября 1992 г. - почти ритуальное издевательство над нормами нравственности. Олигарха партии, шефа идеологической службы спрашивают, когда же он убедился в преступном характере той идеологии, которую всей мощью тоталитарного аппарата насаждал в стране. А он, нисколько не смутившись, отвечает: давно, еще в сороковых годах! Все онемели, но в воздухе повис вопрос: чего же ты карабкался по партийной иерархии? Ведь в зав. отделом ЦК КПСС и в члены политбюро кнутом людей не загоняли. Кто же ты есть, чтобы читать нам сегодня лекции о морали41?


41 Представляя себя идейными борцами, люди типа А.Яковлева или Гайдара, скорее всего, цинично лгут. Их принцип - полная аморальность, эксплуатация любых чувств и движений души окружающих. Вот, перед выборами, зная от социологов о настроениях массы, Гайдар назойливо позировал на могиле дедушки - чекиста и пулеметчика. Все у него идет в дело, как у немцев пепел и волосы.


А вот Ельцин едет в США и докладывает Конгрессу: "Коммунистический идол сокрушен и никогда больше не поднимется!" (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают). Но ведь этот шестидесятилетний человек всю жизнь не просто служил этому идолу - он был его важной контролирующей и карающей частью. Совсем недавно он у этого "идола" просил "политической реабилитации при жизни". Совсем недавно он ездил в Никарагуа и упрекал крестьян в недостатке революционного энтузиазма. Ведь не требовали американцы таких слов, достаточно было сказать: мы проиграли и после тяжелых переживаний просимся под вашу руку - примите нас!

Вот советник Ельцина П.Бунич спешит заверить: "Моя позиция была известна всей сознательной жизнью, непрерывной борьбой с государственным монстром" (как говорится, сохраняем орфографию автора). Человек выучился на экономиста и нанялся к "государственному монстру" работать ради улучшения его экономики. Всю жизнь получал зарплату, премии и ласки - а оказывается, все это время неустанно стремился нанести своему хозяину вред, тайно боролся с ним! Так завистливый лакей плюет в кофейник хозяину. Да могла ли наша экономика при этом не рухнуть? Но какова этика! Если ты ненавидишь эту плановую экономику, это государство - займись чем нибудь другим, ведь профессий очень много. Ради какой великой идеи П.Бунич прожил двойную, изломанную жизнь? И что здорового он может предложить нам сегодня? Профессиональный вредитель, успешно избежав суда, должен удалиться на свою дачу и выращивать розы.

В замешательство приводит то сочетание предательства с бесчувственностью, которую почему-то стараются демонстрировать и политики, и либеральная интеллигенция. Это какой-то мерзкий праздник непонятного духа. В те дни, когда "войска Госсовета Грузии" разгромили и разграбили Сухуми, а их "главнокомандующий" во всеуслышание пригрозил уничтожить все 90 тыс абхазов - весь народ до одного человека, в программе ТВ "Под знаком Зодиака" показывали очередной глумливый праздник - вечеринку представителей демократической элиты, родившихся под знаком Девы. И сидит там абхазский писатель Фазиль Искандер, поднимает бокал, весело шутит над поверженным коммунистическим идолом - празднует. Но ведь он всю свою карьеру сделал на воспевании милой Абхазии, ее сел, городов и людей. Уместно ли пировать в дни национальной катастрофы и траура? Зачем эта оплеуха - всем людям с минимальным чувством такта и сострадания?

Какой бы конфликт, обнажающий культурную сущность людей, мы ни взяли, везде видим одно и то же. С самого начала "архитекторы" нашли союзника в лице радикальных националистов. Устроили с Гамсахурдия крупную провокацию в Тбилиси, нанесли удар по армии и по всей "империи зла", стал Гамсахурдия первым демократическим президентом (так бы и был им, если бы не пришлось трудоустраивать другого демократа, Э.А.Шеварднадзе). Тут все по плану. Но с какой этикой правители Грузии объявляют о ее выходе из СССР? Ясно, что это - историческое решение. Казалось бы, скажи в этот момент спасибо России и русскому штыку, который спас и сберег маленький грузинский народ, под защитой которого он оформился в современное государство. Этого требовала элементарная порядочность. Нет, грузинские интеллигенты-демократы наговорили напоследок лишь кучу гадостей, а русские интеллигенты-демократы в этом ничего предосудительного не заметили. И с двойственным чувством смотpел я, как толпились на пpичале в Сухуми гpузинские интеллигенты, стpемясь попасть на катеp, котоpый увез бы их в Сочи, под охpану pусских саперных лопаток, подальше от благоpодных pыцаpей "мхедpиони".

Вот молодой философ, которого Бурбулис призвал разработать "программу социокультурной поддержки реформы" (как брякнула с присущей ей независимостью "Независимая газета", Бурбулис создал идеологическое ведомство). И на ученом собрании в Академии наук этот интеллигент объясняет: известно, что главные идеи реформы противоречат архетипам национального сознания, и она в России не пройдет; поэтому бесполезно стараться "сломать Россию через колено", а надо делать по-умному, "окультурить" программу. И это он вместе с "лучшими умами" берется сделать. То есть, у него и в мыслях нет отвергнуть схему "модернизации", противоречащей генотипу России. Он, как профессионал, берется Россию перехитрить. Мол, с Иваном-дураком силой бесполезно, надо зайти сбоку, посулить ему рубаху да сладкого горошку42.


42 Сегодня, через пять лет, этот философ, сын приличных родителей, оправдывает себя и своих хозяев: "Фобия движет нами, а не научный анализ... Именно поэтому наша интеллигенция в период перестройки вела себя не столько как национальная, сколько как антинациональная сила. Совершенно очевидно, что спровоцированный нами (!) распад СССР и расстрел Белого дома 4 октября... происходили по этой же логике". Как понимать этот стриптиз? Как просьбу отправить в психушку, а не в тюрьму - у меня, мол, фобия была, навязчивый страх перед коммунистами. Так вор оправдывается тем, что у него случился приступ клептомании.


И ведь это говорится совершенно спокойно, без всякой маскировки и в разных вариантах. Признается, что с помощью исследования населения надо найти средства обмануть или подавить протестующие против обеднения социальные слои.

Этому ли "идолу нравственности" присягала интеллигенция в начале перестройки, клеймя услужливых философов времен Брежнева? Такого цинизма мы раньше и не видели. Ведь одно дело - прислуживать режиму ради поддержания социального порядка в уверенности (вполне обоснованной), что подавляющее большинство народа этот порядок не отвергает, и другое дело - наниматься к тем, кто стремится сломать этот порядок, и ты знаешь, что большинство населения этого не желает.

Показательно демонстративное отбрасывание привычных этических норм, элементарного уважения к людям с иными взглядами и пристрастиями - к людям, с которыми еще вчера были коллегами, соседями, попутчиками в метро. Вот, 9 февраля 1992 г. состоялась вполне корректная демонстрация и митинг под лозунгами, направленными против либерализации цен и обнищания населения. На улицу вышел "средний класс" - в основном, инженеры и квалифицированные рабочие. И вот о ста тысячах собравшихся на митинг, которые отражали душевное состояние большинства населения страны, было сказано: красно-коричневые43. Потом вся демократическая общественность была страшно рада, когда, наконец, ОМОН принялся избивать около Останкино людей, которые требовали предоставить оппозиции эфирное время на телевидении. По отношению к ним государственное ТВ ввело термин даже более жесткий, чем "красно-коричневые" - коммуно-фашизм44. И сегодня, когда деятели культуры и сотрудники Академии наук сами выходят на улицу, униженно умоляя выплатить жалкую зарплату, им не совестно за те избиения и поношения.


43 Этот термин, предложенный на заседании клуба элитарной интеллигенции "Московская трибуна", был подхвачен прессой и использован в качестве ярлыка по отношению фактически ко всем оппозиционным силам.


44 И это при том, что видный публицист В.Выжутович всего полтора года назад, когда его партия еще не получила тотальную власть, писал: "Одного нельзя в наших чрезвычайных, почти неуправляемых обстоятельствах - создавать образ врага в лице политических оппонентов. Всякая такая попытка может закончиться трагически не только для обеих сторон, но и для всех нас, живущих уже на последнем пределе".


Важный урок преподнес август 1991 г. Сам способ ликования после победы над "путчем" показал глубокую моральную деградацию элиты либерального движения. Не страх, а тоску при виде растления человека вызывали призывы интеллектуалов с ТВ сообщать по телефону о людях, которые сочувствовали путчу. Вообще, поведение многих видных деятелей культуры поразило тогда дурным вкусом, злобой и неспособностью взглянуть на себя со стороны. Песенки и мульфильмы, обыгрывающие смерть Пуго вызывали брезгливость и были очередным ударом по обыденной морали. Таков же был эффект сожжения Марком Захаровым его партбилета перед телекамерой. И потом, множество людей были просто поражены тем, что активный, биологический антикоммунист Марк Захаров, оказывается, все шесть перестроечных лет оставался в рядах КПСС! Чего же он ждал?

Тягостно было смотреть на Никиту Михалкова, который сегодня на экране телевизора клеймит всех тех, кто сочувствовал путчу, а завтра с такой же искренностью объясняет, что его отец, официально поддержавший переворот, имел на это право, потому что, дескать, преклонный возраст.., всю жизнь прожил при социализме.., да и защитники баррикад читали его "Дядю Степу", и тем самым он как бы тоже находился на баррикадах у "Белого дома". И при этом Н.Михалков как бы не видит, что становится разрушителем культуры, что своим авторитетом он освящает двойные стандарты - то, что категорически отрицается православной моралью. И что поразительно, все эти люди ни на йоту не потеряли в общественном мнении интеллигенции.

Тоталитаризм мышления духовных лидеров интеллигенции достиг полноты и совершенства. О том, чтобы прислушаться к мнению "люмпенизированных масс", постараться понять, почему они с воплями требуют кусочек времени на телевидении - речи нет. Для разговора с ними - полицмейстер из Академии наук Мурашев с дубинками. Но ведь и почтенному человеку даже заикнуться "неправильно" было нельзя. Вот Л.Н.Гумилев в чем-то согласился с Невзоровым. Обратите внимание на сам тон, каким ему выговаривают "Московские новости": "В минувший четверг произошло нечто действительно ужасное. Крупнейший ученый добровольно и радостно влился в "600 секунд" с их вечными поруганными детками, изнасилованными старушками, с их страстью спасать Отечество..." и т.д. - и добавляют - "Жаль папу-маму, Гумилева с Ахматовой... Жаль самого Л.Н., он "вляпался" в Невзорова и теперь непонятно, как отчиститься". Журналист А.Тимофеевский уверен, что он все знает заведомо лучше, чем любой "крупнейший ученый", и что он получил от Демократии право оплевать любого ученого (а также пожалеть его "папу-маму"). Ведь во всей демократической прессе никто из новых идеологов ни разу (!) не предложил: давайте задумаемся, почему такой умный, много видевший человек, как Л.Н.Гумилев, облеченный высокой родовой ответственностью, встал в окопы с Невзоровым, а не с нами? Почему с такой страстью восстал Юрий Власов? Значит, что-то основное неверно или в сути нашего проекта, или в его представлении народу. Но нет, никаких сомнений не допускается.

Удивляет именно не цинизм новой номенклатуры, а позиция рядового интеллигента, у которого буквально как по щелчку выключателя вспыхивает или угасает морализм при смене политической ситуации. Борьба против привилегий руководства, как мы все помним, была идеей-фикс наших радикалов (Ельцин ездил на "Москвиче", и это придало ему ореол народного трибуна). Не будем здесь обсуждать эту предельно примитивную идею, примем ее как признак высокой нравственности. При опросе в 1988-89 гг. читатели "Литературной газеты" (в основном, интеллигенция) резко выделились из усредненной выборки населения. На вопрос "Что убедит людей в том, что намечаются реальные положительные сдвиги?" 64,4 проц. читателей ЛГ ответили: "Лишение начальства его привилегий" (так ответили только 25,5 проц. участников всесоюзного опроса).

Что же мы видим сегодня? Совершенно дикое, как будто на пиру во время чумы, создание всяческих льгот новой номенклатуре. И это - не в период изобилия, а в момент народного бедствия. С этой публикой все ясно. Но как может наш моралист-интеллигент продолжать искренне поддерживать этих "демократов"?

В тот момент, когда втихомолку протаскивали закон о пpиватизации, ТВ с большой стpастью освещало слушания Комиссии по пpивилегиям ВС СССР о pаспpодаже со скидкой списанного имущества с госдач, аpендуемых высшим комсоставом аpмии. Документы, опубликованные в "Известиях", гласят, что pечь шла о 18 дачах, в котоpых в 1981 г. было установлено имущества на 133 тыс. pуб. (по 7 тыс. pуб. на дачу). Через десять лет эта стаpая мебель пpодавалась с уценкой 70-80 пpоц. Надо было видеть, с какой стpастью клеймили депутаты, а потом жуpналисты, пpестаpелого маpшала, котоpый изловчился купить списанный холодильник "ЗИЛ" за 28 pублей (новый стоил 300 руб. - сообщаю тем, кто об этом уже забыл)!

Что увидели меpзкого в этом деле интеллигенты, котоpые напpавляют свой пыл на pазоблачение, по словам А.Н.Яковлева, "поpожденной нашей системой антиценности - пpимитивнейшей идеи уpавнительства"? Казалось бы, их должен был возмутить тот факт, что советское общество не нашло способа устpоить стаpость двух десятков маpшалов так, чтобы им и в голову не пpишло выгадывать на покупке стаpого холодильника. Может быть, тут-то и следовало заглянуть в вожделенную "миpовую цивилизацию", посмотреть, как живут там маршалы, и пpистыдить pетивых депутатов? Нет, наш интеллигент pади кpасного словца - идеологии - никогда не жалел отца. В какой момент нашего общественного бытия устpоено это шоу? Может быть, нас всех охватила пуpитанская моpаль и мы, как pанние хpистиане, погpузились в уpавнительный аскетизм? Нет, такой коppупции, как сегодня, Россия не видывала с кануна февpальской pеволюции.

И сpазу после телеpепоpтажа об алчных маpшалах на телеэкpане появляется молоденький миллионеp, котоpый излагает всей стpане свои заповеди. Студент-недоучка, сколотивший за год махинациями свои миллионы, пpедставлен тем же ТВ как обpаз, достойный подpажания, как духовный лидеp, чьим советам мы должны внимать. Спpашивается, зачем надо было подвеpстывать этот обpаз к обpазу маpшала, котоpый пpошел жизнь, полную большого тpуда, а на склоне лет соблазнился малой выгодой? Здесь не пpосто интеллектуальная безнpавственность. Здесь - культуpный садизм. Люди смотpят на экpан, а в подсознании пpоисходит pазpушительное столкновение двух обpазов.

Но пеpенесем это столкновение в сознание, и можно будет сделать полезные выводы. Мы не знаем, кто из маpшалов купил холодильник за 28 pуб., и можно пpинять его за некий обобщенный тип. Точно так же, можем взять любого из наших молодых миллионеpов (уж миллиаpдеpов) - они стали социальным типом. Очевидно, что маpшал - человек с pасплывчатыми пpедставлениями о щепетильности в отношении холодильника. Разpешили купить по дешевке - взял и купил. И подумал пpи этом, что "люди не узнают, а узнают - не осудят". Подумал, навеpное, что где-то в своей жизни и недополучил у pодного госудаpства. Так же думали и почти все мы, пpихватывая где кто может у госудаpства понемногу. Так думала, навеpное, и мать моего товаpища по паpте, котоpая в войну pаботала по 16 часов на хлебозаводе - и выносила в валенке кусок теста.

Это отношение к госудаpственной собственности и нехоpошо, и нецивилизованно, и надо бы его заклеймить, да pука не поднимается. Потому что видно в этом и общинное довеpие к людям, и веpа в то, что госудаpство - свое. И все это безвозвpатно уходит в пpошлое. И вместо стаpого маpшала придут наши шваpцкопфы, генеpалы наемной аpмии, котоpые, как и полагается, после выхода в отставку будут становиться членами совета диpектоpов в коpпоpациях у миллионеров. В этом суть столкновения, и никуда нашим либеpальным интеллигентам не деться от того факта, что они в этом столкновении выбpали свою позицию. Они ненавидят маpшала, купившего стаpый холодильник, как явление отсталое и наpодное, и пpославляют сопляка с непpаведными миллионами, как явление "цивилизованное" и антинаpодное.

То же мы видим и в отношении коррупции. Она представлялась злом, которое уже само по себе оправдывало крушение советской системы. Но ведь давно известно, что коррупция в традиционном обществе носит совершенно иной характер, чем в обществе либеральном. Интеллигенция должна была бы честно предупредить: нас ожидает страшная вспышка коррупции, но это будет неизбежная цена за свободу. Нет, она пошла на заведомый обман. Ведь если "при социализме" взятка высшего чиновника в 2 тыс. долларов становилась легендой, сегодня чиновник среднего ранга, связанный с выдачей лицензий на экспорт нефти, один набрал взяток на 300 млн. долларов! Да что чиновник. Вот Р.М.Горбачева в 1991 г. лично договаривается с американским издателем Мэрдоком о публикации ее книги "размышлений" (написанной, как сообщают газеты, журналистом Г.Пряхиным) с гонораром 3 млн. долларов. Но ведь ясно, что это - плохо замаскированная взятка, что издание книги, которая разойдется тиражом в сотню экземпляров, не покроет и ничтожной доли гонорара. Ну виданное ли было раньше дело, чтобы жены активных политиков СССР принимали такие подношения? Где же наши моралисты?

Но все это - ничто по сравнению с той прямо людоедской моралью, которая положена в основу экономической политики, поддержанной интеллигенцией. Что экономическая реформа сведется у нас к разрухе, голоду и горю мирного населения, стало ясно уже в 1988-89 годах из самой фразеологии "архитекторов", когда слово "рынок" стало окрашиваться религиозным экстазом. Вот Бунич, используя смутно сохранившиеся у него в памяти рифмы, вещает: "В мире есть царь, этот царь всюду правит, Рынок - названье ему!". Подсознательная ассоциация экономиста красноречива. Ведь на самом деле это звучит так:

В мире есть царь, этот царь беспощаден,

Голод - названье ему!

Выступая по поводу реформы, интеллектуалы демонстративно ни словом не касаются ее "человеческого измерения". Рассуждая о кривых Филлипса, связывающих уровень инфляции и безработицы, Гайдар похож на генерала, который в генштабе США докладывает план бомбардировок Ирака в терминах, исключающих категории смерти и страданий. Сама фразеология говорит о том, что реформа основана на этике войны - против собственного населения. Даже такой либерал, как академик Г.Арбатов, посчитал нужным отмежеваться: "Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ".

Впрочем, другой член этой интеллектуальной бригады проф. Е.Майминас тут же объясняет, что эти упреки вызваны вовсе не состраданием к своему народу и не угрызениями совести, а исключительно прагматическими соображениями - как бы не раздразнить зверя. Он пишет: "Почему эти серьезные люди - отнюдь не экстремисты - бросают в лицо правительству тяжелейшие обвинения в жестокости, экспроприации трудящихся или сознательном развале экономики...? Первая причина - в небезосновательных опасениях, что предстоящая либерализация практически всех цен, особенно на топливо и хлеб, даст новый импульс общему резкому их росту, дальнейшему падению жизненного уровня и вызовет мощный социальный взрыв, который может открыть путь тоталитаризму". Дескать, вот если бы стояли у нас оккупационные войска, которые защитили бы "демократов" от красно-коричневых, тогда можно было бы бесстрашно обрекать людей на голодную смерть.

Не будем здесь обсуждать реформу в целом, возьмем лишь один ее эпизод и лишь именно в нравственном аспекте: что она означает для 30 миллионов пенсионеров. Примем даже, как говорят математики, заведомо ложное предположение - что в отдаленном будущем в России будет построен процветающий капитализм и наши внуки попадут в потребительский рай, как в какой-нибудь ФРГ.

Это означает, что части населения до некоторого определенного возраста (скажем, лет до 30-40) режим пообещал заманчивое вознаграждение в светлом будущем за то, что сегодня им придется "перетерпеть". Насколько можно верить этим обещаниям - нас сейчас не касается, предположим, что верить можно, и те молодые инженеры, которые сегодня торгуют у метро пивом, получат в светлом будущем адекватные их притязаниям блага. Они согласились отдать некоторую часть своей жизни в кредит реформаторам. В совершенно ином положении находятся люди старших (пожилые и старики) и люди младших поколений (дети). C детьми дело ясное. Множеству из них просто не довелось родиться - они пожертвовали ради будущего рыночного счастья 30-летних своими жизнями. Значительная часть детей и подростков пожертвовала своим нормальным развитием. Детство - хрупкий и короткий период, и дать из него "в кредит" несколько лет невозможно. Совмещение нужды, краха культурных устоев и разрушения всех систем обеспечения детства (пионерлагеря, спортивные секции, кружки и т.д.) уже заложило ущербность нескольких поколений, подготовило контингент для тюрем и больниц. Но, быть может, восторженная интеллигенция этого не видит и умиляется зрелищу мальчиков со светлыми еще лицами, продающих в метро порнографические открытки или протирающих стекла автомобилей. По отношению же к старикам никакие интеллектуальные уловки невозможны. Здесь надо держать ответ на предельно простые вопросы. Вот очевидные вещи.

Нынешние пенсионеры в свое время вступили с обществом в "трудовой договор". Они работали весь свой срок за весьма скромную зарплату, а общество в лице государства обязалось обеспечить им до самой смерти старость с вполне определенным уровнем потребления (мы этот набор благ еще помним). Этот уровень поддерживался и постоянно повышался в течение четырех послевоенных десятилетий и уже воспринимался как естественное право человека. Около 30 млн. человек свою часть договора выполнили. Теперь наступило время выполнять свою часть договора обществу. Никакой отсрочки старики дать не могут, никакого рыночного рая вкушать не будут. Как же ведет себя демократический режим, "носителем идей" которого является интеллигенция? Он грабит эти 30 миллионов стариков, отказываясь отдавать им заработанное. Он хладнокровно крадет их накопленные для похорон сбережения. Он снижает уровень потребления ниже физиологического уровня выживания. Если при советской власти на месячную пенсию можно было купить 400 кг молока или 670 кг черного хлеба, то начиная с 1992 г. и по сей день - 50-60 кг молока или 80 кг хлеба.

Каждый гуманист и демократ обязан был прочесть опубликованный в "Российской газете" 24 марта 1992 г. расчет физиологического минимума пенсионера. На день пенсионеру в России полагается 255 г. хлеба и 25 г. постного масла, пол-яйца и т.д. На все непродовольственные товары пенсионеру остается 15 коп в день в советских ценах, а на все услуги, включая жилье, транспорт, связь - 10 коп. Ни о сигарете, ни о кружке пива, ни о поездке в другой город (хотя бы на похороны брата) и речи быть не может.

На деле, при реальных ценах и реальных жизненных потребностях (многие не смогут бросить курить и пожертвуют своими 40 граммами рыбы ради затяжки) пенсионеров обрекли на голод и угасание, на попрошайничество и зависимость от не всегда благодарных детей. Само представление нового режима о том, что входит в перечень витальных потребностей пенсионера, говорит о патологической ненависти к старшим поколениям. "Либералы" как будто не знают, что купить внуку шоколадку или дать непутевому сыну взаймы "до получки" для старого человека является именно физиологической и витальной потребностью. Лишая стариков возможности совершить эти исполненные глубокого смысла траты, "либералы" разрубают связь поколений, что равноценно "частичному убийству" миллионов старых людей и есть важный вклад в одичание молодых.

И никакой благотворительностью да разговорами о защите "социально слабых" интеллигенция уже свою совесть не очистит. Старики - никакие не "социально слабые" и подачки им - никакая не благотворительность. Это поколения, цинично ограбленные тоталитарным режимом, который пришел к власти и удерживается во многом благодаря усилиям интеллигенции. 30 млн. стариков - "чистая", неприкрытая жертва на алтарь новой утопической идеологии наших интеллигентов, и возможность отмолить этот грех быстро сокращается с каждой очередной смертью одного из ограбленных.

Можно говорить о нравственной болезни, которая поразила нашу интеллигенцию. Необъяснимая и позорная, она стыдливо скрывается. За десять лет она не только не преодолена, но и углубляется, а с нею все тяжелее беда народа. Эта болезнь - утрата чувства сострадания к простому человеку.

Уже не уйти от очевидного: интеллигенция поддержала такие изменения в стране, которые причиняют несовместимые с жизнью страдания огромному числу сограждан. Видя воочию эти страдания, интеллигенция, тем не менее, защищает причиняющий эти страдания режим. Даже умеренные философы, ученые, деятели культуры, имеющие доступ к ТВ, не выдавили из себя ни одного слова сочувствия, простого участия к человеку - жертве этого эксперимента. Такое живое, сердечное, не отягощенное политикой слово мы слышим, очень редко, как раз от тех, кто почти отлучен от ТВ и радио - от Виктора Розова, от певицы Татьяны Петровой, от режиссера Николая Губенко и актрисы Жанны Болотовой. Но ведь они этим почти бросают вызов всему своему сословию! Сословие-то осталось с ненавистниками вроде Хазанова и Жванецкого.

Страдания от реформ Горбачева-Ельцина многообразны. Пусть интеллигент-демократ, возненавидевший "империю", не признает и не уважает страдания, причиненные уничтожением СССР, сдачей национальных богатств иностранцам и ворам, ликвидацией науки и т.п. Но он никак не может отрицать простое и видимое следствие - резкое обеднение большей части граждан. Это - прямой результат душевных усилий демократа, его "молитв" (пусть сам он "не поджигал"). Созданный для этого интеллигента маленький "мозг" в виде ВЦИОМ предупредил, ссылаясь на многие исследования в разных частях мира: "Среднее падение личного дохода на 10% влечет среди затронутого населения рост общей смертности на 1% и рост числа самоубийств на 3,7%. Ощущение падения уровня благосостояния является одним из наиболее мощных социальных стрессов, который по силе и длительности воздействия превосходит стрессы, возникающие во время стихийных бедствий".

Сегодня смертность в России уносит в год на миллион жизней больше, чем до 1990 г. Сколько человек прямо убито обеднением? По данным того же ВЦИОМ, в марте 1996 г. 81 проц. семей имели душевой доход ниже прожиточного минимума (580 тыс. руб) и 62 проц. ниже физиологического минимума (300 тыс. руб) - погрузились в бедность. Это значит, что у них личный доход, считая по формуле сложных процентов, 7-8 циклов снижался на 10 процентов каждый раз. То есть, смертность на треть выросла как прямое следствие обеднения. 300 тысяч прямых убийств в год!

И речь при этом идет не о временном кризисе вроде войны. ВЦИОМ хладнокровно фиксирует: "В обществе определились устойчивые группы бедных семей, у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность, углубление бедности". То есть, снято оправдание, которым вначале тешили себя демократы: пусть люди шевелятся, у них есть возможность заработать. По данным ВЦИОМ, только 10 проц. бедняков могут, теоретически, повысить свой доход, "крутясь побыстрее". Причины имеют социальный, а не личностный характер.

И вот, зная масштабы этих страданий, средний интеллигент-демократ, кладя их на чашу весов, выше ценит свой душевный комфорт - избавление от надуманного страха перед Зюгановым и свободу выезда за границу. Ему не жаль страдающих. Он, в целом, рад тому, что происходит. Это кажется невероятным, но это именно так.

Недавно встретил я коллег-гуманитариев, с которыми у меня в 1989 г. был памятный разговор. Я тогда говорил, к каким тяжелым последствиям неминуемо ведет курс Горбачева, и меня прямо спросили: "Скажи, Сергей, ты что же, противник перестройки?". Тогда это еще звучало угрожающе. Я подумал и ответил: "Да, противник. Перестройка приведет к огромным страданиям людей". И вот теперь я спросил одну женщину, доктора наук, с которой меня связывали очень добрые отношения, не изменила ли она своих оценок после всего, что видела начиная с того разговора в 1989 году. И она ответила: нет, она и сейчас рада тому, что происходит. И она голосовала за Ельцина, хотя считает его... (в общем, жестко его оценила). Голосовала потому, что она может сказать про него то, что думает.

И нам обоим показалось, что мы затронули что-то страшное и постыдное. Прекрасно понимала доктор философских наук, что эти ее "разрешенные" обличения - это ее сугубо личное духовное удобство, никакого социального значения они не имеют, никакого вреда режиму не наносят (как только маячит вред, на слова отвечают дубинки и танковые орудия). Какую, значит, огромную ценность для нее составляло право обличать власть, и какой аномальный страх вызывало официальное неодобрение этого занятия в советское время. Именно неодобрение, не более того, ибо обличение советской власти было поголовным кухонным занятием интеллигенции, и ни один волос за это не упал. И эта ценность в ее глазах перевешивает реальные смертельные страдания десятков миллионов людей. И вот глубина духовного раскола: другой, очень уважаемый мною ученый, создавший целую научную школу, сказал мне, что он сожалеет сегодня, что не погиб вместе со своими сверстниками на фронте. Ему нестерпимо видеть, как гибнет созданная им лаборатория и вся наша наука. Один ученый рад, другой - готов отказаться от двух третей своей жизни.

Видны ли хоть следы угрызений совести, раскаяний, хотя бы неловкости у лидеров либеральной интеллигенции? Никаких! Напротив, они доходят в ней до глумления над своими жертвами. Вот автор закона о приватизации, гуманитарий и ныне министр экономики Е.Г. Ясин шутит: "Я как-то говорил с одним исключительно умным человеком, очень известным западным ученым - Биллом Нордхаузом, так он предложил: "Вы на время, когда у вас весь этот кошмар будет, "повесьте" над страной спутники и пускайте в эфир "Плей-бой ченел". Может, это отвлечет? Ну а если всерьез, то надо сломать нечто социалистическое в поведении людей". Сломать - с кровью и страданиями, и еще поиздеваться, показывая замерзающим и голодным старикам голых баб с американского порно-телевидения. Это - не глумление? С Нордхаузом все ясно - с какой стати он должен любить или хотя бы жалеть наших стариков. Но ведь Ясин - представитель интеллигенции, которая пока еще декларирует свою принадлежность к России. Принимает она на себя ответственность за эту его шутку? Ведь в ней отразилась вся нравственность экономической реформы.

Ради какой же великой (или хотя бы средней по размеру) идеи поддержала интеллигенция социальный проект, включающий в себя ограбление нескольких поколений, которым и так в жизни досталось пережить самые тяжелые в истории страны годы? Ради чего интеллигенция приняла на свое чело каинову печать? Когда мы слышим попытки объяснения, охватывает чувство гадливости - ведь это же худший, вульгаризированный уже до предела вариант "светлого будущего" - рыночного! Вывернутый наизнанку и опошленный большевизм.

Но если вспомнить большевизм в целом, даже с его русофобской компонентой, тогда и речи не было о том, что "светлое будущее" несовместимо с жизнью старших поколений - старики садились за парты. А сегодня Василь Быков ставит такое условие: "В ближайшие 10-20 лет, я думаю, ничего хорошего нам не светит. Перемены к лучшему могут произойти лишь за пределами физического существования нынешних поколений. Когда окончательно уйдут из жизни те, кто безнадежно отравлен ядом большевистской идеологии... Когда не только не останется ничего, напоминавшего о последних резолюциях очередного съезда, но и ни одного деда или бабки, хранящих память о дефицитах, репрессиях, коллективизации... По-видимому, Моисей был человек умный, недаром же он водил свой народ по пустыне сорок лет, а не четыре года". Насчет Моисея мы еще поговорим, а вот насчет русских дедов и бабок - разве нет у демократического Запада какого-нибудь дуста с приятным запахом, который бы сократил столь нежелательное Быкову "физическое существование нынешних поколений"? Впрочем, и нынешние дети на всю жизнь запомнят дефицит тех лет, когда у власти были Василь Быков и его друзья. Более половины женщин России потребляют белка меньше физиологического минимума - вот он, дефицит.

Вот, перед выборами 1993 г. выступил по ТВ Ю.Левада, директор ВЦИОМ. Это напоминало отчет разведчика штабу, ведущему войну против собственного народа. Хотелось ущипнуть себя за руку - ведь это интеллигент, социолог, как бы врач, ставящий диагноз обществу. Разве позволено ему участвовать в войне? Он успокаивает ведущего: непримиримых противников режима всего 20 процентов населения (всего-то 30 миллионов!), но вы не беспокойтесь - это люди в основном пожилые, без высшего образования, им трудно организоваться. Дескать, подавить их сторонникам режима, людям молодым, энергичным и уже захватившим большие деньги, труда не составит.

Какой разрыв элитарной интеллигенции с извечной моралью! Он трагичен и для народа, и для самой элиты - она саморазрушается на глазах. Левада не сказал: противниками режима стали старшие поколения, перед которыми нация в неоплатном долгу; если режим не вступит с ними в диалог, не сможет убедить в своей правоте - не будет нам в будущем покоя, это общество будет проклято. А ведь бережное отношение к старикам стало условием возникновения и эволюции человеческого рода, и погибало племя, отступающее от этого закона. И профессор-социолог, подталкивая режим на гибельный путь, просто не понимает, что вещает голосом зверя.

Вспомним еще раз шутку Ясина. О глумливости нашей "демократии" надо сказать особо. Вообще, трагическая сторона любой революции в том, что она поднимает с морального дна ущербных людей и дает им власть. И они ее используют, чтобы в период безвременья поглумиться над людьми, отыграться на них за все свои комплексы и обиды. Глумливый хам у власти - вот что ранит чуть ли не каждого мирного жителя45.


45 Хамство возводится в стереотип всего порядка жизни, оно специально демонстрируется. Ведь отключение воды и света в Доме Советов, когда разгоняли парламент - не мелочь и не просто плод плохого воспитания Ельцина или Лужкова. Это - знак, особый язык, над этим работали советники-психологи. И на этом языке говорит сегодня вся интеллектуальная рать режима.


Вот 1 Мая 1992 г., который закончился избиением демонстрантов. Не будем говорить о крови, важен весь сценарий. Известно, что 1 Мая - совершенно особый праздник трудящихся, их ежегодный крик о солидарности, ежегодное предупреждение. Праздник стал всемирным и почти древним потому, что в основе его была пролитая кровь - сила мистическая, не сводимая ни к идеологии, ни к экономическим интересам. Все это прекрасно изучено, и ни один режим на Западе не посягает на этот праздник. В этот день улицы и площади отдаются красному флагу. А демонстрации в этот день имеют характер процессий.

Издевательства начались уже в процессе оформления заявки на шествие, которая по закону имела уведомительный характер. Но... Лужков запретил, Моссовет разрешил и т.д. А резолюция коменданта Кремля ("демонстрация нецелесообразна") была прямой издевкой, ее ТВ сообщило с ернической ухмылкой. И вот наступил день шествия. Поразило само расположение и вид кордонов вокруг отведенного Лужковым для демонстрации места - между Октябрьской пл. и Крымским валом. С трех сторон маленького пространства - сверкающие на солнце щиты и каски, баррикады из грузовиков, множество машин для перевозки арестованных, свирепые немецкие овчарки. И в непосредственной близости от этой нагло-враждебной силы людям было "разрешено" провести исполненное большого для них смысла шествие. Да это рассчитанный, садистский удар по подсознанию людей! Мой знакомый (кстати, видный предприниматель), рассказал мне, как, нарядно одетый, он вышел из метро Октябрьская и испытал потрясение, увидев эти легионы с овчарками. Он обошел этот строй и не выдержал - заплакал. "Ничего не мог поделать, - рассказывал он. - Текут слезы, и все. И уехал".

В своем глумлении над всем советским идеологи как бы нарочно переходят всякую меру. Вот телепередача о соцреализме ("Большой скандал"). Гнусавыми голосами поют ведущие "Умом Россию не понять" и другие "песни" на стихи Тютчева. Как смешно! Художник А.Ф.Герасимов показан в своей мастерской в карикатурном виде, в ускоренной съемке - отменена уже в России правовая защита достоинства человека (пусть и умершего). Разве не подлость - предоставлять киноархив для издевательства над человеком, который простодушно разрешил себя снять в мастерской?

Гротескно даны портреты советских военных и ученых времен войны. Вот Буденный. Какие усы - ха-ха-ха! Как приятно этим юнцам смеяться над человеком, который уже в японскую войну был награжден солдатским Георгиевским крестом всех степеней - за редкостное личное мужество и воинскую честность. Поэтому над ним и издеваются с таким сладострастием.

А вот картина Налбандяна "Встреча творческой интеллигенции" (с Хрущевым). Очень кстати, ибо позволяет сравнить с похожими встречами сегодня. Сколько мы слышали о том, что советское государство заставляло прислуживать интеллигенцию, и все наши Эйзенштейны, Станиславские и Улановы имеют тяжелый грех верноподданичества. То ли дело наш гордый Марк Захаров! Но что же мы видим? Не службу режиму и даже не службу любимому президенту (хотя, согласитесь, непросто поверить, что Смоктуновский или Ахмадулина искренне полюбили Ельцина). Мы видим просто неприличное поведение. Такого поведения не приняли бы ни Сталин, ни даже Брежнев, и невозможно представить, чтобы так вели себя Яншин или Фадеев. Не может же не понимать Эльдар Рязанов, что его фильм о Наине Иосифовне - это нравственное падение. И встает важный для понимания всего происходящего вопрос: зачем? Зачем крупный художник, вошедший в историю нашей культуры и мирового кино, достаточно обеспеченный, марает свое имя? Как ни крути, одно из двух: или нынешний режим несравненно тоталитарнее прошлого и уже смог запугать художников каким-то новым, небывалым страхом - или эти художники по своим моральным качествам и в подметки не годятся ни Яншину, ни Улановой. А может, и то, и другое?

Да, СССР был идеократическим государством. Но люди-то были выше этой схемы. И Уланова, и Налбандян укрепляли общество, чтобы люди могли работать, воевать, воспитывать детей. Обвинять за это художника, глядя сегодня "с другой кочки" - глупо, а издеваться - гнусно. Кстати, сегодня художественная интеллигенция пытается укрепить общество несравненно более идеократическое, чем было уже даже при Хрущеве. "Рынок" - так, как он представляется, потерял всякие рациональные черты и превратился в заклинание, в идею-идола. Но в качестве идола это идея предельно пошлая.

И встает вопрос: зачем, и так имея практически полную власть, издеваться над людьми? Зачем дразнить гусей? Неужели у наших дорвавшихся до власти интеллигентов накопилось столько комплексов, столько невыплеснутой желчи? И желчь, и комплексы есть - но есть и хладнокровный расчет профессионала, умело разрушающего национальное самосознание народа как целого. Разъединить людей, лишить их чувства локтя а то и натравить друг на друга можно лишь испоганив дорогие для всех образы и символы. Разрушив признаваемые всеми авторитеты. Ибо именно разрушение символов и авторитетов порождает их извращенное подобие - насилие. Это досконально изучено философами и историками (особенно теми, кто наблюдал фашизм в Германии). Глумление над нашими святынями - главный инструмент "социокультурной подготовки" реформ. Не будем спорить о целях, но средство запишем на нравственный счет "архитекторов" и тех, кто им аплодирует еще и сегодня.

Особенностью симбиоза власти и художественной интеллигенции в перестройке и реформе было включение в их этическую базу элементов преступной морали - в прямом смысле. В результате сегодня одно из главных препятствий к возврату России в нормальную жизнь - широкое распространение и укоренение преступного мышления. Речь идет уже не о преступности, а о чем-то более глубоком. Бывает, человек в трудное время оступился, стал вором, в душе страдает. Миновали черные дни - бросил, внутренне покаялся, работает за двоих. Иное дело, когда преступление становится законом и чуть ли не делом чести.

Именно это произошло у нас. Преступники не только вошли в верхушку общества, называют себя "хозяевами жизни". Они создают новые, небывалые в России условия жизни, когда массы молодых людей идут в банды и преступные "фирмы" как на нормальную, желанную работу. Их уже и не тянет к честному труду на заводе, в поле, в лаборатории. Они уже отвыкают есть простую русскую пищу, пить обычные русские напитки. Они уже хотят жить как "новые русские". Доведись прийти к власти патриотическому русскому правительству - как ему с ними договориться по хорошему? Захотят ли они договориться или объявят всем честным людям войну, породят тысячи дудаевых по всей России? Послушаются ли матерей, бросят ли в болото свой автомат "узи"? Вот - еще одна возможная яма на нашем пути.

Как же это произошло? Ведь это - новое явление. Был у нас преступный мир, но он был замкнут, скрыт, он маскировался. Он держался в рамках теневой экономики и воровства, воспроизводился без большого расширения в масштабах. Конечно, изменились социальные условия. Честным трудом прожить трудно, впереди на этом "рынке" у молодежи никаких перспектив. Возможности учиться и работать резко сократились, и политики просто "выдавили" молодежь в преступность. С другой стороны, политикам и понадобилась преступность как широкая социальная сила. Для двух целей: для выполнения грязной работы по разрушению советского строя и для поставки кадров искусственно создаваемой буржуазии. Причем буржуазии, повязанной круговой порукой преступлений, готовой воевать с ограбленными.

Но это социальная сторона, а поговорим о духовном - о том, какую роль сыграла интеллигенция, особенно художественная, в снятии природной неприязни русского человека к вору, в обелении его образа, в его поэтизации. Без духовного оправдания авторитетом искусства никакие социальные трудности не привели бы к такому взрыву преступности. Откуда это в наших аристократах духа? Вопрос поднял Достоевский - как в русской культуре вырос Раскольников? Как вышедший из аристократов Ставрогин так легко нашел общий язык с уголовником-убийцей? Как соблазнился мыслитель Иван Карамазов "организовать" убийство чужими руками, задав гениальную формулу нашим нынешним организаторам "путчей"? Откуда это?

Собирая мысли тех, кто об этом думал, приходишь к выводу, что эта тяга либеральной интеллигенции к преступному типу - результат прививки западных идей на дерево русского духа. Уродливый гибрид. На Западе эти идеи не дали такого ядовитого плода (похоже, сегодня дают) - они там укрощались рационализмом, расчетом и идеей права. Ницше говорил ужасные вещи, а расцвели они в голове наших интеллигентов. И когда наступил хаос начала века, это проявилось в полной мере46.


46 Философ С.Франк писал с болью: "Самый трагический и с внешней стороны неожиданный факт культурной истории последних лет - то обстоятельство, что субъективно чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры оказались не только в партийном соседстве, но и в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами, хулиганами и разнузданными любителями полового разврата,- этот факт с логической последовательностью обусловлен самим содержанием интеллигентской веры, именно ее нигилизмом: и это необходимо признать открыто, без злорадства, но с глубочайшей скорбью. Самое ужасное в этом факте именно в том и состоит, что нигилизм интеллигентской веры как бы сам невольно санкционирует преступность и хулиганство и дает им возможность рядиться в мантию идейности и прогрессивности".


Но разве не это же мы видели в среде наших нигилистов, антисоветчиков-шестидесятников? Какие песни сделали В.Высоцкого кумиром интеллигенции? Те, которые подняли на пьедестал вора и убийцу. Преступник стал положительным лирическим героем в поэзии! Высоцкий, конечно, не знал, какой удар он наносил по обществу, он не резал людей, он "только дал язык, нашел слова" - таков был социальный заказ элиты культурного слоя. Как бы мы ни любили самого Высоцкого, этого нельзя не признать.

А ведь эта элита оказалась не только в "духовном родстве" с грабителями. Порой инженеры человеческих душ выпивали и закусывали на ворованные, а то и окровавленные деньги. И даже сегодня, вместо того чтобы ужаснуться плодам своих "шалостей", они говорят о них не только без угрызений совести, но с удовлетворением. Вот писатель Артур Макаров вспоминает в книге о Высоцком: "К нам, на Каретный, приходили разные люди. Бывали и из "отсидки"... Они тоже почитали за честь сидеть с нами за одним столом. Ну, например, Яша Ястреб! Никогда не забуду... Я иду в институт (я тогда учился в Литературном), иду со своей женой. Встречаем Яшу. Он говорит: "Пойдем в шашлычную, посидим". Я замялся, а он понял, что у меня нет денег... "А-а, ерунда!" - и вот так задирает рукав пиджака. А у него от запястья до локтей на обеих руках часы!. Так что не просто "блатные веянья", а мы жили в этом времени. Практически все владели жаргоном - "ботали по фене", многие тогда даже одевались под блатных". Тут же гордится Артур Сергеевич: "Меня исключали с первого курса Литературного за "антисоветскую деятельность" вместе с Бэлой Ахмадулиной".

Вот так! В юности шли с грабителем в шашлычную, продав чьи-то снятые под ножом часы. Потом "давали слова" своим дружкам-поджигателям в перестройке, разводили огонь в Карабахе. Сегодня срывают премии в долларах от тех же грабителей, которые скромно назвали себя "новыми русскими". Это уже далеко не те "чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры" начала века, о которых говорил Франк. Это - моральная деградация либералов-западников, которые присвоили себе условное название "демократы".

Об их "демократии" Н.Бердяев писал в 1923 г.: "Не о политических формах идет речь, когда испытывают религиозный ужас от поступательного хода демократии, а о чем-то более глубоком. Царство демократии не есть новая форма государственности, это - особый дух". И один из признаков этого духа - ненависть к тем, кто честно трудится, ест сам и кормит своих детей на заработанное. Обратная сторона этой ненависти - тяга к преступному.

Чтобы этот особый дух навязать, хоть на время, большой части народа, трудилась целая армия поэтов, профессоров, газетчиков. Первая их задача была - устранить из нашей жизни общие нравственные нормы, которые были для людей неписаным законом. И пошло открытое нагнетание преступной морали. Экономист Н.Шмелев пишет: "Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что все, что экономически неэффективно, - безнравственно и, наоборот, что эффективно - то нравственно". Да, промысел Яши Ястреба был экономически эффективнее труда колхозника или учителя. Теперь профессор-перестройщик "внедряет понимание": именно промысел Яши есть высшая нравственность.

Cегодня нас пытаются убедить, что приглашение преступников к экономической, а потом и политической власти - дело необходимое и временное. Мол, то же самое прошли США - а посмотрите, как шикарно живут. Насчет того, как нам жить - это дело той же нравственности, но главное, что это вранье! Того, что творят наши "демократы", не бывало нигде (пожалуй, что-то похожее делал лишь Гитлер, когда шел к власти). Если в США и использовали мафию в политических целях, то это тщательно скpывалось. Наши же "демокpаты" стаpаются все больше пpимиpить общество с пpеступным миpом.

Вот "Аpгументы и факты" пpедоставляют свою pубpику "Разговоp с интеpесным человеком" бандиту - "человеку, котоpого сpеди pуководителей мафиозных гpуппиpовок величают "Святым"... Всем хоpоша для АиФ мафия: экономику поддеpживает, единственным в обществе хpанителем этических ноpм выступает, обещает технологическое pазвитие России обеспечить - как в пеpедовых стpанах. Одно плохо - pазбоpки кpутые, и поэтому, видишь ли, "благополучие мафии зиждется на чьих-то слезах, а то и кpови".

Кто платит за такие pепоpтажи? Пpи чем здесь слезы вдов мафиози, котоpых пpищемили в pазбоpках? Благополучие мафии зиждется не на этих слезах - какой от них пpок, - а на тpуде обкpадываемой ею нации. А если о слезах, то главное - слезы матеpей сотен миллионов мальчиков и девочек в миpе, котоpых мафия делает наpкоманами. То же самое она начинает делать в России. Не знают этого демокpаты из "Аpгументов и фактов"? Пpекpасно знают - и готовы этому помогать.

Цивилизация, основанная на мироощущении "новых русских", только-только утверждается, но уже показывает миру небывалые для русской культуры вещи. Возьмите хоть школы, готовящие наемных убийц. И разве не стала их соучастницей та пресса, которая заменила это наполненное презрением русское выражение "наемный убийца" привлекательным иностранным словечком "киллер"? Вот где зародыши террора, доведись этой цивилизации укрепиться. В ней криминально-политический террор наверняка будет важнейшим средством социального контроля.

Быть может, наши "демократы" попытаются разорвать союз с ворами, когда захватят всю собственность и станут ее охранять. Но думаю, этого не произойдет. Большую часть добра захватывают как раз воры и бандиты, а их мышление при этом не меняется. От таких союзников не очень-то отделаешься. А пока ничего не меняется - по всем программам ТВ крутят поэтический фильм о чистой любви женщины-следователя к бандиту. О любви, преодолевающей все запреты, вкладывающей оружие в руку убийцы. И этот вал антиморали накатывает на Россию, и перед ним лепечет даже образованная оппозиция: "Человек - мера всех вещей!" - оправдание Раскольникова и Ставрогина.

Я считаю, что по разделу "нравственность" и политический режим, и его интеллектуальная элита оказались мошенниками. Честный человек от "революционной присяги" по этому разделу может считать себя свободным. Он должен вернуться к простым, примитивным понятиям о нравственности и этике, к тем, которым учили в детстве мать и отец. Каждый, кто найдет в себе силы для такого шага, уменьшит хоть на несколько капель ту реку крови, которая готова пролиться в России. Но времени для этого шага остается все меньше.