Часть I.


. . .

4. Психосоматика, отношения и здоровье.

Влияют ли наши отношения непосредственно на наше здоровье? В какой связи находятся наши отношения с нашим здоровьем и самочувствием?

Прежде чем вплотную заняться этим вопросом, следует для лучшего понимания ввести несколько основных терминов из области медицины. Когда в этой книге речь идет о болезни и здоровье, при этом имеется в виду не только телесное состояние, но человек в целом, в единстве тела, души и духа. Эти уровни нераздельны, что снова и снова доказывается повседневной жизнью.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет здоровье как физическое, душевное и социальное благополучие. Разберемся в этом определении. Исходя из него болезнь является просто неблагополучием. Многим такое толкование, согласно которому каждый человек так или иначе болен, представляется слишком узким. При ближайшем же рассмотрении болезнь приобретает совершенно иное значение, и подход к ней, ее причина и смысл предстают в ином свете. Каждый человек несет в себе стремление к счастью. Это означает, что в любой ситуации, на любом уровне необходимо хорошее самочувствие. И для каждого эта цель потенциально достижима. Все в нас приспособлено к достижению этого состояния совершенного здоровья, целостности, счастья. Поэтому болезнь - не зло, напротив, она помогает нам исцелиться. Так же как и здоровье, болезнь не имеет множественного числа. Не существует нескольких "здоровий", но не существует и болезней как множества. Оба понятия определяют формы состояния человека как целостности и не относятся к отдельным частям последнего.

Исходя из определения здоровья как благополучия на всех уровнях можно выявить меру влияния на него отношений между людьми. Что резче и чаще всего выбивает нас из колеи, как не конфликты расхождения во мнениях, ссоры, непонимание и т. п. Будь то на работе, во время занятий спортом, дома в семье - везде, где люди бывают вместе, - мы сталкиваемся с ситуациями, в которых нам неудобно, в которых мы не чувствуем себя хорошо.

Психосоматика.

В 1818 г. немецкий врач Хайнрот обнародовал вывод, согласно которому органические заболевания коренятся в нарушениях психической деятельности. В то время он был просто осмеян своими коллегами, и не за тривиальность своего воззрения, а за то, что считал возможным рассматривать психосоматику, как тогда назвал он свой подход, как раздел медицинской науки.

Неспособность распознать за видимостью сущность не нова. Еще в V в. до н. э. Сократ утверждал, что не существует телесной болезни, отделенной от душевной, а Платон, знаменитый ученик Сократа, сетовал: "Большая ошибка совершается там, где телесные и душевные болезни лечат разные врачи. Ведь тело неотделимо от души".

Но эта ошибка повторяется постоянно. Вместо того чтобы подходить к лечению комплексно, изучать тело, душу и дух в их совокупности, углубляют специализацию, "расчленяют" человека все более дробно. Если вообще считать психосоматику возможной, следует дать ей научное обоснование. Не является ли достаточным доказательством то, что мы краснеем, когда смущаемся, плачем в печали. Можно побледнеть от ужаса и заболеть "медвежьей болезнью" от сильного волнения, а волосы могут стать дыбом от какого-то сообщения. Все душевные переживания проявляются телесно. То, что волнует душу, волнует и тело, и такие воздействия мы можем расценивать положительно или отрицательно, они могут довести нас до болезни и страданий или вернуть нам здоровье и осчастливить нас.

И все же многие отрицают психосоматику, притом тем же парадоксальным способом, каким воспользовался один врач, заявивший на одном из конгрессов: "Как только услышу эту чепуху про психосоматику, у меня начинаются спазмы в желудке..."

Не только на этом примере можно показать, насколько точно речь отражает связь самочувствия и телесных симптомов: "Я сыт тобой по горло!", "Ты вгонишь меня в гроб!", "Это у меня в печенках сидит!", "От тебя тошнит!", "Ты действуешь мне на нервы!" и т. д.

Что отличает психосоматику от обычного подхода к болезни? Обе системы исходят из события, т. е. из причины болезни. Главный вопрос, который при этом задается: "Почему?" Найдя причину, выбирают метод воздействия. В конечном счете, болезнь - нечто неприятное, то, чего по возможности следует избегать, от чего надо избавляться.

С вопросов, встающих после этого "почему", мы входим в область основной проблемы - наших мыслительных привычек. В норме мы сводим весь нажитый опыт к причинам. То, что мы воспринимаем, есть порождения причины. Она предопределяет действие заранее. И мы строим цепи причинно-следственных зависимостей, в которых каждая причина является следствием предыдущей. Так, вы можете прочесть эту книгу, потому что вы ее купили. Вы купили ее, потому что увидели на прилавке и она вас заинтересовала. А заинтересовала она вас, потому что... эту цепочку можно продолжить до тех пор, пока не натолкнешься на вопрос, на который не знаешь ответа. В этот момент потребуются специальные исследования, чтобы найти объяснение.

Такая каузальная мыслительная концепция для большинства людей является единственным ключом к объяснению мира. Поэтому повсюду отыскиваются причины различных проявлений с целью выявить связь событий. Но не это является подлинной основой такого стремления. Что дало бы человечеству знание о тончайших связях и мельчайших составляющих вселенной? Это знание ничего не изменило бы, все осталось бы по-прежнему. Побуждением к поиску причин служит надежда при помощи понимания получить возможность управлять событиями. Мы хотели бы изменить то, что нам не нравится, в том направлении, которое кажется нам полезным. Если я знаю, почему не нахожу партнера, что в моем поведении является тому причиной, то я могу внести соответствующие коррективы и тогда найду партнера.

В этой каузальной картине мира каждое явление имеет причину. Поэтому не только имеет смысл, но и прежде всего необходимо выявлять причины причин. Как легко себе представить, это ведет к выяснению причины за причиной, но никогда не приводит к выявлению последней причины, поскольку у той окажется своя причина. Мы вовлекаемся в нескончаемую цепь вопросов, которую приходится либо обрывать на известном пункте, объявляя полученный результат абсолютной истиной, поскольку дальнейшее не представляет интереса, либо остановиться перед неразрешимой загадкой.

Другой способ рассмотрения, из которого исходит, в частности, психосоматика, предполагает поиски причин не в прошлом, но в будущем. При этом оперируют понятием целевой причины и исходят из того, что любое проявление, любое событие в основе своей имеет цель. Явление содержит информацию, идею цели, к которой направлено его будущее развитие.

Примером подобной связи может послужить строительство дома. Вначале существует намерение будущего владельца построить дом. Исходя из него он выбирает архитектора, который разрабатывает проект. Затем закупается строительный материал, нанимаются рабочие и возводится дом.

Можно было бы сказать, что дом стоит на своем месте потому, что строители при помощи машин определенным образом сочетали строительные материалы. Можно продвинуться еще на шаг в цепочке умозаключений и сделать вывод, что причиной дома является архитектор, разработавший проект, по которому действовали строители.

Но подлинной причиной является идея хозяина дома, его желание построить дом. Если строительный материал пропадет, то намерение построить дом обусловит приобретение другого материала. Если откажется архитектор, найдут другого. Но если хозяин вообще изменит свое намерение и отменит решение строительства дома, то дома не будет. Не будет ни обращения к архитектору, ни покупки стройматериалов, ни найма рабочих. Желание хозяина в будущем жить в этом доме вызвало все прочие явления - архитектора, рабочих, машины и стройматериалы. Так же точно любая вещь, любое проявление содержат намерение или идею. Другими словами, все имеет свой смысл!

Важно уяснить себе, что намерение, замысел - это то, что позволяет произойти всему происходящему, иначе, это мотивация или стремление осуществиться. Все остальное - средства для осуществления замысла. Другой пример ярко подтверждает это: не кисть, краски и холст являются причиной картины. Замысел художника воплощается в картине, используя их как вспомогательные средства.

Поэтому очевидно, что нет смысла бороться со вспомогательными средствами, чтобы помешать достижению цели. Замысел обретет другие средства для своего осуществления.

Вот объяснение тому, что столь прогрессивная медицина не в состоянии искоренить болезни, о чем свидетельствует статистика, регистрирующая устойчивый уровень заболеваемости. Хотя изменилась картина болезней и множество заболеваний, свирепствовавших в прошлом веке, нынче подавлено, число больных людей не уменьшилось.

Организм - носитель информации и выражает стоящую за ним идею. Тело само по себе никогда не заболеет или не выздоровеет, поскольку на нем, как на экране, отражается соответствующее сообщение. На него проецируется сознание. Само по себе тело не способно ни к каким действиям. Если мы действительно поймем разницу между болезнью и симптомом (признаком болезни), то коренным образом изменится и наше отношение к болезни. Симптом перестанет быть целью, которую надо уничтожить, но превратится в помощника, даже в друга на пути к здоровью, к истинному, цельному здоровью. Симптом может нам рассказать о том, что надо делать, что изменить, если мы, конечно, понимаем язык своего тела.

Болезнь имеет смысл. Замысел определяет картину болезни и соответствующие средства для выполнения намеченной цели. Поэтому нет пользы в том, что подавляют посредников, таких как вирусы, микробы, грибки, или избегают их. Первоначальный замысел найдет других посредников для достижения намеченной цели.

Единственной возможностью приобрести реальное влияние остается постижение смысла, намерения, заключенного в происшествии и следование ему. Противостоять данности, бороться с ней - значит только затягивать время. Внешне это не выглядит проволочкой, так как всегда есть с чем бороться, что отрицать. Борьба бывает напряженной и забирает много сил. О настоящем благополучии в такой ситуации нечего и говорить. Это сопротивление, в которое мы часто вовлекаемся, выражает наш страх. Боязнь неблагоприятной ситуации, грозящих бед, неспособности совладать с событиями.

Сопротивление является, собственно, причиной болезни. Оно блокирует жизненный поток. Многие целостные подходы к лечению описывают болезнь как помеху в энергетической системе. Говорят об энергетических блокадах, что в телесном смысле соответствует перекрытию жизненного потока. Механизмы вытеснения рано или поздно приводят к органическим блокадам, которые мы называем болезнями. Чтобы избежать каких-то переживаний, мы используем множество механизмов и возможностей, которые предоставляет повседневная жизнь. Некоторые прибегают к алкоголю, чтобы забыться, или курят. Другие заглушают свою тоску работой до часу ночи, иначе втягиваются в судебную волокиту и т. д. Почти все можно использовать, чтобы спрятаться от чего-то. Это объясняет, почему не каждый, кто курит, пьет или переедает, болен. Если всем этим наслаждаются, а не используют это, чтобы забыться, то такие привычки не приводят к болезни. Это состояние характеризуется независимостью от указанных раздражителей и возможностью обойтись без них.

Чтобы преодолеть сопротивление, стоящее за всеми пристрастиями, необходима вера в то, что в конце концов с нами ничего не произойдет. Нам легче будет подавить сопротивление, если мы поверим, что за угрозой как раз скрывается большая для нас выгода. Такой настрой поможет нам с готовностью принять ситуацию и не препятствовать ее замыслу, стало быть, достижению цели. Если же мы недоверчивы, не согласны с тем, что все происходящее содействует нашему собственному развитию, увеличивает радость жизни, ее наполненность и нашу свободу, то мы чувствуем себя жертвами. Безуспешно пытаемся мы избежать изменений или взять их под свой контроль, изъять тот опыт, который не отвечает нашим представлениям или причиняет нам боль. В конечном счете мы вынуждены бываем признаться, что такое сопротивление бесполезно.

Стало быть, для поддержания собственного развития нам необходимо принимать каждое мгновение таким, каково оно есть. Это прежде всего означает непредвзятое восприятие ситуации, отказ от фильтрации впечатлений. Каждое мгновение должно быть пережито. Для того оно предназначено, и если вы с готовностью отдаетесь ему, вы не покидаете потока жизни. И жизнь для вас беззаботна и легка. Постигнув названные закономерности, мы с легкостью удержимся на волнах жизни, ведь мы знаем, что все имеет свой смысл. И изменения содержат возможность улучшений.

Психология bookap

Доверие, то есть принятие выгодного для нас замысла, согласие с соответствующими ему средствами, так называемыми условиями жизни - все это в нашем распоряжении. Мы все время ищем понимания, но при этом вместо переживания занимаемся умствованиями и подпадаем под власть великого "Почему". Но и это имеет свою положительную сторону. Ведь понимание усиливает доверие, столь значимое для беззаботности. У детей есть доверие, им не нужно понимание, чтобы не вмешиваться в события. Они переживают все без сопротивления, поэтому их развитие не нарушается, достигает цели. Они не понимают и все же развиваются.

Но то же относится и ко взрослым. Вопреки множеству мнений, нам не нужно понимать событие, чтобы оно произошло. Развитие идет просто. Но чтобы высвободить его, необходимо доверие. И поскольку понимание укрепляет доверие, то мы теперь попытаемся понять значение своих жизненных обстоятельств, используя психосоматику, и получить информацию о замысле, который кроется за всеми перипетиями жизни.