"Кассовые фильмы".

Борьба с весом.

Симорон для меня - это сказочная и волшебная страна; это умение жить в сложном мире бытовых проблем; это возвращение в детство, когда ты - центр вселенной; это позитивная психотерапия; это способ вылечить себя и друга; это умение контактировать с "врагами", которые вскоре становятся близкими людьми; это искусство смотреть и видеть, слышать и слушать, чувствовать и ощущать. Симорон - не уход от реальности, не очередная раковина, где сухо и тепло, а движение вперед, полет фантазии, и я являюсь тем, кто крутит колесо жизни.

Я, как многие, ища духовной пищи для своего изголодавшегося ума, перебрала массу систем в погоне за истиной, которая таяла у меня на ладони, когда казалось, что удалось ухватить ее за краешек. Я жила в постоянной суете, беге по замкнутому кругу за смыслом жизни. Бешеная скачка продолжалась бы и дальше, если бы на моем пути не показался серебристый, сияющий светом добра островок созидающей любви к себе и всему, именуемый Симороном. Знакомство мое с Симороном состоялось при весьма интригующих обстоятельствах.

После того, как я произвела на свет сына, моя внешность повергла меня в состояние сильной депрессии. Мне хотелось, чтобы все зеркала были уничтожены, а люди, знавшие меня до родов, смотрели бы на меня сквозь призму любви и не замечали очевидного. Но, к сожалению, все видели произошедшие изменения. Я, стараясь убрать "восьмой подбородок и шестой живот", начала упорно бороться с лишним весом: изводила себя гимнастическими упражнениями, оборачивалась целлофаном, пробегала 5 километров в день, делала массаж лица и дыхательные упражнения, ночью выходила на балкон и делала энергетическую гимнастику. Но ремиссии не наступало.

Однажды, на одном из духовных семинаров, я прочла на клочке исписанной бумаги непонятное слово - Симорон. Вечером я поймала себя на том, что произносила это слово, как считалку, а рука исписала им полстраницы в семинарской тетради. Встав утром с постели, я стала вслух повторять: "Симорон, Симорон..." Тут же отругала себя за повторение бессмысленного слова и на некоторое время забыла его. Привела себя в порядок, позавтракала и пошла на работу.

Я очень не люблю ходить на работу пешком, потому как дороги у нас грязные и скользкие, ведь их никто не убирает. Поэтому я обычно иду и напеваю про себя песенку или слушаю плеер. Выйдя из дома, я привычно затянула: "И помолюсь за тебя перед Богом, пусть у тебя будет светлой... Симорон, Симорон...". Я поморщилась, обозвала себя чайницей, посмотрела по сторонам и, видя, что на меня никто не обращает внимания, расхохоталась.

Придя на работу, я еле дождалась перерыва, чтобы позвонить директору нашего холистического центра Михаилу и узнать, что же такое Симорон. Михаил сказал, что я опоздала. Был такой семинар, но лично он не совсем в это поверил: какие-то волшебники, в общем, что-то непонятное. Однако народ остался доволен.

Когда-то учитель трансцендентальной медитации дал мне личную мантру, которая мне очень не понравилась. Я пыталась выяснить: почему он выбрал именно это сочетание звуков и нельзя ли его заменить? Учитель ответил, что заменить мантру не может, но если когда-нибудь всплывет понравившееся мне слово, то можно его повторять вместо мантры. Нужного сочетания букв так и не нашлось, и на этом техника трансцендентальной медитации была мной заброшена.

Чтобы приблизиться к пониманию смысла слова "Симорон", я решила использовать его, как мантру для медитации. Каждый вечер, под косые взгляды моих домашних, я запиралась в комнате, выключала свет, закрывала глаза и повторяла загадочное слово. Как-то раз оно унесло меня неизвестно куда. В воздухе кружились дома, деревья, а посреди улицы возвышалось огромное зеркало, возле которого стояла я и расчесывала золотистым гребнем волосы. В зеркале отражались красивое лицо и стройное тело, и я подумала: "А где двойной подбородок, где лишние килограммы?" Та, которая отражалась в зеркале, не могла не нравиться - она была прекрасна, излучала свет, хотелось находиться рядом с ней.

После выхода из медитации мне стало грустно, но в душе поселились спокойствие и уверенность в себе. Частенько на работе во время обеденного перерыва я откидывалась на стуле и произносила "волшебное" слово, вслед за которым появлялся желанный образ. После работы я бежала домой, предвкушая встречу с той, которая стоит перед зеркалом. Я пыталась поверить, что мы - одно целое.

Через два месяца меня пригласили на очередной духовный семинар, где все присутствующие женщины заметили, что со мной что-то произошло. Они делали комплименты, говорили, что изменения коснулись не только внешности, что я стала более спокойной, что со мной хочется общаться даже людям, игнорировавшим меня ранее. Я была этому удивлена и очень рада.

Придя домой, я кинулась к зеркалу и увидела, что второго подбородка нет, а весы показали минус 10 кг. "Ура! Ура!" - кричала я во весь голос. Захотелось позвонить Михаилу, чтобы узнать: когда же будет семинар по Симорону? Но Михаил свой домашний телефон давал с неохотой, и у меня был только служебный. Стала повторять заветное слово: "Симорон..." Через час позвонила женщина из нашего клуба, которую я несколько раз видела лишь мельком, и у нее оказался телефон Михаила. Я тут же набрала его номер и начала громко канючить семинар по Симорону. Он рассмеялся и повторил, что семинар уже был и для меня одной он его проводить не собирается.

Я частенько закрывала глаза и твердила: "Я жду Симорон". Подруга смеялась надо мной, называла это навязчивой идеей: "Слово "Симорон" не существует, придумано, а значит, не может быть серьезно воспринимаемо". Однажды вечером мою медитацию прервал звонок Михаила, который с энтузиазмом произнес: "Напросила симоронщика, так готовься - он скоро приедет". Я не помню, что тогда ответила, но радовалась, как в детстве, когда мне купили плюшевого мишку.

Сейчас я могу сказать, что пребывала в состоянии парения. Я представляла себе необыкновенного человека с гипнотическим взглядом, магнетическим голосом, особенной внешности, и все мои мысли были заняты приближающейся встречей с ним.

Как вы думаете, какой он - человек-волшебник? Вы, наверное, уже видите его в своем воображении. Ну ладно, не буду тянуть кота за хвост, скажу, что от увиденного я остолбенела. На стуле раскачивался разгильдяйского вида мужчина с взъерошенными волосами, в клетчатой рубашке с закатанными рукавами, в потертых джинсах с отвисшими коленками. За большими квадратными очками с тонированными стеклами не было видно цвета его глаз. Портрет завершала обворожительная, открытая улыбка, похожая на улыбку Чеширского Кота, которая появлялась сама по себе. Я подумала: "Неужели долгожданный учитель будет весь семинар улыбаться и раскачиваться на стуле?" Не глядя на меня, Олег ухмыльнулся и изрек:

- Я весь семинар буду вам вешать лапшу на уши, раскачиваясь на стуле. И не все из того, что я скажу, будет правдой. Хотите - верьте, хотите - нет, дело ваше.

Говоря о серьезных вещах, Олег улыбался, и невозможно было определить его позицию по отношению к сказанному, во всем виделся двойной смысл. Несмотря на несбывшиеся надежды увидеть гипнотическую личность, уходить почему-то не хотелось - было безумно интересно узнать, чем кончится семинар. Олег с изрядной долей юмора объяснял симоронскую теорию, подкрепляя ее примерами из жизни. Постепенно публика расслабилась, а я определила для себя: это он, учитель!

На следующий день слушатели семинара были как новенькие: у всех блестели глаза, все широко улыбались друг другу, смеялись над собой и своими "неразрешимыми" проблемами, танцевали. Угрюмые и молчаливые скептики, исподлобья смотревшие на Олега, стали веселыми и разговорились. А вы говорите, что чудес не бывает. Все это произошло благодаря тому, что Олег находился в состоянии СПЛЕНа и быстро сумел передать его нам, наверное, переименовав часть народа. До сих пор интересно: какое имя он дал мне?

После семинара знакомые отметили, что я подозрительно похорошела, похудела, глаза засверкали. Я чувствовала необыкновенную легкость в движениях, душевное освобождение, а главное - верила, что я - волшебник, который может творить чудеса. Естественно, я сразу стала применять симоронские технологии.

Царевна-лягушка.

Могу сказать тебе одно, Ронхул: пока человек жив, ничего не пропало. Из любой ситуации всегда есть выход, причем не один, а несколько - и кто ты такой, чтобы оказаться первым человеческим существом во Вселенной, попавшим в действительно безвыходную ситуацию?!

М. Фрай. "Гнезда химер"

Последние семь лет мне не везло с мужчинами. Я трижды была замужем. Обычно все происходило по одному сценарию: встречала мужчину, он мне нравился, а со временем "садился на шею" и превращался в "чемодан без ручки", который приходилось тащить. У меня по жизни все есть, и мужчины, попадавшиеся мне, пользовались этим без зазрения совести. Последний раз я влюбилась в Андрея, который, как выяснилось позже, оказался женатым. И он ко мне приходил, только когда в его семье наступал кризис. Однажды я жаловалась на жизнь своей подруге:

- Все, жить больше не могу, смысла нет...

- Ладно, я тебя научу. Вот тебе методичка семинара по Симорону, почитай.

Прочитав ее, я поняла: Симорон - это то, что мне нужно. Семь страничек занимала теория переименования, а пять страничек - симоронские истории. Из одной истории я поняла, что с помощью какого-то трэка смогу решить хроническую проблему*, и стала расспрашивать всех участников семинара: что же такое трэк? Никто не взялся мне объяснить, ссылаясь на то, что текстов по трэку нет, и они своими объяснениями могут исказить понятие трэка.


* Понятие "трэк" обсуждается в "КНВ", а в этой книге фигурирует как "внутренний экран".


Еще раз внимательно перечитав симоронскую историю, я наполнила ванну теплой водой и плюхнулась в нее. Я твердо решила, что не вылезу из ванной до тех пор, пока не увижу картинку и не подберу себе новое имя. Я расслабилась, закрыла глаза и начала повторять ПВБ**. Время шло, а картинка не появлялась. В какой-то момент мне стало себя жалко, и я заплакала в три ручья. Не знаю, как долго это продолжалось, и вдруг я увидела образ: на болоте сидела зеленая лягушка, а во рту держала стрелу. Так появилось имя: "Я та, которая ловит стрелу".


** Некоторые истории были написаны до того, как мы разработали модель кинотеатра, и поэтому в них фигурирует ПВБ (Пошел вон, болван) - универсальная формула для решения проблем (КНВ).


Несколько дней я твердила это имя. Неожиданно у меня с Андреем наладились отношения, мы стали хорошими друзьями. Раньше я плакала при каждом его звонке, когда выяснялось, что он не может со мной встретиться, а теперь стала абсолютно спокойной. Затем он вообще куда-то испарился, а я ни капельки не переживала по этому поводу.

Изменение моего внутреннего состояния немедленно отразилось на моих двух дочках. У старшей в дневнике почти одни пятерки, а раньше, занятая своими проблемами, я просто не обращала на это внимания. Мои дочери ходят на занятия по английскому. Прежде я выходила из себя, когда девочки не могли выучить слово, а теперь мне нравилось, как они читают и русские, и английские тексты.

Я целый месяц постоянно напоминала себе, что "Я та, которая ловит стрелу", и обрела душевный покой. Я подумала: "Да бог с ними, с этими мужиками!" Оказалось, что мне не мужик был нужен, а опора, которую я нашла в себе.

Однажды я отправилась на духовные танцы, и из командировки приехал Мамедананда - один из ведущих этих танцев. До этого я его не видела. В прошлом я была весьма застенчивой и комплексовала перед авторитетами. А увидев Мамедананду, которого все с нетерпением ждали, я повторила, что "Я та, которая ловит стрелу", и впервые в жизни не испытала неловкости, была раскована и общалась с ним легко и непринужденно. Когда мы с ним встретились второй раз, он взял меня за руку, и с того момента мы больше не расставались. Я никак не могла запомнить такое мудреное имя и звала его Квазимодой.

До встречи с ним у меня было постоянное ощущение, как будто в жизни должно произойти что-то важное. И когда я встретила Мамедананду, то поняла, что это свершилось.

И еще одна проблема разрешилась сама собой. Прежде меня волновало, что все вокруг ездят отдыхать за границу, а я никуда не езжу. Теперь я поняла: какая разница, где я нахожусь - важно, что у меня внутри.

Интересная трансформация произошла с образом лягушки - слайд превратился в кино о том, как она сбрасывала шкуру и превращалась в красивую девушку, которая пела и танцевала на пиру к неописуемой радости царя. Я стала "той, которая сбрасывает шкурку". Имя выражало процесс моего освобождения от жестких комплексов.

Когда я увидела "Курс начинающего волшебника", то уже по обложке поняла - эта книга для меня. Прочитав предисловие, я окончательно утвердилась в своем мнении - авторы говорили со мной на моем языке! Вечерами я читала книгу вслух моим девочкам, которые требовали, чтобы без них я ее даже не открывала. Мне очень нравится, когда находится общее дело, объединяющее меня с девочками. "Курс волшебника" надолго сблизил нас, благодаря многочисленным эпиграфам из детских книжек и сказке о Федоре. После прочтения книги мы вместе симоронили некоторые проблемы.

Меня, как и многих, заинтриговали симоронские танцы. Авторы окружили танцы таинственным ореолом, сообщив о них весьма скудно. По книге выходило, что танцы - самое мощное средство для решения проблем. Я подумала, что если самостоятельно освоила переименование через трэк, то смогу и танцам научиться! Когда дома никого не было, я настроилась на свою проблему, и мое тело "само" стало делать причудливые движения, сопровождаемые неизвестно откуда взявшимися мантрами. Выполняя очередное движение, я почувствовала, что нашла точное завершение, и зафиксировала его вместе с мантрой. У меня опять получилось! Ура, ура, ура!!! Проблема, которую я вытанцовывала, легко разрешилась.

Удивительным образом мне удалось съездить в Англию. У меня не было ни приглашения, ни визы, ни денег, а все благополучно появилось за неделю. Знаменательно, что о фестивале в Англии и о Симороне я услышала в один день, когда подруга затащила меня на духовные танцы. Там я узнала, что в Англию на традиционный международный семинар по танцам собирается российская команда, и у меня возникло предчувствие, что я поеду с ней. Я применила пробный шаг, прочитав о нем в симоронской методичке. Когда я шла по улице, то задумала:

- Если меня обгонит мужчина - значит, я поеду в Англию, а если женщина - даже и не буду пытаться.

Услышав позади себя тяжелые шаги, я обрадовалась:

- Слава богу! Мужчина!

Но это оказалась девочка.

- Эх, елка-палка, как же это понять-то?

Тут же меня обгонали две роскошные иномарки, заполненные одними мужчинами.

- Все получится! Будет малюсенькое, легко преодолимое препятствие, а потом - столько хорошего, что и представить невозможно.

Все так и произошло. Чтобы разрешить проблемы с визой и деньгами, я, не мудрствуя лукаво, стала "ловить стрелу". Это мое универсальное имя. Когда возникают мелкие затруднения, я придумываю всякие смешные имена, и они прекрасно работают. Но когда я чувствую, что мне нужна сильная поддержка, то начинаю "ловить стрелу".

Довольно быстро пришло приглашение, и была оформлена английская виза. По первому звонку продался мотоцикл, который до этого долго не удавалось сбыть, и я получила необходимую для поездки сумму.

У Мамедананды много друзей по всему миру. Мне было крайне приятно, ведь его друзья искренне радовались, увидев Мамедананду счастливым, и все в один голос говорили, что мы очень подходим друг другу. Одна милая англичанка сказала: "Ваша любовь усиливает вас, и вы сможете многое дать людям".

Смена отражений.

...Есть Отражение, а есть Вещество, и в этом - корень всей жизни. Из Вещества один только Амбер, реальный город на реальной земле, на которой есть все. Отражений же бесконечное множество... Амбер самим своим существованием отбросил Отражения по всем направлениям, во все стороны жизни... Отражения простираются от Амбера до Хаоса и между ними возможно все... Если ты принц или принцесса королевской крови, ты можешь идти сквозь Отражения, заставляя их изменяться на своем пути, как тебе больше нравится, до тех пор, пока данное Отражение не станет в точности таким, каким ты его желал видеть, ни больше, ни меньше. Тогда мир данного Отражения будет твоим собственным созданием, и ты сможешь делать в нем все, что захочешь...

Р. Желязны. "Девять принцев Амбера"

Пройдя массу всевозможных эзотерических и психологических семинаров, я начала лечить людей. В основном я использовала метод Джуны. Мне удалось добиться поразительных успехов - я излечивала всех приходивших ко мне пациентов. Особенно я гордилась многочисленными случаями исцеления больных раком, среди которых большинство составляли больные раком щитовидной железы.

Однажды ко мне пришла женщина, и мы, найдя общих знакомых, разговорились. Узнав о моих "подвигах", она предостерегающе произнесла:

- Как ты не боишься принимать таких тяжелобольных дома - у тебя же маленький ребенок?! А знаешь ли ты, что многие биоэнергетики, занимающиеся онкологией, часто сами заболевают раком? Ведь эта болезнь является результатом тяжелой кармы, которую ты можешь перетащить на себя.

Эта пламенная речь произвела на меня сильное впечатление, и я прекратила свою практику. Сейчас я понимаю, что на запугивание женщины достаточно было "включить музыку верблюдам" или произнести знаменитую симоронскую поговорку: "Держи карму шире!"

Месяца через три я решила, что мне нужно к мануальщику, и обратилась в лечебный кооператив. Молодой человек, потрогав мою шею, заявил: "Вам надо срочно обратиться к эндокринологу по поводу щитовидной железы". Эндокринолог отправил меня в онкологию. Меня принял очень известный онколог и без обиняков вынес безжалостный вердикт:

- Дорогая девочка, жить тебе осталось два-три месяца, нужно срочно делать операцию.

На мой вопрос:

- А поможет ли операция?

Он ответил:

- Не знаю, поможет или нет, но, все равно, жить тебе осталось недолго.

Дома со мной случилась истерика - было себя безумно жалко: я, такая молодая, должна умереть. Горько плача, я поведала о своем горе на работе, и все меня стали жалеть. Я страдала от мысли, что мама вряд ли переживет мою смерть, и тогда восьмилетний сын от первого брака останется один (сейчас я второй раз замужем). Мы обговорили его будущее с первым мужем, Дмитрием, с которым у меня сохранились прекрасные отношения, и он обещал в случае моей смерти забрать сына к себе. Моя мама обсуждала с Дмитрием юридические тонкости опекунства.

В онкологическом отделении больницы, на седьмом этаже, где делали операции шеи, больные с трубочками в горле, в которых все клокотало, как в голове профессора Доуэля, производили гнетущее впечатление. У меня постоянно крутился фильм, как я мучаюсь с такой же трубкой, день ото дня таю, испытывая страшные боли. Палаты были грязные, серые, и лежать после операции в них не хотелось. Я решила не делать операцию - буду дома ждать свой конец.

Наша семья была религиозной, и бабушка говорила, что человек к смерти должен приготовиться духовно и материально. Я ходила в церковь, молилась, исповедовалась. Вспомнив, что бабушку похоронили в платье из голубой парчи, я сшила себе в ателье похожее. Надевала его перед зеркалом, складывала руки крестиком и представляла, как я эффектно буду выглядеть в гробу, и как меня, молодую и красивую, будет жаль всем окружающим. Еще купила голубые туфли, а из Англии мне привезли голубые колготки с золотистым швом, и я беспокоилась, как же сделать так, чтобы нарядный шов был виден.

Мне не хотелось быть похороненной на кладбище, ведь в воображении шел фильм, как меня и красивое голубое платье медленно съедают черви. Я представляла, что мое тело сжигают на костре в лесу, а пепел не развеивают, а закапывают в землю и ставят большой могильный камень-валун. Я заверила письмо у нотариуса, в котором разрешала сжечь мой труп в любом месте (у нас в городе нет крематория).

В эту игру втянулись все мои близкие. Многие меня отговаривали, плохо представляя, как же можно сжечь человека дотла. Я стала сценаристом, режиссером и главной актрисой грандиозной драмы.

К тому же я посетила семинар, на котором учили видеть свой загробный камень с высеченной эпитафией. Я увидела, что на моем камне было написано одно-единственное слово "Человек".

Однажды коллега по работе небрежно бросил на мой стол книгу Роджера Желязны "Хроники Амбера". Он заявил, что эта книга должна быть настольной у человека, занимающегося духовными практиками. Я положила книгу перед собой, пытаясь определить: стоит ли ее читать? Она показалась детской, и я решила оставить ее на работе.

Вечером, придя домой, я усмехнулась - настойчивый приятель запихнул в портфель "Хроники Амбера". Боже, какой удивительный мир рисовал автор! Захватывающие приключения завладели мной настолько, что хотелось расплакаться от досады, когда я вместе с героем оказалась на последней страничке. Мне жаль было расставаться с персонажами книги. Я снова и снова перемещалась и меняла отражения центра мироздания - Амбера, изменяла структуру своего тела. Вместо прежних кошмарных картин в черных красках я попадала в новые, диковинные отражения, прозрачные и светлые. Словом, эта замечательная книга ввела меня в состояние парения.

Через три дня после прочтения книги я попала на симоронский семинар, после которого стала постоянно применять смешные техники. Вспоминая о смертном приговоре, бубнила свое первое симоронское имя: "Я та, которая меняет отражения".

После семинара все заметили во мне разительные перемены: глаза излучали свет, я постоянно смеялась и шутила, стало удивительно легко понимать людей.

Прошел месяц, я совсем забыла о том, что пора умирать. Мама мне напомнила, и мы решили, что обследование не помешает. Я опять пошла в онкологическую больницу и стала сдавать многочисленные анализы. Мне назначили пункцию щитовидной железы, которую делал известный профессор. Я жутко переживала, представляя, как мне будут прокалывать горло. Но не так страшен черт, как его малюют - боли почти не было. Наконец, я пошла за окончательным заключением к профессору. Он на меня накричал:

- Вы зачем стольких врачей отрываете от дела? По какой причине вас направили к нам? У вас ничего нет!

Не помню, как добралась домой - ноги были ватные. Я достала старые анализы и позвонила профессору. Услышав мой голос, он просто швырнул трубку. Я все равно поехала к нему с этими анализами. Показала свой старый снимок, заключение врача, и процитировала "смертный приговор" маститого онколога. Внимательно их изучив, профессор озадаченно произнес:

- В жизни случаются необъяснимые вещи, почему-то у вас все прошло.

Расселение квартиры.

Произноси слово "Овётганна" как можно чаще, - вот все, что я могу тебе посоветовать. Повторяй его вслух, пока идешь за мной через лес, повторяй перед тем, как заснуть, и потом, когда мы расстанемся, чем больше - тем лучше. Это - твой шанс быстро обрести силу.

М. Фрай. "Гнезда химер"

У меня была маленькая тринадцатиметровая комнатка в трехкомнатной коммуналке. В квартире жили еще две семьи: бабуся с дедусей и пара средних лет с двумя детьми, возглавляемая Гришей. Последнее семейство занимало грязную, обшарпанную шестнадцатиметровую комнату, в которой стояло четыре кровати, стол и шкафы, перегораживающие ее на две части. Каждое утро я вздрагивала от пронзительного скрипа за стеной - соседи передвигали кровати, чтобы освободить проход. А вечером вновь раздавались звуки передвигаемой мебели - семейка готовилась ко сну. Гриша был алкоголиком и напивался до белой горячки, а на следующий день абсолютно не помнил, что с ним происходило. Когда он приходил не в духе, то частенько выгонял семейство на лестничную клетку, наслаждаясь своими грозными криками и плачем детей.

У Гриши было двое несчастных детей. Младший Антошка явно приворовывал, а старшая шестнадцатилетняя Тоня страдала эпилепсией. Гриша не работал, и всю семью тянула его жена Света. От такой жизни она сделалась настоящей истеричкой, и из их комнаты постоянно слышался громкий Светин крик. Иногда семейство пыталось сопротивляться агрессору, и однажды дочь стукнула его пустой бутылкой, разбив голову до крови. Гриша в очередной раз выгнал жену и детей из квартиры. Наутро он ничего не помнил и узнал о случившемся от супруги. Ему было стыдно за свое поведение, но как только Гриша напивался опять, затаенная обида вырывалась наружу, и он начинал охотиться за Тоней.

Гриша был худой высокий мужчина с серым морщинистым лицом. Его одеяние состояло из грязной тельняшки и рваных штанов. В трезвом виде он был мастер на все руки - мог починить кран, стиральную машину и даже телевизор.

Как-то раз папаша снова выгнал свою семью на лестницу. В это время я купала своего пятилетнего сына Максима. Разъяренный Гриша, матерясь, пытался ворваться в ванную, но дверь была закрыта на крючок. Когда я поняла, что никакие уговоры не действуют и он все равно сорвет крючок, который потом придется чинить, я открыла ему дверь. Буян набросился на меня чуть ли не с кулаками. Я выбежала из ванной, чтобы не испугать Максима. Действительно, Гриша погнался за мной, а сын продолжал спокойно купаться. Я выскочила из квартиры и позвонила соседке. Та впустила меня и разрешила вызвать милицию. Когда приехали милиционеры, Гриша продолжал бушевать, размахивая кулаками, и блюстители порядка вынуждены были применить дубинки. Скандалиста забрали, а Света с жуткими воплями накинулась на меня: "Как ты могла! Его и так на работу не берут, теперь мне с детьми будет совсем плохо". Впрочем, она быстро успокоилась, а на следующий день вернулся муж, весь в синяках.

Я задумала расселить злополучную коммуналку и получить отдельную квартиру. Недостатка в желающих купить нашу квартиру не было, но каждый раз сделка срывалась. Видимо, одной из причин было мое чрезмерное желание побыстрее ее продать. Приходил человек просто посмотреть квартиру, а я бросалась на него и убеждала ее купить.

Познакомившись с Симороном на семинаре, я начала переименовывать клиентов, в основном через внутренний экран. Давала имена типа: "Я тот, который играет в бейсбол". Результаты не замедлили сказаться: потенциальные покупатели перестали шарахаться от меня, звонили или приходили во второй, третий раз.

Затем я поехала на слет. Там я встретила Бороду и попросила его помочь с квартирой. Сначала он предложил найти в квартире объект силы, который бы мне "мурчал", с которым я в хороших отношениях. Мне сразу представилась газовая колонка. После этого Борода предложил договориться с нею о сотрудничестве. Я внутренним взором увидела колонку и стала вслух описывать ее объективные достоинства.

- О, Газовая Колонка! Изящество и грациозность линий твоего белого эмалированного корпуса достойны кисти художника. Герметичный и надежный колпак дымохода, подобный шлему витязя, направляет продукты горения на волю. Восхитительные железные ручки с эбонитовыми шарообразными набалдашниками позволяют плавно регулировать пламя. Симфония твоего ровного гудения обладает редкостной глубиной и насыщенностью. Ты являешься одним из центров нашей маленькой коммунальной вселенной, без тебя она останется холодной и безжизненной. Почетной обязанностью для меня будет забота о твоем благосостоянии и нормальной жизнедеятельности. Обещаю регулярно мыть тебя и следить, чтобы твое пламя зажигали только после включения воды.

Во время монолога я напрочь забыла о себе, стараясь слиться с колонкой. Я почувствовала, как ей приятно мое внимание, которого она была лишена всю свою жизнь.

На нас спустились сумерки белой ночи, в которых угадывались кроны могучих сосен, темная неподвижная гладь озера. Смолистый ароматный дымок, исходящий от пылающих в костре веток можжевельника, усиливал мистический настрой происходящего. Борода станцевал танец. Причудливые движения его тени в отблесках костра навевали мысли о забытых древних ритуалах. Финальная мантра звучала завораживающе: ЧИКАЛАМПА. Эту мантру Борода "погрузил" в газовую колонку. Затем он выудил из кармана штормовки небольшой фиолетово-бордовый камень, оказавшийся гранатом, о чем-то с ним пошептался и вручил мне. У камня было побуждающее к действию острие, и он мне сразу понравился.

Когда я вернулась после слета, требования Гриши уменьшились. Раньше он хотел двухкомнатную квартиру, а теперь согласился на две комнаты в трехкомнатной, правда, в сталинском доме и в престижном районе. Гриша со Светой оказались весьма привередливыми. Они осмотрели около пятнадцати различных вариантов, и каждый раз их что-то не устраивало: то кухня маленькая, то соседка противная. Кроме того, мои беспокойные соседи были уверены, что я стараюсь их обмануть и затеваю хитрые махинации с целью заработать кучу денег. Света периодически закатывала истерики:

- Ну и наплевать! Будем жить здесь, смотреть друг на друга в этих стенах. Пусть мне будет хуже, но я отсюда никуда не поеду!

У меня над столом была полочка, на которую я положила камушек. Я часто брала его в руки, разговаривала с ним и бережно убирала на место. Я также беседовала с газовой колонкой, повторяла ЧИКАЛАМПУ и переименовывала покупателей квартиры. Тут неожиданно сломалась газовая колонка - внутри нее прорвало трубу, и вода била во все стороны фонтаном. Обитатели нашей коммуналки сразу стали сговорчивее. Я обрадовалась и подумала, что колонка предприняла хитрый маневр, чтобы облегчить разъезд. Бабуля с дедулей согласились на однокомнатную квартиру в отдаленном районе, а Гриша сказал, что "поедет хоть куда-нибудь и срочно". Он починил колонку, замотав трубу асбестовой тряпочкой, и предупредил: "Колонка продержится не больше недели, и за это время надо успеть разъехаться".

Я обзвонила все агентства недвижимости и непрестанно танцевала ЧИКАЛАМПУ перед колонкой, ласково поглаживая ее. Целый день косяком шли покупатели. Наконец я остановила свой выбор на славной супружеской паре. Статный красавец Аркадий и пухленькая заботливая Глаша, нежно ворковавшие между собой, произвели такое благодатное впечатление, что я даже не поехала смотреть их квартиру, поверив на слово.

Тут же нашлись варианты, подходящие остальным обитателям нашей коммуналки, и мы быстро оформили все документы. Гриша с семьей и бабуля с дедулей получили то, что хотели, а я - хорошую двухкомнатную квартиру. За всю эту операцию мне пришлось доплатить весьма скромную для Санкт-Петербурга сумму в пять тысяч долларов. Причем агентство, расселявшее квартиру, не взяло комиссионных - примерно три тысячи долларов.

Мы долго покидали коммуналку, особенно Гриша, у которого оказалось множество вещей. Например, у него в комнате стоял шкаф, набитый крупой и бутылками с подсолнечным маслом, приобретенными еще по талонам. Я постоянно переименовывала Аркадия, купившего нашу квартиру, и он безропотно ждал, когда же мы ее освободим. Мои друзья сделали ремонт в нашей бывшей квартире, и Аркадий пригласил меня посмотреть на нее. Квартиру я не узнала - просторная, светлая, уютная, с потолками под шагреневую кожу. На полу резвились котики, а Глаша, мягко перекатываясь по полу, как колобок, угощала моего Максима мандаринами. Было немного жаль старенькую газовую колонку, сыгравшую одну из главных ролей в этом спектакле, которую поменяли на новую.

Строительный кооператив.

Три года назад мы с женой вложили 18 тысяч долларов в строительный кооператив. Нам обещали, что через полгода дом будет сдан, а мы получим трехкомнатную квартиру. Спустя три месяца я поехал на строительную площадку и увидел, что там еще и конь не валялся - даже фундамента не было. В конторе отвечали различными отговорками типа: дело тормозится, потому что никак не можем проложить высоковольтный кабель и т.д. Затем нам предложили квартиру в другом доме, который должен быть сдан в те же сроки. Я согласился. Но и с этим домом ничего не происходило - как стоял недостроенный, так и стоит - рабочих в помине нет.

Через некоторое время в конторе меня уже все знали в лицо, а с начальником, Александром Кондратьевичем, я перешел на ты. По телефону узнавали мой голос и сразу говорили, что начальника нет. Потом он мне предложил еще одну квартиру в доме, который будет сдан через год. Прошел год и на собрании вкладчиков директор кооператива посулил, что через три месяца один из домов сдадут и мы получим квартиры. Но, как догадывается читатель, и это обещание не было выполнено.

Периодически Александр Кондратьевич "подкармливал" меня различными посулами, видимо, просто оттягивая время. Мы с женой уже перестали надеяться на квартиру или на возврат денег, практически "похоронив" их. Мы говорили себе: "Ну что, теперь угробить все здоровье из-за каких-то 18 тысяч долларов?"

Летом 1997 года мы оказались на фестивале "Летнее солнцестояние", проходившем на Карельском перешейке. В последний день слета наша знакомая Валя сообщила: "Здесь какой-то Симорон интересный есть, давайте на него сходим". Я - тяжелый на подъем человек, и меня трудно куда-нибудь затащить, но Вале это удалось. На семинаре мы непрерывно хохотали три часа подряд, потом ведущие стали всех переименовывать. Валя меня подтащила к ним и сказала: "Переименуйте и его". Так я получил имя: "тот, который завивает иголки у ежика". Мне оно понравилось.

Темной ночью мы возвращались с фестиваля на нашей старенькой машине, перегруженной так, что на головах сидящей сзади троицы непонятным образом лежала гитара. Перед въездом в город был пункт ГАИ со светофором. Я, высматривая дорожные ямы, проехал на красный свет. Нас остановил гаишник, и все пассажиры машины стали отчаянно симоронить. Я переименовался в "того, кто крутит дубинкой, как хвостом" (в дальнейшем это имя мне неоднократно помогало). Инспектор укоризненно спросил:

- Что же вы на красный свет проехали?

- Да вот, на ямы загляделся.

- Идите в будку, запишитесь в журнале.

Я записался*, и меня отпустили без штрафа.


* Было окончание чеченской войны, и регистрировали все машины, въезжающие и выезжающие из города.


На следующий день я вспомнил свое первое симоронское имя. Взяв пустую канистру, стал выстукивать на ней ритм, пританцовывая и напевая: "Я тот, который завивает иголки у ежика". Тут раздался звонок, это был Александр Кондратьевич:

- Привет. У меня появилась возможность вернуть тебе деньги. Сколько ты хочешь?

За три года жилье значительно подорожало, и я хотел назвать цифру 25-27 тысяч долларов, но жена стала толкать меня в бок, шепча 30. Я ответил:

- Тридцать тысяч.

- Давай двадцать девять.

- Нет, тридцать, мне не хватает.

- Ладно, тридцать так тридцать. Только я сначала отдам тебе восемнадцать, а остальные потом.

- Когда приезжать?

- Я тебе позвоню.

На этот раз Александр Кондратьевич свое слово сдержал и в течение двух месяцев выплатил мне, по частям, 30 тысяч долларов.

Утюг.

- ... Говорят, книга - лучший подарок.

- Нет, - сквозь слезы возразила Эмма Ивановна. - Лучший подарок - утюг.

Е. Клюев. "Книга теней"

Мне предстояло сдать в налоговую инспекцию просроченный баланс одной фирмы, что представлялось весьма непростым поручением. Во-первых, это мое первое самостоятельное дело - за плечами у меня только бухгалтерские курсы. Во-вторых, одна сотрудница запугивала меня тем, что в Фонде занятости сидит злая-презлая инспекторша, которая просроченные отчеты не принимает.

Во время групповой медитации на симоронском семинаре я увидела интересную картину: на белом фоне появился утюг, провод от которого тянулся вверх, а за вилку держалась солидная дамочка. Я решила воспользоваться именем "та, которая выгуливает утюг". Имя мне очень нравилось, но хотелось придать ему дополнительную силу, получив групповую поддержку на очередном симоронском занятии. Я произвожу впечатление человека без серьезных проблем. Поэтому мне показалось, что от меня могут отмахнуться - подумают, что мне хочется всеобщего внимания. Конечно, можно было бы переименовать всю группу, но в то время у меня не хватало смелости даже подумать об этом (симоронская "наглость" прямо пропорциональна симоронской практике).

Я придумала хитрый трюк - приеду на занятия с утюгом и там буду его выгуливать. Я поехала к своему другу - у него был утюг, похожий на тот, который я представила во время медитации. Друг не вызвал неотложку и даже не слишком удивился моей просьбе. На то друзья и есть, чтоб понимать и любить нас.

На этом семинаре было много динамичных упражнений, и я ходила по залу, а сзади поскрипывал утюжок, который я везла за собой. Симоронцы все занятие прыскали от смеха, натыкаясь на меня (часть упражнений мы делали с закрытыми глазами).

На следующий день я отправилась сдавать отчет и взяла утюг с собой. В Фонде медицинского страхования отчет был принят на ура: инспекторша вяло поинтересовалась причиной просрочки, попросила только одну бумажку и поставила заветную печать. Следующим был Фонд занятости, которым меня пугала сотрудница. Подходя к нему, я "выгуливала утюг". Инспекторша полностью подтвердила свою репутацию. Она явно обрадовалась возможности закрыть наш расчетный счет и печать не поставила. Промелькнуло желание стукнуть инспекторшу утюгом, но это были бы переговоры с препятствием.

Я вышла на улицу, достала гладильный прибор и выпустила его погулять на свежий снежок. Нам явно стало веселее, и мы продолжили путь. Решив проверить, насколько велики шансы на успешное завершение предприятия, я "стрельнула" сигарету у первого прохожего. Предварительно я загадала: не даст - не буду ничего делать; даст, но плохую - мобилизую все силы для выполнения задания; даст хорошую - можно расслабиться и плыть по течению. Меня угостили "Marlboro"!!

Я собралась в Фонд социального страхования и тут же заметила очередной сигнал поддержки - собачью свадьбу. Переименовавшись в "ту, которая трахается на тротуаре", я бодро зашагала к цели. В соцстрахе хотели меня отослать, но, вероятно, догадавшись, что в сумке тяжелый предмет, приняли отчет. В остальных местах все прошло, как по маслу. У меня на руках было четыре печати из пяти возможных, и на следующий день я отправилась в налоговую инспекцию. Утюг я оставила дома, но плечи ныли, напоминая о его неявном присутствии, и я мысленно выгуливала железное "животное". И что же? Налоговый инспектор не потребовал ни одной печати, и баланс был сдан!

Удивленным сотрудницам я объяснила, что это удалось сделать благодаря утюгу. Теперь это излюбленная шутка в нашей фирме, особенно во время отчетных периодов. Мой помощник не забыт, хотя я и вернула утюг своему другу. Я продолжаю его мысленно выгуливать, а иногда приезжаю к нему в гости. Это переименование очень помогает мне по работе: я везде успеваю, мне попадаются покладистые инспекторы, очереди короткие или их нет совсем.

Вскоре на моей любимой радиостанции стали часто крутить песню, которая мне очень нравилась. Позже я увидела видеоклип. Там... выгуливали утюг!!! Причем, тот, кто это делал, оставался за кадром. Не сомневаюсь, что это была я. Вот и еще одно подтверждение силы моего переименования - фильм с внутреннего экрана переместился на внешний.

С тех пор фильм про утюг занял одно из первых мест в моей фильмотеке*.


* Эта история произвела сильнейшее впечатление на авторов книги и оказала огромное влияние на слушателей семинаров, проводимых авторами. В частности, теоретический раздел "Воплощение фильмов" написан под впечатлением этой истории.


Маска пустоты.

Человек свободен лишь тогда, когда делает глупости - очаровательные непредсказуемые глупости, - вот такие, например...

Аид Александрович достал из портфеля бутылку явно-дареного-коньяку, очень импортного, взял со стола два стакана, налил по полному, потом подошел к окну и медленно, с глубоким что-называется-чувством, вылил остальное на улицу...- Это вам, - закричал он вниз, - для стимуляции мании величия!

Е. Клюев. "Книга теней"

Я возглавляю отдел в одной из силовых структур. Как-то в конце напряженного рабочего дня я решила расслабиться и совершить шутовской поступок. Я вспомнила, что совсем недавно принесла на работу маску, которую сделала знакомая Галя. На мой взгляд, понятие "пустота" точно отражает суть Симорона, и я попросила Галю изготовить маску пустоты. Произведение Галины мне очень понравилось: выполненная из папье-маше бело-голубая маска не выражала никаких эмоций и мыслей и, в то же время, выражала все.

Я надела маску, вышла из кабинета и очутилась в комнате, где сидят мои подчиненные. Их было пятеро. Все занимались своим делом, склонившись над бумагами или уставившись в монитор компьютера, и даже не заметили моего появления. Так я простояла минут пять. Наконец шустрая Светка подняла голову, и ее примеру последовали остальные.

Мой кабинет отделяется от комнаты сотрудников высоким барьером, за которым я и стояла. Так как я маленького роста, то сотрудники видели только необычную маску, лежащую на барьере. Я ожидала бурных проявлений чувств: кто-то испугается, кто-то захохочет, а кто застынет в недоумении. Но все отреагировали спокойными улыбками. Раздался вопрос:

- Кто это может быть?

И Светлана уверенно ответила:

- Кроме нашей Елены Сергеевны, больше некому.

Я вышла из-за барьера. Все по очереди стали мерить маску и смотрелись в зеркало. Настроение у нас было прекрасное, и мы сели пить чай.

Спустя два дня мне захотелось походить в этой маске по нашему зданию. Я подумала, что вряд ли кто удивится - однажды после симоронского карнавала я заявилась на работу в причудливом наряде. На мне была длинная синяя юбка с огромными желтыми ромашками, из-под которой выглядывали джинсы, к ярко-красной кофте были пришиты тряпичные фрукты, а на спине красовались разноцветные пуговицы. Костюм завершала моя любимая маска индейца. Я жутко люблю кататься по перилам и, поднявшись на четвертый этаж, лихо съехала вниз в карнавальном наряде.

Одна сотрудница, увидев меня, съязвила, что наше учреждение серьезное, а если у кого-то проблемы с головой, то здесь ему делать нечего. Другая сказала, что мы не такие раскрепощенные и, наверное, завидуем тебе. Мужчины реагировали очень благосклонно - их порадовали чем-то неожиданным.

Короче говоря, я решила сходить в маске пустоты к начальнику всего нашего подразделения. Я не пыталась добиться этим каких-то благ и вовсе не боялась, что мне могут залепить выговор, а то и уволить. Я была уверена, что ничего плохого не случится - Симорон, он и в Африке Симорон. Единственное, что меня интересовало - это реакция Николая Андреевича, высокопоставленного руководителя влиятельной силовой структуры.

Чтобы по достоинству оценить все безрассудство моего поступка, нужно знать Николая Андреевича. Этот суровый человек, на лице которого я никогда не видела улыбки, был настоящим профессионалом и видел людей насквозь. Его все боялись. Даже когда я слышала по телефону его грозный голос, у меня начинали дрожать коленки и пробегал холодок по спине. Мне постоянно казалось, что он меня накажет, как провинившуюся девочку. Справедливости ради, необходимо сказать, что Николай Андреевич порядочен и не издевается над подчиненными, как это любят делать иные руководители властных структур, и поэтому его все уважают.

Вечером в определенное время секретарша подает Николаю Андреевичу чашечку кофе. Я отпустила секретаршу домой, сказав, что принесу кофе сама, вскипятила воду, растворила в чашке ложку "Nescafe" и добавила "Рижского бальзама", который припасен у меня для особых случаев. Я надела маску и вплыла в кабинет начальника с ароматным напитком на подносе. Я шла очень медленно вдоль длинного стола, чтобы не расплескать кофе.

На лице Николая Андреевича, попеременно сменяя друг друга, отразились ужас, смятение, удивление, возмущение... Он вцепился в кресло и начал вжиматься в него. Казалось, он уменьшался, как будто сдувался. Наконец, сказалась многолетняя привычка держать себя в руках, и начальник постепенно "надулся" до нормы. Я ожидала, что голос Николая Андреевича будет дрожать, либо сорвется на крик, но он заговорил четким поставленным голосом:

- Уважаемая Елена Сергеевна, я всегда знал, что вы непредсказуемы и выделяетесь из нашей среды. Как правило, такие люди у нас долго не задерживаются, но вы - приятное исключение. Я считаю вас ценным работником. Сейчас пересматриваются процентные надбавки, и я решил поднять вашу до уровня моих заместителей.

Мы еще долго обсуждали текущие дела, причем я оставалась в маске.

На следующий день, когда мы встретились с Николаем Андреевичем в коридоре, я впервые в жизни увидела на его лице улыбку. У меня полностью исчез страх перед начальником, хотя все остальные трепещут при упоминании его имени.

Идиотская выходка принесла мне множество маленьких привилегий. Я могу без всякой санкции уйти с работы, когда мне нужно, или задержаться после обеда, а то и вовсе не придти на службу. Раньше я должна была сидеть в первом ряду во время утреннего совещания, и ни дай бог опоздать на пять минут. Сейчас я прихожу на час позже всех, когда совещание уже закончилось. Николай Андреевич теперь может мне позвонить, что отлучается на какое-то время и т.д. Никто даже не догадывается о причинах такой милости начальника.

Лабиринт.

После 17 августа на нашу семью обрушились напасти. Дочь Светлана работала в банке, тот рухнул, и она осталась без работы. Предприятие, на котором работаю я, несло большие убытки. У мужа тоже дела шли неважно. Как назло, Константин вдребезги разбил свою новую машину, столкнувшись с иномаркой. Наши сбережения в банке пропали, денег на ремонт машины у нас не было, и Константин "с горя" начал выпивать.

Тут я стала ходить на симоронскую группу, и через две недели наша семья начала выходить из штопора.

Однажды после занятия я пришла домой и предложила Константину, расслабившись и ни о чем не думая, мять руками кусочек пластилина. В результате вылепилось нечто бесформенное, у которого угадывались голова и ноги. Фигурка производила жалкое впечатление, и Константин воскликнул: "Неужели я такой?" Вероятно, он настолько впечатлился собственным произведением, что без всякого переименования перестал выпивать и даже не заглядывал в гараж, где он "расслаблялся".

На следующем симоронском занятии мы сотворили коллективную мантру на деньги ТУФУНДЕНДА. Я решила подсунуть ее Константину. Он долго отбрыкивался, говорил, что повторять ее не будет, но все-таки бумажку с мантрой взял. Мне сразу удалось занять денег, и машину быстро отремонтировали, причем ремонт обошелся в два раза дешевле, чем мы ожидали. Перед самым Новым Годом Константин получил приличную сумму денег, и мы рассчитались почти со всеми долгами. Я подозреваю, что муж повторяет мантру до сих пор. Теперь он спокойно отпускает меня на семинар, хотя раньше недовольно ворчал, когда я туда собиралась.

Любимой книжкой Светланы в детстве была "Алиса" Льюиса Кэрролла. Прочитав "Курс начинающего волшебника", дочка воскликнула: "О, это мое!" Я ее устроила на работу, которая Свете не понравилась. Она решила уволиться, а я ее отговаривала:

- Подожди - сейчас время тяжелое. Сначала найди работу, а потом увольняйся.

Светлана невозмутимо ответила:

- Не беспокойся, мама, я же книжку прочитала!

Она устроилась на риэлтерскую фирму. Только Света начала работать, как у нее сразу прошли две сделки, чем она поразила опытных коллег. Оказалось, что Светлана вовсю применяет пробные шаги и обращает внимание на знаки.

Все основные проблемы благополучно разрешились, но осталась одна старинная. У меня был страх перед аудиторией. Я работаю на руководящей должности, и мне по долгу службы часто приходится делать различные доклады. Ночь перед публичным выступлением превращалась в муку. Перед докладом у меня холодели руки, и я, заикаясь, начинала говорить дрожащим голосом. А ведь я всегда прекрасно готовилась и знала, что нужно сказать. Интересно, что в процессе выступления страх пропадал, и я спокойно и уверенно заканчивала свое выступление.

На семинаре один из участников переименовал меня при помощи симоронского танца, во время которого он изображал беседку. Танцор сообщил мантру КАНДУК ЛАПАРТЕН и добавил, что вокруг беседки бегал ежик. Я сразу вспомнила, что у нас на даче есть беседка именно такой формы, и в ней жил ежик.

Дома я подошла к окну и выглянула на улицу. В голубом безоблачном небе сияло солнце и отражалось в бесчисленных кристалликах чистого снега. Я начала повторять мантру, делать движения и, стоя, вошла в медитацию. Мое тело сильно вибрировало. Пошли белые стихи, но рифмовать и запоминать их было некогда.

Затем я увидела, что такое жизнь. Мне представился темный лабиринт, а по нему бродит человек в поисках счастья, под которым обычно понимаются работа, деньги, семья... Человек сначала ищет себя в чем-то одном, потом в другом и, в конце концов, приходит в тупик, потому что лабиринт не имеет выхода. Искатель снова возвращается к исходной точке. Он начинает понимать, что здесь невозможно ничего найти, кроме миражей, и встает задача - выбраться из лабиринта общепринятых ценностей.

Я выбралась из лабиринта и оказалась на берегу неширокой реки с сильным течением, в русле которой бурлили воронки. Неподалеку шумел водопад. Я знала, что мне надо на другой берег, и переплыла реку. Выйдя из воды, я увидела перед собой высоченную гору со сверкающей снежной вершиной. Вверх уходило множество тропинок. Мне нужно вскарабкаться на вершину, которая символизировала победу над смертью. Можно было умереть в темном лабиринте, на подступах к горе или на каком-либо плато. А на вершине горы - смерти не было.

После медитации я вышла на улицу, и мне попалась книжка "Волшебник Изумрудного Города". Я давно хотела ее перечитать и, придя домой, залпом "проглотила" книгу. Я почувствовала сходство со Львом (это мой знак Зодиака), считавшим себя трусливым, а на деле - бесстрашным. Затем я решила выполнить ритуал, рекомендованный Великим Гудвином - выпить напиток смелости.

Я заварила уссурийский чай в термосе, поставила его на стул в центре комнаты и исполнила вокруг термоса танец Льва. Сначала он был испуган, а в конце я, будучи львом, оглашала джунгли раскатистым ревом, ощущая себя подлинным царем зверей. Я получила мантру, с помощью которой зарядила чай, и потом мелкими глотками выпила напиток смелости из блюдечка.

Можно сказать, что после медитации, танца и чая я вошла в состояние парения. Если раньше я жила в напряжении, ожидая очередного несчастья, то теперь появилась необыкновенная легкость, все получается само собой. Излишне говорить, что страх перед публичным выступлением испарился.

Хотите шесть баллов?

Я не успела подготовиться к экзамену по психологии Вечером перед экзаменом я легла на диван поудобнее. Для Симорона - это самое главное, ведь он все делает, лежа на диване. Я начала читать лекции, но прочитанное тут же вылетало из головы. Тогда я решила, что лучше просто держать тетрадь перед собой и повторять: "А на самом деле я включаю музыку верблюдам". Так я и сделала.

Наступил день экзамена. Когда я зашла в аудиторию и взяла билет, то поняла, что не знаю ответа ни на один вопрос. Я подумала: "Ну вот, довключалась!" В этот момент преподаватель спросил:

- Кто хорошо знает английский?

Я подняла руку.

- Пожалуйста, следуйте за мной.

Преподаватель отвел меня в другой кабинет и попросил перевести пустяковый текст. Я быстро справилась с этим заданием, после чего обрадованный экзаменатор заявил:

- Хотите, я поставлю вам шесть баллов по психологии

- Нет, спасибо, мне достаточно пятерки.