Вместо послесловия.

Отступая159 от традиции, мы решили не давать привычного в таких случаях послесловия, а вместо этого предоставить возможность высказать свои соображения по проблемам, затронутым в книге Нормана Кона, представителям двух разных профессий. Один из них - политолог, зав. сектором по изучению Израиля Института востоковедения АН СССР Карасова Т.А., второй - врач-психиатр Черняховский Д.А. И политолог, и психиатр - каждый в своей области - профессионально сталкивались с мифом о всемирном еврейском заговоре, который с наибольшей полнотой воплотился в полицейской фальшивке, известной под названием "Протоколы сионских мудрецов". Нам представляется интересным дать слово двум научным работникам, которые принимали участие в редактировании книги Н. Кона и могут предложить вниманию читателей некоторые идеи в развитие темы современного антисемитизма.


159 В царской России не было учреждений, соответствующих французскому кассационному суду, поэтому в "Протоколах" его нет. - Прим. ред.


Глазами политолога...

Предлагаемая советским читателям книга Нормана Кона "Благословение на геноцид: миф о всемирном заговоре евреев и "Протоколы сионских мудрецов"" была впервые опубликована еще в 1967 году. Она не является, таким образом, последней новинкой книжного мира, однако издательство "Прогресс" сочло нужным выпустить ее в русском переводе именно сейчас.

В книге анализируется история возникновения и широкого распространения в различных странах целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу так называемых "Протоколов сионских мудрецов". Сутью "Протоколов" является описание мифа о всемирном еврейском заговоре, цель которого - обретение власти над миром и установление еврейского господства.

Сфабрикованные царской охранкой в самом конце прошлого века, "Протоколы" в России стали знаменем борьбы ультрареакционных и монархических кругов против идей либерализма и демократии. Они были взяты на вооружение русским черносотенным движением до Октябрьской революции, а затем и его последователями в белых армиях. Вывезенные белой эмиграцией в Европу, в 20-30-е годы "Протоколы" циркулировали по свету в миллионах копий. После установления нацистского режима в Германии они стали идейной базой для геноцида еврейского народа.

История разоблачила провокационную сущность этого подлога.

Как известно, в последние годы в нашей стране активизировались силы, которые пытаются реанимировать "Протоколы". Не только экстремисты из патриотического объединения "Память" и близких к нему организаций взяли на вооружение лозунг борьбы против "еврейского заговора" (сейчас уже чаще "сионистского заговора") и выдвигают антисемитские идеи в качестве программных требований, но и целый ряд организаций и объединений творческой интеллигенции, некоторые неофициальные общественные организации, а также авторы антисионистских изданий в СССР возрождают антисемитские предрассудки. Поэтому и в наши дни возникла необходимость снова обратить внимание на историю и сущность антисемитизма, а также на ту роль, которую сыграли "Протоколы" в распространении антисемитских настроений в различных странах мира.

Широкое распространение по всему миру "Протоколов" и мифа о заговоре свидетельствует о том, что такая "постановка" еврейского вопроса до сих пор находит определенный отклик в некоторых слоях общества разных стран. История, на наш взгляд, обладает способностью "быть экономной" и предлагает человечеству ряд бесконечно повторяющихся (с некоторыми современными вариантами) ситуаций и проблем, требующих своего разрешения. Одной из таких "мировых проблем" является живучесть антисемитизма.

Антисемитизм всегда был наиболее удобным мифом о "врагах". Во всем мире антисемитизм давно утратил свои религиозно-исторические корни, теперь он стал продуктом социально-политического развития современного общества. Антисемитизм приспосабливается к любым историческим условиям и ситуациям, меняет свою окраску, но всегда при этом на политическом уровне пускает в ход те же стереотипы обвинения против евреев - их стремление к мировому господству и враждебность всему остальному миру. Для обоснования этих обвинений в разные периоды истории антисемитизм стремился использовать любую религию, любые националистические предрассудки.

Однако наиболее резко усиливается он в кризисные периоды развития общества, в трудные времена, чтобы неизменно встать на защиту отживающих реакционных идей или чтобы стать одним из обоснований новой, самой реакционной тоталитарной идеологии, как это было с национал-социализмом.

Антисемитизм способствует возбуждению шовинистических настроений в массах. При обострении жизненных трудностей, когда усиливающееся неблагополучие зачастую ассоциируется с чьей-то "злой волей", антисемитские настроения распространяются с особой быстротой и силой.

В этой связи Н. Бердяев писал в свое время: "Ненависть к евреям часто бывает поиском козла отпущения. Когда люди чувствуют себя несчастными и связывают свои личные несчастья с несчастьями историческими, то они ищут виновного, на которого можно было бы все несчастия свалить... Нет ничего легче, как убедить людей низкого уровня сознательности, что во всем виноваты евреи..."160


160 См.: Н. Бердяев. Христианство и антисемитизм (религиозная судьба еврейства). Изд. Религиозно-философской академии. Париж, б.г., с. 13.


Именно для этих целей антисемитизму и нужна такая общая, гибкая, "готовая к употреблению" во все времена схема для обвинений евреев, какой являются "Протоколы".

"Протоколы" - универсальная формула, которая позволяет любое действие евреев, а также любые изменения в мире трактовать как их стремление к захвату власти над миром. Такая формула является самой сутью предрассудка, формирующего образ врага, виновного во всех экономических и политических трудностях, предрассудка, как правило паразитирующего на неудовлетворенности масс реальностью жизни.

"Протоколы" актуальны, пока актуален антисемитизм. Предпринятый Норманом Коном анализ "Протоколов", на наш взгляд, во-первых, дает возможность вскрыть истинную природу и цели современного антисемитизма. Во-вторых, показать в историческом плане механизм использования "Протоколов" в политическом арсенале реакции и выявить, какие именно идеи из "Протоколов" и сегодня используются в качестве оружия консервативных сил в борьбе за власть.

О предназначении "Протоколов" говорит сама их структура, которую Кон подвергает основательному анализу. Автор выделяет три основные темы "Протоколов": 1) критика либерализма; 2) анализ методов достижения евреями мирового господства; 3) описание их мирового господства.

Как известно, отрывки из целого ряда антисемитских изданий второй половины XIX века161 которые позднее так или иначе были включены в "Протоколы", посвящены в основном критике либеральных идей в Европе, идей, которые авторы этих изданий считали "плодом масонского" или "масоно-еврейского" заговора. Затем, воспользовавшись "Диалогами в аду" Жоли, авторы "Протоколов" также приспособили это сочинение для критики либерализма, тогда как сам Жоли написал свой памфлет против деспотизма.


161 Н. Кон в своей книге дает обстоятельный обзор антисемитских сочинений XIX в. К наиболее известным, которые приведены в книге, относятся, например: Gougenot des Mousseaux. Le Juif, le Judaisme et la judaisation des peuples chretiens. Paris, 1969; Drumout Edouard. La France juive. Paris, 1986; John Retcliffe. Biarritz. Berlin, 1868.


Таким образом, сторонники авторитарной власти использовали описание этой власти для устрашения всего мира, приписав замысел установления тоталитарного правления не самим силам реакции, родившим и поддерживавшим этот режим, а их антиподам, демократическим силам.

Более поздние издатели и распространители "Протоколов" в том же умысле обвиняли революционеров-демократов, большевиков, марксистов и т.д. Итак, совершился политический подлог - "перевертыш". Вследствие этого "Протоколы" в различные периоды истории последовательно трактовались как свидетельства "франкмасонского", "масоно-еврейского", "масоно-болышевистского", "масоно-жидо-большевистского", а в последнее время - "масоно-сионистского" или просто "международного сионистского" заговора с целью обретения господства над миром.

Остальные части "Протоколов" - анализ методов достижения евреями мирового господства и описание этого господства - еще более универсальны и просты для их спекулятивного использования.

Самим планам и методам разрушения нееврейского общества посвящено 10 протоколов. В них, по выражению В.Л. Бурцева, одного из самых серьезных исследователей "Протоколов", средства достижения мирового господства пропитаны некой "логикой безумия"162. Механизм обретения власти "мудрецами" весьма прост: демократические свободы, алкоголизм, экономические войны, продажная пресса, спекуляция, проституция - все это рекомендуется как средства дьявольского разрушения общества. Вызвав кризис и беспорядки, приведя государства к разрушению, "сионские мудрецы" натравят измученное население против своих правителей. Далее, как справедливо отмечает Кон, главное - заставить поверить недовольные массы, что "только тиран может навести порядок в обществе", а затем уже показать, что "сионским мудрецам" в такой ситуации ничего не стоит захватить власть.


162 В.Л. Бурцев. "Протоколы сионских мудрецов": доказанный подлог. Париж, 1938, с. 16.


При этом непонятно, правда, почему "сионские мудрецы" шли на такой страшный риск, ибо они должны были бы знать, что за революцией часто следует контрреволюция и торжество реакции, а стало быть, и наступление антисемитизма163.


163 Там же.


Другое проявление "логики безумия" состоит в том, что "сионские заговорщики" хотели, в сущности, разрушить все то, что они затем собираются восстанавливать и укреплять после переворота, так как описание самого господства "мудрецов" дает основание полагать, что идеалом их царства остаются все тот же деспотизм и тоталитарное правление в самых крайних формах.

Всмотримся внимательней в текст "Протоколов". Мифический иудейский правитель - все тот же самодержавный монарх, восточный деспот. Страна - его собственность, подданные - его рабы. Идеалом "сионских мудрецов", как это видно из "Протоколов", является довольно точная копия той же самой самодержавной монархии, полицейского государства, против которого они якобы и составили заговор и которое они намерены разрушить. "Одним словом, - замечает В.Л. Бурцев, - самодержавная Россия и другие полицейско-абсолютистские монархии были своего рода обетованными странами для сионских мудрецов в смысле совершившегося уже воплощения идеала и некоторых наиболее существенных стремлений, высказанных в "Протоколах". Не явное ли безумие со стороны сионских мудрецов - если бы таковые существовали - из-за "царя иудейского"... подкапываться и разрушать устои этих стран, чтобы воссоздать их после успеха их заговора?"164


164 В.Л. Бурцев. Указ. соч., с. 18.


Действительно, описание самого "сионистского господства" в "Протоколах" напоминает в одинаковой степени любой тоталитаризм - и сталинизм, и гитлеризм.

Однако почему же тогда эти идеи в таком нелогичном изложении попали в "Протоколы"? Ответ на этот вопрос кроется в самой истории создания "Протоколов". Если вспомнить, что составителями "Протоколов" были офицеры царской охранки и близкие к ним лица, становится понятным, что и смысл, и содержание этого подлога соответствуют интеллекту и умонастроениям их создателей. Поскольку авторы фальшивки принадлежали к ультрареакционным кругам, они и приписали "чудовищам от Сиона" свою черносотенную программу, механически соединив ее с разглагольствованиями о "ненавистных гоях" и "царстве иудейском".

"Протоколы" были созданы и внедрены в Россию, когда там набирала силу модернизация и либерализация русского политического режима. Целью создателей "Протоколов" была дискредитация политики реформ.

Вот уже на протяжении почти целого века "Протоколы" неизменно оказываются в руках самых оголтелых идеологов ультрареакционных движений, размахивающих ими для устрашения толпы "чудовищными преступлениями евреев" (сегодня - сионистов). Их цель всегда одна и та же: воздействие на некоторых правителей или представителей высшей бюрократии, а также на определенные слои общества с целью распространения и усиления антисемитских, погромных настроений, которые помогли бы тем или иным силам обрести политический капитал.

Поэтому никого из тех, кто в своей деятельности опирался на "Протоколы", никогда по-настоящему не волновали вопросы их подлинности или, так сказать, "качества". Даже в начале XX века в России если и говорили о "Протоколах", то в основном только как о ничтожном пасквиле. Они некоторое время не имели никакого влияния на политическую жизнь страны.

Более того, "Протоколы", очевидно, и не предназначались для широкого распространения. Если бы их предназначали для печати, они бы, наверное, были бы сфабрикованы более тщательно. Об узких, конкретных политических целях первых распространителей "Протоколов" подробно рассказывает Н. Кон в главе I.

В подлинность "Протоколов" не верили даже те, кто их издавал и распространял в России. Известно, что даже фанатик-антисемит Нилус, автор наиболее распространенной публикации "Протоколов", допускал, что они "подложные".

Впоследствии для идеологов нацизма вопрос о подлинности "Протоколов", как и для российских черносотенцев, не был существенным.

Разоблачение "Таймс", которое доказало факт плагиата, не имело для них никакого значения. Для самого Гитлера тоже было безразлично, являются ли "Протоколы" подлинными документами или фальшивкой. По свидетельству Г. Раушнинга, приводимому Н. Коном, Гитлер в беседе с ним заметил, что "...ему абсолютно наплевать, была ли эта история ("Протоколы". - Т.К.) достоверной"165.


165 H. Rauschning. Hitler Speaks. London, 1939, p. 236.


Почти все участвующие в распространении "Протоколов" люди прямо или косвенно признавались в своем неверии в их подлинность. Все они рассчитывали - и не без основания, - что "Протоколы" в любом случае будут очень полезны для антисемитской агитации.

Не волновала их и "качественная сторона" вопроса. Все, кто дал себе труд хоть сколько-нибудь внимательно прочитать "Протоколы", неизменно приходили к выводу, что это неуклюже состряпанная, циничная, безграмотная до наивности ложь, претендующая на "откровение".

По мнению В.Л. Бурцева, "они ("Протоколы".- Т.К.) - самый нелепый документ, какой только мог быть измышлен против еврейства, ибо они - бесталанный подлог и неумелый плагиат"166.


166 Бурцев В.Л. Указ. соч., с. 10.


Как остроумно заметил профессор теологии о. Пьер Чарльз, автор статьи о "Протоколах", опубликованной еще в 1938 году, "если у этих таинственных "сионских мудрецов" мудрости не больше, чем они продемонстрировали на этих страницах ("Протоколов". - Т.К.), мир может спать спокойно"167. И далее: "Изучение самого содержания "Протоколов" приводит к первому выводу: они не содержат ничего, хотя бы отдаленно напоминающего какой-то план или организацию. Авторы абсолютно невежественны в финансовых вопросах, они ничего не знают о политических институтах, они необычайно наивны и претенциозны. В "Протоколах" не содержится ничего конструктивного, даже по части подготовки ко всеобщему разрушению. Кроме того, они изобилуют противоречиями. Я бросаю вызов всякому, кто вытянет из этих страниц хоть что-нибудь, что можно назвать программой или даже самым легким намеком на программу"168.


167 Текст статьи о. Пьера Чарльза приведен в сб. "The Bridge". A Yearbook of Judeo-Christian Studies. Vol.I, N.Y., 1955.


168 Ibid, р. 168.


В свою очередь Н. Бердяев подчеркивал: "Я считаю ниже своего достоинства опровергать "Протоколы сионских мудрецов". Для всякого не потерявшего элементарного психологического чутья ясно при чтении этого низкопробного документа, что он представляет наглую фальсификацию ненавистников еврейства. К тому же можно считать доказанным, что документ этот сфабрикован в департаменте полиции. Он предназначен для уровня чайных "Союза русского народа", этих отбросов русского народа"169.


169 H. Бердяев. Указ. соч., с. 13-14.


Однако, как это ни удивительно, другое мнение сегодня встречается у некоторых советских авторов. Например, главный редактор журнала "Наш современник" Станислав Куняев считает, что "Протоколы" - "плод работы античеловеческого ума и почти сверхъестественной, поистине сатанинской воли", что "эта книга - плод тщательного анализа всей политической истории человечества. Кто бы ее ни создал - она создана незаурядными умами, злыми анонимными демонами политической мысли своего времени"170.


170 С. Куняев. Палка о двух концах. - "Наш современник", 1989, No 6, с. 161.


Подобная романтизация, демонизация "Протоколов", приписываемая их автору почти сверхъестественная сила интеллекта способствуют реанимации идеи о мировом заговоре неких зловещих, могущественных "сионских мудрецов", или главарей "международного сионистского против заговора" русского народа.

Однако настало время задать вопрос: какое вообще отношение имеют "Протоколы" к сионистскому движению? Почему в конце концов стараниями антисемитов за целый век не были выявлены и названы сами "сионские мудрецы"? Где 33 подписи? Почему враги рода человеческого не изобличены поименно, а Нилусом приведено лишь имя Герцля, и то только после его смерти?

Даже во времена первых распространителей "Протоколов" были многочисленные противоречия в квалификации "сионских мудрецов" как деятелей сионистского движения. Кон рассказывает, что уже в самом раннем издании "Протоколов" в газете "Знамя" переводчик в постскриптуме подчеркивает, что "Протоколы" не имеют ничего общего с сионистским движением. Однако издатель "Знамени" Крушеван в той же газете утверждает, что "Протоколы" являют собой "угрозу сионизма".

Бутми, например, настаивал на том, чтобы не смешивать эти два понятия, а Нилус заявлял в издании "Протоколов" 1917 года, что они представляют собой именно план, принятый секретно в Базеле на I Конгрессе Всемирной сионистской организации (ВСО) в 1897 г. Однако сам Нилус в более раннем издании 1905 года утверждал, что доклады были прочитаны не в Базеле, а во Франции. Существовала также версия, что само определение "мудрецов" как "сионских" возникло от фамилии Ильи Циона, журналиста, непримиримого противника реформатора С. Витте, против которого в "Протоколах", несомненно, содержались явные нападки.

Плагиатор, который настаивал, что "Протоколы" - это секретные документы Базельского конгресса ВСО, простодушно вложил в уста "сионских мудрецов" латинские цитаты из Библии, взятые им у Жоли, не очень-то задумываясь над тем, что только один этот факт говорит о подделке. Но сейчас нас интересует другое. С. Нилус, который утверждал, что "Протоколы" - дело рук сионистов, приводит в издании 1917 года следующий протокол: "...мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь "панама"..."171


171 Сергей Нилус. Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко. Сергиев Посад, 1917, с. 123.


Конечно, этой фразы не могло быть в памфлете Жоли, опубликованном в 1864 г. Это - позднейшее добавление плагиатора, которое лишний раз доказывает, что сами "Протоколы" были состряпаны позже Базельского конгресса.

Происхождение непонятного слова "панама" в 10-м протоколе следующее. В 1885 году обанкротившаяся компания Панамского канала поручила авантюристу еврею Корнелиусу Герцу добиться разрешения от французского парламента на выпуск бон. Герц воспользовался услугами барона Дж. де Рейнаха, тоже еврея, который для этой цели подкупил многих законодателей. В 1892 году это обнаружилось, и скандал стал достоянием публики. Рейнах покончил с собой. Подкупленные законодатели предстали перед парламентской комиссией по расследованию, однако были наказаны сравнительно легко. Лубе, который в то время был премьером, вынужден был уйти в отставку. Когда затем в 1899 году он стал президентом, толпы народа, собравшиеся на улице, напоминая ему о скандале, кричали: "Панама! Панама!"

Возвращаясь к "Протоколам", вряд ли может прийти в голову, что даже столь изощренные "мудрецы" как сионисты, еще в 1897 г. (год конгресса в Базеле), смогли предвидеть реакцию французского народа на скандал в 1899 году. Кроме того, нет оснований считать, что "мудрецы" захотели бы лишний раз напоминать о скандале, в котором были замешаны евреи. Естественно, каждому серьезному и внимательному читателю совершенно очевидно, что "Протоколы" составили после или в 1899 году, что делает несостоятельными обвинения С. Нилуса.

Существует еще одна версия, что сионисты, собравшись в 1897 году в Базеле, специально использовали как основу памфлет Жоли, чтобы в случае обнаружения "Протоколов" в будущем можно было спрятаться за это алиби и убедить всех, что они - фальшивка, плагиат. О. Пьер Чарльз замечает по этому поводу: "Это почти также умно, как говорить, что египетские пирамиды были построены, чтобы служить мостом над Дунаем, или что Нотр-Дам де Пари - это крепость, защищающая Пиренеи"172.


172 Pierre Charles, S.J. Op. cit., p. 186-187.


Вместе с тем эта легенда жива и сейчас. И вообще, идея о том, что именно евреи-сионисты - корень всех бед, находит сегодня у нас в стране все более широкое распространение. Она - проявление крайней нетерпимости, ксенофобии, откровенного антисемитизма. Эти настроения, как это ни печально, все сильнее проникают в интеллигентско-писательскую среду, и вот уже на VI пленуме Правления СП РСФСР можно было услышать: "...доколе иуда сионизм будет травить и истреблять наш народ..."173


173 См.: "Известия", 22 марта 1990 г., с.3.


Вернемся к событиям в Германии 20-30-х годов. "Протоколы" были усвоены нацистской философией, и на их основе выработана идея "расового противостояния" арийцев и евреев. Как подчеркивал Н. Кон, для нацистов вся история человечества была представлена как неизбежная борьба между духовностью, олицетворением которой является "немецкая раса", и материализмом, нашедшим свое воплощение в "еврейской расе".

Борьба между этими двумя единственными чистыми "расами" (все остальные - лишь "хаос, мешанина народов") и является основным содержанием исторического процесса. "Стоит только уверовать в это, - подчеркивает Н. Кон, - как тут же подобные убеждения приведут к массовым убийствам".

Согласно пропагандистским установкам национал-социализма, вторая мировая война должна была быть преподнесена немецкому народу как война против "всемирного еврейства". Тем самым оправдывалась постановка вопроса о выселении и уничтожении евреев внутри рейха, а затем в намеченных для захвата странах. В соответствии с этими установками нападение на СССР трактовалось нацистскими идеологами как борьба с "еврейско-большевистским заговором", а марксизм объявлялся "еврейским движением". Автор книги приводит, например, высказывание Генриха Гиммлера в лекции, посвященной сути СС, в январе 1937 года, где он определил в качестве "национального противника" третьего рейха "международный большевизм", направляемый евреями и масонами.

Гитлер в "Моей борьбе" широко использовал "Протоколы". Вскоре они стали частью официальной нацистской теории и пропаганды. Н. Кон говорит об "искренности" антисемитизма Гитлера, о его отношении к евреям как о проявлении своего рода безумия. Он считает, что для Гитлера все, что ограничивало его собственное маниакальное стремление к господству, автоматически воспринималось как часть еврейского всемирного заговора... "Любая нация, большая или малая, которая пыталась защищать свою территорию или свои интересы от ненасытных претензий Германии, тем самым доказывала, что является орудием в руках "сионских мудрецов". В глазах Гитлера Россия являлась той страной, где евреи "заразили" все население. Отсюда возникла откровенно изложенная цель - уничтожение русских. Существует также тезис о мнимой "иррациональности" гитлеровского антисемитизма. Это ведет к несколько упрощенному и узко персонифицированному представлению о германском фашизме и антисемитизме, сводит проблему к личности Гитлера и нескольких фашистских главарей, что не дает возможности ответить на вопрос о живучести антисемитских предрассудков в настоящее время и о закономерности обострения антисемитизма в различные исторические периоды.

"Расовое учение" нацистов имело сугубо практическое значение.

Истерический надрыв "Моей борьбы" был хладнокровно использован Гитлером и СС. Внедренное в совершенно определенных целях ни в коем случае не являлось лишь "чистой идеологией". Практическое осуществление планов территориальных захватов диктовало задачу ликвидации возможного противостояния покоренных народов - людей "чужой, низшей расы". Отсюда - задачи истребления восточноевропейских (прежде всего русского) народов, их "расовое истощение" и т.д. Но прежде всего, исходя также из чисто практических задач, была выдвинута идея о евреях как "смертельных расовых врагах" немецкого народа в его борьбе за существование. К 1933 году в результате примерно 20-летней антисемитской пропаганды, призванной мобилизовать всю арийскую нацию, евреи превратились для лидеров национал-социализма в политический потенциал, необходимый нацистской пропаганде для оправдания полицейских методов обеспечения внутренней стабилизации режима, а также для психологической подготовки к войне за "жизненное пространство" как к войне против заклятого "всемирного врага". Если в царской России миф о всемирном заговоре использовался для дискредитации идей либеральной демократии, то в Третьем рейхе его использовали не только для нейтрализации возможных противников диктатуры, но и для оправдания всей системы внутреннего и внешнего террора. Планомерная, последовательная антисемитская пропаганда, основанная на "Протоколах", привела к тому, что в нацистской Германии стало официально признанным, что отрицать существование всемирного заговора евреев может только враг режима, которого надлежит немедленно уничтожить.

Результатом этой обработки немецкого народа явились принятие антиеврейских законов внутри страны и массовые убийства евреев как в самом рейхе, так и за его пределами.

Именно вследствие такой идеологической подготовки и стал возможен "ужас XX века" - Голокауст, массовое истребление евреев в Европе.

Конечно, Голокауст - не единственное преступление нацизма, который проводил политику уничтожения и других народов Европы. Но преуменьшать размеры Катастрофы, замалчивать размах геноцида европейского еврейства нельзя. Нельзя забывать, что евреев гитлеровцы уничтожали именно как "враждебную расу", ставя целью полное истребление этой группы европейского населения.

Разрушение нацистской военной машины в 1945 году на время приостановило распространение мифа о еврейском заговоре. Однако теперь уже в нашей стране (да еще в арабском мире) идеи "Протоколов" вновь используются для устрашения публики, для дестабилизации обстановки в обществе, для активизации погромных настроений.

Универсальная роль "Протоколов" в различные исторические периоды диктуется также и теми общими чертами, которые присущи силам, их использовавшим. И черносотенное движение, и нацизм и некоторые крайние наши национал-патриотические течения - все они, при кажущемся различии, имеют общие сущностные черты. Это прежде всего тяготение к сильной власти, к тоталитарному правлению. Отсюда приверженность некоторых идеологов русского национализма к сталинщине как к режиму, превратившему Россию в сверхдержаву. Это - тяготение тоталитарной системы к "национальной идее"; враждебность ко всем проявлениям "западного либерализма", ненависть к "гнилой космополитической интеллигенции". Это - откровенная ксенофобия.

Крайне националистические "патриотические течения", "панславинизм", кокетничающий с язычеством, как и старорежимное черносотенство, исповедуют ли они православие, сталинизм, идею "сильной руки" - все они едины в поисках врага на "гнилом" Западе, среди масонов и космополитов, все они едины в своем антисемитизме.

Так, адепты нацистской идеологии искали везде на Западе прежде всего в Советском Союзе "еврейскую кровь". В конце 30-х годов в Германии начали выходить "труды" типа "Евреи за спиной Сталина", где, по свидетельству Кона, все официальные лица в Советском Союзе были определены как евреи. "Вскоре каждый политик любой страны, - пишет Кон, - который пытался помешать планам Гитлера, начиная с Рузвельта, объявлялся евреем, евреем наполовину или по крайней мере мужем еврейки..."

Как это напоминает поиск "Памяти" евреев или "породненных с евреями" среди своих идейных противников!

Психология bookap

Итак, подытоживая сказанное, следует вновь подчеркнуть, что "Протоколы", которые выдавались когда-то за программу покорения мира, есть не что иное, как неуклюжая фальшивка, на каждом шагу выдающая плагиат. Цель изготовления "Протоколов" ясна: она диктовалась событиями внутренней политической ситуации в России в начале XX века, и впоследствии распространители и защитники "Протоколов" исходили в своей деятельности из тех политических задач, которые они преследовали в конкретной исторической ситуации в той или иной стране. Сионистское движение, его лидеры и конгресс ВСО в Базеле не имеют ничего общего с историей создания "Протоколов", которые в кризисные исторические периоды вновь становятся орудием националистической и антисемитской пропаганды.

Хочется верить, что злосчастные "Протоколы сионских мудрецов", названные кем-то "позором XX века", не перешагнут с нами в век следующий.