Историческое отступление № 3.

Имперскость - не племенное чванство. Два лика Сталина.

1.

Пожалуй, у иных читателей накопилось много вопросов отнюдь не военно-технического характера. И, наверное, первый их них - националисты ли мы? И почему мы упорно употребляем слово "русский", говоря о многонациональной Империи?

Если понимать под словом "националист" патологических, неопрятных на вид субъектов, помешанных на преследовании инородцев, готовых объявить людьми "второго сорта" не только узбеков или азербайджанцев, но и хохлов, то мы - не националисты.

Мы против тех, кто придерживается взгляда: какой угодно русский лучше всякого другого человека не этой национальности. Ибо знаем, что возведение сего принципа в абсолют приведет к власти массу бездарей и посредственностей, доносчиков и трусов, которые начнут выбивать талантливых и доблестных людей. Сие - царство той же черни, ведущее к власти субпассионариев под националистическими лозунгами.

Мы - люди имперские, стоящие за здоровую иерархию, за отбор в аристократию людей талантливых и храбрых. Людей высокого духа и воинской доблести. Но опыт говорит нам: больше всего таких личностей дает славяно-православная "толща". Подавляющее большинство тех, кто созидал и защищал Империю - это великороссы, малороссы и белорусы.

Опыт говорит нам: Империя - это мир. При ней малые народы не режут друг друга, при ней не бомбят свои же города. Любая рознь подавляется жестоко и быстро. Мой тесть рассказывал мне, как в начале 50-х резня в Карабахе была пресечена в зародыше - после публичного суда над виновными и расстрела зачинщиков.

Мы знаем, что русские - народ имперский. Пусть армяне торгуют и чинят обувь под сенью наших штыков, пусть мирный узбек возделывает свой клочок земли, пусть грузин лелеет виноградную лозу. Русские же в возможной и будущей Империи - это воины и хранители порядка, мощи. Они поведут атомные крейсеры и оживят сложнейшие производства, они будут вешать смутьянов. Ибо за нами - вековой имперский опыт. Мы - хранители державы, и такими нас создал Бог.

В русской цивилизации, где отбор элиты идет по личной храбрости и преданности Империи, найдется место всем. У нас было много доблестных полководцев, считавших себя русскими: грузины Багратион и Цицианов, сербы Милорадович и Гудович, армяне Бебутов и Баграмян, поляк Рокоссовский, еврей Драгунский. Но большинство всегда будет за народом, имеющим имперский опыт. Две тысячи лет назад то были римляне, ныне - русские. И тогда, и еще недавно всякий хотел принять их славное имя.

Поэтому мы - люди имперские, сторонники здоровой иерархии, власти не торгашей, а священников и воинов. Пассионариев.

2.

Нам говорят: Империи не захотели народы СССР. Мы же знаем: все произошло из-за того, что мы слишком мало рассказывали армянам, как их резали турки и насиловали иранцы, грузинам - об опустошительных набегах Аббасшаха, а казахам - о том, как джунгары складывали пирамиды из их голов.

Нам ли не знать о могучей силе кино, газет и телевидения? Все эти инструменты были в Империи. Их просто бездарно использовали. И азиатские мальчишки по-прежнему бредили бы генералом Панфиловым или маршалом Жуковым.

В нашей Державе жили народы не западного культурного ареала, с которыми, восстанови мы православно-византийско-воинские ценности, русские жили бы в полном мире и добрососедстве. С мусульманами и буддистами, коим противна западная "свобода". Просто не надо было порождать у этих народов необоснованные иллюзии и "интеллигентскую заразу", плодя "липовых" врачей, ученых и инженеров в Азии и Закавказье. Обесценивая тем русские ум, умения, мужество.

Мы знаем по нынешнему опыту: армяне и украинцы, некогда голосовавшие за независимость, ныне со слезами вспоминают единую страну и мир в ней.

Мы знаем: лишь тот мир стабилен, где правят сильные империи. И нет мира злей и кровавей, где люди разделены на малые "национальные государства".

Мы - не немцы, не голландцы и не французы. Мы - народ имперский, и иная роль для нас - деградация.

3.

Нас спрашивают: почему вы, ругая КПСС за разложение верхушки, так часто поминаете Сталина? Спору нет, он - фигура контрастная. На его душе много грехов и невинных жертв. Но если мы положим их на одну чашу весов истории, положив на другую его заслуги, то стрелка как минимум покажет равновесие.

Вспоминаем потому, что Сталин - еретик с точки зрения правоверных марксистов. Он - воссоздатель Империи. Он не ждал мировой революции, не сжигал для нее страну - он созидал имперского колосса. Сталин передавил и почти полностью уничтожил семя старых большевиков - аронштамов, нахамкесов, розенфельдов. Хотевших сделать из нас страну - сырьевой придаток Запада с полицейским режимом во главе с ними.

Сталин строил не социализм нахамкесов и Троцких с его уравниловкой, а военно-технократическую иерархию, уничтожая мало-помалу охаивателей русской имперской истории, возвращая символы Империи, воплощая внешнеполитическую программу царей, поднимая патриотизм.

Он создал цивилизацию, утеревшую нос Западу. Конечно, на душе у него много грехов, и не все шло на благо русскости. Задавив аронштамов и цахесов, разрушивших Империю в 1917-м, заткнув им казуистически-демагогические рты культом своей личности, он так и не сверг фарисейско-марксистскую идеологию с престола. Не заменил ее иерархически-аристократической. В этом - его самое большое преступление. Как и в том, что он не создал системы, поднимавшей пассионариев наверх без его воли.

Вы клянете его за ГУЛАГ и колхозы? Но как было поступать иначе, как строить заводы, бомбардировщики и танки, коли Запад не давал ни гроша, времени было в обрез, а страну окружали враги с дредноутами, нарывным газом и механизированными дивизиями, когда Япония похвалялась водрузить Знамя Страны Восходящего Солнца на Урале? Когда Китай в 1929-м году попытался оторвать от нас Приамурье? Ведь у Сталина не было в запасе столетья, чтобы вести индустриализацию постепенно, шаг за шагом, начиная с ситцевых фабрик. Страна нуждалась в самолетах, моторах, стали - и немедленно!

По этой логике вам надо проклясть и Петра Великого, создавшего русский флот, сильнейшую армию, науку и уральский промышленный пояс. Ведь он тоже сгонял на стройки сотни тысяч подневольных, воздвигая Петербург на костях. Не пожалел он и церковных колоколов на военные нужды.

Вы клянете Сталина за казни "интеллигенции", эти малевателей " черных квадратов" и авторов стихов "Дыр бул щир"? Но не сыты ли мы сегодня властью "творческой братии", при которой пылают целые земли, превращаясь в пустыню с трупами, со вспоротыми животами и посаженными на кол, с пальбой из пушек в центре Москвы? Ибо актеры-лицедеи у власти - это Нерон-артист, приказавший зажечь Великий Рим, сгусток крови и пота державных предков. Ради своих "внутренних переживаний" и впечатлений.

Мандельштамы, пастернаки, бабели. Нерон жег Вечный город - а музыкант Ростропович сладострастно вспоминает минуты крушения Империи, устраивая концерт с пушечной пальбой на Красной площади. Нет, не зря наши древние предки-воины считали актеров изгоями, хороня их отдельно!

Превыше виолончели Ростроповича - мощь имперских флотов и армий! Превыше клоаки режиссеров и извращенцев-шоуменов - круг воинов!

Пусть одни делают иконы из Бергсона и Пазолини, из Кардена или бывшего бармена, ставшего банкиром. А наши боги - это капитан Гастелло, огненной кометой поразивший гущу врагов. Или адмирал Укаги, расцветший хризантемой из пламени над Окинавой, дабы не пережить своей Империи. Или подполковник Владимир Сарабеев, направивший свой смертельно раненый штурмовик на скопление дудаевских "волков".

Каждому - свое. Рожденные ползать не должны править русской державой.

4.

Прав был один мой коллега, когда сказал: нынешнее время - время остервеневших потребителей, вычерпывающих людей. Готовых в угоду своим аппетитам давить людей танковыми гусеницами. Разложившаяся верхушка СССР приватизировала первым делом не заводы, а добываемые нефть, газ, лес. Используя миллионы русских и остатки государства как рабов. А пожав на продаже сырья миллиарды долларов, эти твари не станки закупать стали, не технологии - они обложились каталогами роскошных вещей.

История, наверное, еще не знала столь чистого примера паразитов у власти, сожравших целую Империю. Даже немка Екатерина, ударяясь в дикие оргии и транжиря огромные деньги на увеселения, все же строила флот, завоевывала Причерноморье, и при ней русские корабли господствовали в Средиземном море, высадив в 1771 году десант аж в Бейруте.

На фоне этих жрущих крыс, покорно пищащих на окрики американцев, Сталин с его по-солдатски заправленной койкой выглядит исполином. И все попытки нынешней "демократии" облить его грязью - не более, чем пятнышки крысиного помета у ног колосса из сверкающей стали.

5.

Что ждет нас при этой власти? Может быть, ей удастся остановить распад России и даже задавить сепаратистов а-ля Дудаев. Допустим такое, ибо для войны с бандами не нужна имперская армия с авианосцами и Ту-160.

Но нам при ней не быть ни Империей, ни великим народом. Здесь будут церкви, к которым станут подъезжать вчерашние уголовники в "Мерседесах". Но не будет реакторов, флотов в небесах и океанах, машиностроения и роботов. Максимум, что нам позволит Запад - это печь пиццу на его оборудовании или шить рубашки на его станках.

Может быть, это даже назовут экономическим подъемом. Но более всего Запад хочет сделать из нас разобщенную толпу невежественных дебилов, с промытыми рекламой мозгами. Идиотов, чье назначение - добывать Западу нефть и газ, работать на экологически грязных заводах - по его заказам, и копошиться на свалках его дерьма, которые он тут устроит. Эта модель уже откатана - на примере "успешно работающей" алюминиевой индустрии. Вы нам - металл, мы вам - самолеты из него же. И еще мы все должны покупать за рубежом, отдавая деньги Западу. Все - от авиалайнеров до расчесок, до кошачьего корма.

6.

Нет, мы не обеляем Сталина, а лишь воздаем должное. Сталин двулик, как римский Янус. Подняв престиж русского инженера и сделав шаг к установлению военно-технократической иерархии, он, тем не менее погубил многие русские традиции.

Он не сумел создать механизм отбора лучших, и уже после его смерти к власти стали приходить уродцы и мелкие души. Сталин изваял невиданную мощь, но не смог вытерпеть рядом с собой гения маршала Жукова, ввергнув его в опалу.

Сталин был гениален, но не обладал цельным Имперским Знанием, стирая и равняя огромное разнообразие в православном народе - источник мощи и силы. Он смешал меж собою поморов и казаков, тамбовских крестьян и уральцев. Не зная, что за этим уравниванием, этой энтропией - смерть.

Мы виним его в огромных бессмысленных жертвах народа, когда вместе с действительно нечистью под ножи репрессивной мясорубки попал действительно цвет нации. Его отношение к огромному восточнославянско-православному народу чем-то напоминает тогдашнее отношение к природе. Слова "экология" не знали, на природу смотрели как на неисчерпаемый ресурс, и отходы, ничтоже сумняшеся, сливали в реки. Сталин так и не понял, что все его грандиозные стройки, созданная им многогранная мощь и почти выполненная геополитическая программа русских царей теряют смысл, если подорваны жизненные силы народа. И он относился к нему как к бездонному резервуару, кидая миллионы жертв в гигантские битвы, не считаясь с потерями. Что в еще больших масштабах копировали его партийные подчиненные. Я помню, как мой батя рассказывал мне о великом и трагическом эпизоде в обороне Одессы 1941-го. Когда враг прорвался к городу у Григорьевки, и отражать его бросились только прибывшие резервисты, шахтерские парни из Донбасса. Оружия им раздать еще не успели, были только ручные гранаты. Но они бросились на врага, меча в него лимонки и схватываясь голыми руками. Отразив прорыв, они почти все полегли. Беречь надо было таких сверхлюдей, а не бросать их на смерть, как дрова в топку!

Наш замечательный писатель Юрий Сергеев описал буквально пронизывающий душу эпизод битвы за Москву. К столице прорывается полсотни гитлеровских танков, и заслонить им путь нечем. И тогда новоприбывшему полку сибиряков предложили встретить врага, прыгая в глубокий снег с летящих на бреющем самолетов. Без парашютов, с высоты десяти-двадцати метров. Брали только добровольцев - но вперед шагнули все. Они прыгали с гранатами и противотанковыми ружьями в руках, и при этом разбивалось двенадцать из сотни. Они почти полностью уничтожили прорвавшихся немцев, которых обуял мистический ужас при виде этой картины. Даже самурайская доблесть меркнет перед этим эпизодом!

Сталин не понимал (или не хотел понимать), что так нельзя, что так сгинут самые лучшие, самые храбрые и честные. Что такие ариославяне не оставят здоровых детей. Что на смену полегшему цвету нации придет крикливое и трусливое племя "шестидесятников", что начнут плодиться гусманы и окуджавы, щаранские и ковалевы, евтушенки и вознесенские, березовские и чубайсы. И куда тогда пойдут все наши завоевания? Я не ставлю в вину Сталину расстрел Кольцова, Бабеля, Мейерхольда и им подобных - я вижу, что творят со страной такие же особи. Но подрыв жизненных сил моего народа - вот это действительно преступление. Мы знаем, что народ исчерпаем, и нужна его экология.

Но что, разве нынешние лучше? Сталин гробил людей ради Державы. А эти гробят по-другому, но тоже пачками. Ради своих загрансчетов, ради развала. И если Сталину есть оправдание, то этим - нет и не будет во веки веков. Ибо плоды царства этих реформаторов нам уже придется уничтожать два-три поколения. И обязательно придется заниматься экологией - выжигать сорняки, выпалывать пустоцветы, заводить особые поля, высевая на них здоровые, не тронутые пороками зерна. И убирать прочь больных особей, дабы они не давали нездорового потомства.

Сталин не сумел вдохнуть в грандиозную постройку Империи дух священности, неразрывности тысячелетнего дела. Не смог дать твердый духовный стержень стране. Оказался бессильным скрестить ядерную мощь и заветы наших предков.

В этом - его драма. Ибо вышел Сталин из среды, пропитанной чуждым нам духом марксизма - этой закваски из иудейских писаний. Из племени тварей, ненавидевших все русское, тысячелетнее.

Сейчас мы твердо знаем: козлобородые наркомы и комиссары, все эти левинсоны и розенфельды через два поколения закономерно рождают банкиров канторов и гусинских. Мы знаем: враг наш способен менять личину, сбивая с толку простодушных: вчера - на броневике, завтра - на "Мерседесе". Сегодня - с томом Ленина в руках, завтра - с трудами западных либералов.

У нас есть этот опыт. Сталин мог только предчувствовать. А посему мы должны, взяв лучшее из эпохи Цезаря с трубкой, пойти дальше. И быть мудрее. Мы ныне знаем, что русский народ может сделать имперским любой строй - хоть династию Романовых, хоть ленинских "наследников". И определение "до революции" может относиться и к 1913 году с его медно-красными самоварами и кустодиевскими купчихами, и ко времени парадов на Красной площади.

"До революции" - это когда у России есть сила, стабильность, воля к экспансии. А революцию можно делать хоть под красным знаменем, хоть под бело-сине-алым. Но всегда с одной-единственной целью - уничтожить нас как великий народ. И всегда с одними и теми же "героями". То ли с бронштейнами и Свердловыми, то ли с Чубайсами и Лившицами.

Да, Сталин погрузил страну в купель жестокости. Но тогда миллионы молодых и энергичных славян вырывались из затхлости убогих коммуналок да пьяных посиделок к штурвалам воздушных кораблей, к рычагам стремительных боевых машин. Миллионы познали небо, распуская в нем купола парашютов. Простые рабочие парили среди облаков на планерах и авиетках. Страна обретала новый тип - коротко стриженого русака с волевой нижней челюстью, повелителя мощных энергий. Техно-гения, не боящегося задач любой трудности, будь то летающая подводная лодка или подземная ракета. Грезившего полетами к Марсу или путешествиями в земной коре - как во "Владыках недр" Адамова. Мы шли по миру, как цари машин, пространств и мегатонн, и все с почтением склоняли перед нами головы. Мы могли говорить почти шепотом - и мир с замирающим сердцем ловил каждое имперское слово.

А что даст нынешнее время? Племя убогих невеж и торгашей, не обладающих самыми элементарными знаниями. С детства не видевших вокруг себя ни одной технической вещи русской марки. Знающих, как тыкать пальцами в кнопки импортных чудес, но пораженных комплексом национальной неполноценности. И даже понятия не имеющих о том, как работают все эти заграничные "Сони", "Кодаки" и "Боши". Поклоняющихся чужим компьютерам как богам.

Вы смеете хаять Сталина, склизкие карлики? Вот вам один простой пример. С 1991 по 1993 год органы МВД пытались найти в Москве группировку изготовителей "белого китайца" - синтетического наркотика страшной силы, который вызывает привыкание с первого приема и через три-четыре "движка" полностью разрушает печень. Ста граммов порошка достаточно, чтобы приготовить раствор для одурманивания всей столицы. С превеликим трудом удалось взять гениальных синтезаторов "белого китайца" - группу аспирантов и студентов-химиков МГУ, золотых медалистов и победителей химических олимпиад. Тех, кого режим лишил практически всякой возможности заниматься наукой, не рискуя умереть с голоду и не лишиться при этом семьи. Несколько сот грамм порошка-сырья оказалось у казанской мафии, и после переговоров с ней органов она отдала пакет с белой смертью. Но теперь, сокрушаются демократические журналисты, таланты-химики сидят по зонам, их снова опекают уголовные "авторитеты" и когда они выйдут на свободу, то снова будут синтезировать страшные наркотики. Ай-яй-яй! Демократия...

А как было бы при Сталине? Ну, такая ситуация при нем невозможна - отличный инженер-химик немедленно востребовался бурно растущей промышленностью и становился солидным, обеспеченным человеком. Ибо в сталинскую эпоху инженеры превосходили по заработкам и чиновников, и рабочих. И тем паче, в ту пору не было и речи о каких-то переговорах с уголовными бандами - они безжалостно уничтожались, и помыслить не могли о движении в большой бизнес, в большую политику.

И все же предположим, что группа студентов стала "химичить" для какой-нибудь банды. Их бы взяли, отделили от всякой швали, и они, как безусловные таланты, искупили бы вину работой в закрытых специнститутах под руководством больших ученых, давая Империи новые технологии, дефицитные составы и вещества. И в конце жизни были бы уважаемыми людьми, с орденами на лацканах хороших костюмов, живущими в многокомнатных квартирах с домработницами. Ибо при Сталине опытный инженер мог себе это позволить. Равно как и ежегодный отдых в лучших здравницах Крыма. Я знаю, что говорю - так было в моей семье, жившей в глуши Северного Казахстана.

Мы воздаем должное. Нынешние обличители Сталина надрывно воют: в СССР умирали от голода, когда он продавал за рубеж зерно и закупал парашютный шелк и авиамоторы! Но ведь не ради обогащения кучки жулья мы тогда терпели лишения, и заработанная валюта не ложилась на швейцарские счета высокопоставленного ворья, не превращалась в их особняки! Тогда был смысл. А ныне, когда миллионы людей по полгода не получают за работу ни рубля и падают в голодные обмороки, где смысл?

Психология bookap

Ради чего, скажите, мы ныне уничтожаем самих себя, легионами сходя в могилы от нищеты и скверной пищи, от внутренних войн и пуль разгулявшейся бандократии? Зачем голодаем и спиваемся, разрезав по частям огромную страну? При Сталине из горнила нечеловеческих мук родились электростанции и ядерные реакторы, свой воздушный флот и электроника. Мирового качества по тем временам. Но покажите мне хоть что-то подобное, созданное ценой нынешнего жертвоприношения. Где они, наши собственные компьютеры, сверхсамолеты и автомобили экстра-класса? Где передовые биотехнологии в массовом производстве и вообще чудеса техники, погибавшие при косных коммунистах?

Ничего. За целых десять лет крови и унижений! Все - лишь импортное. Везде - только потери и утраты. Только отбрасывание назад, в еще большую отсталость. В бездну, из которой вновь рано или поздно придется вырываться ценой новых мук.