Глава 23.

С аквалангом и автоматом. Подводные воины империи. Призраки новых Перл-Харборов. Выстрелы под водой и люди-амфибии. Тени "русских моря".

1.

На землю опускался поздний весенний вечер 1990 года, и холодные волны мерно бились о крымские берега. В сторону суши, приглушенно урча моторами, шли две надувные камуфлированные лодки.

Задача людей в них была определена весьма четко: проникнуть на строго охраняемую военно-морскую базу и поставить магнитные мины-"липучки" на винты и рули стоящих в ней кораблей. База же находилась на берегу глубоко вдающегося в побережье залива-лимана с голыми, открытыми берегами.

Группа пошла не к устью лимана, а к узкой косе, отделяющей его воды от моря, чтобы в самую безлунную темень перетащить свои лодки через нее. Чтобы потом пройти в самые верховья залива, спрятать лодки и доразведать базу. Дул свежий ветер, и высокая волна скрывала пару диверсионных челнов от радара и от шарящих по поверхности воды прожекторов. Вот и коса. Проваливаясь в рыхлый песок, группа из восьми человек быстро перетаскивала через перемычку оружие, водолазные приборы, снаряжение, моторы и баки с горючим. Потом следы тщательно замели - засыпав ямы, набросав сухой камыш и водоросли.

Лиман был фактически озером, клиновидно сжимающимся к верховьям. В самом его начале - гидроаэродромы для летающих лодок, и берег залит светом, слепящим приборы ночного видения разведчиков. Но они пошли к цели, ежеминутно рискуя пропороть борт лодки о плавучие боны и буи. Им удалось пройти все пятнадцать верст до конца лимана, где он сужался до ширины в восемьсот метров. Там они прижались к берегу, сбросив обороты двигателей до предела. Несколько раз луч прожектора скользил по лодкам, но их низкая осадка, тихий ход и камуфляжная окраска спасли группу от обнаружения.

База лежала по правую руку. Отыскав подходящий овраг, группа спрятала в ней лодки, закрыв их маскировочными сетями. Выше, на склоне оврага, возник наблюдательный пункт, надежно укрытый сетью и набросанными сверху кустами перекати-поле.

Утром диверсантов не смог заметить ни вертолет, ни патрулирующий акваторию базы катер. Весь день и следующую ночь, скорчившись в расселине на лысом пригорке, разведчики наблюдали за объектом, изучая систему его охраны. И только на следующую ночь, облачившись в легководолазное снаряжение, они поплыли к объекту, уйдя под воду только у самой цели. Они разделились на две подгруппы. Одна, таща за собой на буксире макеты мин, затаилась под пирсами и оттуда, прижимаясь к самым бортам стоящих кораблей, начала ставить "заряды" на их винторулевые группы. Людиамфибии подныривали под корму каждого и делали свое дело. Они слышали разговоры часовых в каких-нибудь двух метрах над собой, оставаясь для них совершенно незаметными, и даже видели лица моряков.

Вторая подгруппа пошла на штаб базы. Четыре часа неподвижного наблюдения потребовалось им, чтобы обнаружить пост-"секрет" на подступах к нему. Они сняли часовых и захватили штаб. 70 процентов кораблей в базе оказалось заминированными. В случае настоящей войны всего восемь человек выводили из строя целую базу!

Об этом эпизоде боевых учений спецназа ВМФ СССР рассказал в "Солдате удачи" (N 7, 1996 г.) капитан-лейтенант Алексей Буднев. Сам - боевой пловец имперского флота. Запад очень боялся этих людей-амфибий, этих русских супервоинов. Боялся того, что они, стартовав с внешне мирных кораблей или с бесшумных субмарин, парализуют его военноморские базы.

2.

"Люди-лягушки", морские диверсанты - они стали весьма популярными еще полвека назад. Приключенческие книги рисовали и рисуют полный романтики образ подводного бойца. Неизменный голливудский красавец со стальными мышцами скользит в прозрачной и теплой глуби лагун, среди алых кораллов и радужно-пестрых рыб...

На самом деле труд подводного бойца адски тяжел. И крайне опасен.

Не русские стали зачинателями этого вида войны. Пальма первенства тут принадлежит великим выдумщикам в области военной техники первой половины XX века - итальянцам. Еще в Первую мировую они построили примитивные "колесницы" - семиметровые полуподводные мини-лодки, движимые запасом сжатого воздуха в баллонах. Два человека экипажа управляли машиной, сидя верхом, и головы их торчали над водою. Обладая ничтожной скоростью в два узла (3,74 километров в час), эти аппараты несли два заряда по 160 кило тола. Единственный успех тех лет - потопление австрийского линкора "Вирибус Унитис". Правда, уже попавшего в руки союзников Италии.

В 1935 году итальянцы на базе подлодок в Специи развернули изобретение лейтенантов Тезеи и Тоски - электрические, торпедообразные мини-лодки, управляемые экипажем в кислородных масках. Тогда Муссолини готовился к вторжению в Эфиопию и очень опасался вмешательства Англии с ее мощным флотом.

В 1940 году в Италии возникает "Десятая легкая флотилия" под командованием принца Боргезе. Его боевые пловцы получили мини-лодки, носители 300-килограммового заряда, которые могли стартовать с любой из трех больших субмарин флотилии. В ночь на 18 декабря 1941 года люди Боргезе на мини-лодках проникли в гавань Александрии в устье Нила и подорвали два последних английских дредноута на Средиземноморье.

Потом итальянские боевые пловцы оборудовали базу для своих лодок в полузатопленном танкере в четырех милях от английской базы в Гибралтаре. Они успели потопить выходящие оттуда суда общим водоизмещением в 43 тысячи тонн. Пока их гнездо не разгромили в 1943 году британские людилягушки.

Итальянцы в 1942 году базировались и в Крыму, в Форосе, потопив наш теплоход "Ленин". Задачей итальянских пилотов мини-субмарин была блокада с моря осажденного немцами Севастополя, пресечение рейсов в него наших субмарин с грузами для истекавшего кровью города. Как сообщает К.Стрельбицкий в "Тайнах подводной войны", в июне 1942-го итальянцы уничтожили у мыса Ай-Тодор нашу лодку С-32, шедшую в Севастополь с грузом бензина и боеприпасов. А в августе 1943-го - нашу Щ-203 южнее мыса Тарханкут. Поговаривают, что именно люди Боргезе стали причиной взрыва и гибели в 1955 году нашего линкора "Новороссийск" - трофейного итальянского "Юлия Цезаря", переданного Черноморскому флоту.

В 1940 году и англичане сумели создать свою мини-субмарину длиной в 15 метров. Она несла на себе двух пловцов с кислородными дыхательными приборами полузамкнутого цикла. Именно с помощью таких машин англичанам в 1943 году удалось повредить страшный немецкий сверхдредноут "Тирпиц" в норвежской базе. А в июле 1945-го, стартовав с обычной субмарины, британская малютка поставила магнитные мины на днище японского крейсера "Такао" у берегов Индонезии.

Японцам на своих мини-лодках, выпущенных с большой, в мае 1942 года удалось атаковать английскую базу Диего-Суарес на Мадагаскаре, потопив танкер и повредив линкор "Рамилис".

В Третьем Рейхе тоже существовал сильный корпус плоцов-диверсантов - "команда Опладена", были свои мини-лодки "Бибер" и "Зеехунд". Немецкие люди-лягушки дрались до последнего. В 1945-м они действовали на реках, буксируя в их мутных водах торпедные заряды для подрыва мостов на пути наступающих русских войск. Они выполняли задания, зачастую всплывая уже в нашем тылу, потеряв всякую связь с командованием.

3.

Сведения о подводных бойцах нынешних дней весьма скупы. Похожие на суровый военно-монашеский орден, они и ныне не допускают к себе журналистов. Чтобы представить себе их труд, перелистаем страницы воспоминаний людей-амфибий гитлеровской Германии.

Сначала на тело натягивается теплое белье и свитер. Потом натягиваются до подмышек резиновые штаны. Верх их отгибается и выворачивается, спускаясь до колен. Затем надевается резиновая рубаха с подолом тоже до колен. Пловец берет края двух одежд, снова загибая их края. Теперь - вверх, до подмышек. Прием со складыванием повторяется несколько раз, пока на поясе у диверсанта не образуется этакий пояс - "слоеная колбаса". Ее обматывают резиновым кушаком, смазанным резиновым же клеем. Остается навесить на себя свинцовые грузила, кислородный аппарат, ласты и магнитные мины. Намазав лицо смесью сажи и машинного масла, надев на голову вязаную шапочку с камуфляжной сеткой.

Пловец подкрадывается к кораблю-жертве на поверхности, не ныряя, держа голову над водой. Издали она походит на кусок мазута - один из множества плавающих в гавани. Он осторожно подрабатывает ластами, стараясь не двигаться против течения или ветра. Страшно рискует. В любой момент ему может достаться пуля часового. Или в воду может полететь граната - а ведь нет ничего страшнее взрыва в воде. Пловцу требуются выдержка и скрытность.

Незаметно приблизившись к борту, он должен, выдохнув, без всплеска уйти под волны, под киль корабля. Там он включал свой кислородный аппарат, наполнял дыхательный мешок и припадал к респиратору. Пузыри выдыхаемого воздуха он направляет строго под днище корабля, дабы не выдать своего присутствия. Иначе в него полетят гранаты, и от их взрывов лопнут барабанные перепонки, погаснет сознание.

Поставив магнитные мины в намеченные места, пловец должен с огромными предосторожностями, отключив аппарат дыхания, всплыть и скрытно отдрейфовать от корабля...

Где уж тут прозрачные теплые воды и кораллы? Ледяные волны, многочасовое напряжение, почти нулевая видимость и ожидание смерти каждую минуту. Но - жизнь легка, словно пух. А долг тяжел, словно гора...

...После Второй мировой СССР, внимательно изучив опыт недавних врагов и союзников, тоже создал свои отряды подводных воинов. Задача внешне облегчалась тем, что в 1942 году Жак-Ив Кусто изобрел акваланг, который, казалось, мог заменить громоздкие и капризные кислородные приборы, с которыми нельзя было нырять глубже, чем на 15 метров. Да и автономности их хватало от силы на треть часа.

Но то - лишь на первый взгляд. Акваланг тоже - и гораздо больше - выбрасывает демаскирующие пузыри.

В СССР были две разновидности бойцов-амфибий. Спецназ флота - диверсионные группы. И водолазы ПДСС - противодиверсионных сил и средств, призванные охранять имперские базы от чужих пловцов. Наши морские бойцы получили сверхмалые субмарины и прилипающие магнитные мины, боевые акваланги повышенной автономности и огнестрельное оружие, способное разить врага и в пучине.

4.

Новое дело пробивало себе дорого очень трудно. Как сообщают Андрей Хохлов и Владимир Попов ("Коммандос", N4,1995 г.), у нас отряды боевых пловцов приказал организовать маршал Жуков в 1957 году. После одного случая, происшедшего с нашим крейсером "Орджоникидзе" во время визита в Великобританию. Тогда, в апреле 1956 года, он доставил в Портсмут Хрущева и Булганина. Корабль настолько виртуозно отшвартовался без помощи буксиров, что англичане очень заинтересовались его уникальной винторулевой группой. Они очень хотели знать о ней с 1953 года, когда в Объединенное королевство пришел и так же ювелирно причалил крейсер "Свердлов".

Исследовать винты и рули корабля был тайно послан человек-легенда - отставной капитан III ранга Флота Ее Величества Лайонелл Крэбб. Боевой пловец Второй мировой, он возглавлял отряд, защищавший базу в Гибралтаре от нападений "лягушек" Боргезе, имея большой опыт подводных схваток. Крэбб исчез бесследно, погрузившись в воды Стоукской бухты. Его тело нашли лишь летом следующего года - обезглавленное, без рук, и опознавать его пришлось по комбинезону да остаткам снаряжения. На Западе говорят разное. Мол, труп похожего человека был подброшен русскими, которые схватили и перевербовали героя Британии, сделав его офицером Львом Кораблевым. Другие утверждают, что винт крейсера провернулся именно в тот момент, когда пловец его исследовал.

Дело сие темное. Но после того случая в нашей Империи создаются особые подразделения. Первые формирования для борьбы с подводными диверсиями (ПДСС) появились на Черноморском флоте в 1967 году. Позже части ПДСС организовали и на других флотах Империи. Они немногочисленны - не более сотни человек. Система подготовки такова, что лишь сильный духом и телом человек может ее выдержать. А.Хохлов и В.Попов пишут:

"Современный российский боевой пловец вооружен автоматом подводной стрельбы (АПС) и специальным подводным пистолетом (СПП). Длинной, десятисантиметровой пулей, на жаргоне боевых пловцов называемой "гвоздь", можно поразить противника на расстоянии в десятки метров.

В стандартный комплект боевого пловца (есть еще множество спецсредств) входит также аппарат с регенерацией дыхательной смеси, позволяющий пробыть под водой несколько часов. Есть специальные средства передвижения под водой, есть быстроходные катера и автомобили. При необходимости боевым пловцам дают и самолеты. Готовность к выезду и вылету дежурных в любую точку (страны, мира?) - двадцать минут.

И даже в наши смутные времена выезжают и вылетают. Подчас тревоги ложные. Почудится молодому матросу на вахте, что вблизи боевого корабля стаями плавают головорезы с финками в зубах - вызывают боевых пловцов. Случается, выпадает нудная работенка: очистка корабельных винтов от намотавшихся сетей или поиски на дне утерянного флотского имущества. Но отнюдь не за это многие офицеры и мичманы отрядов борьбы с ПДСС награждены боевыми орденами и медалями.

...В декабре 1989 года наши боевые пловцы "укрепляли мир во всем мире" - охраняли встречавшихся у берегов

Мальты Михаила Горбачева и Джорджа Буша. В окружении президентов они были единственными вооруженными людьми. В течение трех суток 16 боевых пловцов, сменяя друг друга, несли боевое дежурство под водой, имея приказ стрелять в любую движущуюся цель в радиусе двухсот метров от советских и американских кораблей.

Но были задачи и "покруче". Шесть лет боевые пловцы советского Военно-Морского флота несли службу по охране базы Дахлак в Эфиопии. Воевали. В том числе и под водой. Из окруженного эритрейскими войсками порта они ушли на последнем нашем корабле.

Было еще всякое, было еще многое. Процент награжденных среди боевых пловцов - это факт - выше, чем у воевавших в Афганистане."

5.

"Боевые пловцы малоговорливы. Действительно, под водой языком не почешешь. К тому же, о многом пока говорить нельзя. А о том, что можно, рассказывает бывший командир отряда борьбы с ПДСС Краснознаменного Черноморского флота, кавалер двух орденов Красной Звезды, капитан первого ранга запаса Юрий Иванович Пляченко, больше тридцати лет прослуживший боевым пловцом:

- Я стал "выездным" с 1984 года. Тогда, 20 марта, на подходе к никарагуанскому порту Сандино подорвался на мине наш танкер "Луганск". Затем еще несколько судов. Мне в субботу позвонили из штаба флота домой и сказали, чтобы в воскресенье я был готов к вылету в Никарагуа.

Собираться за границу тогда офицеру было "весело": необходимо подготовить 12 фотографий в гражданской одежде, 6 собственноручно написанных автобиографий и разрешение Военного Совета флота на выезд. Это, разумеется, помимо того, чтобы собрать и проверить спецснаряжение. Но меньше чем за сутки все успел, а Военный Совет командующий флотом ради меня одного созвал в 9.00 в воскресенье.

Под воду в Никарагуа спускаться не пришлось. Группа наших экспертов занималась чисто аналитической работой. От нас ждали рекомендаций: возможно ли судоходство в этом районе? Подрывы на минах вызвали большой резонанс в мире, союзник СССР фактически оказался в блокаде.

Довольно быстро мы установили, что мины были кустарного производства и ставились местными оппозиционерами с плоскодонных лодок. Никарагуанским военным мы дали рекомендации, как бороться с постановкой мин и как переоборудовать простые портовые буксиры в тральщики. После нашего отъезда подрывов судов больше не было.

Этой же командой мы потом еще дважды летали за границу: были подрывы наших судов на минах в Персидском заливе и в Красном море. Там пришлось спускаться под воду, но все-таки было больше аналитической работы на берегу.

Последняя загранкомандировка была у меня в 1986 году. В ночь с 5 на 6 июня под водой были заминированы и подорваны в ангольском порту Намиб кубинский транспорт "Гавана" и два наших судна: "Капитан Вислобоков" и "Капитан Чирков". ТАСС, ссылаясь на ангольские источники, заявил, что это дело рук южноафриканских диверсантов-подводников. Правительство ЮАР сразу выступило с резким протестом. Разгорелся крупный международный скандал. На наших судах по одной мине не взорвалось, надо было их обезвредить и установить, какой "супостат" их изготовил.

В штабе флота меня спросили: сколько времени необходимо на сбор группы? У нас готовность - 20 минут. Но здесь было особое задание, я попросил четыре часа. Построил матросов: добровольцы есть? Шагнули вперед все. Взял двоих, недавно вернувшихся с боевой службы в Эфиопии. У них и с акклиматизацией проблем не предвиделось, и акул они не только на картинках видели. Назначил в группу еще двух мичманов и офицера. Точно через четыре часа мы летели в Москву.

В столице долго не задержались. Инструктаж у начальника Главного штаба ВМФ был короток: "Береги людей". Спешка, помню, была страшная. Нас без прививок не пускали в Африку медики, так при мне в Главный штаб ВМФ позвонил Николай Иванович Рыжков: "Что вы там тянете? Я уже с 17 государствами договорился о пролете спецрейса, а вы одну женщину-врача уговорить не можете!".

Через 20 часов мы были уже на месте. Ранним утром на следующий день ушли под воду.

Я осмотрел невзорвавшиеся мины, приказал своим ребятам собрать на грунте все осколки от взорвавшихся. Несколько дней они дно обшаривали, а я на берегу железочки складывал. Штуковины оказались интересными: такого типа мин никто в мире еще не применял.

К Намибу тем временем подошли боевые корабли нашего Северного флота. Жить стало легче и веселее. Мы набрали у северян ручных гранат и перед каждым спуском под воду глушили "вероятного противника" почем зря. Но диверсанты кверху брюхом не всплывали, хотя под водой они нам, чего греха таить, мерещились.

Лично мне и в этой командировке больше пришлось работать на берегу - головой. Определил, что мины неизвестные боевые пловцы установили на неизвлекаемость. Также разобрался, почему две из них не взорвались. Диверсанты не сделали поправку на ангольскую зиму. Относительную, конечно, по нашим понятиям. В механизмах мин загустела смазка, и электронные взрыватели не сработали. Учитывая это, я разработал план обезвреживания.

Проще всего, конечно, было взорвать мины на местах их установки. Но было жалко суда: нашенские же, не "дядины". Все рассчитав, мы нейтрализовали одну из мин маленьким контрвзрывом. Она оторвалась от корпуса и взорвалась на грунте.

А вторую надо было снять целой и невредимой во что бы то ни стало. Интересы государства требовали установления авторства и национальной принадлежности ее конструкторов.

Шансов на успех - один из сотни. Но выбирать было не из чего. На 36-е сутки я дождался: шток устройства неизвлекаемости оброс водорослями. Еще раз все просчитал и рискнул. Мину обвязали капроновым тросиком, легонечко дернули. Повезло, она не взорвалась. Матросы отбуксировали ее на берег, на пустынный пляж. Там я ее и разобрал до последнего винтика.

Для "интересов государства" мина значения не имела. Конструкция была оригинальной, человек, ее придумавший, был безусловно талантлив в своем деле. А детали были японскими, английскими, голландскими. Обыкновенные резисторы, диоды, микросхемы: хоть в мину их устанавливай, хоть в утюг. Короче говоря, чья сборка, мы так и не установили. Доложили "наверх" только одно: маркировка мины "ДД", а порядковый номер - 13. Штучный, в общем, товар.

В 1986 году начались "новые времена". За границу я больше не ездил. Ушел в запас...

Все наши военные реформы последних лет можно сравнить с толчением воды в ступе. Кто пойдет служить сейчас - на пустой кошелек, в безнадежную очередь вечно бесквартирных.

...И все-таки мы, русские - удивительный народ. Из отрядов боевых пловцов мамы сыновей не забирают. И сами мальчишки по домам не разбегаются. Уходят и уходят под воду. Главное теперь, чтобы им кислород не перекрыли полностью."

6.

Кроме подразделений борьбы с ПДСС, у Империи были подводные пловцы-диверсанты, спецназ ВМФ СССР. Их задачей была и еще остается разведка на приморских направлениях в интересах флота, уничтожение мобильных пусковых установок и командных пунктов врага. Цели спецназов-амфибий - объекты противовоздушной обороны, дамбы, шлюзы и плотины, мосты и корабли. Они тоже вооружены уникальными русскими автоматами и пистолетами для подводной стрельбы. Но кроме них - еще и чисто сухопутным оружием для бесшумной стрельбы, стреляющим ножом разведчика - НРС, гранатометами, переносными зенитными ракетами и противотанковыми управляемыми снарядами.

В начале главы мы рассказали, как действует спецназ ВМФ, обездвиживая и обезглавливая военно-морские базы врага. Русские амфибии свое дело знали, и таланты у них были весьма многогранны. То они скользили на своих надувных лодках среди стоящих кораблей русской Средиземноморской эскадры, неся боевое дежурство. То шли на учения, проверяя и себя, и других.

Как рассказывает капитан-лейтенант Алексей Буднев ("Солдат удачи", N 5,1996 г.), в июле 1986 года им поставили задачу: между двумя и тремя часами пополудни в одном из южных городов СССР обмануть пограничников и перейти морской кордон, проникнув на "иностранное судно" - корабль посредников в шести милях от берега.

Справились. Хотя русская пограничная стража - лучшая в мире. Хотя город кишмя кишел поднятыми по тревоге пограничниками. Средь бела дня, под видом отдыхающих диверсанты, надев "мокрое" водолазное снаряжение под одежду, просочились поодиночке к штормящему морю через "дыры" в пограничных секретах и патрулях. Первые семьдесят метров прошли под водой, перейдя затем на особую технику плавания - без акваланга. На движение под водой с появлением над ней только для вдоха. Скрываясь за гребнями волн, они миновали пограничные катера и сделали еще десять километров в бурном море.

Подготовка спецназовцев русского флота сурова. Рядовых призывали на три года, стараясь подбирать тех, кто уже знаком с подводным плаванием и имеет спортивные разряды. В учебных подразделениях их ждала подготовка с психическими и физическими нагрузками, близкими к предельным. Вершиной курса молодого диверсанта был подъем по тревоге ночью и марш-бросок без указания дальности и времени бега. Под утро, когда силы иссякали практически у всех и до предела, идти дальше могут лишь очень сильные духом люди. Их-то и берут в спецназы-амфибии.

Они затем превращаются в сверх-воинов. С парашютной и горной подготовкой, сведущих в подрывном деле и в топографии, отличных стрелков и физически сильных людей. Они познавали искусство выживания и рукопашного боя, иностранные языки и ориентировку под водой, морское дело и медицину поля боя. Помните, как немцы ковали свою аристократию в СС? Вот и у нас закалялись воины-спартанцы, о которых мы, увы, не знали почти ничего.

Стрелять их учили будь здоров. Патронов и гранат на то уходило крат в пять-семь больше, чем в обычных частях. Учили поражать цель с первой пули. Одиночными выстрелами, а не очередями. Часто меняя позицию. Потом, в Афганистане и Чечне, до этой техники огневого боя будут доходить сами, через кровь и смерть.

Особое внимание уделяли взрывному искусству. Боец-амфибия знал и обычные мины, и специальные - те, что калечат неприятельские корабли. Само собой, учили их разминированию и обезвреживанию взрывных ловушек. Иногда эти бойцы показывались на военно-морских парадах в еще имперском Севастополе. Незабываемое зрелище - их выход из воды строем, с автоматами на груди. Словно сказочные богатыри Черномора, они возникали из волн шеренга за шеренгой. А в 1983-м при всем честном народе показали как, спрыгнув в воду с вертолета и без всякого парашюта, надо брать штурмом корабль.

Буднев рассказал, какой была авиадесантная подготовка. Прыгать учили с бреющих высот в 120,100, 80 и даже 60 метров. Так, чтобы купол парашюта раскрывался почти у самой земли, чтобы висящий на стропах человек не становился целью для вражеских стрелков. А полковник В.Поздняков поставил рекорд - полсотни метров. Десантировались без запасных парашютов - все равно воспользоваться ими на таких высотах невозможно. Нет времени. И немудрено, что таких богов войны, привычных к игре со смертью, брали нести стражу в самые ответственные моменты. Спецназ ВМФ СССР охранял наши суда во время фестиваля молодежи и студентов на Кубе в 1978-м. Во время поездки Горбачева в исландский Рейкьявик в 1986 году. Даже в начале трагедии раздела Черноморского флота меж "независимыми" Россиянией, Украиной и Грузией люди-амфибии стали гвардией комфлота адмирала Касатонова. Когда тот поехал в ставшую мафиозно-бандитским притоном Грузию Шеварднадзе, где тогда бушевала гражданская война, его стражей были эти спартанцы.

Очень горько сознавать, но после расчленения Империи разделился и спецназ ВМФ. Наиболее боеготовая часть оказалась в руках куска Союза, Украины. Старокрымская бригада? Но еще живет база подводных бойцов на острове Русский близ Владивостока, изрытого внутри каменными подземельями, построенными гениальным русским инженером Карбышевым.

7.

В фильме о Джеймсе Бонде "Шаровая молния" есть эпизод: аквалангисты английской спецслужбы и пловцы мафии вступают в подводный бой у затопленного бомбардировщика с ядерными бомбами. Они поражают друг друга гарпунами из подводных ружей. Мафиози выдвигают вперед диковинную мини-лодку, у которой в носу - целая "батарея" гарпунных ружей.

Но русские пловцы имеют гораздо более мощное оружие для схваток в пучине морской. Которого не было и нет на Западе. 5,66-миллиметровый автомат подводной стрельбы АПС, бьющий игловидными пулями. С магазином на 26 патронов - либо с МПС (со стальной пулей), либо - с патронами МПСТС (с трассирующей). На глубине до пяти метров АПС может убивать чужих пловцов в радиусе тридцати метров. Если бой идет на глубине до 20 метров, дистанция убойного выстрела сокращается также до двадцати метров. Предел же применения АПС - сорокаметровая глубина, на которой АПС бьет на 10 метров.

АПС легок - всего два с половиной кило, на нем есть крепления-цапфы для установки в амбразурах мини-подлодок. С 1983 года он стоит на вооружении, созданный инженерами подмосковного Климовска, в ЦНИИ точного машиностроения. Там же Владимир Симонов создал четырехзарядный подводный пистолет СПП-1 с пулями-иглами, принятый на вооружение в 1971 году. На глубине в два десятка метров от бьет на одиннадцать метров. И это оружие делает русских амфибий опаснейшими врагами. Оно помогает им действовать даже в тропических водах, где водятся акулы-людоеды. От которых у берегов Южного Вьетнама в 60-е погиб не один боевой пловец.

Империя довольно хорошо оснастила свою подводную пехоту. Для передвижения в толще морской - индивидуальными буксировщиками-скутерами, похожими на короткие толстые торпеды. Групповыми носителями и мини-субмаринами, которые могли прикрепляться к большой лодке для переброски на большие расстояния. (Для этих целей могли служить уже первые послевоенные субмарины серии "С").

Как утверждает А.Буднев, пловцы пользуются для погружении аквалангом АВМ-5 с многочасовым запасом дыхательной смеси. За что, заметим, их очень возлюбили современные пираты - искатели затонувших кораблей на Балтике и на русском Дальнем Востоке, ищущие антиквариат, старинное оружие и золото. А еще подводные пехотинцы имеют изолирующие дыхательные аппараты ИДА-71. Хотя они очень сложны и требуют большой тренировки:

"Даже после непродолжительного пребывания под водой у всех искателей романтики исчезали иллюзии. А при хождении в аппарате на полную автономность после выхода из воды пловцов не всегда узнавали даже близкие друзья. Что поделать: наши комбинезоны УГК-3 по комфортности были далеки от идеала. Зато аппарат ИДА-71 позволял при грамотном использовании выжать из него в полтора раза больше нормативного времени под водой".

Есть и аппарат ИДА-50-90 - рассчитанный на шестичасовое плавание на 25-метровой глубине. Но люди с гнилыми зубами пользоваться им не могут. Да что там - если не почистить зубы, кислород очень быстро разложит остатки пищи и принудит потом идти к стоматологу.

Подразделения спецназа были "золотым фондом" военных сил Империи. Буднев вспоминает, как в 1988-м была отработана операция по освобождению заложников на захваченном тремя "террористами" судне "Комета" (на подводных крыльях). Все заняло семь секунд.

Горько вспоминать, как в декабре 1995-го прочеченские террористы захватили в Турции наш паром "Авразия". Группа боевых пловцов так и не вышла в море - у большого противолодочного корабля "Керчь" не было даже горючего. Демократия, реформы - флот и страна развалены.

8.

Но в 1985-м Империя высилась грозно, и ее корабли пенили волны во всех океанах Земли. Американцы тогда очень боялись русских бойцов-амфибий. Боялись неожиданных ударов по своим заморским базам флота, морской пехоты и авиации.

Ибо американцы - вояки с неважной дисциплиной. Нет у них прусских исполнительности и военных традиций, нет японских повиновения старшим начальникам и беззаветной верности солдатскому долгу.

"Солдат удачи" (N8, 1995 г.) поведал нам о результатах проверки боеготовности гарнизонов США и надежности охраны важных военных объектов. В роли диверсантов выступила спецкоманда под водительством героя вьетнамской войны, спецназа-парашютиста-пловца ("тюленя") Ричарда Марчинко. В 1986 году им удалось проникнуть на морскую базу США на острове Гуам - в багажниках двух такси! - захватить казармы и дом бессемейных офицеров. А потом - и уйти.

В 1985 году команда Марчинко "захватила" штаб командующего Атлантическим флотом США в Норфолке, штат Виргиния, проникли в здание радиоэлектронной разведки флота, откуда ведется слежение за всеми кораблями в океанах мира. Они умудрились подогнать грузовик со взрывчаткой (с дымовыми шашками) к конференц-залу, где собрались адмиралы. И это несмотря на то, что охрана знала об учениях!

На месте людей Марчинко могли оказаться русские спецназы. Или подготовленные в Империи латиноамериканские партизаны.

Боевые пловцы-диверсанты - вот кого мы могли дешево и сердито противопоставить космическим штучкам Америки. Вот кто мог нанести парализующий блиц-удар по военноморским базам США, охватывавшим Евразию с юга. Впрочем, идея не нова.

В 1953 году ас "тайного фронта" Павел Судоплатов, тогда возглавлявший Четвертое управление разведки и диверсий НКВД СССР, завершает подготовку системы полного паралича важнейших баз НАТО через считанные минуты после его нападения на нас. Ну, чем не пример для Империи 1980-1990-х годов? Ведь русские создали даже малые атомные субмарины, которые подобно немецким "Зеехундам" 1940-х, вполне могли и корабли топить, и боевых пловцов доставлять. Скажем, ныне в Северном флоте есть одна АПЛ проекта 1851, АС-11. "Малютка" длиной в сорок и шириной в 53 метра, построенная в Питере в 1982 году. Есть еще три АПЛ типа "1910" (1390/2000 т, 69 метров длины, 7 - ширины, скорость - 30 узлов) - АС-15, АС-16 и АС-17. Наконец, в Питере построили сорокаметровую АС-12, способную уходить на километровую глубину.

Да что там атомные - вспомните-ка осень 1996 года, когда совершенно случайно на камни села северокорейская электроходная мини-лодка с пластмассовым корпусом. Совершенно бесшумная, практически никак не обнаруживаемая. Империя была способна делать их сотнями.

До 1992 года у нас на Тихом океане плавали субмарины типа "659" и "659Т", некогда - стартовые платформы крылатых ракет (3731/4920 тонн, 112,3 метра длины и 9,2 метров - ширины, 29 узлов, глубина ныряния - 300 м). Этих ветеранов 1960-х переделали в носители мини-подлодок диверсантов. К началу 90-х на Адмиралтейском заводе в Питере выпускают первые тридцатиметровые лодки "Пиранья". Маленькие и маневренные, словно катера, они управляются всего одним человеком. А к пирсу ее может привести на буксире всего один матрос с берега. Три подводника - ее команда. "Пиранья" берет на борт либо шестерых бойцов-аквалангистов со всем снаряжением, либо пару торпед и мины. Этот мининаутилус из маломагнитной стали абсолютно бесшумно ныряет на двести метров.

"Пиранья" остается в походе до десяти дней, покрывая за это время тысячу миль. Под волнами ее полный ход - 6,5 узлов (12 километров в час). На экономическом ходу в 4,5 узла лодка проходит до 130 миль - 240 верст. Почти столько же, сколько большая субмарина Второй мировой!

У нас было почти все для молниеносного удара по центрам морской силы США в Индийском и Тихом океанах. И не только в них! В Империи рождалось новое, дешевое и экономичное оружие - лодки с двигателями замкнутого цикла. Один лишь факт появления в океане русских подводных отрядов заставлял врага тратить сотни миллионов долларов для защиты огромной, растянутой сети морских баз.

9.

В подводной войне для нас открывались фантастические перспективы. Империя с ее военно-технической мощью подобна живому организму, обладающему генетической "памятью предков". Любая идея даже 50-60-летней давности, бережно хранимая в чертежах и архивных документах, в любой момент может дать серьезный выигрыш в глобальном противоборстве. Да, наш дорогой друг, русская военная цивилизация потенциально обладала как минимум еще двумя технологиями для "блицкрига" против рассеянных по островам западных баз, для их парализации и даже захвата.

Александр Широкорад ("Техника-Молодежи", N12, 1996 г.) рассказал, как в 1948 году в ЦКБ-18 началась разработка большой субмарины проекта 621, которая должна была нести в своей утробе 10 танков Т-34, 12 грузовиков и три прицепа, 14 полевых пушек, три самолета-истребителя и 745 десантников с полным снаряжением. Длинный (147,5 метров) корпус со сдвинутой к корме рубкой чем-то напоминает силуэт нашего подводного линкора 70-х - "Акулы". По замыслу конструкторов, эта исполинская лодка предназначалась для броска подо льдами Арктики к американским военно-воздушным базам "Туле" в Гренландии. Передняя оконечность лодки была плоской, словно клюв утконоса. Она служила воротами-аппарелью и трапом, по которому на берег своим ходом устремлялась десантная техника. Молниеносным нападением наши воины по замыслу отцов проекта захватывали чужие аэродромы и делали так, чтобы они могли встречать русские бомбардировщики, идущие на США через Северный полюс, по трассе перелета Валерия Чкалова в 1937 году.

Работы над проектом "задробили" - тогда в Империи еще не было ядерных судовых машин. А парогазовый "крейслауф-двигатель", заимствованный для этого корабля у гитлеровцев, был слишком взрывоопасен. Правда, в 1952-м пошла разработка лодки проекта 626 - стометрового корабля, несущего внутри пять танков и 165 десантников. Тоже для трансполярных операций. Ее снабдили нагревателями для вытапливания полыньи во льду четырехметровой толщины и выдвижной шахтой для выхода десантников на поверхность ("Техника-Молодежи", N12, 1996 г.). В носу лодки предусмотрели специальное устройство для выгрузки танков и "багажа". В отличие от большой предшественницы, эта лодка вооружалась двумя торпедными аппаратами. Но в 1955-м разработку проекта прекратили.

Но мы и здесь опередили время. Уже в наши дни американцы обратились к идее использования старых АПЛ для скрытных десантньк операций в Мировом океане. Однако переоборудованный из ракетоносца в "десантовоз" корабль - совсем не то, что специально созданное для этой цели судно. И тут мы имели преимущество: у нас в архивах лежали чертежи и практически все расчеты. Проекты 1950-х, исполненные по технологиям 1980-х - 1990-х годов, с использованием компактных ядерных установок и звукопоглощающих материалов, давали нам еще одно оружие для атак подводных десантников на базы США. Например, на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Или на Исландию - ключевую авиационную и противолодочную позицию в Северной Атлантике.

10.

Тень странного самолета, приглушенно урча моторами, мелькнула на фоне звезд. Ромбовидный рисунок широких, распластанных крыльев, три диска воздушных винтов, похожий на плавник хвост. Силуэт машин скользнул к самой воде, открываясь в профиль, и здесь случайный наблюдатель мог бы остолбенеть от удивления: над сигарообразным фюзеляжем возвышается маленькая башенка рубки подводной лодки, и из нее торчит тонкая "антенна" мини-перископа!

Странный самолет, выключив двигатели, вспенил ночной океан длинными поплавками и тихо закачался на ленивой волне. Через полторы минуты машина беззвучно ушла вглубь, держа курс на огни большого острова впереди. Секунду-другую был виден бурун от мачты перископа, но потом и он канул в волны...

Это не фантастика. Еще в 1934 году курсант Высшего морского инженерного училища Борис Ушаков разработал проект летающей подводной лодки с экипажем из трех человек. По расчетам, ЛПЛ весом в 15 тонн должна была летать на 800 верст со скоростью 200 километров в час и погружаться за полторы минуты. Десятисильный электромотор обеспечивал ей 2-3 узловой ход и дальность подводного плавания в 5-6 миль. При глубине ныряния в 45 метров. Лодка-самолет несла две торпеды и спаренный пулемет ("Вестник воздушного флота", N7,1995 г.).

Этот аппарат должен был нагонять эскадры противника в открытом море. Обнаружив корабли врага, ЛПЛ быстро уходила за горизонт и обгоняла эскадру, чтобы поджидать ее в засаде. В намеченной точке воздушная субмарина приводнялась, экипаж быстро переходил в герметичный отсек и погружался за полторы минуты. Если атака срывалась, экипаж ЛПЛ, подождав, снова всплывал и повторял операцию. Пребывание в засаде сводило шумность лодки-аэроплана к минимуму.

Та же ЛПЛ могла использоваться для того, чтобы по ночам проникать в хорошо охраняемые гавани, перелетая через боновые заграждения, подводные сети и минные поля, пережидая светлое время суток на дне портов, под самым носом у врагов.

Работы над ЛПЛ прекратили в 1938 году. Но это изобретение гениального русского инженера вполне могло воскреснуть в 80-х, в обострении борьбы с Западом. Корпус можно было сделать из композитных легких материалов, двигатели поставить форсированные, с системами электромагнитной обработки горения смеси в цилиндрах и с дожигом топлива. Запас сжиженного воздуха и современные аккумуляторы вдвое-втрое повышали автономность плавания, а спутниковая система навигации (плюс спутниковая же разведка) делала ЛПЛ весьма грозным оружием.

Торпедные атаки? Пожалуйста. В отличие от реактивных самолетов, ЛПЛ с поршневыми моторами гораздо лучше ускользает от радаров, переходя на бреющий полет. Уйти от истребителей можно, нырнув под волны. Композитный корпус и бесшумность спасают ее от обнаружения акустикой и магнитометрами. А кроме торпед лодка-самолет могла бы нести пару компактных ракет или доставлять диверсантовамфибий к объектам атаки. Только одна эта техника, будучи в тысячи раз дешевле авианосцев, могла держать в страхе половину американских баз и авианосных соединений. Ведь ЛПЛ можно скрытно перевозить в трюмах внешне мирных кораблей, на корпусах больших бесшумных субмарин или выпускать в полет с тяжелых транспортных самолетов.

Напомним, как в романе Жюля Верна "Флаг Родины" международный мафиози Кер Каррадже, похитив ученого и секрет ракетного оружия огромной силы, уходит на свой остров - базу на парусной яхте. Которую буксирует подлодка. Но точно так же парусные учебные корабли Империи, рыболовецкие траулеры или спортивные яхты могли скрытно тянуть на буксире летающие мини-субмарины. Так что анафема каждому, кто говорит о проигрыше нами гонки вооружений. Мы не использовали и трети дешевых ответов на американский вызов. Поэтому нет ни прощения, ни оправдания горбаческим выкормышам за их позорную сдачу страны Западу. Их словеса о захлебывающейся в военном соревновании с США экономике СССР - всего лишь неуклюжее оправдание собственной продажности. Ведь даже самый гнусный вор всегда старается найти духовное или социальное обоснование своим преступлениям. Да они просто продали нас с вами, выбросив на свалку труды десяти поколений русских!

11.

Боже мой, на пороге какого нового мира мы стояли! Ведь боевые отряды подводных пловцов становились колыбелью нового народа, "русских моря". Из капитанов будневых вышла бы когорта жаков-ивов кусто. А самое главное - эти люди безумной доблести, привычные к чудовищным напряжениям и к игре со смертью, были призваны стать аристократами, новым дворянством. Частью правящей элиты.

Даже рядовые подводные бойцы, придя в мирную жизнь, были способны создавать новую цивилизацию. Сильные и широкогрудые, привычные к холоду и давлению глубин воины - золотой генофонд русского народа. Их нельзя было возвращать к пьяным дракам в унылых кварталах - нет! Нужно было строить на Тихоокеанье светлые, омытые ветром и солнцем колонии. На Камчатке, Сахалине и в Приморье. Там, где шельф таит огромные залежи нефти и газа, и где среди водорослей бродят несметные стада огромных крабов, вытяжка из лап которых стоит сумасшедшие деньги.

Быть пастырями таких стад? А почему бы и нет. Возделанная, нива моря способна дать русским несметные сокровища. Вот где должны были рождаться русские концерны и консорциумы. И пусть аристократы их подводных когорт становились бы их управляющими, и в мирной жизни ведя за собою своих вчерашних солдат.

Эти люди могли народить светловолосых и светлоглазых детей от здоровых русских женщин. Детей, с малых лет привычных к колышущейся зыби прибрежных глубин. Играющих со спрутами среди подводных распадков, как с белками в подмосковных лесах, мускулистых и выносливых! Ведь когда-то на русском Беломорье из рыбаков и промышленников вышел субэтнос крепких и храбрых поморов. А каких людей могли дать такие колонии на Дальнем Востоке?

Русские гений и удаль порой не знают границ. Когда-то я видел в старом журнале проект, показавшийся безумством: превратить кольцевые острова-атоллы в южной Пацифиде в загоны для китих. И доить их с помощью доильных "торпед", собирая густое жирное молоко с поверхности воды. Но кто знает, какие дела могло свершить поколение "русских моря" через каких-нибудь пятнадцать-двадцать лет?

А кого мы имеем ныне в вождях? Плюгавого Березовского и размазню-орденоносца Рыбкина, лебезивших перед чеченскими душегубами, когда под обломками взорванного дома в дагестанском Каспийске лежали жены и дети офицеров, русских летчиков и пограничников. Убитых теми, кто хочет изгнать нас с Кавказа и сделать его разбойничьим гнездом.

12.

Мне вспоминается начало 80-х. Уже тогда от нас прятали все самое лучшее, что создали русские ум и доблесть. И мы проиграли свою молодежь, которая уже тогда затвердила:

Союз - страна пустых магазинных полок, пьяных драк у пивных ларьков, блатных песен еврейских певцов с Брайтон-Бич на самопальных кассетах. А все лучшее, что у нас есть - так только гитара Высоцкого. Мы просто не знали ни о подводных бойцах Империи, ни о многом другом.

Но ведь все могло быть иначе! В отличие от западных сверстников, для которых предел мечтаний - это джинсы "Джордаш", тачка и видик, наши молодые могли впитывать силу и радость, расти на вольных воздухе и солнце в единой стране на одной шестой части света. С детства привычными к крыльям планеров, к прикладам "Калашниковых" и к кисти художника. Процветай Империя - и мы дали бы молодым аэроклубы вместо борделей, парашюты, акваланги и мощные мотоциклы - вместо наркотиков, музеи и походы по прекраснейшим местам - взамен тупого сидения по подворотням или ночным клубам с банками пива. Мы могли дать им полнокровную жизнь, а не коровьи жвачки, "приятные на ощупь языка". Нам открывались белоснежные церкви Новгорода и руины парфянской столицы Нисы в предгорьях туркменского Копет-Дага, древнегреческие колонны Херсонеса в Крыму и курганы сибирских степей, увенчанные древними тюркскими истуканами. Мы могли буквально упиваться тысячелетней, грозной историей наших предков.

Мы должны были вырастить расу господ Вселенной с горячей и чистой кровью, звездных воинов - не в пример худосочным и порочным молодым дебилам Запада. Что любит молодежь? Задор соперничества и славу, силу и скорость, оружие и любовь! Что мешало открыть перед молодыми ворота военных лагерей и стрельбищ, клубов гонщиков и летчиков? Укрепить и умножить станции юных техников, клубы космонавтов, лаборатории и изостудии, стадионы и автодромы?

Сгнили пионерия и комсомол? Молодежь любит мотогонки? Дайте их ее. Пусть мотоциклетные клубы возглавят патриоты, прошедшие Афган и Вьетнам, Египет и Алжир. Пусть выдвигаются вперед сильнейшие, молодые вожди. Пусть юные заодно мечут гранату и бьют в цель из винтовок, преодолевают полосы препятствий и постигают искусство борьбы, рукопашного боя. Давайте им в награду кожаные куртки, яркие нашивки и мощных стальных коней.

Молодежь любит историю Родины? Поддержите все эти школы казацких пластунов и клубы русской гвардии, соберите брошенных родителями детей в кадетские корпуса.

Поведите молодежь по великой стране: тут и мрачная готика Тракайского замка, и катакомбы крымского Аджимушкая, где русские до последнего дрались в 1942 году, и форты Кронштадта, и Курское поле. Издайте для них яркие журналы, где рядом с рок-музыкой будут статьи об истории, о геополитике, о мощи русского ума и танковых армий.

Лет двадцать такой работы - и в жизнь войдет могучая ариославянская раса владык мира - красивых, умных и сильных, способных коснуться звезд, потрясти мир невиданными открытиями. А в нужный час - разнести врага в куски автоматной очередью. Такие люди должны владеть страной. Они - а не жалкие, неполноценные хлюпики, никогда не нюхавшие настоящей мужской жизни, не трясущиеся чмокающие жиряки. И Россия вошла бы в мир грозной и сияющей, как могучий межзвездный крейсер.

Денег на это хватало. Ибо как ни кричали "сыновья юристов" в 1990-1991 годы о нашей нищете со страниц "огоньков", а все годы реформ шло грандиозное выкачивание богатств страны, делались сотни миллиардов долларов. Мы до сих пор живем на том, что было создано предками. Только пошли эти миллиарды не на укрепление нации и не на создание расы воинов, мыслителей и творцов, а на обогащение торгашей, уголовников и нерусской нечисти.

Нынешняя "элита" может сколько угодно корчить из себя патриотов. Все равно она будет напоминать тупых испанских бандюг, которые разрушили сверкающие цивилизации Америки, переплавив прекраснейшие произведения искусства ацтеков, инков и майя в банальные золотые слитки, в конце-концов оказавшиеся в руках еврейских банкиров Европы. Испанские "гиены" жгли на кострах рукописи ацтеков, содержавшие уникальные знания. Наши реформаторы разрушили бесценные научные, технологические и военные центры русские, чтобы превратить их в банальные бумажки-доллары, в тупые особняки и "тачки", обогащая тех же западных банкиров - детей Сиона.

Лужковы, ельцины и черномырдины, как и почти вся "новорусская" элита одержима элементарными побуждениями: сладко есть, пить, хапать вдоволь; грести, грести к себе. Продавая ради этого нацию и Родину, отрекаясь по три раза на дню от убеждений (вчера - коммунист, сегодня - демократ, завтра - сторонник "патриотической" диктатуры), сгибаясь в рабском поклоне перед Западом, обрекая на гибель и опустошение целые земли.

Россией должны править не эти бескрылые ублюдки, а ариославянские пассионарии - люди, для которых превыше всего честь и слава нации. Им нужны не деньги, а власть - как инструмент возвышения русских. И не дачи, не сауны, не икорку с балычком они ищут во власти, а страшную, тяжелую работу вождей народа, неподъемную ношу ответственности. В наше время стало правилом, что Шумейко, пока страна рушится, обзаводится золотой кредитной карточкой, что директор разоряет собственный завод, перекачивая деньги в фирму сыночка. Но были и другие русские.

Адмирал Нахимов отдавал даже свои личные средства, чтобы вверенные ему корабли были мощнее и исправнее. Суворов и Кутузов смертным боем били воров и не клали в свои карманы деньги, отпущенные на содержание их войск. И ленинский нарком продовольствия Цурюпа действительно терял сознание от истощения. И адмирал Колчак не взял себе лично ни грамма из золотого запаса царской России, хотя мог дать деру за кордон миллиардером.

Неправда, что таких людей нет сегодня. Страна хоть с трудом, но по-прежнему держится не на банкирах и торгашах, а на солдатах, инженерах и рабочих, на врачах и железнодорожниках. И пока одни разворовывают Русь, пока одни с автоматами грабят собственный народ, другие продолжают работать на благо нации. Зная, что не получат за это ни миллионов, ни чинов и орденов. В ядерных центрах ученые продолжают уникальные разработки, получая жалкие две сотни тысяч в месяц. А то и вовсе ни гроша за полгода. Нищие, преданные и обворованные русские пограничники в Таджикистане продолжают отбивать натиск страшной опасности для юга России, а нищие спецназовцы в Чечне играли со смертью почти просто "за так", потому что за державу обидно. Эти поистине крылатые люди Россию не на словах любят. И когда мне говорят, что все вокруг выродились, опаскудели и стали продажны, я не верю, ибо знаю, что русские богаты на истинных воинов и граждан. Их надо вести к власти, сметая субпассионарную пену, которая заволокла и заполонила собой всю поверхность. Да так, что весь мир считает Россию их подобием. Сметать, убивать, уничтожать - и возвеличивать действительно людей. Даже если для того придется пойти на жестокую диктатуру. Ибо иного выхода мы не видим и в сказочки о демократии не верим.

Да, ныне - власть бескрылых. Страна раздроблена и разграблена, она - лишь жалкая тень недавней Империи. У нас сегодня есть мэры, президенты и губернаторы - но нет государства. Россия стала ареной грызни малых и великих субпассионарных кланов, любой указ или закон в этом месиве попираются уже в двух кварталах от Кремля. В этом чудовищном мире воцарившихся трупоедов расцветает уголовщина, захватывая реальную власть. Уголовные бонзы совершают почти ритуальные акты и хоронят свою погибшую братву рядом с прахом героев, подвижников и государственных мужей - в Александро-Невской и Киево-Печерской лаврах. Знай нашу власть! И кости человеческих отбросов лежат рядом с прахом тех, кому они при жизни не годились даже в лакеи.

Страна превращается в скопище "княжеств", ведущих усобицы. "Князькам" плевать на общенациональные дела. Пусть рушится щит ПВО и Академия наук, пусть слабнут армия и космическая промышленность, пусть ржавеет и тонет русский торговый флот, отпадают богатейшие дальневосточные земли и ветшает национальная сеть железных дорог - Лужков строит Диснейленд и храм. Пусть не хватает средств на миллионы русских беженцев - князьки тратятся только на себя и своих коммерсантов-прислужников, угоняя миллиарды долларов в загранбанки.

Это вычерпывание сил страны не может продолжаться вечно. Рано или поздно катастрофически падет добыча энергии, станут обвально рваться трубопроводы и коммуникации, ломаться тепловозы, выходить из строя электростанции, водопроводы, метро и отопление. Тогда настанет страшное время, и нам придется очищать свою землю от парши огнем да мечом. Бескрылые вожди неумолимо приближают Этот Судный день...

Но не только они, но и масса их ничтожных союзничков, мелких душонок-обывателей. Из тех, кто готов наплевать на страну, лишь бы выкупить себе импортный телевизор, "тачку", заграничную сантехнику. Знавал я одного Петю, работавшего холуем в валютной гостинице "Рэдиссон-Славянская". Тот каждый день подсчитывал мятые долларовые бумажки чаевых, которые ему швыряли иностранцы и был весьма доволен собой. И всей нынешней жизнью тоже. Он даже как-то вызывающе говаривал: да плевать мне на всех патриотов, на державу.

Психология bookap

Погодите, пети! Когда-нибудь терзаемые голодом, кутаясь в рваное тряпье и раскалывая последний стул на дрова, вы упретесь при свете коптилки отчаянным взглядом в мертвый экран вашего "Панасоника", пугливо вздрагивая от выстрелов на улице. С тоской думая, что надо спускаться к проруби в реке за водой. Может быть, тогда и придут сильные, отважные вожди. Которые снова объединят страну. Уже с оружием в руках...

... Но ныне мы знаем "плоды" прошлых лет, когда мы "проиграли" свою молодежь. Мы загнали ее в гигантские, омертвелые организации, где вместо рева моторов и лязга оружия царствовали кабинеты да скучные собрания. Отбросив вниз пассионариев, мы взрастили породу "пионерско-комсомольских активистов" - двуличных, лживых и подлых. Мягеньких, пухленьких и кругленьких полумужчин, мастеров бабьих сплетен и мелких интриг. Доносчиков и трусов, которые получали все блага жизни, оттесняя от них настоящих героев. Которые потом, получив Империю в руки, начнут ее дешевую распродажу. Вот она, причина гибели Империи.