Глава 24.

Спор о красных "Наутилусах". Второе завоевание океанов. Идущие подо льдами.

1.

Вот уже около десятка лет идет спор вокруг вопроса: а стоило ли Империи строить столько АПЛ? Мнение Запада на сей счет известно. Наши доморощенные демократы только как попугаи послушно повторяют его аргументы. Мол, шумные, дорогие, с аппаратурой обнаружения, на порядок уступающей западной технике. Впрочем, того же мнения придерживается и группа отнюдь не либеральных экспертов во главе с Сергеем Кургиняном. Мол, нечего было гнаться за Штатами, а лучше - строить тяжелые шахтные ракеты наземного базирования с разделяющимися боеголовками. На ваш взгляд, сей спор бессмыслен. К 1985 году у нас был колоссальный ядерно-подводный флот. И он мог стать не только военной опорой Третьего Рима.

2.

В 1970 году, когда Америка все еще была под впечатлением высадки своих астронавтов на ночное светило, в свет вышла книга Нормана Мейлера "Из пламени на Луну". Где автор проводил одну простую мысль: США не зря истратили десятки миллиардов долларов на эти полеты. Лунная программа оправдалась, даже если бы к Луне не стартовала ни одна ракета.

Истратив огромные деньги, США получили огромное количество электронных, химических и металлургических технологий. В ходе воплощения лунной программы были созданы новые компьютеры, пластмассы и композитные материалы. Даже электробритвы, разработанные для экипажей кораблей "Аполлон" - и те пошли в успешную коммерческую продажу. Мейлер писал: благодаря полетам на Луну "технический прогресс прыгнул на авансцену Америки".

Ядерный подводный флот Империи тоже стал мощным двигателем научно-технического прогресса. Ибо в ходе его строительства мы, русские, создали новейшие отрасли элитной промышленности. Мы развили ядерную энергетику и ракетостроение, построили титановую индустрию, дали толчок точной механике и электронике, создали новые сплавы и синтетические материалы.

Да, при позднесоветском строе мы слабо внедряли все эти новшества в мирной индустрии. Но этот недостаток можно и нужно было устранять. Во всяком случае, до 1989-го шел мощный и постоянный процесс создания новых технологий. Пусть даже в запас, не используемых. Но в любой момент могущих быть использованными.

А что теперь? Этот процесс прерван. Ну, а все последующие приватизации и акционирования ни на йоту не ускорили процесс внедрения технологических новшеств в мирную промышленность. Мы отстали за годы реформ еще больше. Да и о каком внедрении может идти речь, коли наши реформаторы попросту сделали невыгодным любое производство, даже расчесок? Какие новые технологии, какие композиты, когда денежная масса в экономике (мы пишем эти строки в 1996 году) сжата настолько, что страна перешла на меновую торговлю. Индустрия саморазрушается, ибо меновая торговля - бартер не позволяет не только делать что-то новое, но и просто поддерживать заводы и фабрики. Они работают на износ.

Но в 1985-м все было иначе. И огромная, сильная Держава обладала всем необходимым для сильнейшего технологического рывка, подобного японскому или южнокорейскому. И даже если бы нам не хватило собственных ресурсов - мы могли привлечь инвестиции тех же японцев или стран Юго-Восточной Азии. В стабильную страну, под гарантии Москвы, они пошли бы куда лучше, чем в расхлябанную ельцийскую РФ-ию, в этот кусок территории без власти и закона. Террариум для криминальных группировок.

Самое поверхностное применение устаревших АПЛ - это превращение их в плавучие электростанции для Севера и Дальнего Востока Империи. С огромной экономией на переброске туда миллионов тонн угля и нефти, миллиардов кубометров газа. С перспективами бурного роста, где катализатором этого роста стала бы дешевая энергия.

3.

Еще при Сталине на Среднем Урале, в Свердловске-Екатеринбурге основали специализированные КБ - специально для создания систем управления баллистическими ракетами подлодок. Потом оно стало институтом, которое под руководством академика Николая Семихатова превратилось в объединение "Автоматика".

С ее помощью мы добились поразительной точности стрельбы. Применяя микроэлектронику, компактные миниЭВМ, элементы искусственного разума и волоконную оптику. Словом, все лучшее, чем обладал мир. Причем не только для субмарин, но и для космических кораблей "Союз", для ракет-носителей.

Вот оно - наше богатство, рожденное гонкой вооружений. "Автоматика" разработала системы управления для плавучего миникосмодрома "Прибой", для ракет на сжиженном газе, "мозги" для металлургических заводов и электростанций, для транспорта, банков и больниц ("Военный парад", N8-9,1994 г.).

Для медицины тут смогли сделать пульсооксиметр для реанимации, монитор контроля и стимуляции дыхания преждевременно родившихся детей. А еще - термопринтеры для ЭВМ, портативные дуплекс-радиостанции. И сорокаканальную автомобильную УКВ-рацию с автоматическим выбором канала.

А вы говорите - отсталый СССР, передовая Япония...

На том же Среднем Урале есть Верхнесалдинское металлургическое объединение, созданное в 1933 году. С 1956-го там делают титановые детали. Не только для подводных лодок, но и для авиации.

Здесь - уникальные прессы, среди коих есть с усилим в 75 тысяч тонн. Станы для горячей, холодной, теплой прокатки - листов и рулонов, прутков и труб. И еще сверхчистые вакуумно-духовые, индукционные и электрошлаковые печи, совершенные металлорежущие станки.

Специалисты "Боинга" и "Дженерал Электрик", "Пратт энд Уиттни" и "Роллс-Ройса" заявили: качество - не хуже нашего.

А вы говорите - гонка вооружений...

4.

Старые АПЛ могли стать и отличным инструментом для освоения шельфа наших морей. Корпуса субмарин рассчитаны на достижения глубин в четверть, а то и половины километра. А вместо ракетных отсеков на них можно оборудовать совсем иное.

Шельф таит огромные природные богатства. Например, нефть и газ в Баренцевом море. Тот, кто первым овладеет шельфом, то получит власть над будущим. На поверхности дна Мирового океана обнаружены гигантские скопления железомарганцевых осадков-конкреций, содержащих еще и кобальт, никель, медь, титан и ванадий. Руды на суше бледнеют по сравнению с этим источником металлов.

А еще на дне обнаружены золотоносные пески и алмазные россыпи, минералы, богатые титаном. Не зря академик Сергей Струмилин заявил: "Мировая экономика будущего - это экономика Мирового океана". Уже официальная военная доктрина Индии гласит: главные военные конфликты возможны из-за шельфа Индийского океана. Огромные богатства таит шельф наших дальневосточных вод у берегов Приморья, Курил, Сахалина и Камчатки.

В 60-е и начале 70-х мир бредил освоением шельфа. Мир мечтал о создании подводных поселений. Жак Ив Кусто построил подводный поселок "Преконтинент", США - подводные дома "Силаб-1" и "Силаб-2". У нас работают дома "Черномор", "Садко-1" и "Садко-2", "Ихтиандр", "Спрут-У". Подводные дома - не прихоть. Дело в том, что работать на шельфе морей, ныряя туда с поверхности, невозможно. Водолаз, проработав меньше часа на глубине 180 метров, вынужден подниматься обратно полсуток. В противном случае человек погибнет от кессонной болезни, возникающей из-за перепадов давления. Когда от пузырьков азота "закипает" кровь. Потому нужен долгий подъем-декомпрессия.

В подводном доме, где давление воздуха равно давлению воды за бортом, люди могут жить и работать неделями и месяцами, проходя затем всю ту же декомпрессию от силы за сутки.

О подводных поселениях в дальневосточных морях мечтал еще шестьдесят лет назад Александр Беляев в захватывающем романе "Пахари моря". В нем русские освоители шельфа, кстати, вынуждены вступить в борьбу с японцами...

Подводные дома... Работы над ними оказались задушенными в брежневском болоте и вовсе забытыми в горбачевско-ельцинском кошмаре. Однако в 1985-м (да и сейчас тоже) опыт подводных поселений у нас есть. Переоборудованные АПЛ сулили стать уникальным транспортным средством для постройки целых городов на океаническом шельфе. Боже, да мне иногда до боли ярко снятся огни этих невиданных поселений, скользящие над ними узкие силуэты субмарин и коротко стриженные, светловолосые люди - мускулистая и волевая порода господ мира!

Мы имели и имеем уникальных помощников в освоении глубин - дельфинов. Говорят, вторую после человека мыслящую породу существ. В Империи, в севастопольском дельфинарии, еще недавно велись интереснейшие работы по приручению этих океанских умниц. 17 мая 1995 г. "Известия" сообщили, что на Черноморском флоте служили дельфины, которые искали потерянные торпеды и умели находить лежащие на грунте подлодки. По 15-20 лет помогали нашим военморам Ева, Незнакомка, Шалунья и Геркулес. Дельфинарий в Казачьей бухте жив до сих пор. Разваливаясь в неумелых руках "как-бы-государства Украины". Да, Империя! Да - военная держава и гонка вооружений! Но какие захватывающие горизонты могущества открывались нам благодаря этим вещам, какой фантастический размах могла получить русская цивилизация, вторгшись в доселе неведомые сферы с помощью военных. Ведь все, что они создали, можно было "перелить" в другие сферы - во имя Православной силы и крепости.

5.

Но шельф - не единственное поле для приложения переоборудованных АПЛ. Другим может стать арктическая навигация. Огромная проблема для русских.

Более полувека каждый год мы выдерживаем настоящую военную кампанию, уносящую средств столько же, сколько порядочный вооруженный конфликт. Каждый год за летние месяцы и раннюю осень нам надо успеть забросить миллионы тонн грузов Северным морским путем - на Диксон и Таймыр, на Ямал и в Якутию, на Чукотку и на Камчатку. Экономика вынуждена выдерживать колоссальные напряжения и перекачки средств из промышленности в эту завозную страду. Надо успеть подготовить множество судов и ледоколов, запасы горючего и провианта. Чтобы за короткую навигацию, пока не надвинулись мощные льды, перебросить товары и технику на год вперед. Без устали работают ледоколы, не смыкает глаз полярная авиация, вылетая на разведку маршрутов. Подчас ледовая обстановка круто меняется, и начинается настоящее сражение. Иногда льды давят и ломают корпуса кораблей.

Ядерные лодки могут круглый год плавать под холодным панцирем Ледовитого океана, ритмично и равномерно перебрасывая грузы чуть ли не в любую точку Арктики. Не нужны астрономические, залповые затраты на напряженную навигацию. Экономятся несметные средства. Арктические нефть и газ, олово и никель, алмазы и уголь становятся дешевле, доступнее. Империя обретает новую мощь. Лодкам на глубине не страшны любые штормы, от волн которых подчас может переломиться даже супертанкер. Субмарина не образует "усы" и буруны, как обычное надводное судно. А ведь эти буруны, эти турбулентные завихрения в воде отбирают у корабля до одной шестой части энергии. И потому ПЛ способна двигаться с той же скоростью, что и обычное судно, обходясь менее мощной силовой установкой. Экономия? Еще какая! Особенно если учесть то, что не нужны напряженно работающие ледоколы, что скорость движения подводного грузовика в пять раз выше, чем у продирающегося сквозь льды каравана. А также если подсчитать, что Империя уже создала систему обслуживания, перезарядных станций и целый концерн "Атомфлот" в Мурманске.

И это - не считая использования лодок для исследования океанских глубин, для работы океанологов и биологов в самых недоступных пучинах. Русская научная станция на подводной горе Ампер, у загадочных развалин и стен на дне западной Атлантики? Вполне могли стать реальностью. Работа с затонувшими кораблями и их ценными грузами? Тоже.

С ядерным подводным флотом мы могли перевернуть мир. Но режем его на металл...

Все это далеко не пустые прожекты. Уже в 1992-м люди из ЦКБ "Рубин" разработали план переоборудования атомарин постройки 1973-1982 годов в высокоширотные грузовые и исследовательские суда. Они выбрали АПЛ классов 667БД "Мурена М" и 667БДР "Кальмар" за их надежные двухвальные машины и навигационную систему высокой точности, в которой сопрягаются спутниковая и гироскопическая части. У этих АПЛ оказались отличные средства связи, эхо-локации и подледного наблюдения плюс внушительная вместимость после освобождения ракетных отсеков - 2000 кубометров. ("Военный парад", N 5-6, 1994 г.) Даже штатное, военное оборудование этих АЛЛ обеспечивает решения множества задач по биологическим, геологическим, гидрографическим и гидрохимическим исследованиям. Сравнительно легко снабдить эти лодки подводными роботами и буровыми установками, разместив на них батискафы отечественной постройки (тип 1855). Даже торпеды сгодятся - ими можно взрывать льды, делая полыньи для всплытия! А всего субмарин этих типов у нас было целых восемнадцать.

В КБ "Малахит" параллельно разработали проект арктического подводного грузовоза вместимостью в 29.400 тонн, обладающего 20-узловым ходом и способного заходить практически во все порты мира. Предусмотрели даже запасную дизель-установку для входа в гавани, дабы не причалить с действующим реактором. Разгрузка-погрузка такого корабля занимает 30 часов - на уровне лучших мировых стандартов. А есть еще и проект подводного атомохода-танкера в 30 тысяч тонн грузоподъемностью. Специально для будущих нефтяных и газоконденсатных разработок на шельфе ледовых морей, куда не пройдет ни один полукилометровый наливной гигант с тонкой обшивкой. Ни один современный супертанкер японского производства! "Малахитовцы" нашли технологию перевозки даже взрывоопасного газового конденсата. Ведь в мире отказались от его корабельной перевозки - взорвалось несколько судов. А у нас есть свое, секретное ноу-хау ("Техника-Молодежи", N1,1997 г.).

Никогда не верьте россказням о нашей отсталости. Даже сейчас, в 1996 году, по иссеченной и разделанной, как мясная туша, Руси продолжают рыскать западные охотники за нашими инженерно-техническими жемчужинами.

Психология bookap

Вот недавно в Москве арестован швед Нордстрем с документацией по технологии производства русских субмарин. Комментируя сей факт, известный шведский журналист Йан Гийу заявил: шпионаж за последние годы в России возрос вдвое. Ибо это крайне необходимо в "хаотической стране, представляющей собой нечто среднее между диктатурой и правлением аристократии, с умирающим и страдающим алкоголизмом президентом" ("Сегодня", 7.09.96 г.).

А мы лишь молча утираем такие вот плевки.