Глава 14.

Прерванный полет "Орланов". Русские крейсеры - тяжелые, атомные, ракетные....

1.

Мы создаем эту книгу не как плач по потерянному величию. Хотя можем исписать десятки страниц, изображая нынешнее (писано в 1996-м) состояние того, что некогда было флотом великой Державы.

- Мы хотим показать то, чем мы могли стать. Свято веря в грядущий подъем Русской православной державы, убеждены: наш флаг еще вернется в океаны. Имперский флаг!

... В начале 80-х в нашей стране был разработан проект бронированных океанских исполинов - тяжелых атомных ракетных крейсеров (ТАРК) типа "Орлан". Корабли в 28 тысяч тонн водоизмещения, длиной в 251 и шириной в 28,5 метров, "Орланы" прочились в пенители морей с 30-узловым ходом и неограниченной дальностью плавания. От Арктики до Антарктики, от Курил до мыса Доброй Надежды. И каждый должен был стать флагманом эскадры, ударного соединения.

В ТАРКах были учтены уроки всех последних войн. И смертоносность крылатых ракет для слабозащищенных кораблей, и мощь западной авиации со сверхточным оружием, и высокая эффективность подлодок американцев. И даже необходимость быть готовым не только к ядерной войне или охоте за субмаринами НАТО. Крейсер нового типа создавался и как мощная машина артиллерийских ударов по наземным силам противника.

Но главной задачей ТАРК ставилось уничтожение авианосцев, линкоров и крейсеров США - с прорывом через их мощные средства обороны, с нанесением убойных ударов крылатыми ракетами. Ныне их в России всего три. Два в действии, один - в бездействии из-за того, что ему уж пять лет не делали капитальный ремонт.

Глаз невозможно оторвать от этих красавцев. Стремительные обводы и высокий полубак (чтобы выдерживать крутую волну на полном ходу). И даже массивная пирамидальная надстройка не делает их неуклюжими.

Вот они, владыки морей имперской цивилизации, так и не успевшей разбить старую скорлупу. Мы замирали перед ними, как когда-то археолог Кольдевей перед величественными стенами древних империй. Как перед свидетельствами исполинской мощи нашего народа, о слабости и немощи коего нам кричат и шепчут со всех сторон...

2.

Командир ТАРК "Адмирал Нахимов" с гордостью водил по кораблю тогда еще вельможного вице-премьера Олега Сосковца. Был май 1996 года, но над Североморском шел снег. Мы не замечали его...

Если системы наблюдения "Нахимова" засекут атаку неприятельских самолетов или крылатых ракет, то в действие вступят два бортовых комплекса "Риф" С-300 - на носу и на корме. Уникальные машины, способные попадать своими ракетами в летящую ракету врага. Это все равно, что пулей сбивать выпущенную в тебя пулю. Оба С-300 способны одновременно "вести" двенадцать целей. Их боезапас - сто противоракет.

Но если кто-нибудь из них все-таки прорвется, то в дело вступит зенитный комплекс ближнего боя "Оса". Или система "Форт" в коей соединены сверхскоростные ракеты и 30-миллиметровые пушки со скорострельностью в 6 тысяч выстрелов в минуту. Все, что прорвется к ТАРКу на расстояние в пять верст будет разнесено в куски. Будь то крылатые "Гарпун" и "Томагавк", "Фантом" или "Торнадо", планирующая бомба или мчащийся торпедный катер.

Когда бьет "Форт", то вспышки выстрелов вытягиваются в длинные бледно-красные лучи. И кажется, что с крейсера ударили фантастические лазерные установки. Чудеса высокой технологии, ракетно-пушечные "форты" создают крейсеру незримую и невесомую, но при этом - мощнейшую "броню".

Что? Подлодка врага? Десять миль, пеленг двести семьдесят? Из торпедного аппарат "Нахимова" выстреливается комплекс "Водопад". Взяв след под водой и занеся данные в борткомпьютер, длинная "сигара" взмывает из моря ввысь, включая ракетный двигатель. Упав в волны в рассчитанной точке, "Водопад" пронижет толщу вод уже как самонаводящаяся торпеда. С одной только целью - нагнать врага и разорвать его прочный корпус. "Водопад" может поражать субмарины врага в радиусе 45 верст от крейсера. А еще для борьбы с ними "Нахимов" несет три вертолета, скрытые в прочном ангаре на юте. А за кормой буксируется чуткая гидролокационная станция "Волна"

Они успели выстрелить? Шум винтов торпед? Моментально в сторону угрозы разворачиваются три десятитрубных бомбомета. С ревом вылетают огнехвостые снаряды. На пути несущейся к крейсеру торпеды они ставят плавучее "защитное поле". Упав в воду, бомба становится небольшой акустической миной, поддерживаемой на поверхности поплавком. И вражеская торпеда не прорвется сквозь них: мины сработают от близкого шума ее винтов. В море встанет стена взрывов, и от них детонируют боеголовки торпед, раскалываются их корпуса...

Все, что попадет в зону видимости ТАРКа, подвергнется огню его носовой 130-миллиметровой башни со спаркой орудий.

Она бьет в темпе 90 выстрелов в минуту - как целый артиллерийский дивизион времен Второй Мировой. Или как артиллерия трех крейсеров типа "Киров" 1941-1945 годов с 27 орудиями. А тут - всего одна башня! В морском огневом бою выигрывает тот, кто быстрее и точнее стреляет. Пушки же ТАРКа наводятся локатором. ... "Нахимов" вызывает в памяти детские грезы. Такими нам представлялись бои звездолетов в дальнем космосе...

Но главная ударная сила ТАРК - 70 сверхзвуковых крылатых ракет "Гранит" с радиусом боя в 600 километров. Внезапно тяжелая броневая крышка на корме крейсера легко откидывается вверх, и оттуда, в дыму и на огненном "столбе", взмывает вверх ракета. Получив целеуказание с самолета-наводчика, "Гранит" ложится на боевой курс, прижимаясь в своем полете к самой воде. "Нахимов" ведет почти непрерывный огонь "крылатой смертью" - ракеты заряжены в его трюме в особую барабанную установку - как патроны в револьвер. "Граниты" до сих пор остаются непревзойденным оружием. Они идут на жертвы "мыслящим роем", обмениваясь друг с другом информацией, распределяя между собой цели. Бортовые станции помех сбивают работу вражеских систем ПВО.

И даже если враг сумеет сбить большинство "Гранитов" - уцелевшие вонзятся во вражеские борта, разметут взрывами их металлические внутренности. А коли боеголовки ракет будут ядерными - то от одного-единственного "Гранита" превратится в облако раскаленного газа даже трехсотметровый авианосец с сотней самолетов и трехтысячным экипажем.

А ведь "Нахимов" не пойдет в бой одиночкой. Он - центр эскадры, и вокруг его - послушные флагману эсминцы, большие противолодочные корабли и субмарины. Которые тоже засекают и разят врага. Беспощадно и точно.

"Нахимов" вошел в строй в 1989 году - вторым после однотипного ему "орлана" - "Адмирала Ушакова". Сегодня нам твердят: флот не был готов к ним, не было построено доков для таких кораблей. У страны, мол, не хватило сил. Но мы видим нынешнюю РФ, которая уже раз в шесть слабее и беднее СССР. И мы видим, как в этой Эрэфии, не щадя огромных средств, воздвигают бетонные муляжи храма Христа Спасителя, как и множество других вещей. Нужных сегодня, как балетная школа при отражении танковой атаки. И когда нам говорят, что это делается не за счет федерального бюджета, а за счет местного (московского, регионального, внебюджетного), мы отвечаем: ложь. Ибо все это - одни и те же ресурсы, одни и те же силы одного русского народа!

Доки для "Орланов" мы построить могли. Но для этого в Кремле 80-х должны были сидеть воины и патриоты, а не продажные слюнтяи с блудливыми языками.

Полет "Орланов" прервали.

3.

Мы могли вывести в море многое, и главные силы Империи были на Северном и Тихоокеанских флотах. У нас и помимо "Орланов" кое-что имелось.

Помните легкий крейсер "Адмирал Дрозд", пришедший в Триполи в 1986 году? Тоже сильное оружие - четыре зенитных комплекса и восемь противолодочных ракет, пушки, бомбометы и вертолет. Такие корабли должны идти в охранении "Орланов". Вертолеты на этих кораблях - это славные машины Ка-27, противолодочные геликоптеры с четырьмя самонаводящимися торпедами и глубинными бомбами.

В середине 80-х Империя обладала и лучшими в мире эскадренными миноносцами класса "Современный", созданными не только как охотники за подлодками, но и как носители крылатых ракет "Москит". Были у нас и эсминцы типа "Удалой", настоящая гроза субмарин.

Вода в океане расслоена, словно торт-наполеон. И каждый слой имеет свою температуру. Если разница их достаточно велика, то образуется термоклин, этакое зеркало, от которого отражаются импульсы ищущих подлодку эхолокаторов. Ныряя под термоклин, подводники спасаются от преследующих их кораблей-охотников. "Удалой" оснащен низкочастотным гидролокатором, который способен "видеть" врага и сквозь термоклин, уничтожая его ракето-торпедами "Водопад". Которые, по признанию Тома Клэнси, по дальности боя и точности наведения превосходят аналогичную систему США "Асрок".

А ведь были у нас в 1985-м и старые добрые "лошадки" - противолодочные крейсеры типа "Киев". С 13 самолетами вертикального взлета Як-38 и 17 вертолетами Ка-27 на борту. Еще до Фолклендской войны в 1972 году, их тоже вооружили ракетами против кораблей и ракето-торпедами - против субмарин. Это не считая пушек, 12 зенитных ракет, реактивных бомбометов и десяти торпедных аппаратов.

В 1972 году начали постройку собрата "Киева" - "Минска". Торпедные аппараты у него сняли, зато усовершенствовали поисковую аппаратуру и в полтора раза увеличили авиапарк.

Потом последовали крейсеры "Новороссийск" и "Баку". Последний нес уже 12 противокорабельных ракет, а калибр артиллерии на нем довели до 100 миллиметров. (В строю эти корабли были до 1993 года пока их не вывели из него из-за бедности бюджетной).

С 1983 года в строй вступают крейсеры типа "Слава", несшие 16 "Базальтов", ракет-убийц кораблей. Насколько велика была ударная мощь русских "пенителей моря"? В 1975 году на вооружение поступили противокорабельные ракеты "Базальт". Как пишет Александр Широкорад в газете "Истоки" (N 3, 1995 г.), ими оснащали крейсеры типа "Киев" и "Слава".

"Базальты" шли на врага роем. (Их целями были авианосные соединения США). При этом одна из ракет в "рое" играла роль "командира", управляя остальными и распределяя цели между ними. На этих "роботах-убийцах" стояла система управления "Аргон", которая корректировалась системой морской спутниковой разведки и целеуказания. Иными словами, наводить "базальты" могли космические аппараты радиолокационной разведки, поступившие на вооружение в 1976 году.

Таким образом русский океанский флот выступал в единой связке с имперским космическим флотом!

4.

Об оружии наших кораблей можно написать целые тома. Но об одном надо сказать особо - о радиолокационных станциях, которые с 1942 года дает нашему флоту московское объединение "Салют".

РЛС - глаза корабля. В нынешних войнах важно первым засечь противника, будь то вражеский самолет, ракета или эсминец. Запад часто говорит о нашей отсталости в электронике. Но еще при Горбачеве "Салют" сумел дать флоту станции "Фрегат" и "Подберезовик". Это - аппаратура без привычных нам качающихся и крутящихся антенн локаторов. Вместо них у русских систем - фазированные решетки. Или ФАР, о свойствах которых мы уже писали в главах, посвященных "звездным войнам". В последние десятилетия США стали очень уповать на то, что их эскадры смогут ослепить локаторы наших кораблей своими генераторами помех. Так, чтобы у наших на экранах шло сплошное "молоко". Мельтешение, под прикрытием коего на русских можно обрушить атаки самолетов с авианосцев, крылатые "Гарпуны" и "Томагавки".

Но мощные лучи "Фрегатов" и "Подберезовиков" пронизывают участки пространства, "закутанные" вражьими помехами. С помощью уникальных накопителей энергии и усилителей мощности. При этом русские ФАР-локаторы, как поведала "Красная Звезда" от 12.05.1996 года, имеют "секрет", который делает их неуязвимыми перед ударом убийственного для электроники электромагнитного импульса ядерного взрыва. А решетки ФАРов выдерживают и удар воздушной волны, который сносит радиолокаторы прежних конструкций.

На испытаниях "Фрегата" произошел удивительный случай. В стволе орудия эсминца, который получил новую РЛС, разорвался снаряд. Осколки пушечного дула пробили дыру в решетке локатора. Но главный конструктор "Фрегата" Леонид Родионов заявил: он будет работать и в таком виде. И не ошибся.

Насколько эффективны наши системы? Мы назовем эти цифры для "Фрегата", поставив в скобках данные "Подберезовика". Данные обзора - 150-300 верст (500). Высота его - 20-30 километров (40). Истребитель засекается за 58-230 верст (240-400). Ракета - за 17-50 километров (45-70). Корабль - в пределах горизонта.

Дальность до цели определяется с погрешностью 120 (150) метров, а направление на нее - с точностью до 14-24 (24) минут. Много это или мало? Весь круг горизонта, видимого с корабля, разбит на 360 градусов. А в градусе - 60 минут.

Уникальный комплекс создавался и для громадного атомного авианосца "Варяг". Однако после распада СССР недостроенный гигант захватили власти "государства Украина". Они продали гордость русского флота на металл. А ведь именно "Варяг" должен был стать кораблем, "глаза" которого невозможно "ослепить".

До сих пор в "Салюте" хранят уникальные наработки новых вычислительных машин, могущих уменьшить размеры и вес русских радаров...

...Однако грянули на Русью реформы демократии, и мразь у власти довела флот до развала. Некому заказывать работу "Салюту", хотя ломаются истрепанные за пять рыночных лет корабельные РЛС. Единственные покупатели идут из Юго-Восточной Азии. Таиланд - и тот оказывается богаче России. Там о своем флоте думают больше.

Но это - сегодня. А во второй половине 80-х, когда из Кремля на всю страну заголосили о нашем отставании от Запада в области высокой военной технологии, "Салют" уже делал радарную технику мирового уровня...

Сталин много говорил о врагах народа и изменниках. Не знаю, как для вас, но для меня эти слова - не просто звук...

...Они говорят, что создают новую Россию. Но неужели этот кошмарный кусок территории, где дрязги опереточных президентов и усобицы блатных паханов выдаются за вершины политики - и есть та самая новая Россия? Включая проклятый телеящик, я вижу, как надменный молодой чечен - мэр Грозного диктует свою волю "грозному" Лужкову, и тот соглашается строить дома в гнезде бандитов, будто бы Русь снова должна платить дань Орде, отправляя своих мастеров в Сарай-столицу. Нас словно победили и требуют репараций. И кто? Шайки полуграмотных абреков! Нас, еще недавно царствовавших в океане!

Я вижу израильско-подданного Березовского, это тщедушное тельце, вознесенное сейчас в Совет безопасности и лебязящее перед чеченскими главарями. Он клянется от имени России, что она "заплатит любую цену за мир на Кавказе"...

Что-то сдавливает мне горло, гнетет и душит. И душа нестерпимо рвется к океану, чтобы увидеть его пенящиеся валы, накатывающие на берег. Чтобы вдохнуть пьянящий йодистый запах простора полной грудью. И увидеть там, в дымке, неясные громады имперских крейсеров. В такие минуты хочется ощутить в руках отполированное цевье оружия, лязгнуть затвором и всадить очередь в ненавистный экран, прервав потоки удушливых волн. Сбить прикладом крикливые вывески. Прошить пулями витрины ночных клубов, обрушив их стеклянным водопадом. И прогрохотать коваными сапогами по московской брусчатке с такими же, как ты. Вместе с теми, кто воевал в Боснии и Таджикистане, в Приднестровье и Чечне. Чтобы смести прочь этих жалких, тщеславных, продажных...

Я люблю тебя, Империя, о ты, вершившая судьбы света, ворочавшая, стальными эскадрами в необозримых просторах Океана. И нынешний "беловежский обрубок" пред тобою - карлик-калека, с "мощью" и "дипломатией" коего впору пускать бумажные лодочки в парковом пруду.

Психология bookap

Мне давеча снился сон. Будто звучит на моей улице гортанная речь, и борадачи в каракулевых шапках гонят куда-то ударами прикладов серую покорную толпу москвичей. Я слышу их злой смех, и бросаюсь искать свою жену. Бегу через дворы и подворотни, обуянный тоской и ужасом. Но сзади слышится овчарочий лай...

Я ненавижу эту Россиянию, эту лилипутию, где от моего имени говорят и лебезят перед нелюдями лысоватые чернявые недомерки. Жизнь надо изменить - иначе русским крейсерам никогда не вспенить просторы больших морей. Никогда...