ПРОВОДНИКИ ИДЕЙ. ЖЕЛЕЗНАЯ ВОЛЯ И СИЛА НАМЕРЕНИЯ


...

Сила намерения

Именно сила намерения порождает направленную кумулятивную мощь выдающихся личностей – сосредоточенность. Умение продолжительное время фокусировать внимание и активное воздействие на одной цели всегда составляло очевидный козырь любого гениального человека. Являясь следствием непрерывного напора мысли, концентрация усилий произвела на свет немало достижений высшего порядка.

В самом деле, сосредоточенные люди становятся отрешенными, обособленными от остального мира, они практически всегда на подъеме и почти не ведают физической усталости: возможности человека, сфокусировавшего все свои мысли и устремления на некоторой идее, безграничны. Устремленный человек не только побеждает недуги и комплексы, он совершает то, что ранее считалось невозможным. Неугасимое желание трансформируется в неотступную волю, достигая любых высот, какие только способно вообразить загипнотизированное сознание. Сила намерения раздвигает любые рамки, осваивает любые пространства.

Александр Суворов и Никола Тесла читали ночи напролет и затем совершенно не чувствовали усталости. Это происходило вследствие невероятного душевно-эмоционального подъема, захватывающего переноса прочитанного ими на контурные карты собственной жизни, когда грандиозные переживания как бы перетряхивают все жизненные принципы и приоритеты, наполняя бытие новыми элементами, из которых потом складываются дивные идеи и формулы. Действие таких мыслей, возбуждаемых книгами, сродни наркотическому зелью, которое позволяет забываться в работе на многие часы и даже дни.

Еще одним секретом длительного сосредоточения может служить сознательная смена видов деятельности, которая позволяет «ответственным за тот или иной сектор» клеткам как бы дремать, в то время когда происходит переключение на физическую работу или иную психическую деятельность. Лев Толстой получал такую возможность, работая косарем, вдыхая запах земли, свежей травы, «вживаясь» в самую природу. Альберт Швейцер прожил до девяноста лет, отдыхая всего по три – четыре часа в сутки и не уставая при этом. Он научился переключать мозг с лечения больных на игру на органе – Бах более всех других умиротворял его и возвращал ему силы. После этого мыслитель еще оказывался способным подолгу писать глубокой ночью, чтобы ранним утром, как ни в чем не бывало, приступить к обязанностям врача. Несколько иное, но также поучительное переключение демонстрировал Уинстон Черчилль. Этот яркий, креативный политик умел в периоды политического бездействия отдаться мольберту и перу. Как утверждают специалисты, выставки художника Шарля Морена (псевдоним Черчилля) отличались если не громким успехом, то неизменно пристальным вниманием. Ну а что касается литературной работы, то на этом поприще Уинстон Черчилль сумел снискать себе подлинную славу мастера. Его речи типа «Мускулы мира» или «Пробудись, Европа!» не просто знамениты, но изучаются и разбираются по частям всеми, кто готовит себя к публичной деятельности. А шеститомник «Вторая мировая война» – настоящее глубинное исследование, из которого можно почерпнуть много такого, чего нет ни в одном другом историческом исследовании. Нобелевская премия мира, как кажется, совершенно заслуженная, увенчала карьеру Черчилля. Все эти усилия, как будто бы разноплановые, проистекают из одного источника желаний – быть неутомимым творцом, непрерывно действовать, достигать успеха во всем. В этом постоянном творческом напряжении в значительной степени проявилась необузданная душевная сила, направленная воля и неугасающая с возрастом сила намерения. О Черчилле писали, что он «необычайно многосторонний, даже универсальный, неутомимый в своей деятельности, непрерывно писавший письма, книги, произносивший речи, нетерпеливый, импульсивный и раздражительный, необычайно возбудимый, храбрый до неосторожности, беспредельно властный, он мог работать сутки напролет, даже лежа в постели». В возрасте шестидесяти и семидесяти лет он, по свидетельству современников, «работал большую часть ночи, доводя до истощения секретарей, штат и советников, гораздо более молодых, чем он сам». Этот не раз изумлявший мир человек прожил девяносто лет.