День третий


...

Жонглирование

Хорошо. Мы добрались до наших десяти минут жонглирования. Вчера мы делали вот что: мы бросали мяч отсюда сюда, и обратно, правильно? И делали это по дуге, которая шла примерно через макушку головы, и делали это более однообразно, чем я демонстрирую сейчас в оба направления. Так что вспомните состояние, в которое мы сейчас перейдем, где вы используете периферийное зрение и где ваши действия однообразны. Вам уже знаком первый шаг, который я демонстрировал. Сегодняшний шаг – второе и последнее, что нужно для жонглирования.

Джуди: Все, что нужно. Это действительно так.

Джон: Потому что вы никогда не держите в руках больше двух мячей...

Джуди: ...В одно и то же время.

Джон: Смотрите, (жонглирует тремя мячами), где все время находится третий мяч. Вы держите в руках все три мяча только когда начинаете жонглировать или когда останавливаетесь. И все, что вам действительно нужно делать – управлять проблемой двух мячей, и при этом все время держать третий в воздухе. Я уверен, что это вполне убедительно. (к Джуди) Кажется, они действительно впечатлены. (смех) Помните, самая важная задача – не физическая. Самая важная задача – поддержание во время упражнения состояния «остановки мира». С разрешения Поппи и Роберта, я хотел бы, чтобы они вместе с той же командой снова провели невербальный тренинг. Итак, что вы делаете сегодня. Вы бросаете один мяч, ждете до самого последнего момента – и бросаете второй мяч вслед за первым. Я демонстрирую. Теперь. Я жду, пока мяч не будет почти здесь, и бросаю следующий. И затем, конечно, полностью меняю направление. Чем дольше вы ждете, прежде чем бросить этот мяч из руки, которая должна поймать другой мяч, тем легче вам жонглировать. Вы можете хорошо рассмотреть этот небольшой фрагмент, потому что я показываю его медленно и тщательно. Теперь, смотрите, можете ли вы найти этот фрагмент внутри проблемы трех мячей? Вы видите, как проблема двух мячей решает проблему трех мячей? Но ваша задача-максимум на сегодня очень проста, это проблема двух мячей. Да, я хочу, чтобы вы проголодались, правильно. (смех) Есть вопросы по поводу этой задачи? Помните, самый важный аспект – управлять своим состоянием. Наслаждайтесь жонглированием.

Джуди: (обращаясь к участнику) Да, у вас есть вопрос?

Мужчина: Номинализация «баланс»... Мне нужна некоторая помощь...

Джон: ...Хорошо, давайте это рассмотрим. Вы хотите некоторой стабильности в своей системе. И хотите комфорта. Мы говорили об этих вещах. Но где вы хотите комфорта? На каком логическом уровне? Я могу испытывать комфорт, зная, что я в хорошей физической форме. Я имею в виду, что есть комфорт, не в прямом переживании лежания на диване, а в смысле, что я научился мастерски использовать свое тело для некоторых физических действий. Так что о комфорте можно говорить на многих разных логических уровнях. Итак, баланс и стабильность. Вопрос в том, где вы требуете стабильности. Например, когда я двигаюсь через языки и культуры, есть некое ядро, которое остается неизменным. Но оно находится не в схеме лингвистики или моего поведения. Состояния демона глубоко различны для итальянского, немецкого, суахили и так далее. Так что есть ощущение стабильности, которую вы хотите, правильно? С другой стороны, задание агентов энтропии и назначение новостей – поддерживать гибкость в системе. Работа агента энтропии – прийти и растолкать структуру, чтобы она продемонстрировала упругость и гибкость и все время их поддерживала.

Джуди: И вы продолжаете расширять диапазон своих переменных так, чтобы не цепляться все время за одну ценность, чтобы ваша гибкость не оказалась сожранной.

Джон: Я сказал бы, что одно из самых важных различий между нами или между любыми

двумя людьми, заключается только в том вопросе, который вы задали: «Где вы хотите стабильности?», и «Где нужна гибкость?» И это вопрос о балансе. Вы ведь не хотите получать новости все время. Я вхожу в состояния, где мир совершенно новый, и я в нем ничего не знаю. Фактически, это одно из ваших заданий на сегодняшний вечер. Я хочу, чтобы вы получили опыт без значения.

Мужчина: Это то же самое, что бессмысленный опыт? (смех)

Джон: Это не то же самое, что бессмысленный опыт, нет...

Джуди: ...Это совершенно разные звери.

Джон: Позвольте привести пример. Я нахожусь в здании обработки данных IBM в Форт-Уэрте, и заключаю контракт, верьте или нет, с парнем по имени Дж. Р. Он собирается заказать тренинг. Я делаю презентацию и составляю контракт так, чтобы он мог все это понять и заказать тренинг. Это была одна из лучших команд переговорщиков, с которой я когда-либо работал. Эта команда фактически была отсортирована по репрезентативным системам. Один парень сидел, все время слушал и задавал все вопросы. Другой парень отвечал за образы и все время шептал ему что-то на ухо. Щёлк, щёлк, щёлк. Они были абсолютно скоординированы. Визуальный парень слушал аудиального парня, задавал вопросы и говорил: «Спроси его о... » И, наконец, аудиальный парень обратился к визуальному парню, и тот сказал: «Хорошо». И аудиальный парень обратился к руководителю группы, и тот тоже сказал: «Хорошо». И тогда руководитель группы (это было приблизительно через три часа переговоров) буквально изменил свою позу, чтобы посмотреть на кинестетического парня, который сидел в конце стола и просто ждал, и этот парень сказал: «Я думаю, что мы должны взяться за это. Я чувствую, что все в порядке». Руководитель группы говорит: «Хорошо, давайте это сделаем». Эти парни были замечательными. И они не знали, на мета-уровне, как хорошо они это делали. Но они знали это на уровне, который имел для них значение, а именно – на уровне поведения.

Через три часа переговоров мы согласовали детали, и потом я спустился... Это здание построено по периметру, здание-оболочка с внутренним двориком. Внутри оно стеклянное, и там есть сад. Там где-то 12-15 террас или около того. Я вошел во внутренний двор и оказался в этом саду, в чудесном саду с водопадами, и я только что вышел с бизнес-встречи, английский язык, галстук на шее, цивилизация и все такое. И что я сделал в этой точке – я сдвинул сознание и стал ВаДого (племя в Восточной Африке, в котором я жил). И вот я стоял там, и чувствовал себя очень странно. И прежде чем сдвинуть сознание, я попросил моего друга: «Смотри, они собирались дать нам одну бумагу. Ты не мог бы вернуться туда и снять с нее копию? Я хочу взять копию домой». И он сказал: «Ладно, никаких проблем. Я сейчас вернусь».

Джон: Как только он ушел, я сдвинул сознание. И вот, я стоял там и был воином ВаДoгo в этом саду, и вода... Все это казалось довольно приятным. Пока я не заметил этого парня, которого, как я каким-то образом чувствовал, я знал, знал, что связан с ним, он удалялся от меня и подошел к стене. И на стене было вот такое пятно. И он нажал на это пятно, и стена открылась. И он вошел в стену, а потом она закрылась и сокрушила его. Она закрылась и заскрежетала: «Крррссссттт!» Мне стало страшно. Я начал оглядываться, чтобы убедиться, что рядом со мной нет чего-то подобного. Через несколько минут я с изумлением увидел, как та же самая стена открылась, и из нее вышли две женщины. (смех) Это не комментарий о равенстве или неравенстве. Это только заявление моего восприятия.

Мужчина: Двойное описание.

Джон: Двойное описание.

Джуди: Так что это действительно разные вещи. Опыт без значения и бессмысленный опыт. Это не одно и то же.

Джон: Вы понимаете, что произошло в моем восприятии? В этом мире, куда я попал, войдя в свою схему, я не знал ничего о лифтах. На побережье южной Кении и северной Танзании лифтов нет. Я наблюдал события на сенсорном уровне, и этот опыт не имел никакого значения. То есть, не был связан ни с каким предыдущим опытом и имел ценность только на уровне сенсорного описания без какой-либо оценки и какого-либо значения. Под значением я подразумеваю автоматическое стремление каждого из нас, как людей, внутренне связывать свой текущий сенсорный опыт с репрезентациями какого-то подобного опыта.

Джуди: Ваше домашнее задание на сегодняшний вечер – получить опыт без значения.

Джон: Хорошо, кажется, Консуэла озадачена, так что я скажу кое-что еще. Если вам посчастливилось быть полиглотом, жить в нескольких культурах, и вы можете найти здесь что-то, чего не существуют в другом вашем мире, тогда все, что вам нужно сделать, это сделать полный сдвиг. Вы можете использовать парадигму, которую я предложил, рассказав о том, что произошло со мной спонтанно. Итак, некоторым из вас повезло. Если так случилось, что вы не совсем свободно владеете другими культурами и языками или не можете найти достаточных различий между этой культурой, этим городским устройством и другими местами... Например, Консуэла приехала из Милана. Между Сан-Франциско и Миланом есть много общего. Так что ей может быть трудно найти класс различий.

Джон: Джессика, вот другой подход. (к Кэрол) – Не так ли зовут вашу дочь? У Кэрол есть двухлетняя дочь, Джессика. Вы уже сделали с ней упражнение?

Кэрол: Еще нет. Сделаю сегодня вечером.

Джон: Если вы общались с детьми, которые еще не научились говорить, это очень легко. Вы расширяете «я», чтобы идентифицироваться с ребенком. Заключите договор о танце первого и второго внимания и убедитесь, что контекстные маркеры, страховка, все остальное, установлены точно так же, как вы делали здесь. И затем проведите пятнадцать минут, идентифицировавшись с этим ребенком. Движения, дыхание, зрительные паттерны, ориентировочные рефлексы. Вы получите огромный опыт без всякого значения. Установите страховки, установите контекст – и полностью отдайтесь состоянию.

Сьюзен: В китайском квартале есть корейский ресторан, где меню написано по-корейски, и еда очень отличается от европейской.

Джуди: Там, конечно есть масса возможностей, потому что есть различия, более существенные, чем любые различия, с которыми вы когда-либо сталкивались прежде. И это – то, что вы ищете.

Джон: Сновидение. Я предлагаю взять одну из этих репрезентаций первого внимания (указывает на сферу на доске) и сказать: «Хорошо. Какова репрезентация второго внимания более динамичной, многомерной природы, чем это? Что мы можем использовать как визуальный символ для той организации, которой станем потом?»

Джуди: Это – та ваша личная метафора, о которой мы говорили раньше. Это своего рода скелет. И это ваша задача – создать собственную метафору вокруг него, конкретизировать его.

Джон: И как вы вносите в это эстетику? Итак, одной альтернативой сфере было бы предложение Ларри или одна из фигур Боба. Что бы вы ни делали, убедитесь, что вы с этой репрезентацией согласны – и в первом и во втором внимании. И еще одно, о чем я хочу упомянуть в заключение. Фил указал на кое-что действительно интересное. Сегодня утром он шел через мост. Он это сделал и вдруг задумался: «Подожди... » И он спросил свое первое внимание: «Первое внимание, какие критерии ты используешь, чтобы создавать разные связи, и какие критерии ты используешь для управления системой? Каковы твои главные критерии, условия корректности?» И первое внимание сказало: «Безопасность и успех». И он пришел в ужас. И сказал: «Стоп, подожди секунду! Есть целая куча других вещей, которые мне нужны. Я хочу радости... » Он побеседовал с первым вниманием и получил от него согласие. Его вопрос, действительно интересный, был таким: кем он был, когда говорил с первым вниманием?

Группа: Ого.

Джуди: Ага.

Джон: И теперь, возможно, некоторые из вас поняли, что такое мета-модель. Смотрите, мета-модель это очень просто: повышайте логический уровень. То есть, какая категория может включать последний уровень, на котором мы работали? Он пошел на один уровень вверх из первого внимания. То есть разделил первое внимание.

Джуди: Другой логический уровень.

Джон: Он моделировал того, кто моделирует, и обнаружил, какие критерии тот, кто моделирует, использует для управления моделью.

Джуди: Хорошая идея. (смех) Черепахи до самого низа и до самого верха.

Джон: Увидимся через десять минут.