День второй


...

Развитие отношений между диспетчером и демоном

Джон: Вам нужно найти два состояния полной самоотдачи, к которым вы уже имели доступ где-то в личной истории. Есть одно ограничение: оба эти состояния должны быть состояниями полной, стопроцентной погруженности и при этом они должны относиться к близким областям деятельности...

Джуди: ...В работе, личной жизни, спорте...

Джон: Например, состояние, в котором есть демон, который так составляет конспект, что когда вы снова к нему обращаетесь – раз – и вы вспомнили все. Вы не напрягаетесь, это просто происходит. Или состояние, где есть демон телефонных разговоров и другое состояние, выявляющее вашу способность эффективно думать о больших промежутках времени – планировать. Или два состояния, необходимых для физической деятельности, скажем способность танцевать и способность координировать движения, или способность плавать и способность делать гимнастику, способность ездить верхом... Я не знаю. Это могут быть два состояния, которые относятся, скажем, к социальным отношениям. Как вы решаете проблемы, возникающие в межличностных отношениях в семье и в бизнесе. Один демон знает, как вызывать уместные и новые реакции, а другой – как залечивать раны. Они связаны в том смысле, что область поведения, которую они покрывают, имеет много общих аспектов. Теперь о механике.

Джуди: Другой человек, ваш напарник, будет калибровать эти состояния, и вы не должны сообщать ему ни о содержании, ни о более широкой рамке.

Джон: Это личная информация. Напарнику совершенно незачем ее знать. Все, что он должен знать – что сейчас вы входите в состояние А. И в состоянии А вы щёлкаете пальцами. И когда мы с Джуди работаем вместе, я вхожу в это состояние, и когда я щёлкаю пальцами, она это калибрует. Она замечает, как я двигаюсь, паттерны движения глаз, физиологию, дыхание, мышечный тонус, все то, что вы узнали о тренировке сенсорной восприимчивости на тренинге НЛП-практик.

Джуди: Калибруйте, калибруйте, калибруйте. Разбивка состояния.

Джон: Как только напарник откалибровал, он делает то, что только что сделала Джуди. Он переводит вас из этого состояния в нейтральное состояние, изменяет вашу физиологию, и просит, чтобы вы вошли в состояние Б, второе состояние.

Джуди: Калибруйте, калибруйте, калибруйте.

Джон: ...Снова переводит вас из состояния Б в нейтральное состояние. Пока что все это – тренировка калибровки двух состояний для напарника и тренировка гибкости для человека, входящего в состояния. Очень важно, чтобы напарник был внимателен, и не позволял состояниям накладываться друг на друга. То есть, чтобы ничего не переносилось из одного состояния в другое. В этом суть нейтрального состояния. В игре на народном инструменте острова Бали под названием «гундар» правая рука задает ритм, а левая – играет мелодию. И в группе, с которой несколько лет назад мы ездили на Бали, была талантливая пианистка...

Джуди: ...И она очень хотела научиться играть на гундаре.

Джон: Она так этого хотела... ей нравился его звук. Она была прекрасной ученицей, и хотела научиться играть на этом специфическом инструменте, на гундаре, а на нем играют двумя руками. И она боялась, что может возникнуть путаница в полушариях мозга, потому что она отдала так много страсти и дисциплины...

Джуди: ...И времени...

Джон: ...Фортепиано, где правая рука играет мелодию, а левая задает ритм.

Джуди: Особенности, особенности.

Джон: Она попросила меня о помощи. Я предложил следующую внутреннюю организацию в состоянии транса, и для нее это оказалось эффективно. Если вы посмотрите на гундар – он похож на ксилофон и состоит из красивых медных пластин. Каждая пластина имеет какой-то изъян, какую-то щербинку. Обычно эти пластины золотисто-коричневые, и они сияют, особенно на тропическом солнце Бали. Есть много историй о том, почему они сияют. Но как бы там ни было, они сияют. И когда эта женщина села и приготовилась играть на гундаре, я предложил ей посмотреть на сияние, окружавшее одну из пластин и увидеть на ней самый интересный изъян. Если посмотреть на эти пластины, кажется, что они теплее и ярче всего как раз вокруг этих щербинок, потому что в них есть глубина, которой нет на остальной поверхности. Это – область различия, контраста. И я сказал ей, что эта теплота – приглашение. И она может войти в это сияние через изъян в пластине и выйти из него в каком-то отдельном пространстве, где будут храниться весь опыт, все умения и все соглашения, которых она достигла в игре на гундаре. И ей нужна только маленькая щербинка, чтобы войти туда, и, она, конечно же, может вернуться в другое состояние, когда закончит. Поэтому она никоим образом не могла спутать, ни полушарно, ни механически, требований фортепиано и гундара. Ведь они существовали в отдельных реальностях. Это пример метафорического переключения состояний. В подводной лодке есть промежуточный отсек, закрытый и сверху, и снизу. Точно так же и нейтральное состояние нужно для того, чтобы убедиться, что нигде нет течи, что не хлещет поток из одного состояния в другое, потому что это было бы отнюдь не полезно.

Джуди: Для меня это проблема эффективности, время, которое мне нужно, чтобы разучиться и научиться вновь, чтобы реорганизовать свое мышление из-за особенностей.

Джон: Как только вы успешно, по калибровке напарника, продемонстрировали, что можете чисто двигаться в оба направления между двумя состояниями, вы готовы ко второй стадии. Эти два состояния имеют нечто общее, то есть, они оба имеют дело с социальными отношениями, с вашей профессией, со спортивными навыками или с художественным выражением. Чем бы это ни было, эти два действия, как гундар и фортепиано, не могут выполняться одновременно. Они никогда не будут запускаться в одно и то же время, хотя имеют нечто общее. Художественный, эстетический акт требует определенного мастерства во всем, что относится к этой области поведения. Итак, теперь у нас есть состояние демона...

Джуди: ...И фортепиано, и гундар находятся на одном и том же логическом уровне, хотя вы не хотите накладывать эти два состояния друг на друга.

Джон: Я хочу, чтобы вы создали или обнаружили диспетчера, ведь у некоторых из вас он уже есть. Диспетчер – это ваша часть, которая находится на следующем, более высоком логическом уровне, чем фортепиано и гундар. Он определяет, нужно ли сейчас играть на гундаре или на фортепиано. То есть, он определяет, как вы переключаетесь в эти состояния. В зависимости от контекста вы входите в одно или в другое состояние. Обратите внимание, этот выбор может возникнуть только в некотором музыкальном окружении. И это вопрос, в какую деятельность вы погрузитесь. И это не позволит вам неосмотрительно смешать два состояния. Это гарантирует, что не будет неадекватного отрицательного переноса навыков.

Часто ли вы сами прерываете свои действия? Не считается ли фактически нормальным, когда мы пытаемся сконцентрировать внимание на чем-то одном, но состояния как следует не отсортированы, или нет диспетчеров, чтобы принимать решения об их уместности, и состояние прерывается? Данный структурный ход, без сомнения, поможет вам в сортировке состояний. Итак, предложение таково. Вы внутренне обращаетесь ко второму вниманию, делаете запрос из первого внимания, чтобы назвался или был создан диспетчер, в чьи обязанности входит переключение состояний.

Пусть ваши дома наполнятся прекрасными демонами. Когда демоны выполняют свою мощную, эстетическую работу, им не нужно волноваться о том, не пора ли обедать, что подумает их «супруг», и так далее. Ограничения, которые на них наложены, должен устанавливать и поддерживать диспетчер. Знание этих ограничений не входит в обязанности демона. Это работа диспетчера – предписывать и поддерживать, как в примере с Шотси, специфические ограничения, определяющие область действия этого демона. Диспетчер держит ключ от клеток и договаривается с демонами, что, выйдя на свободу, они будут действовать в пределах соответствующих контекстов. Клетка демона – это контекст, в рамках которого он соглашается действовать. Он просто входит в него и делает что угодно. Обратите внимание, эта организационная структура дает вам огромную свободу. Вы больше не прерываете сами себя, потому что переключением управляет диспетчер. Чтобы узнать, когда пора переключать состояние, диспетчер может использовать переменные, связанные со временем, или с завершением задачи или с чем-то еще. Диспетчер отвечает за установку контекста, его ограничение и определение, когда пришла пора освободить демона в пределах контекста.

Джон: Было бы безрассудно спросить, есть ли вопросы. (смех) Так что я об этом даже и не заикнусь. Все это можно сделать за полчаса, по пятнадцать минут на каждого, в паре с кем-то, с кем вы еще не работали. Когда вы слишком долго работаете с одним и тем же человеком, возникает забавный сговор. Найдите кого-то... На самом деле лучше всего найти человека, которого вы меньше всего знаете. Давайте, и поборитесь друг и другом. Увидимся через полчаса. Покажите нам чистую работу и возвращайтесь через полчаса.