1. Облик полнокровно живущего человека

Судя по всему, мера деструктивноести (стремления к разрушению), которую можно найти в индивиде, пропорциональна тому, в какой степени подавляется экспансивная сторона жизни. Мы здесь имеем в виду не отдельные фрустрации (чувства развала), связанные с тем или иным отдельным инстинктивным влечением, а разрушительное воздействие на всю жизнь в целом, блокирование спонтанности роста и осуществления человеком своих эмоциональных, эстетитеских и интеллектуальных возможностей. В жизни есть свой внутренний динамизм, она стремится возрастать, в чем-то выражаться, быть живой. Возникает впечатление, что если все это подавляется, энергия, направленная на утверждение жизни, уходит на осуществление процессов распада, становится энергией, направленной к разрушению. Другими словами: стремление к жизни и стремление к разрушению является взаимозависимыми факторами. Чем больше подавляется стремление жить, тем сильнее становится стремление к разрушению; и чем большего самоосуществления достигает жизнь, тем меньшевней степень деструктивноести. Деструктивность — это отдушина безжизненной жизни.

Эрих Фромм. "Бегство от свободы".

Как-то раз друг рассказал мне о таком случае. Отдыхая на Багамских островах, он увидел однажды большую возбужденную толпу, собравшуюся на пристани. Объектом всеобщего внимания оказался юноша, который делал последние приготовления к путешествию вокруг света на самодельном судне. Все присутствующие без исключения высказывались пессимистично по поводу этой затеи и активно порывались сообщить смелому моряку обо всех опасностях, которые подстерегают его в плавании: "Солнце спалит тебя! Тебе не хватит еды! Твое судно не выдержит шторма! Ты никогда не сможешь доплыть!"

Когда мой друг услышал все эти обескураживающие предостережения, адресованные юному искателю приключений, у него возникло непреодолимое желание ободрить его. Как только маленькое судно начало отплывать в открытое море, мой друг подбежал к краю пристани и весело замахал обеими руками, чтобы просигнализировать свое "добро". Он закричал: "В добрый путь! Ты действительно молодец! Мы все с тобой! Мы гордимся тобой! Счастливо, дружок!"

Мне кажется, есть два типа людей. Одни считают своим долгом сообщить нам обо всем, что может с нами случиться плохого, как только мы отправимся в путешествие по неведомым водам своей неповторимой жизни: "Погоди, друг мой, отправляться в этот холодный и жестокий мир. Послушай-ка сначала меня". Но есть и другие люди, они становятся на край пристани и ободряют нас, заражая своим доверием: "В добрый путь!"

История психологии полна в основном людьми первого типа, по-своему, конечно, очень хорошо подготовленными, которые работали главным образом с больными, пытаясь понять, что же привело их к болезни. Цель таких психологов — предостеречь от всего плохого, что может случиться в жизни. Их намерения были благими, и их усилия принесли всем нам немалую пользу. Но тем не менее особое место в истории принадлежит "отцу гуманистической психологии" Абрахаму Маслову. Он занимался не столько больными и причинами болезней, сколько изучением здоровых ("осуществивших себя") людей, пытаясь понять, откуда приходит к человеку здоровье. Эби Маслов был, очевидно, человеком типа "В добрый путь". Он, скорее, интересовался тем, как это получается, что дела идут хорошо, чем тем, почему плохо. Он более стремился найти источник полнокровной человеческой жизни и меньше думал о том, как предостеречь от возможных неприятностей на жизненном пути.

Следуя традиции гуманистической психологии Маслова, я хотел бы теперь обрисовать человека, который живет полной жизнью, и высказать ряд наблюдений относительно того, что же именно делает его здоровым.

В общем виде можно сказать, что полнокровной жизнью живут те люди, которые используют все свои способности, силы и таланты. Чувства их проявляются в полной мере: и ориентированные вовне, на восприятие окружающего мира, и направленные внутрь, связанные с переживанием внешних впечатлений. Никакие человеческие эмоции им не чужды, они открыты любым формам их выражения.

Обостренное ощущение жизни пронизывает их ум и сердце, проявляясь в волевых решениях. Многие из нас инстинктивно боятся жить и действовать в полную силу. Ради безопасности мы предпочитаем не рисковать, а принимать дар жизни как бы небольшими, тщательно вымеренными дозами. Человек, живущий полнокровно, уверен, что если он живет и действует с полной отдачей, то результатом будет не хаос, а гармония.

Чувства тех, кто живет в полноте жизни, направленные вовне, и ориентированные внутрь, развиты и не притупляются. Они видят красоту мира, слышат его музыку и поэзию, ощущают аромат каждого неповторимого дня, им знакомо восхищение любым мгновением бытия. Конечно, безобразные стороны жизни оскорбляют их чувства, но они защищены восприятием прекрасной ее стороны. Быть во всем живым — значит быть открытым ко всей гамме человеческих переживаний. Это борьба за то, чтобы взобраться на вершину горы, борьба, которая вознаграждается величественным видом с нее. Жить полной жизнью — означает иметь развитое воображение и чувство юмора, сохранять непосредственность и живость эмоций. Такие люди переживают весь спектр человеческих чувств — удивления, благо горения, нежности, сочувствия — вплоть до восторга экстаза и отчаяния конца.

Таков же и разум того, кто живет полной жизнью. Эти люди хорошо понимают мудрое изречение Сократа: "Не стоит жить, не размышляя". Им всегда есть над чем поразмыслить. Они способны правильно задать жизни свои вопросы и достаточно гибки, чтобы позволить ей ставить вопросы им самим. Они не станут бездумно жить в непонятном мире. Более, чем кто-либо, живут они как волей, так и чувством. Эти люди по-настоящему любят и искренне уважают самих себя. Всякая любовь начинается с этого, строится на способности по-настоящему ценить себя. Жизнь приносит им радость и удовлетворение, счастье быть самими собой, такими, какие они есть. И других любят они с пониманием и вниманием. Забота и любовь — это основное содержание их отношения ко всему. В их жизни существуют люди, которые им дороги, счастье и безопасность которых важны им как свои собственные. Они преданы и верны тем, кого любят.

Жизнь людей, живущих полнокровно, радостна и празднична, она нисколько не похожа на долгую похоронную процессию. Каждое

завтра — это новая возможность, которой ждут с нетерпением. Жизнь и смерть обретают свой смысл. И когда приходит час смерти, сердца их полны благодарности за то, что было, за то, "какими они были ", за все прекрасное, что было им дано, за весь жизненный опыт. Улыбка озаряет их, когда в конце дней они вспоминают свою жизнь. И этот мир всегда будет для них лучшим, наисчастливейшим местом для человека, потому что именно здесь они жили, смеялись, любили.

Не следует принимать за полную жизнь так называемую сладкую жизнь. Живущие полной жизнью люди испытывают и успехи, и неудачи именно потому, что живут полнокровно. Они не избегают ни мучений, ни удовольствий. У них много вопросов и не так уж много ответов. Они и плачут и смеются. Они и мечтают и надеются. Единственное, что чуждо им, — это пассивность и апатия. Они говорят жизни энергичное "да", а любви — звучное "да будет". Эти люди испытывают муки роста, переходя от старого к новому; их рукава всегда засучены, мысли обгоняют друг друга, а сердца горят огнем. Они подвижны, всегда в процессе развития — дети непрестанной эволюции.

Как же встать на этот путь? Как включиться в этот танец жизни во всей его полноте? Мне кажется, что вся мудрость наших дней сводится к следующему. Существует пять шагов, которые необходимо проделать, чтобы прийти к полноте жизни. Их нужно сделать в том порядке, который предлагается ниже, причем каждый новый шаг строится на завершенности предыдущего. Но хотя любой шаг основан на успехе предшествующего и вырастает из него, это не означает, что каждый переход сделан раз и навсегда и к нему уже не нужно возвращаться: ничто не является законченным и завершенным. Впереди всегда некий идеал, к которому следует стремиться. Каждый из этих пяти шагов предполагает возникновение существенно нового понимания, восприятия. Чем глубже эта новизна восприятия своей и окружающей жизни, тем возможнее достичь полноты жизни.

Вкратце эти пять шагов сводятся к следующему: 1) принять себя, 2) быть собой, 3) забыть себя в любви, 4) верить, 5) принадлежать. Очевидно, всякий рост начинается с того, что человек с чувством радости принимает себя таким, каков он есть. В противном случае он вечно будет участвовать в бесконечной и мучительной гражданской

войне. Если же мы принимаем и видим себя в положительном свете, то уже освобождаемся от бремени сомнений по поводу того, одобрят ли нас другие, воспримут ли нас такими, какие мы есть. Чем более мы принимаем себя, тем более мы свободны. Мы получаем свободу с полным правом и без колебаний быть собой. Но с другой стороны, стремление жить только ради себя и любить только себя возводит вокруг нас тюремные стены. Нам нужно научиться выходить за рамки своего "Я" на широкий простор подлинных отношений любви. Искренность любви и основанных на ней отношений будут зависеть от нашей способности по-настоящему быть собой. Когда же любовь выведет человека за пределы "Я", он должен найти веру. Каждому из нас необходимо научиться веровать в кого-то или во что-то так глубоко, чтобы жизнь обрела значение, чувство собственной миссии, личного призвания. И чем более человек посвятит себя этому призванию, тем скорее он сможет развить в себе глубокое чувство своей личной принадлежности к общине, открыть реальность общности с единомышленниками.

Рассмотрим теперь каждый из этих шагов.

1. Принять себя. Люди, живущие полной жизнью, принимают себя такими, каковы они есть, а не живут мечтами о завтрашнем дне или надеждой на те возможности, которые, быть может, когда-нибудь для них откроются. К себе они относятся с тем же теплым и радостным чувством, которое возникает при встрече с теми, кем мы искренне восхищаемся. Такие люди осознают, что хорошего есть в них самих, начиная с малого (походки или улыбки), талантов, дарованных им природой, и кончая достоинствами, которые они выработали в себе. Сталкиваясь с несовершенством или ограниченностью в себе, они относятся к этому с сочувствием, стараясь понять, а не обвинять себя. Источник полной жизни заключен в самом человеке. В психологическом плане это означает, что радостное принятие себя, благоприятное мнение о себе, чувство собственного достоинства и чести становятся той исходной установкой, которая направляет движение личности к полной всесторонней жизни.

2. Быть собой. Принятие себя дает возможность и свободу вести реальную жизнь. Только те, кто с радостью приняли себя, могут взять на себя риск и ответственность быть собой. "Я получил возможность

3. быть собой", — поется в популярной песне, но большинство из нас пользуются разными масками, играя те или иные социальные роли. В нас действуют механизмы нашего прежнего "Я ", которые стараются предупредить получение новых травм, но они же отделяют нас от реальности и притупляют наше видение, лишают нас способности жить. Быть собой означает многое: свободу, право испытывать и передавать другим свои чувства, идеи и привязанности. Это значит самостоятельно думать, самостоятельно решать, делать выбор. Тот, кто способен так поступать, поднялся над унизительной необходимостью постоянно искать одобрения окружающих. Такие люди никому не продаются. Их чувства, мысли и решения нельзя взять напрокат. "Будь верен себе", — таков жизненный принцип, на котором и строится их образ жизни.

3. Забыть себя в любви. Научившись принимать себя и быть собой, люди, живущие в полноте бытия, приходят к овладению искусством забывать о себе — искусству любви. Они учатся выходить за пределы собственного "Я", чтобы по-настоящему заботиться о других и брать на себя ответственность за них. Масштаб личного мира человека определяется тем, насколько широко и глубоко его сердце. Реальный мир становится нашим домом лишь в той мере, в какой мы научились его любить. Полнокровно живущие люди уходят из мрачного и тесного мира эгоцентриков, где всегда живут в одиночестве. В них развиты сопереживание, способность глубоко чувствовать то, что испытывают другие. И оказывается, что можно войти в мир чувств других людей, как если бы те оказались "внутри" их собственного мира или сами они вошли в мир своих близких. Поэтому мир человека, живущего в полноте, внезапно расширяется, а способность воспринять разнообразный человеческий опыт необыкновенно возрастает. Такие люди становятся "людьми для других". Некоторые из "других" дороги им, и это приносит то чувство личной преданности, о котором сказано: "больше той любви никто не имеет". Всей своей жизнью они будут защищать тех, которых любят.

Быть любящим человеком — это совсем не то же самое, что быть так называемым делающим добро. "Делающие добро" используют других людей в качестве удобного повода, чтобы проявить собственную добродетель, о поддержании которой они весьма заботятся. Тот же, кто любит, учится смещать центр своего внимания и интереса с себя на других, глубоко заботится о них. Различие между делающими добро и любящими — это разница между жизнью на сцене и жизнью, полной реально существующей любви. Настоящую любовь нельзя имитировать. Забота о других и интерес к ним должны быть подлинными, искренними, в противном случае наша любовь ничего не значит. Это очень важно: нельзя научиться жить, не научившись любить.

4. Верить. Научившись выходить за пределы собственных интересов, люди, живущие в полноте, открывают смысл жизни.

Этот смысл обретается в том, что Виктор Франкл назвал "особым жизненным призванием, или миссией". Это означает преданность личности или делу, в которое человек верит и которым может посвятить себя. Эта преданность вере формирует жизнь и придает значимость всем усилиям и действиям. Преданность своей жизненной задаче возвышает таких людей над мелочностью и ограниченностью, которые захлестывают жизнь, лишенную высокого смысла. Когда жизнь лишена такого смысла, человек практически полностью отдается потоку собственных влечений, погоне за сенсациями. Ему остается лишь экспериментировать, искать новую "моду", способ вырваться из круга скуки и однообразия. Лишенный жизненного смысла, человек блуждает в дебрях наркотических галлюцинаций, в тумане пьянства, в лабиринте бессмысленных оргий; он как бы одержим желанием чесаться, даже когда зуда нет. Природа человека не терпит пустоты. Мы должны обрести дело, чтобы верить в него, в противном случае остаток своих дней мы употребим на то, чтобы пытаться чемто компенсировать собственное банкротство.

. Принадлежать. Пятая и последняя составляющая полной человеческой жизни — это "место, называемое домом", и связанное с ним чувство общины. Община — это объединение лиц, "имеющих общее", участвующих в обладании самым ценным, что у них есть, — ими самими. Они знают друг друга и взаимно открыты. Каждый из них - для других. Себя и свою жизнь они отдают другим в любви. Живущие полной жизнью обладают подобным чувством принадлежности - к своим семьям, общинам, ко всей человеческой семье. Вокруг них другие люди, с которыми им хорошо и общение с которыми дает чувство взаимной принадлежности. И есть у них место, где их отсутствие будут чувствовать, а их смерть — оплакивать. Общаясь с близкими, эти люди находят взаимное удовлетворение в том, чтобы отдавать или получать. Напротив, чувство изоляции всегда обедняет и внутренне разрушает нас, толкает в бездну одиночества и отчуждения. Человеческая природа подчиняется неизбежному закону: мы не можем стать чем-то меньшим, чем индивидуум, но и не можем быть просто и только индивидуумами. Люди — не острова. Свободны бабочки, нам же необходимо, чтобы сердце другого человека стало домом для нашего сердца. Лишь имея дом, можно обрести мир и спокойствие, какими обладают люди, живущие полной жизнью.

Таков облик людей, живущих полной жизнью. Они одолели те пять ступеней внутреннего развития, о которых я говорил, и главный вопрос, который они задают жизни, звучит примерно так: каким образом я получу и принесу наибольшую пользу сегодня, испытаю больше радости и удовольствия от общения с этими людьми, лучше всего решу задачу, стоящую передо мной. Своими словами и делами такие люди созидают, а не разрушают, их установки гибки, они способны к устойчивым и взаимообогащающим отношениям. Они достаточно свободны от физических и психологических симптомов, вызываемых стрессами; и все, что делают эти люди, разумно соответствует их талантам. Они способны с доверием воспринять неблагоприятное изменение ситуации или принять решения, которые изменят их жизнь. Все мы должны стремиться походить на этих людей, и все мы можем стать похожими на них. В конечном счете — это вопрос видения. Все дело в нашем восприятии, которое дает душе ощущение цельности. И здоровье в своей основе — это внутренняя установка, животворящее видение.

В добрый путь!