Глава 8. Гипносуггестивная терапия и ее вариант гипноанализа.

После того как мы описали основные неофрейдистские методы психотерапии, применяемые в России в последнее десятилетие, возвратимся вновь к использованию гипнотерапии у нас в стране на протяжении всего XX века. В то время как на Западе о гипнозе стали забывать, в России внедрение гипнотерапии в медицинскую практику продолжало расти. Это было обусловлено тем, что, во-первых, любые другие психотерапевтические методики, применяемые на Западе, у нас были полностью запрещены либо внедрение их было резко ограничено, а во-вторых, гипноз был высоко эффективен.

Широкое внедрение гипноза в медицинскую практику было рекомендовано выдающимися отечественными учеными А.И. Яроцким (1908) и В.М. Бехтеревым (1911).

История развития научных представлений о природе гипноза и методах его применения в медицине с исчерпывающей полнотой представлена в работах К.И. Платонова (1962); В.Е. Рожнова (1954, 1979); И.Ф. Мягкова (1967); И.М. Виша (1969); И.Е. Вольперта (1972); П.И. Буля (1974); А.П. Слободяника (1977).

К.И. Платонов (1962) предложил методику лечения различных невротических состояний посредством гипноза - отдыха. Больной погружался в гипнотическое состояние на длительный срок (до 15-20 часов в сутки). По мнению автора, больные после погружения в гипнотическое состояние продолжали оставаться в нем длительное время. Причем гипнотический сон переходил в естественный, и поэтому восстанавливать раппорт с больным приходилось каждое утро.

Мы также проводили лечение пролонгированным гипнотическим состоянием больных неврозами. Но продление гипноза мы осуществляли путем передачи раппорта от лечащего врача к дежурному и обратно. Продолжительность такого сна была от одной до двух недель, кормление больных и осуществление физиологических отправлений производилось под влиянием внушений или раппорта.

По предложению В.Е. Рожнова (1979) проводилась групповая гипносуггестивная психотерапия на фоне достаточно продолжительного гипнотического состояния (от 2 до 4 часов), причем за этот длительный период времени проводились прерывистые, 15-2-минутные внушения лечебного характера. По нашему мнению, пролонгированный гипнотический сон (от 2 до 4-6 часов) является очень эффективным, если он венчает сеанс гипносуггестивной терапии. В таком случае врач, заканчивая сеанс, внушает больному, что лечебный продленный сон будет способствовать закреплению достигнутых результатов лечения. Обычно после того, как во время внушения была дана команда на продолжение сна с лечебной целью, врач внушал больному, что он проснется через несколько часов самостоятельно либо будет пробужден врачом через определенное время.

В 1982 г. В.Е. Рожнов описал разработанную им методику коллективной групповой психотерапии больных, страдающих алкоголизмом, под названием "эмоционально-стресовой гипнотерапии". По мнению автора, число больных в группе может варьировать от 8 до 20 человек. В последующем автор применял эту методику и при лечении неврозов, назвав ее концепцией эмоционально-стрессовой психотерапии.

По словам В.Е. Рожнова (1982), на разработку этой концепции как "системы воздействия на больного путем формирования у него жизнеутверждающих оптимистических устремлений и идеалов, целей и задач, которые способны преодолеть его болезненную ипохондричность, пессимизм, фобическую настороженность, апатию, безволие, лишение сил, необходимых для борьбы со страданием, оказало влияние понятие о тимогениях, выдвинутое В.А. Гиляровским (1946)".

Различные аспекты амбулаторной и стационарной эмоционально-стрессовой психотерапии при разных заболеваниях представлены в работах сотрудников В.Е. Рожнова - М.Е. Бурно (1982); И.С. Павлова (1982); А.С. Слуцкого (1982) и др.

Мы в своей практической деятельности были в основном нацелены на внедрение в лечебную практику гипносуггестивной терапии. Нам больше всего импонировали взгляды И.П. Павлова на природу гипноза, изложенные им в его многочисленных работах по исследованию высшей нервной деятельности в норме и патологии, которые позволили нам понять сущность гипнотического состояния и сущность патологического процесса при неврозе. В связи с этим мы легко могли подобрать разнообразные формы словесного внушения, нацеленные на уравновешивание основных нервных процессов: тормозного и возбудительного.

Учение И.П. Павлова о первой и второй сигнальных системах позволяет понять, что именно словом (сигналом II порядка) можно воздействовать на психику человека с лечебной целью.

"Слово, - писал И.П. Павлов, - благодаря своей предшествующей жизни взрослого человека, связано со всеми внешними и внутренними раздражениями, всех их сигнализирует, всех их заменяет и потому может вызывать все те действия, реакции организма, которые обусловливают те же раздражения. Таким образом, внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека".

Предложенный Д. Брэдом термин "гипноз" нашел свое применение в трудах З. Фрейда и И.П. Павлова. Еще аббат Фариа назвал гипноз люцидным сном. Позже появилось выражение "гипнотический сон" и т.д. P. Schidler (1938), Е. Kretschmer (1949) поддержали идею о близости гипноз и сна с физиологической точки зрения. Для школы И.П. Павлова гипноза является частичным корковым торможением.

В последние годы с открытием роли ретикулярной формации мозгового ствола в поддержании бодрствования появилась теория, приписывающая особое значение этой формации в механизме гипноза. Ряд американских ученых относительно имеют прямо противоположное мнение теории сна-гипноза. Они провели большое количество исследований на загипнотизированных пациентах, и почти во всех случаях дыхание и пульс, другие физиологические функции, показатели электроэнцефалограммы были такими же, как и в состоянии бодрствования.

Тем не менее, помимо сходства между гипнозом и сном с физиологических позиций психоаналитики обнаруживают их сходство в психологическом плане.

З. Фрейд, признавая сонную природу гипноза, утверждал, что гипнотические взаимоотношения имеют эротическую основу.

Сегодня большинство авторов признают сходство гипноза со сном и не считают гипноз патологическим состоянием, однако единого мнения о природе гипноза еще нет. Мы убеждены в том, что какие бы воззрения на природу этого замечательного явления ни высказывались, внушения в гипнотическом состоянии чудодейственным образом влияют на человека. Внушению в системе "гипноз-внушение" принадлежит приоритетная роль, а гипнотическое состояние является лишь фоном, способствующим усилению механизма внушения и самовнушения.

На современном уровне развития психотерапии углубленное изучение механизмов внушения необходимо для понимания ее лечебного эффекта. Именно внушение, с нашей точки зрения, обеспечивает терапевтический успех.

Слово является основой внушения, психотерапевты должны углубленно анализировать характер того или иного словосочетания, специфически действующего на разные болезненные проявления. Наш опыт показывает, что посредством словесного воздействия врач может оказать влияние на физиологические, нервно-психические и другие функции больного организма, способствуя их нормализации. Подтверждением этому служат разработанные нами модели внушения при различных заболеваниях с учетом их специфики, о которых пойдет речь позже.

Назначая больному гипносуггестивную терапию, врач оказывается перед важнейшей проблемой восприимчивости больного к гипнозу. Очень многое в практике врача-психотерапевта зависит именно от этого. Общеизвестна тесная связь между внушаемостью, то есть своеобразной степенью подчинения одного человека влиянию другого, и эффективностью словесного воздействия на человека с лечебной целью.

Анализируя особенности больных, находящихся у нас на лечении гипносуггестивной терапией, мы можем с уверенностью сказать, что гипнозу поддаются все люди, за исключением тех, кто не понимает обращенной к ним речи (это имбецилы, идиоты, слабоумные и лица, находящиеся в состоянии расстроенного сознания).

Просто кто-то поддается гипнозу быстрее, а кто-то медленнее. Существуют люди, которые могут быть загипнотизированы исключительно быстро любым человеком (это так называемые сомнамбулы или медиумы). Они обладают такой степенью внушаемости, что впадают в легкий транс еще до соприкосновения с врачом-психотерапевтом (перед гипнотарием, перед аудиторией, где должна произойти встреча с гипнотизером). Другая категория людей с большим трудом поддается гипнозу, они по различным мотивам сопротивляются погружению в гипнотическое состояние. И наконец, существуют субъекты, поддающиеся гипнозу лишь некоторыми врачами.

Таким образом, любой пациент, понимающий речь, может быть погружен в гипнотическое состояние с быстротой, зависящей от степени его внушаемости. Причем последняя также может определяться опытом и авторитетом врача. По нашему мнению, степень внушаемости больного отнюдь не является постоянным качеством. У одного и того же человека в разные периоды его жизни внушаемость изменяется в зависимости от различных внешних обстоятельств, важную роль при этом играют поведение и квалификация врача-психотерапевта и техника гипнотизации. По литературным данным среди больных наиболее внушаемыми являются люди, страдающие алкоголизмом, энуретики, астматики, а среди здоровых - солдаты.

Рассмотрев вопрос о том, какие люди поддаются гипнозу, мы не можем оставить без внимания вопрос о том, кто не может гипнотизировать? По нашему мнению, не может гипнотизировать тот, кто по какой-либо причине не владеет речью (заикание, косноязычие). Юридическое право гипнотизировать имеют только врачи, в редких случаях психологи, но под контролем врача.

Техника гипноза должна быть гибкой, приспособленной к каждому больному, с учетом его специфических характерологических особенностей и гипнабельности. Особое значение для успеха всей последующей терапии имеет первое знакомство врача с больным. Уже во время их первой беседы больной должен почувствовать, что перед ним врач высокой квалификации, наделенный огромными возможностями воздействия на человека, которое позволит избавить последнего от недугов. Больной должен почувствовать, что перед ним настоящий целитель.

Существует убеждение, что гипнотизер это личность специфической структуры. К сожалению, некоторые врачи даже играют на этом, всячески подчеркивая свое "особенное" предназначение, зачастую преследуя только меркантильные цели. Некоторые из них стараются собирать огромные аудитории и обещают вылечить на сеансе почти все болезни. Эти "гастролеры" не имеют ничего общего с официальной медициной и заслуживают только осуждения.

Гипнотизером не рождаются, гипнотизером становятся. Для того чтобы быть хорошим психотерапевтом (гипнотизером), прежде всего нужно быть врачом высочайшей квалификации, тонким клиницистом, глубоко знающим мельчайшие нюансы клиники и течения тех или иных заболеваний; обладать высокой эрудицией, не только специальной, но и общей, глубоко знать вопросы философии, психологии, художественной литературы, искусства, политики, хорошо владеть речью, уметь слушать больного. Для врача очень важно быть хорошим собеседником, уметь располагать к себе больного, сопереживать его страданиям, быть внимательным, отзывчивым, а также высоконравственным и честным.

По мнению некоторых авторов, для врача-психотерапевта имеют значение "представительная внешность гипнотизера, его социальное положение, уверенность в своих силах и даже некоторые физические особенности".

По нашим наблюдениям, для многих больных имели значение аккуратность врача, его уверенность в себе, в своих целительных способностях.

Терапевтический эффект гипносуггестивной терапии в большей мере обусловлен непосредственным внушением, ориентированным на устранение симптомов и болезни в целом.

Л. Черток (1972) называет этот вид терапии "терапией под гипнозом", нацеленной на усовершенствование "самосознания больного человека", и выделяет три метода:

- терапия, направленная на изменения поведения;

- катартический метод;

- гипноаналитический метод.

Первый метод широко распространен в России. Мы часто используем во время психотерапевтических сеансов прямое внушение в комбинации с "мотивированным внушением" и рациональной психотерапией (по Н. Дюбуа, 1913; Т. Дежерин, 1912), то есть мы проводим глубокий анализ причин, вызвавших болезненное состояние, разъясняем больным патофизиологические механизмы болезни на основе учения И.П. Павлова о высшей нервной деятельности и намечаем пути выхода из болезненного состояния (см. ниже описание нашего метода гипноанализа).

Американские психиатры считают, что "использование гипнотических приемов в терапевтических целях предоставляется тем, кто по своей теоретической и практической подготовке удовлетворяет всем требованиям, необходимым для установления полного диагноза болезни, что гипноз должен проводиться только врачами, отвечающими этим условиям, и что гипноз не должен никогда быть единственным методом терапии". Это мнение полностью совпадает с нашим воззрением на этот счет.

Любой врач, по нашему мнению, может использовать гипноз в своей практике, но только в рамках своей профессии, то есть в рамках своей компетенции. В мировой медицинской литературе известны случаи, когда малокомпетентные врачи, проводя гипносуггестивную терапию, не только не устраняли те или иные симптомы болезни, но и вызывали у больных более серьезные нарушения и даже психотические расстройства. Многие авторы, в том числе и Л. Черток (1972), подчеркивают, что "при применении гипноза необходима особая осторожность в отношении уничтожения симптомов. Гипноз иногда слишком резко снимает симптомы, что не только может привести к появлению заменяющих симптомов, но и вызвать другие нежелательные реакции, вплоть до появления суицидальных тенденций". И наконец, огромную опасность при проведении гипнотерапии представляют так называемые "эпидемии" гипноза. Речь идет об использовании гипноза различными шарлатанами явно не с лечебной целью. Таких "эпидемий" гипноза, начиная с А. Месмера, в истории было много, и они в ходе технического прогресса обретают все более изощренный, "преступный" характер.

Потенциальная опасность неквалифицированного использования гипносуггестивной терапии обязывает нас иметь строго регламентированные показания к гипнотерапии. В декларации Американской психиатрической ассоциации записано, что "гипноз используется правильно и разумно во время терапии только тогда, когда он служит терапевтическим целям, не принося вреда больному. Его можно использовать у некоторых больных как седативное и обезболивающее средство, с целью облегчить страх и тревогу и уничтожить симптомы. Гипноз можно применять также у невротических и психических больных, но на базе строгого отбора".

С нашей точки зрения лечение гипнозом оказывается наиболее эффективным в том случае, когда больной дает согласие на лечение, при условии что оно ему показано. Если же больной сопротивляется предложенному ему гипнотерапевтическому методу лечения, врач должен проявить осторожность и выявить причину сопротивления. Всякое негативное отношение больного к гипнозу является фактором, снижающим эффективность лечения, и может быть причиной компрометации данного метода терапии.

В литературе имеются указания на трудности, возникающие у врача при определении точных границ терапевтических показаний для применения гипноза. Мы длительное время широко применяли с лечебной целью разные психотерапевтические методики (гипносуггестивная терапия, рациональная психотерапия, наркопсихотерапия, аутогенная тренировка и др.) при лечении многих заболеваний: прежде всего неврозов, неврозоподобных состояний, нервно-психических расстройств детского возраста, дерматологических заболеваний и др. Гипносуггестивную терапию мы широко применяли при лечении психических заболеваний. Противопоказаниями в этих случаях были острые психические нарушения с выявленным бредом гипнотического воздействия. Наш опыт применения различных психотерапевтических методик при лечении неврозов, других неврозоподобных состояний, в том числе депрессивных расстройств различной этиологии, показывает что в одних случаях психотерапия играет вспомогательную, а в других - главенствующую роль в излечении заболевания.

Как указывалось выше, для успеха гипносуггестивной терапии огромное значение имеют техника гипнотизирования, личностные качества врача, его поведение.

По мнению Brenmann и Gill (1947), для более эффективного воздействия на больного психотерапевт должен выработать определенную форму поведения. Они описывают разные формы поведения врача.

Первая форма поведения: неоспоримый авторитет врача; гипнотизер своим поведением показывает, что он не сомневается в успехе проводимого лечения.

Вторая форма поведения: интеллектуальный подход; врач старается подробно объяснить больному все, что он делает.

Третья форма поведения: эмоциональный подход; врач вызывает потребность у пациента в хорошем самочувствии и безопасности.

И, наконец, четвертая форма поведения - это пассивный подход; гипнотизер утверждает, что без помощи пациента он сам ничего не может сделать, создает иллюзию, что пациент все делает сам.

Мы твердо знаем, что каждый практический врач использует все четыре вышеописанные формы поведения, но одна из них превалирует. Нам больше всего импонирует интеллектуальный подход - он является в нашей практике доминирующим.

В заключение подчеркнем, что любые формы поведения врача хороши, если они оказывают положительное влияние на больного человека.

По нашему мнению, большое значение для успеха гипносуггестивной терапии имеет первая, подготовительная беседа врача с больным. От нее зависят и правильная постановка диагноза, и налаживание положительного контакта врача с больным, правильный подбор медикаментозного лечения и, конечно, осознание пациентом сущности заболевания, механизмов выхода из болезненного состояния. Подробнее будет сказано при изложении нашего собственного метода гипносуггестивной терапии, названного нами гипноанализом.

После получения согласия больного на проведение гипносуггестивной терапии врач должен определить степень внушаемости больного.

Существует множество тестов определения степени внушаемости, мы остановимся лишь на некоторых, описанных Л. Черток (1972).

Первый тест - "прием Констамма". Пациента просят стать боком к стене, тыльной стороной сжатого кулака опереться изо всех сил о стену. Глаза должны быть закрыты; в течение минуты врач дает пациенту следующие приказания: "обопритесь очень сильно Вашей рукой, сжатой в кулак, о стену, напрягая мышцы Вашего плеча, всей Вашей руки". После этого врач просит больного отойти от стены и свободно опустить руку. Очень часто рука, которая упиралась о стену, напрягалась, сама начинала колебаться в сторону стены, иногда описывая угол в 90°. Пациенту объясняют, что испытанную им релаксацию руки и ощущение подчинения внешним силам больной должен снова испытать во время гипнотического воздействия. Врач получает возможность судить о характере внушаемости больного по амплитуде колебания руки больного. Чем амплитуда больше тем выше внушаемость больного.

Второй тест - "тест качания". Пациент стоит прямо, сдвинув ноги, зафиксировав взгляд в какой-либо одной точке на потолке, прямо над его головой. Врач, стоящий сзади, просит пациента закрыть глаза, не меняя положения. Затем врач дает больному указание: "Я хочу оценить Вашу способность к расслаблению. Я положу сейчас свои руки на Ваши плечи". Врач, сделав то, о чем он говорил, добавляет: "Теперь я обопрусь руками на Ваши плечи и Вы почувствуете силу, которая тянет Вас ко мне, назад. Вы падаете! Не сопротивляетесь! Я удержу Вас, когда Вы будете падать. Вы падаете! Вы падаете! Вы падаете! Вас тянет назад..., Вы падаете! Вы падаете!"; в этот момент пациент начинает качаться под руками врача. Если пациент этого не делает, врач повторяет тест до тех пор, пока не добьется желаемого результата. Конечно, врач должен быть в состоянии удержать больного при падении.

Третий тест - "тест сжатых рук", является предпочтительным если речь идет о выявлении внушаемости у группы пациентов. Врач просит пациентов сильно сжать пальцы рук в замок. Врач показывает, как это надо делать (врач сжимает кисти рук в замок), предлагает больным закрыть глаза и внушает: "Я буду считать от одного до пяти. В то время, когда я буду считать, Ваши руки будут сжиматься все сильнее и сильнее. Когда я досчитаю до пяти, Ваши руки будут сжаты так, что их будет трудно или даже невозможно разъединить. Я начинаю считать: "Один! Сжимайте руки сильней. Два! Продолжайте сжимать руки еще сильней. Еще сильней, еще сильней. Три! Ваши руки сжимаются еще сильней. Четыре! Ваши руки скованы так, что если Вы попытаетесь их разъединить, Вы этого сделать не сможете". Врач просит больных попытаться разъединить "замок". Часть больных легко разъединяют замок, а часть (до 10% большой аудитории) этого сделать не могут. Те, кто не мог разъединить замок, являются медиумами.

Четвертый тест - "проба с тремя пробирками". Три пробирки находятся в штативе. Во всех трех пробирках находится вода. Врач разъясняет пациенту, что в одной пробирке находится вода, в другой - вода с бензином, в третьей - вода с духами. Врач, поднося пробирки к носу пациента, просит назвать, в какой их них находятся перечисленные вещества. По результатам ответов врач делает заключение о степени внушаемости больного.

И наконец, пятый тест, используемый нами, описан ниже, в разделе подготовки больного к сеансу гипносуггестивной терапии.

Для успешного проведения сеанса гипнотерапии больной должен выбрать одну из удобных для него поз: сидя, лежа или стоя. Предпочтительной и наиболее, на наш взгляд удобной позой для большинства больных является поза лежа в постели. В какой бы позе ни находился больной, нужно помнить лишь об одном: он должен чувствовать себя крайне удобно, его не должны стеснять одежда, обувь. Гипноз следует проводить в специально оборудованном для этих целей помещении, называемом гипнотарием.

После того как больной принимает удобную для него позу, врач начинает погружение больного в гипнотическое состояние. Мы остановимся на самых распространенных в мировой практике методах гипнотизации.

Первый метод. Метод фиксации взгляда на предмете (карандаш, ключ, монета, любой подвешенный к потолку яркий предмет). При погружении больного в гипнотическое состояние мы пользуемся методом фиксации его взгляда на блестящем предмете, который мы называет визофиксатором. Это обычная металлическая или эбонитовая палочка длинной около 15-20 см, с навинченным на конце металлическим никелированным шариком. Врач держит визофиксатор в руке на расстоянии, удобном для больного (не менее 30 см от глаз больного). Причем желательно, чтобы визофиксатор находился прямо перед глазами больного, чуть выше его надбровных дуг. При проведении групповой гипносуггестивной терапии, визофиксатор устанавливается на более далеком расстоянии (1,5-2 метра).

Второй метод - метод простого словесного внушения. К нему прибегают только в том случае, если по какой-то причине больной не может длительное время фиксировать свой взгляд на блестящем предмете. В таком случае врач предлагает больному закрыть глаза и начинает проводить внушения, нацеленные на погружение в лечебный сон.

Третий метод - метод гипнотизирования посредством очарования или посредством взгляда. Это один из старейших методов, когда бытовало мнение о том, что гипнотизировать могут только те, у кого черные глаза. Врач, возвышаясь над больным, берет его за плечи и, слегка встряхивая больного, предлагает ему смотреть в глаза (на расстоянии 30 см); в это время внушения направлены на смыкание век больного. В литературе имеются указания на то, что, пользуясь этим методом, гипнотизеры иногда оказывались сами загипнотизированными.

Четвертый метод - метод погружения в гипнотическое состояние посредством метронома. Врач фиксирует внимание больного на звуке метронома и внушает в такт последнему медленное погружение в лечебный сон.

Пятый метод - метод так называемых пассов Месмера. Врач укладывает пациента в постель, проводя параллельно телу больного, пассы от плечей до стоп почти не прикасаясь к нему. Параллельно с пассами, каких-либо внушений, нацеленных на погружение в сон, врач не проводит.

Шестой метод - метод А.Г. Иванова-Смоленского, который использовал технику гипноза при помощи световой и тепловой стимуляции. Для этого автор подвешивал над больным мощную лампу, которая наподобие маятника качается вдоль тела больного.

После погружения больного в гипнотическое состояние врач может проверить, загипнотизирован ли больной. Опытному врачу проверять, находится ли больной или не находится в состоянии гипноза, нет никакой необходимости. По мнению большинства специалистов, глубина транса на эффективность лечения не влияет. Многие известные психотерапевты считают, что если больной только закрывает глаза, эффект лечебного воздействия уже может быть обеспечен. Эффективность лечения, по нашему мнению, зависит не от глубины гипноза, а от характера и содержания внушения.

Для тех кто начинает врачебную деятельность, приводим некоторые приемы проверки глубины лечебного сна.

Первая проба - это вызывание тяжести руки. Врач сосредоточивает внимание больного на какой-либо из его рук и начинает следующее внушение: "Вы спите и чувствуете, как под влиянием моего внушения начинает тяжелеть Ваша правая (левая) рука. Тяжесть в Вашей правой (левой) руке возрастает. Ваша правая (левая) рука наливается, словно свинцовой тяжестью, становясь невероятно тяжелой. На Вашу правую (левую) руку давит огромная тяжесть. Вы не можете поднять Вашу руку; она словно приковалась к постели (к креслу). Вы сейчас будете пытаться поднять вверх вашу правую (левую) руку, но Вы этого сделать не сможете. Вы пытаетесь оторвать Вашу правую (левую) руку от постели, но Вы этого не сможете сделать. Пытайтесь поднять Вашу руку!"

Если больной не сможет поднять правую (левую) руку вверх, значит он загипнотизирован.

Вторая проба - проба каталепсии век. После того как врач погрузил больного в гипнотическое состояние, он начинает внушать: "Вы спите приятным лечебным сном, глаза Ваши плотно закрыты. Вы чувствуете, как под влиянием моего внушения Ваши веки начинают тяжелеть, тяжесть в веках продолжает усиливаться; веки слиплись; они стали невероятно тяжелыми; словно свинцовой тяжестью налились Ваши веки. Вы сейчас будете пытаться открыть глаза, но Вы этого сделать не сможете. Пытайтесь открыть глаза! Вы пытаетесь открыть глаза, но сделать этого не можете". Больной в это время тужится, морщит лоб и старается силой открыть глаза, но не может. Врач продолжает далее внушать: "А сейчас Ваши веки становятся необыкновенно легкими; Вы перестаете их чувствовать; глаза Ваши открылись!". Больной легко открывает глаза.

Врач продолжает внушения в приказном порядке: "А сейчас Ваши глаза вновь закрылись, веки стали тяжелыми. Открыть Вы их не сможете. Старайтесь их открыть, но сделать этого Вы не сможете. Постарайтесь их открыть!". Больной вновь пытается открыть глаза и не может. Врач несколько раз приказывает то закрыть глаза, то их открыть, делая вывод о том, что больной находится в состоянии лечебного сна.

Третья проба - называется пробой на вызывание ригидности в руке и во всем теле. Для этого врач, погрузив больного в гипнотическое состояние, подходит к больному и поднимает его руку вверх, стараясь при этом как бы зафиксировать ее во взвешенном состоянии. Если больной сохраняет свою руку в приподнятом состоянии, то врач заключает, что ему удалось достичь восковой гибкости, которая выявляется только в состоянии гипноза. Далее врач внушает: "Ваша правая (левая) рука висит в воздухе. Вы чувствуете, как под влиянием моих внушений Ваша правая (левая) рука начинает выпрямляться в суставах. Начинает выпрямляться Ваш локтевой сустав (в это время врач пассом, как бы ускоряет выпрямление руки в локтевом суставе)". И далее врач продолжает: "Вы чувствуете, как под влиянием моих внушений мышцы Вашей правой (левой) руки напрягаются (пассы вдоль всей правой (левой) руки); вся рука натягивается как струна. Рука Ваша вся полностью напряглась, вытянулась, как струна. Согнуть в суставах ее невозможно. Она вся напоминает доску. Я буду пытаться ее согнуть в суставах, но я сделать этого не смогу". Врач пытается в это время согнуть руку больного в суставах, но это ему не удается. Вызванная ригидность руки свидетельствует о том, что больной загипнотизирован.

Далее при желании врач может перейти от внушений, направленных на вызывание ригидности в одной руке, к вызыванию ригидности в руках, ногах и даже во всем теле. Далее, после вызывания ригидности всего тела, врач с помощью ассистентов может положить больного на спинки двух стульев таким образом, чтобы шея лежала на одном стуле, а ноги на другом. Тело будет сохранять полное оцепенение, мышцы останутся напряженными. На такое ригидное тело можно поставить человека, и тело не прогнется. Вызвать такую каталепсию возможно у здорового человека только во время гипнотического сна. Затем врач со своими помощниками снимает больного со спинок стульев, укладывает в постель и внушениями устраняет напряжение мышц во всем теле.

Четвертая проба - это проба, направленная на вызывание амнезии. Здесь требуется более глубокий транс. Во время глубокого сна врач внушает больному: "Вы сейчас откроете глаза, перед собой увидите книгу и прочитаете ее название. Откройте глаза! (больной открывает глаза) и посмотрите внимательно, что Вы видите?" (В это время врач подносит книгу к глазам больного и просит прочитать название книги.) Когда больной читает название книги, врач подтверждает: "Правильно" и продолжает: "Вы сейчас видели книгу и прочитали ее название, (врач повторяет название книги). Когда Вы проснетесь, Вы будете помнить о том, что во время гипноза Вам предложили открыть глаза, прочитать название книги, но самого названия книги Вы вспомнить не сможете".

Далее после продолжения внушения с лечебной целью по окончании сеанса врач спрашивает у больного, что он помнит из того, что врач говорил, и что он делал на протяжении всего сеанса. Когда больной самостоятельно рассказывает о содержании лечебного внушения и не вспоминает о том, какое задание во время сеанса ему давал врач, последний начинает задавать наводящие вопросы: "Просил ли я Вас открыть глаза? Показывал ли я Вам что-либо во время сеанса?".

Если больной вспоминает, что во время сеанса он по приказанию врача открывал глаза, видел книгу, врач просит назвать книгу. Как правило, больные не могут назвать книгу. В большинстве своем они полностью амнезируют все то, что врачом предлагалось делать во время сеанса.

Пятая проба - постгипнотического внушения. Здесь, как и в предыдущей пробе, возможность ее проверки появляется только после пробуждения больного от лечебного сна.

Врач, пробуждая больного, внушает: "Вы проснетесь, будете чувствовать себя прекрасно, но Вы не сможете встать с постели (подняться с кресла), прежде чем Вы попросите врача разрешить это сделать".

Врач, имеющий большой опыт работы, редко использует перечисленные пробы в своей практической деятельности одновременно. В крайнем случае, мы прибегали к использованию какой-либо одной пробы из перечисленных выше.

Погружая больных в гипнотическое состояние, врач должен помнить, что гипнотическое состояние неоднородно, оно характеризуется фазовостью, то есть имеет ряд переходных стадий, сменяющих одна другую.

Имеются различные классификации стадий гипноза. Шарко (1885-1890); А. Форель (1889); И.П. Павлов (1911) и В.М. Бехтерев (1911) предлагали делить гипноз на три стадии. И. Бернгейм (1894) делит гипноз на четыре стадии, А.Л. Льебо (1891) - на шесть. Были попытки делить гипноз на девять и даже двенадцать стадий.

Наиболее удобным с нашей точки зрения оказалось предложенное И.П. Павловым деление гипноза на три стадии: уравнительную, парадоксальную, ультрапарадоксальную. Они были охарактеризованы выше. В.М. Бехтерев выделял легкую, среднюю и глубокую стадии гипноза.

Известна также классификация А. Фореля, который предлагал делить гипноз на: сонливость, гипотоксию, сомнамбулизм.

Как мы видим, эти авторы выделили три стадии гипноза. Данное А. Форелем клиническое описание этих стадий является, с нашей точки зрения, наиболее подходящим в отношении их феноменологии. Причем описания стадий у Фореля, Бехтерева и Павлова имеют много общего.

Итак, для стадии сонливости (по Форелю), легкой стадии (по Бехтереву) и уравнительной стадии (по И.П. Павлову) характерны легкая мышечная слабость и небольшая дремота. Гипнотизируемый в это время по собственной воле может открыть глаза, встать и прервать сеанс. Для стадии гипотоксии, (средней или парадоксальной) характерна полная мышечная слабость. Больной не может самостоятельно открыть глаза. В этой стадии можно вызвать внушенную каталепсию.

И наконец, для стадии сомнамбулизма (глубокой или ультрапарадоксальной) характерны явления сомнамбулизма. Загипнотизированный не воспринимает или почти не воспринимает никаких посторонних раздражителей, но продолжает поддерживать контакт через зону рапорта только с загипнотизировавшим его врачом. На этой стадии больному можно внушить галлюцинаторные переживания, изменить характер его реакций на первосигнальные раздражители, заставить ходить, отвечать на вопросы, выполнять те или иные действия, соответственно внушенной ситуации; скакать на лошади, грести, ловить бабочек, собирать цветы, отмахиваться от пчел или прогонять напавших собак и т.д. Можно также внушать взрослым людям детский возраст, полную потерю чувствительности в различных областях тела и т.д.

8.1. Общая схема поэтапной психотерапии неврозов.

На протяжении нескольких десятилетий нашей практической деятельности мы создали общую схему психотерапии неврозов и неврозоподобных состояний на базе опыта разных поколений замечательных исследователей. Трудности, которые нам пришлось преодолевать, прежде всего были обусловлены отсутствием содержательной части внушений: в обширной литературе на эту тему конкретных рекомендаций и по технике того или иного метода психотерапии, и по содержанию внушений при тех или иных заболеваниях мы не нашли. Единственный, отработанный метод психотерапии был метод психоанализа. З. Фрейд в своих многочисленных работах дал конкретные методологические рекомендации по технике психоанализа, выявил и описал механизмы неврозов и неврозоподобных состояний, указал пути преодоления всех болезненных симптомов и определил конкретные механизмы выздоровления. Но, к сожалению, по известным причинам мы не могли воспользоваться психоанализом. С самого начала нашей практической деятельности мы шли трудным, но своим путем.

Прежде всего, мы изучили всю доступную нам мировую медицинскую литературу и обнаружили многочисленные рекомендации по эффективному применению гипносуггестивной терапии при различных заболеваниях (Ж. Шарко, И. Дежерин, Р. Дюбуа, З. Фрейд, П. Жане, К.И. Платонов, В.Е. Рожнов, В.М. Бехтерев, С.П. Боткин, С.П. Буль, К.М. Быков, И.П. Павлов, и др.). Однако, к великому сожалению, почти никто из авторов не приводит конкретного содержания словесной формы воздействия при тех или иных заболеваниях.

Тем не менее положительной подсказкой врачу в его поисках эффективных форм внушения при лечении больного, является рекомендация В.Н. Мясищева (1960) и многих его учеников и последователей проводить внушения, нацеленные на перестройку отношения больного к отдельным болезненным симптомам и к болезни в целом. Хотя и она до конца не вскрывает механизма глубокого и эффективного воздействия на больного.

Многочисленные модели гипносуггестивной терапии мы начали создавать почти 50 лет тому назад. Эталоном законченности для нас была модель созданного З. Фрейдом метода психоанализа. Однако его чисто психологическая концепция раскрытия механизмов неврозов на основе мифа об "эдиповом комплексе", разграничения психики на сознательную и бессознательную, выявления ущемленных комплексов, приводящих к процессу "отреагирования", а через него к выздоровлению, показалась несколько односторонней, что заставило нас задуматься над иными механизмами возникновения неврозов. Все функциональные заболевания центральной нервной системы (неврозы и неврозоподобные расстройства) мы начали рассматривать с позиций физиологического объективного подхода И.П. Павлова к изучению высшей нервной деятельности.

Как все это начиналось? Однажды на заре практической деятельности к нам обратился юный пациент с просьбой помочь ему избавиться от ночного энуреза. Это был наш первый пациент с подобным заболеванием. В литературе нам удалось обнаружить слова о том, что "очень эффективной при ночном энурезе является гипносуггестивная терапия", однако содержания внушений, конкретного способа воздействия предложено не было. Мы начали лечение с внушений, нацеленных на общее успокоение больного и уверенность в том, что именно оно поможет ему избавиться от недуга. Было проведено множество сеансов, но положительного результата не было достигнуто.

В процессе изучения литературы параллельно с лечением нам удалось выяснить, что нарушение функции мочеиспускания у детей и подростков в большинстве своем носит функциональный характер; в раннем детстве мочеиспускание является чисто рефлекторным актом. Центры мочеиспускания, расположенные в головном и спинном мозге, включаются в работу по мере роста ребенка и регулируют рефлекторную деятельность мочевого пузыря. Автоматическое раздражение наполненного мочевого пузыря, достигая коркового центра, у некоторых детей иногда не вызывает пробуждения и волевого сознательного акта мочеиспускания. Понять патофизиологические механизмы ночного энуреза нам помогло учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности: о взаимодействиях между основными нервными процессами центральной нервной системы: тормозным и возбудительным, об индукционных отношениях между ними, о фазовых состояниях, о сторожевых пунктах в коре мозга (см. главу 2). Мы пришли к заключению о том, что в результате срыва деятельности центральной нервной системы происходит разрегулирование основных нервных процессов, в результате чего оба нервных процесса ослабевают, становятся менее подвижными, инертными. Особенно это относится к тормозному процессу. Ночной сон углубляется и "сторожевые пункты", контролирующие мочеотделение во время ночного сна, затормаживаются, "сторожевые пункты" перестают контролировать акт мочеиспускания, вследствие чего наступает самопроизвольное, неконтролируемое мочеиспускание.

Анализируя вышеизложенные теоретические воззрения И.П. Павлова на природу ночного энуреза, мы решили, что для успешного проведения лечения необходимо, прежде всего, подробно сообщить больному все получение нами сведения и разъяснить ему, что причиной болезни является стресс, который нарушил деятельность центральной нервной системы (см. выше), и в результате "центры", регулирующие энурез в ночное время, затормозились слишком глубоким ночным сном. (Идея глубокого ночного сна была для нас как бы "легендой", так как мы нашли подтверждение ее в работах И.П. Павлова.) Далее мы рассказали, какова роль внушения в преодолении болезненного процесса: под влиянием внушений наступит равновесие между тормозным и возбудительными процессами и будут восстановлены их сила и подвижность, это в свою очередь приведет к уменьшению глубины ночного сна и растормаживанию "сторожевых" центров, регулирующих мочеиспускание в ночное время, и ночной энурез исчезнет.

По новой, созданной нами модели, мы продолжили сеансы гипносуггестивной терапии у нашего пациента. Это оказалось высокоэффективным. Уже через три сеанса ночной энурез прекратился полностью. В последующем, ночной энурез у многих больных исчезал уже после первого сеанса, что подтверждалось катамнестически.

Необходимость столь подробного описания общей схемы модели продиктована тем, что именно первая и очень эффективная схема легла в основу построения всех созданных нами моделей психотерапевтического воздействия на больного при различных заболеваниях и создания гипноанализа.

Но прежде чем излагать модель гипносуггестивной терапии ночного энуреза, мы позволим себе остановиться на установленных нами общих принципах психотерапии и гипносуггестивной терапии в частности.

Общими принципами психотерапии, в том числе и гипносуггестивной терапии, являются:

- поэтапность;

- фундаментальность (патофизиологическая содержательность);

- легендность;

- настойчивость.

Этапы гипносуггестивной терапии

Разработанная нами общая схема гипносуггестивной терапии носит сугубо концептуальный характер. В ней учтены этапы психотерапевтического воздействия, особенности техники гипносуггестивной терапии, раскрыты взаимоотношения врача и больного, и наконец, изложено основное содержание общих принципов внушения, направленных на лечение различных пограничных (невротических) болезненных состояний. Наши внушения в основном направлены на эмоциональную и интеллектуальную сферы человека.

Схема приведена в нижеследующей таблице:

Таблица 2. Этапы суггестивной терапии

Этапы
Наименование
I
Предварительный, или подготовительный
II
Погружения в гипнотическое состояние
III
Общего успокоения
IV
Уравновешивания центральной нервной системы
V
Изменения отношения больного к отдельным болезненным явлениям
VI
Изменения отношения больного к болезни в целом
VII
Повышения интереса больного к обыденным сторонам жизни
VIII
Повышения уверенности в себе и выздоровлений
IX
Повышения роли самовнушения и саморегуляций в выздоровлении
X
Заключительный (обобщающий)
XI
Сна или выведения больного из гипноза

I этап - предварительный, или подготовительный

В приведенной выше таблице этап I мы назвали предварительным или подготовительным. Этому этапу мы придаем огромное, едва ли не самое важное, значение. По нашему твердому убеждению, он определяет успех всей последующей психотерапии. На этом этапе закладывается ее фундамент, происходит знакомство врача с больным. По нашему мнению, психотерапевтическое воздействие начинается уже с первой беседы врача с больным. Знакомясь с больным, врач должен помнить о том, что от его поведения, подхода к больному, его такта, умения встречать и говорить с больным и т.д. зависит успех всей последующей терапии.

Когда больной заходит в кабинет к врачу, последний должен отложить все свои дела, ласково и тепло посмотреть больному в глаза и вежливо пригласить его сесть в удобное кресло. Знакомство необходимо начинать с уточнения фамилии, имени, отчества и возраста больного. Затем врач должен обязательно представиться больному и назвать свою фамилию, имя, отчество. Желательно, сообщить о себе, но не в хвастливой форме, некоторые данные, свидетельствующие о том, что врач не новичок в своей профессии и успешно лечит неврозы, и в частности, заболевание, которым страдает больной.

Расспрашивая больного о целях его посещения врача, следует отказаться от вопросов-стандартов типа: "на что Вы жалуетесь?". Мы рекомендуем начинать беседу с больным с нестандартного вопроса типа: "Что Вас привело к нам? или какова цель Вашего посещения?" и т.д.

В разговоре о жалобах больного необходимо задавать вопросы не формально, а так, чтобы они уточняли содержание жалоб. Углубленное изучение жалоб больного, истории его болезни, с одной стороны, помогает врачу полнее диагностировать заболевание, а с другой способствует повышению авторитета врача. У больного начинает складываться более доверительное отношение к врачу, понимание того, что перед ним не формалист, а врач-гуманист с огромным практическим опытом, который может помочь.

Во время сбора анамнеза врач старается акцентировать внимание больного на характере и содержании психотравмирующих переживаний, которые способствовали развитию болезненного процесса. Врач детально выясняет особенности клинической картины заболевания, его динамику, патофизиологические особенности, для правильной постановки диагноза заболевания.

После того как диагноз поставлен, врач в доступной для больного форме рассказывает о заболевании, причинах, вызвавших нервный срыв, патофизиологических особенностях болезненного процесса. Врач может подробно рассказать больному о некоторых анатомических и физиологических особенностях мозга. Далее он разъясняет больному, что в результате переживаний произошло перенапряжение основных нервных процессов, то есть наступил нервный срыв, в результате которого изменилось взаимоотношение между процессами возбуждения, и торможения снизилась их сила, замедлилась подвижность, нарушился контроль со стороны центральной нервной системы над внутренними органами, снизился порог адаптации организма к условиям внешней среды.

Для того чтобы врач все это мог объяснить больному, он должен знать не только основные положения учения И.П. Павлова о высшей нервной деятельности (см. гл. 3), но и патогенетические особенности, выявленные И.П. Павловым и его учениками, в клинике неврозов (см. описание принципа основательности).

Далее врач говорит больному о том, что стресс приводит к разрегулированности основных нервных процессов, образованию отдельных симптомов. Врач должен с позиций учения И.П. Павлова разработать каждый симптом отдельно, разъяснить больному, что разрегулированность основных нервных процессов носит функциональный, временный, характер и не чревата тяжелыми последствиями и что задачу свою он видит в том, чтобы посредством медикаментозного и психотерапевтического лечения (то есть лечение внушением в состоянии гипнотического сна) как можно в более короткий срок привести в состояние равновесия основные нервные процессы: тормозной и возбудительный, нормализовать их силу и подвижность, то есть устранить патодинамическую структуру и, таким образом, освободить больного от его болезненного состояния.

Как мы уже писали выше (см. в соответствующей главе), мы назначаем больным минимально три препарата (антидепрессант; транквилизатор и ноотроп). Выбор конкретного препарата и дозировка зависят от глубины эмоциональных расстройств, наличия обсессивно-фобических и вегетативных расстройств, то есть медикаментозная терапия должна соответствовать степени и характеру невротического состояния. Врач должен сообщить больному, как и в каких дозировках будет действовать тот или иной препарат на отдельные болезненные симптомы и на болезнь в целом. Врач записывает назначенные лекарства в лечебную схему (описана выше), которую больной должен приносить с собой на приемы к врачу для постоянного контроля за процессом медикаментозного лечения. При наличии показаний врач предлагает больному наряду с медикаментозным лечением курс гипносуггестивной терапии и, в случае согласия, сообщает ему дату начала психотерапии.

Как правило, мы не рекомендуем проводить первый сеанс гипносуггестивной терапии в день первого знакомства с больным, если больной настаивает на этом, ему необходимо объяснить, что для начала лечения врач должен подготовиться, то есть более глубоко проанализировать болезненное состояние и подобрать форму эффективного словесного воздействия. Этот прием, с нашей точки зрения, способствует повышению авторитета врача, усилению внушаемости больного и более эффективному лечению.

II этап - этап погружения в гипнотическое состояние

Перед началом погружения больного в гипнотическое состояние врач выясняет у больного, что ему известно о гипнозе (как правило, знания скудные), и в доступной форме рассказывает о том, что термин "гипноз" был введен в медицинскую практику в 1843 г. английским хирургом Д. Брэдом, который использовал гипноз в качестве обезболивания для проведения амбулаторных хирургических операций. Его идею о сонной природе гипноза поддержали многие ученые во всем мире. Однако гипноз является искусственно вызванным, частичным сном, благодаря которому врач остается посредством сторожевого пункта связанным с загипнотизированным человеком и может влиять на него с лечебной целью. Эта беседа должна подготовить больного к сеансу и успокоить его (поскольку многие больные, придя на первый сеанс, волнуются).

После предварительной подготовки больного к гипнозу врач усаживает его в кресло, в удобную для него позу, или укладывает в постель и продолжает говорить: "Для того чтобы Вы сейчас как можно быстрее (именно "быстрее") погрузились в гипнотическое состояние, Вы должны выполнить три мои условия:

Первое условие: "Вы должны сейчас меня слушать с предельным вниманием, не отвлекаться, ни о чем постороннем не думать. Что это значит "слушать врача с предельным вниманием?" Представьте себе, что Вы случайно пришли на очень интересную лекцию по Вашей специальности. У Вас с собой нет ни бумаги, ни ручки, но Вы хотите запомнить все до мельчайших подробностей, что говорит лектор. Вы стараетесь так напрячь свое внимание, чтобы как можно больше удержать в своей памяти из того, что говорит лектор, с тем чтобы завтра своим коллегам по работе пересказать содержание лекции как можно подробнее. С таким вниманием, как Вы слушали бы этого лектора, сейчас Вы будете прислушиваться ко всему тому, что я буду говорить в течение всего сеанса".

Формулировка первого условия может меняться в зависимости от вкусов больного. Так, меломану можно предложить слушать Вас так, как он бы слушал музыкальное произведение его любимого композитора. Фанату футбола - отнестись со вниманием, с каким бы он следил за игрой его любимых форвардов, а рыбак - за клевом рыбы и т.д. Многообразие версий зависит от фантазии врача и потребности больного.

Когда больной сообщает, что ему понятно, что такое слушать с предельным вниманием, врач продолжает.

Второе условие, необходимое для более быстрого погружения в сон. "Слушая меня внимательно, старайтесь, как можно больше вчувствоваться во все то, что я буду Вам говорить на протяжении всего сеанса. Что такое "вчувствоваться", я сейчас Вам покажу на примере".

Врач усаживает больного в кресло или укладывает больного в постель таким образом, чтобы больному было удобно: руки лежат на подлокотниках, бедрах, либо вдоль тела, ладонями вниз.

Затем врач, предупредив больного о том, что это еще не гипноз, предлагает ему закрыть глаза и внушает: "Вы сидите в кресле (лежите в постели) в удобной для Вас позе, глаза Ваши закрыты, все Ваше внимание сосредоточено на моем голосе. Вы стараетесь, как можно глубже вчувствоваться во все то, о чем я Вам буду говорить. Вы чувствуете, как под влиянием моих внушений, начинают расслабляться мышцы Вашего правого (левого) плеча (в это время врач, слегка прикасаясь к телу больного, проводит пассы от правого (левого) плеча к правому (левому) локтевому суставу). И далее врач продолжает внушение: "Мышцы Вашего правого (левого) плеча продолжают расслабляться (пассы вдоль правого (левого) плеча). Мышцы Вашего правого (левого) плеча расслабились полностью (пассы вдоль правого (левого) плеча). Вслед за мышцами Вашего правого (левого) плеча начинают расслабляться мышцы Вашего правого (левого) предплечья (врач проводит пассы вдоль правого (левого) предплечья). Мышцы Вашего правого (левого) предплечья продолжают расслабляться (пассы вдоль правого (левого) предплечья); мышцы Вашего правого (левого) плеча и предплечья расслабились полностью (пассы вдоль правого плеча и правого предплечья). И далее вслед за мышцами правого (левого) плеча и правого (левого) предплечья начинают расслабляться мышцы Вашей правой (левой) кисти и пальцев правой (левой) руки (пассы вдоль кисти и пальцев правой (левой) руки). Мышцы всей Вашей правой (левой) руки расслабились полностью (пассы вдоль всей правой (левой) руки); Ваша правая (левая), рука лежит вдоль туловища как плеть, полностью расслабленной (пассы вдоль всей руки)". Врач повторяет последнюю фразу о полном расслаблении мышц правой (левой) руки, сопровождая ее пассами. Повторяя третий раз последнюю фразу и продолжая проводить пассы вдоль правой (левой) руки, врач во время произношения слов: "Ваша правая (левая) рука лежит вдоль туловища как плеть", рука врача, проводящая пассы, должна находиться на уровне правого (левого) лучезапястного сустава), и врач, захватывая нежно лучезапястный сустав больного большим пальцем и мизинцем, подбрасывает руку больного вверх и вперед (при этом свою левую руку врач подкладывает под падающую руку больного). Врач делает это, во-первых, для того, чтобы смягчить падение руки больного, а во-вторых, для того, чтобы почувствовать степень удара падающей руки больного, по силе которой врач может судить о степени внушаемости больного (чем больше сила удара, тем внушаемость выше). Описанную выше процедуру, предназначенную для быстрого погружения больного в лечебный сон, мы предлагаем использовать в качестве теста на проверку внушаемости. Мы испытывали этот тест на огромном количестве больных, и, с нашей точки зрения, он является удобным и надежным.

Удобство этого теста и его преимущества перед описанными выше тестами на внушаемость состоят в том, что он проверяется в контексте подготовки больного к сеансу гипнотерапии, не вызывая какой-либо настороженности и волнения.

После того как рука больного безжизненно упала на руку врача, и врач почувствовал силу падающей руки, он говорит больному: "Вы почувствовали, как безжизненно упала Ваша рука на мою руку?" Получив утвердительный ответ больного, врач продолжает: "По тому, как безжизненно упала Ваша рука на мою руку, можно судить о том, что Вам удалось вчувствоваться в то, что я Вам внушал. И точно так же как Вам удалось вчувствоваться в расслабление мышц Вашей правой (левой) руки, Вы будете вчувствоваться во все то, что я буду Вам внушать на протяжение всего сеанса".

"И наконец, третье условие, которое Вы должны выполнить, чтобы быстрее погрузиться в лечебный сон, состоит в том, что Вы будете смотреть на блестящий предмет (врач устанавливает перед глазами больного в удобном положении визофиксатор) до тех пор, пока не почувствуете легкую усталость в глазах и тяжесть в веках. Как только появятся указанные ощущения, Вы должны без всякого сопротивления, противодействия, спокойно закрыть глаза и держать их закрытыми до той поры, когда пока я не предложу их открыть, то есть до конца сеанса".

Получив утвердительный ответ больного о том, что он понял и третье условие, врач продолжает: "Таким образом, я резюмирую все выше сказанное. Для того чтобы Вы быстро погрузились в лечебный сон, Вы должны с предельным вниманием слушать меня, стараться как можно больше вчувствоваться во все то, что я буду говорить, и смотреть на блестящий предмет до появления усталости в глазах и тяжести в веках". Резюмирующую часть внушения врач говорит тихим, неторопливым голосом, что само по себе способствует усилению тормозных процессов, способствующих более легкому погружению больного в гипнотический сон.

"Итак, я приступаю к первому пробному сеансу лечебного сна" (мы чаще употребляем во внушении слово лечебный сон, вместо гипноз).

Врач укладывает больного в постель или усаживает больного в кресло, фиксирует взгляд больного на блестящем предмете и начинает погружать больного в состояние лечебного сна.

На этом заканчивается первый предварительный этап гипносуггестивной терапии (см. таблицу №2).

Далее мы переходим к описанию второго этапа гипносуггестивной терапии, этапа погружения больного в гипнотический сон, то есть нашей техники гипнотизации.

Врач начинает: "Вы сидите (лежите) в удобной для Вас позе и пристально смотрите на блестящий предмет; Ваше внимание сосредоточено только на моем голосе; Вы стараетесь как можно больше вчувствоваться во все то, что я буду говорить. Вы чувствуете, как начинают уставать Ваши глаза, веки тяжелеют. Начинают расслабляться мышцы Ваших рук, мышцы рук продолжают расслабляться. И вслед за мышцами рук начинают расслабляться мышцы Ваших ног, мышцы Ваших ног продолжают расслабляться. Расслабились мышцы Ваших рук и ног. Вы продолжаете пристально смотреть на блестящий предмет, глаза устают все больше и больше, тяжесть в веках усиливается. Вслед за мышцами рук и ног начинают расслабляться Ваши мышцы туловища и головы, то есть начинают расслабляться мышцы всего Вашего тела. Внимание Ваше продолжает сосредоточиваться на моем голосе, Вы продолжаете все больше и больше вчувствоваться в каждое мое слово. Глаза Ваши невероятно устали, веки налились, словно свинцовой тяжестью. Тяжесть в веках продолжает усиливаться (в это время, как правило, больной начинает мигать, слегка прикрывая глаза). Закрылись глаза!". (Императивным голосом) "Глаза закрылись!". (Если больной не закрывает глаза, врач сам закрывает глаза больного большим и указательным пальцами своей руки и удерживает веки в закрытом состоянии: в большинстве своем у больных веки сами закрываются, и врач также надавливает своими пальцами (большим и указательным) на глазные яблоки и проводит легкие пассы вдоль надбровных дуг больного, и повторяя: "Ваши глаза закрылись плотно, веки стали невероятно тяжелыми" Далее врач продолжает: "Глаза закрылись, мышцы тела полностью расслабились. Мои внушения все сильнее и сильнее действуют на Вас. Под влиянием моих внушений все сейчас начинает напоминать сон, все совершается так, как бывает только во сне. Глаза Ваши плотно закрыты, мышцы всего Вашего тела полностью расслабились, по телу разливается приятное чувство теплоты, тепло заполняет все Ваше тело. Ваше дыхание становится все более глубоким, ровным и редким, таким как бывает дыхание только во время сна. Ваше сердце бьется спокойно, ритмично, так же как бьется сердце только во сне. Ваш сон под влиянием моих внушений продолжает углубляться. Сон углубляется, но Вы отчетливо продолжаете слышать мой голос, каждое сказанное мною слово. Мой голос в настоящий момент для Вас является единственной Вашей связью с внешним миром. Вы уже перестаете слышать посторонние звуки, шумы. Вы только слышите мой голос, внимательно продолжаете прислушиваться к тому, что я Вам говорю, и все продолжаете вчувствоваться в каждое мое слово. Вы чувствуете и будете продолжать под влиянием моих внушений все в большей и большей степени чувствовать и действовать так, как я Вам говорю, и так, как Вы этого сами желаете. Мои внушения все сильнее и сильнее действуют на Вас; Вы все больше и больше стараетесь подчиниться всему тому, что я говорю. Во всех последующих сеансах, под влиянием моих внушений лечебный сон будет наступать быстрее, становиться более глубоким, и самое главное, что мои внушения все сильнее и сильнее будут действовать на Вас. Уже через несколько сеансов Вам достаточно будет услышать мое единственное слово "спать" (произносится громко и императивно) и Вы мгновенно будете погружаться в сон. Глаза Ваши будут быстро закрываться, мышцы тела будут полностью расслаблены, дыхание станет глубоким, ровным и редким, сердце начнет биться спокойно и ровно, то есть все будет совершаться так, как бывает только во сне".

Последний прием императивного погружения больного в лечебный сон мы рекомендуем проводить только в том случае, если пациент медиум и вы хотите больше времени уделить внушениям, нацеленным на ликвидацию болезненных проявлений и болезни в целом.

И далее врач продолжает внушения, нацеленные на углубление целебного сна: "Под влиянием моих внушений сон продолжает углубляться, голова Ваша становится необыкновенно ясной и легкой, тело освобождается от каких-либо посторонних ощущений. Сон продолжает углубляться. Спать! Спать глубоко!". Первое слово "спать" врач говорит громким голосом; второе "спать" - более тихим голосом, а третье "спать" - совсем тихим (почти шепотом).

Так заканчивается период погружения больного в лечебный сон. В этот период те врачи, которые не уверены в себе или только начинают свою врачебную практику, могут применить тот или иной тест для выяснения глубины состояния гипноза, в котором находиться больной.

После погружения больного в лечебный сон, врач начинает проводить внушения третьего этапа - этапа общего успокоения. Оно проводится следующим образом: "Вы спите приятным, лечебным сном. Все Ваше внимание, по-прежнему, сосредоточено только на моем голосе. Вы продолжаете вчувствоваться во все то, что я Вам говорю. Вы ощущаете, как под влиянием моих внушений Вы начинаете чувствовать себя спокойнее. Исчезают всякие волнения, раздражения. Вы продолжаете себя чувствовать все более и более спокойным и все более и более уравновешенным человеком; причем под влиянием моих внушений Ваше спокойствие продолжает нарастать и становится более выраженным и более устойчивым и Вы становитесь человеком более спокойным, более стойким, более выносливым, то есть Вы чувствуете, что Вы становитесь таким спокойным человеком, каким Вы были ранее, до болезни. На фоне нарастающих спокойствия, стойкости, выносливости, под влиянием моих внушений начинает выравниваться Ваше настроение, появляется жизнерадостность, то есть под влиянием моих внушений Вы продолжаете становиться еще более спокойным, еще более стойким и выносливым и, наконец, более жизнерадостным человеком... Вы начинаете обретать самоощущения своего прежнего здорового самочувствия; Вы начинаете чувствовать себя так, как Вы чувствовали себя в период Вашего полного благополучия, то есть в тот период, когда Вы были совершенно здоровым человеком. Во все последующие сеансы это здоровое самоощущение будет под влиянием моих внушений возрастать и становиться более выраженным и устойчивым. Лечебный сон, под влиянием моих внушений, продолжает углубляться; внимание Ваше по-прежнему сосредоточено на моем голосе, Вы продолжаете все больше и больше вчувствоваться во все то, что я говорю".

Далее продолжается внушение следующего четвертого этапа - этапа уравновешивания центральной нервной системы.

Врач продолжает внушение: "На фоне возрастающего, под влиянием моих внушений, самоощущений своего прежнего здорового состояния, начинает уравновешиваться Ваша центральная нервная система, то есть начинают уравновешиваться основные нервные процессы центральной нервной системы: тормозной и возбудительный, которые мы, врачи, называем основными нервными процессами по праву, потому что этим двум нервным процессам принадлежит ведущая регулирующая роль. Эти два нервных процесса: тормозной и возбудительный, регулируют все функции организма; эти два нервных процесса: тормозной и возбудительный, управляют всеми системами Вашего организма, и наконец, они - эти два нервных процесса: тормозной и возбудительный, обеспечивают нормальные взаимоотношения Вашего организма с внешней средой, то есть эти два нервных процесса: тормозной и возбудительный обеспечивают нормальное приспособление (адаптацию) Вашего организма к условиям внешней среды. В связи с тем что при срывах центральной нервной системы, под влиянием стрессов, уровень адаптации организма человека к условиям внешней среды падает в значительной степени, очень важно внушениями способствовать повышению его уровня до прежнего здорового, что будет способствовать быстрейшему Вашему выздоровлению.

Под влиянием моих внушений тормозной и возбудительный процессы продолжают уравновешиваться, в связи с чем продолжает повышаться уровень адаптации Вашего организма к условиям внешней среды. С каждым последующим сеансом уровень адаптации Вашего организма к условиям внешней среды будет повышаться до уровня прежнего, здорового. И далее, чем больше и больше под влиянием моих внушений будут уравновешиваться основные нервные процессы: тормозной и возбудительный, тем Ваш организм в целом будет работать все ближе и ближе к прежнему нормальному режиму во взаимосвязи всех физиологических процессов с восстановленными нервно-психическими функциями.

Под влиянием моих внушений продолжают уравновешиваться тормозной и возбудительный процессы нервных клеток и начинает нормализоваться функция Вашего желудочно-кишечного тракта. Нормализуется сокоотделение желудком, поджелудочной железой, усиливается отделение желчи, улучшается аппетит. Нормализуется деятельность желудка и всего кишечного тракта. Начинает нормализоваться деятельность Вашей сердечно-сосудистой системы. Артериальное давление, пульс становятся ровными, ускоряется кровообращение. В связи с ускорением кровообращения, улучшается питание всех клеток и тканей организма, улучшается питание всех органов и систем организма и, в том числе питание мозга. Улучшение питания мозга будет способствовать быстрейшему Вашему выздоровлению. Чем больше продолжают уравновешиваться под влиянием моих внушений основные нервные процессы: тормозной и возбудительный, тем быстрее начинает нормализоваться Ваша эндокринная система. Гормоны начинают выделяться железами внутренней секреции в кровь в таком количестве, которое необходимо для поддержания нормальной жизнедеятельности Вашего организма. Под влиянием моих внушений начинают нормализоваться обменные процессы всего Вашего организма: начинает выравниваться витаминный баланс, то есть под влиянием моих внушений Ваш организм начинает работать как совершенно здоровый организм, то есть он работает так, как работал в период, когда Вы были совершенно здоровым человеком. Организм работает как единое, здоровое целое".

Далее врач продолжает внушение следующего пятого этапа - этапа изменения отношения больного к отдельным болезненным явлениям. Врач внушает: "Вы продолжаете погружаться в сон, внимание Ваше все больше и больше сосредоточивается на моем голосе, Вы все больше и больше продолжаете вчувствоваться во все то, о чем я Вам говорю. Ваш организм продолжает работать как единое, здоровое целое. Точно так же Ваш организм будет продолжать работать и после Вашего пробуждения от целебного сна, то есть Ваш организм будет продолжать работать как совершенно здоровый организм. Показателем сохраняющейся нормальной жизнедеятельности Вашего организма после пробуждения от лечебного сна будет Ваше спокойствие. Оно будет сохраняться после Вашего пробуждения от целебного сна в любой обстановке; и дома, и на работе, и в гостях, и в общественных местах, и в обстановке внешне спокойной, и в обстановке напряженной, экстремальной, то есть Вы будете чувствовать себя совершенно спокойным человеком в любой ситуации. И чем спокойнее Вы будете чувствовать себя, тем спокойнее Вы будете реагировать на любые, даже чрезвычайно сильные внешние раздражители. И особенно спокойно Вы будете реагировать на те болезненные состояния, которые явились поводом Вашего обращения ко мне. Вы будете спокойно реагировать на отдельные симптомы болезни, во-первых, потому, что Вы будете становиться под влиянием моих внушений все более спокойным человеком и, во-вторых, под влиянием моих внушений будет возрастать Ваше понимание того, что все невротические симптомы являются временными болезненными расстройствами, "не чреватыми какими-либо тяжелыми последствиями".

Шестой этап - этап изменения отношения больного к болезни. Врач продолжает внушение: "Сон Ваш продолжает углубляться, внимание Ваше все больше и больше продолжает сосредоточиваться на моем голосе, Вы стараетесь как можно глубже вчувствоваться во все, что я говорю. Вы чувствуете себя легко и спокойно. Спокойствие Ваше продолжает возрастать, и на фоне возрастающего спокойствия болезненные явления продолжают угасать. Их полное угасание наступит тогда, когда Вы в период бодрствования полностью перестанете вспоминать, анализировать отдельные болезненные явления и болезнь в целом. Под влиянием моих внушений Вы будете все меньше и меньше думать о своей болезни. Весь период болезни вытесняется из Вашего сознания и забывается. Даже при Вашем желании вспомнить об отдельных болезненных явлениях или о болезни в целом Вы не сможете. Все то, что имеет отношение к Вашей болезни, продолжает забываться под влиянием моих внушений. Я рекомендую Вам уже после сегодняшнего первого сеанса перестать с кем-либо говорить на тему болезни, перестать интересоваться медицинской литературой, имеющей отношение к Вашему заболеванию. Все неясные вопросы медицинского характера Вы сможете выяснить только в беседе со мной".

Седьмой этап - этап повышения интереса больного к отдельным сторонам его жизни и деятельности. Врач продолжает внушение: "Ваш сон продолжает углубляться. Внимание Ваше продолжает сосредоточиваться на моем голосе, Вы продолжаете все глубже вчувствоваться в каждое мое слово. Вы продолжаете чувствовать себя легко и спокойно. Весь период болезни вытеснился из Вашего сознания и забылся. Под влиянием моих внушений начинают пробуждаться Ваши интересы к обыденным сторонам Вашей жизни. Вы начинаете интересоваться всем тем, что было интересным для Вас в период Вашего полного здоровья. Под влиянием моих внушений пробуждаются интересы к домашним делам, семье, мужу, детям, пробуждается интерес к своей работе. Вы начинаете интересоваться художественной литературой, искусством, кино, театром, телевизионными передачами, прессой и т.д.". "Наряду со всеми перечисленными выше интересами под влиянием моих внушений у Вас будет пробуждаться интерес к соблюдению физкультурного (спортивного) режима. Спорт в жизни каждого здорового человека играет важную и полезную роль, но вдвойне полезно соблюдение спортивного режима для больных, страдающих неврозами. Я рекомендую Вам уже после сегодняшнего первого сеанса начать по утрам бег трусцой продолжительностью 30 минут и утреннюю зарядку (индивидуальную) также в течение 30 минут или выбрать что-нибудь одно. Бег трусцой - это полуспортивный медленный бег, сопровождающийся встряской всего тела. Вы должны начать бег с 5 минут, ежедневно продлевая его на 1 минуту. Если во время наращивания продолжительности бега в какой-то момент (допустим, на 16-й минуте) появится напряжение или дискомфорт, не следует наращивать продолжительность бега в ближайшее несколько дней; только тогда, когда явления дискомфорта исчезнут, можно вновь продолжить увеличивать время бега до 30 минут. Спортивный режим Вы должны соблюдать постоянно. Занимаясь спортом, Вы тем самым будете способствовать наращиванию мышечного тонуса. А чем больше будет повышаться мышечный тонус, тем выше будет становиться тонус мозговых нервных клеток. И чем больше будет повышаться тонус мозговых нервных клеток, тем быстрее угаснут болезненные невротические симптомы, мозг будет становиться более устойчивым к различным внешним, даже чрезвычайно сильным, раздражителям, и уровень адаптации Вашего организма будет повышаться, то есть систематическое упорное занятие спортом является и лечебным (быстрое угасание болезненных симптомов) и профилактическим (противодействие внешним раздражителям, повышение уровня адаптации) фактором".

Внушения врача в период седьмого этапа нацелены на активацию личности, повышение интереса больного к жизни в целом.

Далее врач продолжает внушения восьмого этапа - этапа повышения уверенности больного в себе и в выздоровлении: "Сон Ваш продолжает углубляться, спокойствие продолжает возрастать, Вы продолжаете внимательно слушать мой голос и вчувствуетесь все глубже и глубже в каждое мое слово. Вы начинаете чувствовать, как под влиянием моего внушения, на фоне возрастающего спокойствия, Вы становитесь уверенней в себе; исчезают какие-либо сомнения, проявления самоанализа и самокопания; уверенность в себе продолжает возрастать, и возрастающая уверенность в себе способствует укреплению уверенности в полном и окончательном Вашем выздоровлении. Чем более уверенным Вы будете в том, что Вы полностью освободитесь от своей болезни, тем быстрее Вы станете совершенно здоровым человеком. Малейшие Ваши сомнения в выздоровлении - это шаг назад. Поэтому Вы должны отбросить малейшие сомнения в возможности полного и окончательного Вашего выздоровления. Вы должны быть и Вы будете совершенно здоровым человеком!" (последнюю фразу врач говорит повышенным жизнеутверждающим голосом).

Продолжаем описание девятого этапа - этапа повышения роли самовнушения и саморегуляции в выздоровлении. Врач продолжает внушение: "Вы продолжаете чувствовать себя легко и спокойно. Сон глубокий. Внимание Ваше продолжает сосредоточиваться на моем голосе; Вы продолжаете все глубже и глубже вчувствоваться в каждое мое слово. Вы чувствуете, что в состоянии бодрствования, всюду, где бы Вы ни находились, вспоминая о моих внушениях, Вы будете сами внушать себе все необходимое для того, чтобы регулировать и самоуправлять своей нервной деятельностью, то есть Вы будете чувствовать и действовать так, как я Вам говорю, и так, как Вы этого сами желаете. Вы чувствуете, что и в состоянии бодрствования все Ваши самовнушения будут на Вас оказывать такое же сильное воздействие, какое мои внушения оказывают на Вас во время гипноза, то есть если Вы будете сами внушать себе, что Вы чувствуете себя спокойно, Вы действительно будете быстро успокаиваться. Любые Ваши самовнушения будут мгновенно реализовываться и способствовать быстрейшему Вашему выздоровлению".

И далее внушения врача продолжаются в следующем, заключительном, десятом этапе. На этом этапе внушения врача носят обобщающий характер. Врач кратко резюмирует внушения предыдущих III-IX этапов. Врач продолжает внушение: "Вы чувствуете себя легко и свободно. Вы чувствуете себя сейчас так, как будто бы Вы поспали несколько часов. Голова Ваша стала необыкновенно ясной и легкой, тело освободилось от каких-либо посторонних ощущений. Вы чувствуете себя спокойным, стойким, выносливым, жизнерадостным. Нормализовалась деятельность Вашей центральной нервной системы, уравновесились основные нервные процессы: тормозной и возбудительный. Все физиологические и нервно-психические функции организма нормализованы. Нормальная жизнедеятельность Вашего организма будет сохраняться и после Вашего пробуждения от целебного сна. Показателем сохраняющейся нормализованной деятельности Вашего организма в состоянии бодрствования будет Ваше спокойствие. Благодаря устойчивости Вашего спокойствия, Вы будете продолжать спокойно реагировать и на любые внешние раздражители, даже если они будут сверхсильными, экстремальными, и на отдельные болезненные, невротические симптомы. Процесс угасания этих болезненных расстройств продолжает нарастать, болезнь продолжает развиваться в обратном направлении в очень быстром темпе. Вы все реже и реже вспоминаете и думаете как об отдельных болезненных расстройствах (симптомах), так и о болезни в целом. Ваши интересы к обыденным сторонам жизни и деятельности продолжают возрастать. И одновременно продолжает возрастать и Ваш интерес к строгому соблюдению спортивного (физкультурного) режима, который, несомненно, будет способствовать Вашему быстрейшему выздоровлению и созданию большей устойчивости Вашей центральной нервной системы. Вы продолжаете чувствовать себя уверенно. Ваша уверенность в себе и выздоровлении продолжает возрастать. И наконец, Вы чувствуете, что можете, находясь в состоянии бодрствования, сами регулировать и управлять своей нервной деятельностью в любой ситуации. Вы начинаете испытывать все больший и больший прилив энергии, бодрости, силы, то есть Вы чувствуете себя отдохнувшим, здоровым, активным человеком".

После завершения внушений X заключительного этапа врач оставляет больного в гипнотическом состоянии, используя продленный целебный сон в качестве дополнительного средства для более эффективного лечения, или пробуждает больного из гипнотического состояния, то есть врач переходит к внушениям последнего одиннадцатого этапа - этапа сна или выведения больного из гипноза. Название одиннадцатого этапа свидетельствует о том, что этот этап врач заканчивает двумя способами: либо продлением сна больного, либо пробуждением его от лечебного сна. Отсюда и разные формулировки внушения в зависимости от выбранного врачом способа окончания сеанса.

Целесообразнее, с нашей точки зрения, если условия разрешают, оставить больного спящим на непродолжительное время (от 30-40 минут до 1,5-2 часов) для закрепления успеха лечения. В таком случае врач продолжает внушение X этапа следующим образом: "Вы чувствуете себя легко и спокойно, настроение ровное. Пришли в равновесие процессы в Вашей центральной нервной системе, нормализовались все физиологические процессы Вашего организма, лечебный сон продолжает углубляться, общее самочувствие продолжает улучшаться. Ваш лечебный сон будет продолжаться, но Вы временно не будете слышать мой голос, состояние Вашего здоровья в этом лечебном сне будет улучшаться и укрепляться. Вы будете продолжать спать до тех пор, пока вновь не услышите мой голос. Спать! спать! спать!" Трижды сказанное "спать" сначала произносится более громко, затем тише и совсем тихим голосом. После этого врач оставляет больного спящим на определенное время. Иногда, оставляя больного спящим, может закончить внушение следующими словами: "Вы будете оставаться спящим в течение 1,5-2 часов, а затем самостоятельно проснетесь, самочувствие Ваше после пробуждения от лечебного сна будет оставаться хорошим: Спать! Спать! Спать!".

Мы предпочитаем первый вариант внушений, включающий пробуждение больного от лечебного сна, так как считаем, что врач должен сам пробудить больного, после этого поговорить с ним и дать рекомендации по соблюдению режима до следующей встречи с врачом.

В том случае, если врач заканчивает сеанс пробуждением больного от лечебного сна после заключительного (X) этапа на XI этапе следующими словами его будут:

"Сейчас, когда Вы полностью отдохнули и почувствовали себя здоровым человеком, я сосчитаю до двух (врач может выбрать любую цифру пробуждения произвольно). Вы проснетесь в прекрасном состоянии здоровья. Настроение будет радостным, спокойствие будет устойчивым. Вы будете испытывать необыкновенный прилив энергии, силы. Будет сохраняться уверенность в выздоровлении; Вы будете чувствовать, что Вы сможете сами управлять своей нервной деятельностью в любой ситуации: Раз! Два!" Первое слово "раз" врач произносит громко, второе слово "два" - плавно и тихо. В этом случае больной пробуждается легко и чувствует себя свободно. Если "два" врач произносит громко, больной пробуждается резко, вздрагивая всем телом, в состоянии некоторой растерянности, как это бывает, когда человека будят во время ночного сна. Однако этим приемом пробуждения мы пользуемся в случае, если у больного нет полной уверенности в том, загипнотизирован он или нет. После резкого пробуждения от лечебного сна больной перестает сомневаться в том, "спит" ли он. Этот прием можно считать нашим тестом, подтверждающим нахождение больного в гипнотическом состоянии.

Если врач оставил больного после проведенного внушения спящим, то по истечении времени, отведенного для сна, врач продолжает внушение следующим образом:

"Спать! Спать! Спать! Вы вновь слышите мой голос и полностью подчиняетесь всему тому, что я говорю, вы продолжаете вчувствоваться в каждое мое слово". И дальше врач заканчивает заключительным внушением (X этап) и выведением больного из лечебного сна (XI этап).

Вышеизложенная общая схема поэтапной гипносуггестивной терапии, разработанная нами, является моделью общего психотерапевтического подхода к лечению многих болезненных состояний: она может стать для врача-психотерапевта руководством к действию. На протяжении почти пятидесяти лет мы разрабатывали указанную схему психотерапевтического воздействия на больного и использовали ее при лечении разнообразных форм неврозов (начиная от легких невротических состояний и кончая тяжелыми, затяжными формами неврозов с навязчивостями и стойкими длительно зафиксированными истерическими расстройствами); хронического алкоголизма и табакокурения; заикания, тиков, ночного энуреза, агрипнии, эзофагоспазма, ожирения и анорексии, ювенильного кровотечения; расстройств половых функций. При помощи нашей методики мы удаляли бородавки, лечили другие кожные заболевания. Нашу общую схему мы широко применяли в клинике внутренних болезней. Нашу общую схему можно использовать, не только в гипнотерапии для наркопсихотерапии, рациональной и рассудочной психотерапии. В этом смысле наша общая схема психотерапевтического воздействия на больного универсальна; она проста и вполне доступна для освоения. Она дает готовые штампы словесного воздействия на больного, как общего, так и специального плана. Мы не нашли в доступной литературе такого подробного описания словесного воздействия на больного. Но вместе с тем мы хотим подчеркнуть, что внесение в предложенную нами схему своих индивидуальных наработок практикующих врачей будет лишь способствовать ее обогащению. Кроме того, важны и сама форма, тембр голоса врача, выразительность его речи, ее интонации и модуляция; ни в коем случае нельзя говорить быстро - речь должна быть медленной, неторопливой. Врач должен уметь держать паузу, вовремя поставить точку, знаки восклицания и вопроса.

Как мы писали, основными принципами созданной нами общей схемы психотерапевтического воздействия на больного являются: поэтапность; физиологичность; легендность; настойчивость.

Поэтапность - это принцип ее построения. Она включает всего одиннадцать этапов. Причем каждый из одиннадцати этапов имеет свои подэтапы. Все этапы и подэтапы логически связаны между собой и имеют в своей основе разумную достаточность и простоту.

Все этапы описаны в закономерной последовательности, структурированно, с соответствующим словесным содержанием (общее успокоение, выравнивание настроения, нормализация деятельности центральной нервной системы, нормализация всех физиологических и нервно-психических функций организма, угасание болезненных расстройств, вытеснение из сознания всего периода болезни, укрепление уверенности в себе и в выздоровлении и т.д.).

Предложенная нами схема психотерапевтического воздействия содержит в себе некоторую новизну. Ее психотерапевтическое воздействие нацелено одновременно и на эмоциональную, и на интеллектуальную сферы, что делает ее более эффективной и привлекательной.

8.1.1. Физиологичность.

Именно благодаря этому принципу мы построили такие формы словесного воздействия, которые оказались высокоэффективными даже при крайне тяжело курабельных формах заболевания. Суть этого принципа состоит в следующем. Больной должен понять, что с ним происходит, почему он вчера спокойно перемещался городским транспортом, держал в руках острые предметы, не боялся смерти, веревки, высоты и т.д., а сегодня становится беспомощным перед "новыми" трудностями. Вопрос "Почему?" и является тем рациональным зерном тайного, которое должно стать явным. Подобно психоанализу, для которого тайным являются вытесненные в бессознательное сексуальные комплексы, а явным является сублимация вытесненных комплексов из бессознательной сферы в сознание, в нашем методе гипносуггестивной терапии тайным для больного являются причины, вызвавшие болезненное состояние, его особенности и патофизиологические механизмы. Явное проявляется в осознании больным всего тайного, под влиянием гипносуггестивной терапии, а также механизмов и роли внушения, в преодолении отдельных болезненных симптомов и болезни в целом. Наше психотерапевтическое воздействие мы строим на базисе физиологического учения И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, основные положения которого изложены выше. В этой главе представлены сведения, полученные И.П. Павловым и его сотрудниками в клинике неврозов, в первую очередь патогенетические механизмы этих заболеваний.

Экспериментальное воспроизведение неврозов И.П. Павловым (1951) и его учениками М.К. Петровой (1945), А.Г. Ивановым-Смоленским (1951), К.М. Быковым (1944) и др. имеет непреходящее значение. Первые опыты, раскрывающие особенности и характер срывов нервной системы, были произведены на животных, полученные ошеломляющие результаты позволили И.П. Павлову и его ученикам перенести исследования в клинику и уже на человеке получить объективные данные особенностей высшей нервной деятельности в норме и патологии, не только прояснившие сами процессы но и позволившие человеку управлять ими.

Как было установлено И.П. Павловым, невротическое состояние возникает при воздействии на человека стрессовых ситуаций в результате:

- перенапряжения раздражительного процесса;

- перенапряжения тормозного процесса;

- перенапряжения подвижности нервных реакций, или "сшибки" этих двух процессов.

По мнению И.П. Павлова, перенапряжение раздражительного процесса вызывается чрезмерно сильными внешними агентами. Если же отрицательные условные раздражители действуют продолжительное время, наступает перенапряжение тормозного процесса. Если часто сменять тормозные состояния на раздражительные (или наоборот) без какого-либо перерыва и отдыха, выявляется нарушение подвижности нервных процессов.

Легче всего дают срывы, по мнению И.П. Павлова, слабые или временно ослабленные клетки. При этом нервный срыв развивается не сразу после перенапряжения нервных процессов, а через непродолжительное время (от одного до двух дней). По нашим данным, невротические расстройства проявлялись как параллельно с действием психотравмы, так и через некоторый промежуток времени после начала действия психотравмы, и латентный период зависел, в основном, от характерологических особенностей личности и характера внешнего агента.

В норме все процессы, протекающие в коре головного мозга, находятся в определенном равновесии, при патологии это равновесие нарушается. "Норма нервной деятельности, - отмечал И.П. Павлов, - есть равновесие всех описанных процессов, участвующих в этой деятельности. Нарушение этого равновесия есть патологическое состояние, болезнь, причем часто в самой так называемой норме; следовательно, точнее говоря, в относительной норме имеется уже известное неравенство. Отсюда вероятность нервного заболевания отчетливо связывается с типом нервной системы".

В определении типов нервной системы И.П. Павлов указывал на следующие три показателя, определяющие взаимоотношения возбудительного и тормозного процессов: сила раздражения и торможения и равновесие между ними. При патологиях нарушаются все эти показатели - сила, подвижность и равновесие. Нарушение силы, равновесия и подвижности нервных процессов ведет к тому, что высшие отделы центральной нервной системы не могут в должной мере осуществлять их основную функцию - уравновешивание организма и среды.

Как отмечал И.П. Павлов в своей лекции "Экспериментальная патология высшей нервной деятельности", нарушение работоспособности нервных клеток вызывает не только ослабление тормозных и возбудительных процессов, но и нарушение их подвижности. "Нарушение подвижности в отдельных случаях проявляется в инертности возбудительного процесса. Последнее характеризуется большим упрямством. Она менее скоро уступает место законно возникающим тормозящим влияниям".

Но кроме патологической инертности возможно другое, прямо противоположное явление, характеризующееся таким состоянием клетки, при котором подвижность возбудительного процесса чрезмерно велика. Это состояние И.П. Павлов назвал патологической лабильностью или взрывчатостью. "Это то, писал И.П. Павлов, что в неврологии называется раздражительной слабостью, то есть клетка делается очень суетливой, очень стремительно отвечает на раздражение, но зато быстро банкротится, быстро слабеет. Мы это состояние называем взрывчатостью". Разумеется, нарушение подвижности может наблюдаться не только при возбуждении, но и при торможении.

Изменение реактивности мозга, ослабление его клеток при патологии, проводит к разбалансированности основных нервных процессов: тормозного и возбудительного. Нарушение равновесия характеризуется преобладанием одного из них над другим. Одним из основных факторов, определяющих, какой процесс превалирует, является тип нервной системы, который может иметь решающее значение, но из этого, по утверждению И.П. Павлова, не следует, что только он обусловливает форму невроза с преобладанием возбуждения или торможения. По мнению А.Г. Иванова-Смоленского, она определяется совокупностью многих факторов. К ним также относятся и особенности внешней среды, и характер воспитания, и социальные условия среды и т.д.

По мнению И.П. Павлова, "фобии есть следствие торможения при наличии слабости корковых клеток". Состояние хронической слабости коры обусловливает обычную эмотивность и истеричность. И.П. Павлов писал, что "истерический субъект живет в большей или меньшей степени не рассудочной, а эмоциональной жизнью, управляется не корковой деятельностью, а подкорковой". С этим связаны внушаемость и самовнушаемость истеричных. По мнению И.П. Павлова, сумеречное состояние истеричных подобно гипнотическому состоянию.

На фоне общей слабости полушарий истерикам свойственны легкая подверженность гипнотическому состоянию, чрезвычайная зафиксированность и кон центрированность нервных процессов в определенных пунктах коры благодаря чрезмерной силе и распространенности отрицательной индукции.

Заканчивая краткий обзор основных положений патофизиологии неврозов, необходимо указать, что нервные срывы нарушают не только функции коры головного мозга, но и работу эндокринных желез, желудочную секрецию, желчеотделение, диурез, регуляцию кровяного давления и т.д.

Исследования, проведенные И.П. Павловым и его сотрудниками в области патофизиологических изменений в клинике неврозов, дали нам власть над неврозами, их патофизиологическими механизмами и научили исправлять нарушенное.

Наш принцип физиологической обоснованности, базирующийся на учении И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, позволяет нам дать ответ на вопрос "Почему возникает болезнь?". Начиная с первой встречи врача с больным и на протяжении всего курса лечения, мы стараемся в доступной для больного форме разъяснять ему, что явилось причиной и каков характер его заболевания, какие нарушения отмечены во взаимодействиях между основными нервными процессами, какие произошли качественные изменения нервных процессов и как образовались отрицательные условно-рефлекторные механизмы. Когда больной начинает осознавать, почему он болен, врач в доступной форме разъясняет ему роль психотерапевтического воздействия в нивелировании патогенетических механизмов. Воздействие на патогенетические механизмы осуществляется двояко: при разъяснении патологии до сеансов гипноза и внушении во время сеансов.

Для успешной терапии больных неврозами наряду с осознанием патогенетических механизмов неврозов важно соблюдение третьего принципа легендности.

8.1.2. Легендность.

Подобно тому как З. Фрейд, базируется в своих суждениях на мифе об "эдиповом комплексе", мы кладем в основу нашей общей психотерапевтической схемы "легенды" (то есть идею об ошибочности болезненного восприятия и пути к скорейшему выздоровлению). Причем для каждой формы болезни свойственна своя легенда, и чаще всего не одна.

Так, для больных с навязчивостями легендой является идея, что навязчивости никогда не были реализованы, то есть с больными никогда не случалось то, что составляет содержание навязчивостей (у больных с канцерофобией никогда не обнаружено на момент болезни новообразования; у алкоголиков имеет место генетическая несовместимость со спиртными напитками, которая на определенном этапе приема алкоголя приводит к гибели мозговых клеток, в связи с чем больной после лечения не имеет права принимать спиртные напитки до конца своей жизни; больным с дерматитами, бородавками внушаются необходимость обострения воспалительного процесса и доведение его до полного заживления, и т.д.).

Легенды будут изложены в следующих главах, при описании отдельных моделей. Нацеленные на осознание "легенды" внушения проводят обычно на V и VI этапах, связанных с перестрой отношения больного к отдельным болезненным явлениям и болезни в целом.

8.1.3. Настойчивость.

И наконец, последний принцип нашей общей психотерапевтической схемы - это принцип настойчивости в получении результата. Он заключается в том, что мы планируем при психотерапевтическом лечении проведение определенного количества сеансов. Среднее число сеансов варьирует от 10 до 15 (независимо от скорости наступления эффекта). В ряде случаев оно превышает 25 и 50 сеансов. Кроме того, мы иногда проводим подкрепляющую терапию или рекомендуем несколько курсов с некоторыми интервалами.

Созданный нами метод (мы подчеркиваем - именно метод) имеет право на самостоятельное существование. В настоящее время, на основании глубокого анализа всех моделей гипносуггестивной терапии, созданных нами за многие годы, мы можем смело высказать свое суждение о правильности их объединения в общий, самостоятельный метод гипносуггестивной психотерапии под одним названием "гипноанализ".

Правомерность такого наименования, с нашей точки зрения, обусловлена следующими факторами. Во-первых, в основе метода лежит анализ, но в отличие от З. Фрейда, назвавшего свой метод психоанализом в связи с тем, что аналитические механизмы вскрытия ущемленных комплексов зиждятся на психологической основе, мы анализировали патофизиологические механизмы заболеваний с позиции учения И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, то есть на базе физиологии. Во-вторых, мы проводили разъяснение больным патофизиологических механизмов заболевания, вызывая тормозное состояние коры головного мозга, то есть гипнотическое состояние.

Нам известно, что термин "гипноанализ" был введен С.Я. Лившицем (1927) для обозначения психотерапевтических приемов, сочетающих гипноз с психоанализом, катартическими приемами. В нашем случае речь идет о сочетании гипноза не с психоанализом, а с глубинным анализом патогенетических механизмов невроза, то есть мы имеем дело не с психологической, а с их физиологической трактовкой неврозов.