Предисловие автора

Как-то в конце 1987 г., будучи проездом на своей родине, я остановился у своего друга Марты Хуэре, которая слышала о моих разнообразных проектах; Марта пригласила меня вернуться в ее дом как-нибудь в будущем, чтобы написать с ее помощью эту книгу. Я поймал ее на слове и воспользовался этим предложением и в течение января и февраля 1988 г. надиктовал на магнитофонную пленку книгу, которую сначала думал назвать «Структура и психодинамика характера в свете энеаграмм Сармони», но по окончании ее я назвал книгу проще и одновременно амбициознее - «Невроз и характер в свете энеаграмм».

Легкость, с которой книга появилась на свет, не предвещала препятствий и труда, сопровождавших ее завершение. Марта, движимая совокупностью энтузиазма по отношению к содержанию книги, личной привязанностью и жизненной привычкой к усердию, работала часами, и ей почти удалось ввести в мой портативный компьютер весь материал, который я надиктовывал на магнитофон день за днем. После моего отъезда оставалось обработать всего несколько пленок; но летний отпуск Марты закончился, вернулась из Мехико ее десятилетняя дочь, появились другие жизненные сложности, - и поэтому эти несколько кассет месяцы лежали необработанными.

Избавлю своих читателей от описания своих неудач и трудностей, из-за которых книга оставалась неоконченной весь следующий год. Даже когда я вновь приехал в Чили в начале 1989 г. с намерением издать рукопись, на пути к завершению этой задачи стояли всевозможные препятствия. И в довершение всего, уже законченной работе был нанесен значительный ущерб, когда во время моего возвращения в Южную Америку в аэропорту Сан-Франциско у меня украли сумку, в которой была часть рукописи.

Было ли все это случайностью, вмешательством непостижимой воли Божией, происками дьявола или всем вместе взятым, я не знаю, но несмотря ни на что я доволен, потому что мне кажется, все это книге пошло на пользу. Утеря психоаналитических карт, и в особенности кластеров характерных черт (что вынудило опустить ссылки на них и оставить надежду завершить поставленную задачу до следующего раза), послужило основой идеи новой публикации, которая не только может уладить мои обстоятельства, но, как я думаю, обеспечит более подходящую форму появления книги на свет, а именно: деление ее на две публикации, из которых эта - первая. [1]

Стимулом для публикации настоящей части работы «Невроз и характер в свете энеаграмм» был визит к И.Дж.Гоулд незадолго до отъезда в Андалузию, где я расположился в настоящее время, чтобы обработать и издать ту часть книги, в которой содержится концептуальная разработка собственных наблюдений по девяти энеа-типам, накопленных мной на протяжении более двадцати лет, и четко сформулировать психодинамическую картину каждого. Я пользуюсь термином «энеа-тип», конечно, в качестве эквивалента для понятия эго-тип или типа характера в соответствии с энеаграммой.

Психологические характеристики, данные в каждой из глав под заголовком «Структура черт характера», - это результат исследований, охватывающих различные стадии:

1. Разработка на основе накопленного мной опыта кластера терминов, описывающих характер.

2. Концептуальная компоновка основных черт характера для формирования кластеров дескрипторов, которые могут использоваться в качестве определителей для более обобщенных черт характера.

3. Психодинамические карты, представляющие в графическом виде наблюдаемые клинически или предполагаемые взаимоотношения между обобщенными чертами характера. Хотя графики этих моделей (вместе с кластерами и таблицами) были утеряны, некоторые обозначенные в них связи нашли свое отражение в тексте.

Несмотря на то, что многие из этих наблюдений стали известны благодаря преподавательской деятельности моих бывших учеников и книгам тех, кто учился вместе с ними, я не только не могу полностью согласиться с опубликованными до настоящего времени утверждениями, но сейчас, когда ими разрушена секретность, касающаяся энеаграмм, я чувствую необходимость самому изложить итоги своего собственного опыта.

Кроме того, идя дальше простого перечисления характерных черт, как я делал, формулируя первые описания типов характера преподавания в начале 70-х, в этой работе я фокусирую внимание на том, как эти термины организованы с целью подчеркнуть типы характеров и мотивы. Кроме того, от глав к главе в этой книге я развиваю теорию невроза, отличную от теории либидо Фрейда и только частично совпадающую с теорией объективных связей: экзистенциальной интерпретацией невроза, в соответствии с которой основа всей психопатологии - утрата чувства бытия (то есть отсутствие прямых свидетельств или возможности познания бытия), то, что теологи назвали неведением.

Я назвал это теорией невроза Насреддина по знаменитой шутке о Ходже, в которой он однажды, ползая на четвереньках, искал что-то среди рыночных рядов. Как хорошо известно, в его поисках к нему присоединился друг, искали, как объяснил другу Ходжа, ключ от его дома. Только после того, как в безуспешных поисках прошло много времени, друг сообразил спросить: «Ты уверен, что ты его здесь потерял?», - на что Насреддин ответил: «Нет, я его потерял дома». «Тогда почему же ты его ищешь здесь?» «Здесь гораздо светлее», - объяснил Ходжа.

Таким образом, центральной идеей, которую подчеркивает эта книга, является то, что мы ищем ключ к нашему освобождению и к нашему окончательному формированию не в том месте и что эта ошибка в познании есть источник нашего неудовлетворения.

На протяжении всех страниц этой книги я называю этот ключ «бытие», хотя можно справедливо сказать, даже это название слишком ограничено и ограничивающе. Мы можем говорить, что мы существуем, но у нас нет опыта бытия, мы не знаем, что мы такое. Напротив, чем пристальнее и тщательнее изучение, которому мы подвергаем наш опыт, тем более мы открываем, по сути,. чувство утраты, пустоту, иллюзорность, отсутствие самости или бытия. Из-за отсутствия осознанного чувства бытия - это мое убеждение - проистекает мотивация дефицита, основного истинного стимула, который поддерживает все древо либидо. Но либидо - это не эрос, как полагает Фрейд. Эрос - это изобилие чувств, а дефицит - поиск изобилия чувств, который принимает столько же форм, сколько преобладающих страстей составляют, согласно этой теории, низший эмоциональный центр. На базе этих кластеров проводится систематический анализ того, каким образом в каждом энеа-типе древо черт характера основывается на двойной центральной системе базовых черт [2] характера, что подтверждает и, в свою очередь, подтверждается тиковой обску-рацией и может рассматриваться как в качестве эмпирического подтверждения традиционной точки зрения, так и в качестве помощи в самопознании для тех, кто намерен использовать эту книгу как инструмент в процессе самоизучения.