Глава третья. Внешнее впечатление как залог успеха

(Энеа-тип III)

1. Тщеславие, притворство и «маркетинговая» ориентация


ris14.jpg

Тщеславие - это страстная забота о своем имидже, или страсть жить для чужих глаз. Жизнь для того, чтобы произвести впечатление, подразумевает, что человека заботят не собственные переживания, а ожидания или фантазии других людей, то есть в нем сильны

тщеславные устремления. Ничему больше так не подойдут слова «суета сует», о чем говорит проповедник в «Экклезиасте», как жизни для эфемерного, иллюзорного имиджа (в противоположность жизни, исходя из собственных возможностей).

Говорить о тщеславии как о жизни для собственного имиджа все равно, что говорить о нарциссизме, и, действительно, можно рассматривать нарциссизм как универсальный аспект эго-структуры, отмеченной в правом углу энеаграммы.

Но, так как слово «нарциссизм» использовалось по отношению ко многим личностным синдромам и особенно благодаря определению ДСР III, по поводу нашего энеа-типа VIII, [13] я не включил его в качестве рубрики этой главы.

Тщеславие присутствует в большей степени в «истеричной» области энеаграммы (охватывающей энеа-типы II, III и IV), однако, в случае с гордостью - оно удовлетворяется посредством комбинации воображаемой самонапыщенности и поддержки избранных людей, в то время как в энеа-типе III личность мобилизует себя для того, чтобы доказать объективно свою ценность путем активного восполнения собственного имиджа, приближения его к обобщенному идеалу. Это ведет к стремлению достижения успехов и хорошей формы, как это понимается большинством, или в соответствии с общепринятыми стандартами.

Разница между энеа-типами III и IV лежит в основном в том факте, что первый идентифицирует себя с имиджем, который «проходит», в то время как последний имеет дело с имиджем, который его не удовлетворяет, и поэтому ему присущи бесконечные и бесполезные тщеславные попытки утвердиться. В результате энеа-тип III бодр, энеа-тип IV подавлен.

Как упоминалось в предисловии, Ичазо говорил, скорее, об «обмане», чем о тщеславии, как о страсти энеа-типа III, относя тщеславие к сфере фиксаций. Исходя из своего преподавательского опыта, я понимаю тщеславность, скорее, как страсть, близкую к гордости, в то время как в обмане вижу познавательную сущность фиксации в характере энеа-типа III. Слово «обман» не лучшим образом объясняет особый вид введения в заблуждение, сопутствующий тщеславию, так или иначе это ложь в энеа-типе II и обман в энеа-типе VIII, что отличается от недостатка правдивости в отношении к фактам (энеа-тип III может быть достоверным, не искажающим факты источником информации), в тщеславности же присутствует недостаток правдивости по отношению к чувствам и притворство.

В противоположность комичности в энеа-типе II и трагичности в энеа-типе IV характерный настрой энеа-типа III - нейтральность, или контролируемость чувств, где признаются и находят свое выражение только «правильные чувства».

Хотя в христианстве в традиционный список грехов включена гордость (superbta), а не тщеславие, мне кажется, что обе эти идеи сопоставимы, что отражается общепринятой символикой, где гордость изображают в виде женщины, смотрящейся в зеркало (как на картине Иеронима Босха «Семь смертных грехов»).

Интересно отметить, что характерологическая диспозиция энеа-типа III - единственная диспозиция, не включенная в ДСР III, из чего возникает вопрос, не связано ли это с тем фактом, что эта диспозиция определила формирование модальной личности в американском обществе начиная с двадцатых годов. Эрик Фромм обращается к этому явлению в обсуждении «маркетинговой ориентации» в работе «Человек сам для себя». [14]