Кто же вы на самом деле?


...

Креативность

Я постоянно говорю о креативности, о способности создавать новое, о творчестве.

Давайте посмотрим на это, потому что тема уж больно интересная.

Меня очень умиляют женские журналы по рукоделию, где на вкладках с выкройками приложены не только выкройки блузок и платьев, но и выкройки диванных подушек с подробным описанием, сколько сантиметров надо отступить от края, с рисунком, который надо вышивать, отмечены даже места для пуговиц.

Конечно, существует особые стандарты в швейной и рукодельной технологии, но такие несложные вещи можно делать и самой…

И самое удивительное, что я видела таких «рукодельниц», которые тщательно отмеряют положенные 49 сантиметров на ткани, переводят предложенный рисунок и вышивают его, не отступая от линии ни на миллиметр.

Они называют это творчеством.

Я называю это копированием.

Копирование само по себе – хорошая вещь. Во многих областях человеческой деятельности копирование является основной способностью.

Представьте себе инженера, который не может скопировать чертеж, или строительного мастера, который, глядя на чертеж, будет строить дом, как в голову придет.

Умение копировать, точно повторять заданный размер, форму, цвет, объем, – очень важное умение человека, которое говорит о его душевном здоровье.

Нездоровый душевно человек не способен копировать, не способен воспроизвести сказанное, не способен следовать инструкциям и порядку действия.

Другим отклонением от душевного здоровья будет болезненное стремление к точно заведенному порядку.

Приходит на ум моя приятельница, у которой в кухонном шкафу чашки стояли ручками налево, а чайные ложки лежали ровными рядами в специальной коробочке.

Она ужасно расстраивалась, если я, наливая чай из чайника, ставила его криво, как она говорила. Чайник должен был стоять ровно, параллельно краю стола.


ris10.jpg

Мы были с ней соседками, иногда пили чай по вечерам, но во время этих чаепитий меня всегда охватывала глухая тоска по свободе, и я вырывалась от нее через пару часов совершенно измученной.

Говорила она только о простых и совершенно определенных вещах – об автобусных билетах, расписаниях, телепрограммах.

Например, если в программе происходили изменения, она заболевала на несколько дней – фильм должен был быть в семь вечера, а начался в полвосьмого.

Это была для нее катастрофа.

Она плакала, рвала на себе волосы, говорила о всеобщей безответственности, о том, можно ли доверять хоть кому-нибудь, хоть в чем-нибудь, если даже на телевидении все перепутано.

Малейшее отклонение от порядка приводило ее в панику.

Мир вокруг нее был таким угрожающим, что выдержать его можно было, только следуя точному расписанию. Не важно, чего.

Она была одинока тогда, в годы нашей всеобщей юности, и она осталась одинока до сих пор, насколько я знаю. Соседка Валечка.

Мать одной моей одноклассницы была помешана на педантичном порядке, доводя домочадцев до нервных срывов.

Постельное белье в ее шкафах лежало геометрически идеально, простыни и пододеяльники хранились уголок к уголку, сложенные, как толстые книги, корешками наружу. Полотенца были уложены в соответствии с размером, большие снизу, маленькие сверху, диванные подушки было страшно тронуть, они были словно приклеены к дивану. Вазочки и безделушки на столах и подоконниках сверкали чистотой, и их было запрещено сдвигать под страхом смерти.

Она проверяла, как у Ленки уложены учебники в портфеле, все должно было быть уложено идеально.

Ленка тряслась, когда шла домой, перепроверяя по сто раз содержимое портфеля, поправляя воротнички, колготки и прическу.

Ленкина мама была маньячкой, если сказать честно.


ris11.jpg

Она почти не разговаривала, никогда не смеялась, не спрашивала Ленку про ее школьную жизнь, зато была задвинута на вещах, предметах, положении предметов, их количестве, и прочее.

А попадались вам люди, которые всегда что-то ремонтируют или меняют?

Был у меня один такой знакомый.

Если его попросить передать книгу, то он обязательно скажет: «А давай лучше я передам книгу и пару стульев в придачу, а то тебе неудобно».

Особенно часто такие люди мне встречались в связи с приемом на работу.

Я провожу собеседование и начинаю рассказывать, что нужно делать.

Вдруг новый сотрудник раскрывает глаза пошире и говорит с придыханием: «А давай вот здесь изменим документ, и тебе сразу будет лучше. Эту учетную форму уберем, а эту введем, а вот здесь вычеркнем две строчки»…

Передо мной человек, который не может копировать, ему нужно все изменять, даже если это что-то новое, чего он еще не изучил.

Просто ему необходимо все изменить, чтобы ему было удобно, а как там другим – неважно.

У него собственное представление о порядке, о правильном. Он не слышит, не понимает по-настоящему никого кроме себя.

С такими сотрудниками очень тяжело работать, потому что их надо контролировать в пять, десять раз больше обычного.

А лучше их не иметь вовсе.

Видели вы когда-нибудь старенькие «Жигули» с тюнингом? Например, на лобовом стекле нарисованы розы, какие-то блестящие полосочки наклеены на колесные арки, в салоне навешаны цветные гирлянды и лохматые обезьянки, молдинги и холдинги, и прочие дела.

Хозяин машины явно не способен воспринимать свою машину, как она есть. Ему надо ее изменить, переделать под свое представление о машине, хотя машина уже создана каким-то дизайнером, пусть она и старенькая, но она именно такая.

Люди с потребностью все изменять – не креативные.

Это не творчество, это как бы заболевание.

Например, эти люди любят сказать художнику о его картине, что все хорошо, но вот здесь надо пририсовать еще один глаз.

Возьми кисть и нарисуй свою картину, и хоть пять глаз на одну сторону!

Эти люди дорисовывают усы и бороды на плакатах, пишут неприличные слова на чистой стене, раскрашивают обложки учебников.

Эти люди критикуют чужую музыку, это они начинают убирать у вас в доме, когда приходят в гости, это они стараются давать вам советы, как поступать, чтобы изменить вас и вашу жизнь.

Это люди с потребностью изменить уже существующее. Они не создатели нового.

Креативные люди создают новое, то, чего еще никогда до них не было. Они вяжут кофточки, выпиливают портсигары, тренируют свое тело, поют и сочиняют музыку, пишут картины, сажают цветы, делают ремонты, заводят друзей, устраивают праздники себе и другим, едут в путешествия, словом, зажигают.

Каждый ребенок рождается более или менее креативным.

Дети играют в игрушки, которые и не игрушки вовсе, они рисуют вещи, которые не существуют, они приклеивают одно к другому, придумывают слова и вообще делают невозможное.

Взрослые, если они умны, должны умиляться детским проделкам и изобретениям.

Детские фантазии – это та самая креативность, которую мы потом будем пробуждать и насаждать во взрослых.

Чтобы создать что-то новое, надо в уме придумать и мгновенно создать миллионы разных картинок, затем выбрать одну из них и материализовать.

Представляете, какое производство?

Точно так же, как дизайнер делает десятки эскизов на бумаге, мы при создании нового производим миллионы картинок, просто это случается с гигантской скоростью и не всегда все картинки нами осознаются.

Когда человек говорит – надо подумать, имеется в виду, что надо придумать.

Чтобы создавать миллионы вариантов в уме, нужно много энергии, ведь на картинки, хоть и умственные, тоже идет энергия.

И нужна скорость. Иначе создание миллионов картинок займет миллионы лет, и вот вам роденовский «Мыслитель» в навечно застывшем камне.

Смотрите, что получается.

Чтобы быть креативным, надо быть быстрым, а чтобы быть быстрым, надо иметь неограниченный источник энергии, а чтобы иметь эту энергию, надо ее где-то брать.

Где же?

В супе или котлетах? Или в витаминах? Или от Солнца? Или из окружающей среды в виде растворенной там праны?

Очевидно, что достаточно энергии можно получить только одним способом – производить ее в достаточных количествах.

Кем или чем производить? Да вами же.

Это вы производите столько энергии, сколько вам требуется. Если у вас недостаточно энергии, значит, вы ее не производите по какой-то причине.

Причины бывают разные. Расстройства. Плохое окружение. Неуспехи. Неудачи. Да мало ли что.

Итак, люди с большой скоростью жизни, живые, энергичные, яркие, как правило, и являются креативными, творческими.

И понятно, почему.

У них достаточно энергии, чтобы производить миллионы вариантов и выбирать из них один, лучший.

Наши дети, как правило, более энергичные, чем мы.

Они вечно в движении, постоянно что-то придумывают, создают, сочиняют.

И это кажется неважным нам, взрослым. И мы, устав от шума и суеты, от детского крика, говорим:

– Перестань делать глупости.

– Остановись.

– Не порти обои.

– Не стриги мамину шубу.

– Не сочиняй дурацкие истории.

– Не ври, так не бывает.

– Посиди спокойно.

– Хватит строить самолетики, в доме не осталось больше места для самолетиков.

Другими словами, мы говорим – не создавай. Не твори. Не делай ничего.

Если это повторять достаточно часто, да еще громким голосом, да еще шлепать по попе, то можно и совсем прекратить созидательный процесс у ребенка, потому что все, что он делает, для нас неправильно, не нужно, неудобно, раздражает нас.

И ребенок терпит одну неудачу за другой.

Он проигрывает. Он останавливается.

Когда ему исполняется 40 лет, мы вдруг говорим: «Когда же ты сделаешь что-нибудь со своей жизнью? Придумай что-нибудь…»

А что он может придумать, если он страшно боится придумывать, потому что ему попадало в детстве за придумки. Или что похуже.

Он остановлен.

Он разрушен.

Он почти мертв.

Но креативность нелегко убить или задушить. Это как основной инстинкт.

Если нам не позволяют творить что-нибудь большое и хорошее, мы начинаем создавать что-нибудь поменьше и не такое хорошее.

Но нас продолжают останавливать, тогда мы начинаем создавать что-нибудь совсем нехорошее.

Переходный возраст у подростков, которые протестуют против всего, выражается в том, что они создают протест против как форму жизни.

Любые разрушения, хулиганство – это тоже творчество, просто вывернутое наизнанку, со знаком минус.

Хулиганы очень изобретательны в своих хулиганствах.

Они тоже творят, просто их творчество разрушительное.

Человек, который не может писать музыку или сочинять стихи, хотя делал это раньше, имеет слишком мало энергии, чтобы создавать миллионы вариантов.

Скорее всего, он потерпел какую-то серьезную неудачу в жизни, и эта неудача отняла у него энергию, сломала его моторчик или генератор.

Его просто надо починить, и энергия вернется.

Психология bookap

Тем, кто потерял энергию, кто не может писать свою музыку и сочинять свои стихи, надо восстановиться.

Очень помогают переключение, здоровый образ жизни, путешествия, хорошее общение, словом, любые приятные впечатления, любые активные действия.