Глава 7

«ДАВАЙ, ПОКА НИКОГО НЕТ…». Что такое «нестандартная сексуальность»

Сексуальная ориентация


...

С чего начинается…

Нестандартность сексуального поведения, как правило, называется в обиходе «извращением», но этот термин следует употреблять с осторожностью. На самом деле, в случае большинства расстройств сексуального поведения люди просто оказываются заложниками неудачных условных рефлексов специфического поведенческого стереотипа. Сексуальное возбуждение возникает у ребенка не сразу, есть, некоторые узловые точки. Если же возникновение этого возбуждения по тем или иным причинам совпадает по времени и месту с какими-то жизненными обстоятельствами, то некие элементы, характерные черты этих обстоятельств могут в последующем рефлекторно приводить к сексуальному возбуждению.

Научный факт.

Мнение, что гомосексуалы – это «вырожденцы» глубоко ошибочно. Среди этих «вырожденцев» были Сократ, Платон и Аристотель, а также Леонардо да Винчи и Микеланджело, П.И.Чайковский и С.П.Дягелев, О.Уайльд и М.Пруст, Т. Манн и А.Жид, Р.Нуриев и Д.Джармен, М.Фуко и Ф.Меркьюри, и многие другие великие ученые, философы, писатели, поэты, художники, режиссеры, артисты и композиторы.


Вот пример. Если первое сильное сексуальное возбуждение возникло у подростка в ситуации, где значимым стимулом являлся какой-то предмет женского туалета, то впоследствии этот предмет может провоцировать у него сексуальное возбуждение больше, чем сама женщина (фетишизм). Если же это возбуждение возникло в ситуации подглядывания за чьим-то сексуальным актом, то, по итогу, получится вуайеризм, если в ситуации собственного раздевания, то возможен эксгибиционизм. Это, что называется, как карта ляжет…

Однако, далее, после того как карта легла и соответствующий стереотип сексуального поведения сформировался, ситуация закручивается по спирали. Если для кого-то «первым делом, первым делом» стали самолеты, это не сильно обеспокоит общество – будет кому Родину защищать. Но если для кого-то «первым делом» стали садистические наклонности, страсть к подглядыванию или раздевание на людях, если кого-то стали возбуждать представители своего пола или другой возрастной группы, то здесь общество занимает воинственную позицию: «У нас места извращенцам нет!».

Но неужели же кто-то, и в правду, думает, что подобная бессмысленная сентенция способна повлиять на подобный условный рефлекс? Подобным образом дела не поправишь, только масло в огонь подольешь. Одни поверят в неправильность своей сексуальности, начнут этим делом мучаться, только об этом и думать, а потому их нестандартность только усилится. Другие, напротив, решат, что их притесняют и, «на зло врагам», так начнут в избранном направлении двигаться, что мало никому не покажется. В результате возникает конфронтация между людьми разных сексуальных предпочтений и ориентаций, а хорошего в этом мало.

Культурный человек должен освобождаться от предрассудков, но не с тем, чтобы усиливать у всех и каждого отклонения от сексуальной нормы, а для того, чтобы быть более человечным. И гомофоб (человек, испытывающий ненависть к гомосексуалам), надо сказать, зачастую, более психически ненормален, чем психически здоровый гомосексуал. Другое дело, что в условиях нашего подхода к человеку – когда все равняются по одной линейке – ожидать психического здоровья у гомосексуала не приходится. В целом, это его беда, но виновников следует искать в его окружении и в сексистской культуре, каковой наша пока и остается.


ris76.jpg