Месмеризм


...

Универсальная теория

Без учета влияния философии и физики на медицину трудно представить историю медицины в целом и в частности путь, который привел Месмера к созданию теории животного магнетизма. Влияние философии является особенно заметным и значительным в отношении психотерапии, которой, сам того не сознавая, занимался Месмер. То же можно сказать о физике, которая рождала новую картину мира. Великие успехи физики в XVIII веке, связанные с именами Я. Бернулли, Эйлера, Ньютона, Франклина, Гальвани, Вольта и др., оказали такое же влияние на медицину, как и открытия в области химии Этьена Жоффруа, Генри Кавендиша, Джозефа Пристли, Хемфри Дэви, Антуана Лавуазье и др.

В соответствии с духом революционных открытий в естествознании Месмер предложил теорию, которую считал физиологической и рационалистической. В сочинении Месмера об открытии животного магнетизма, опубликованном в 1779 году, громогласно оповещалось, что им найдено средство, которое может излечивать все болезни. Резюмировав свою теорию в 27 тезисах, он изложил ее как откровение, окутав пеленой особой мифологической лексики. Приведем эти туманные фразы, наполненные абстракциями, большая часть которых отражает неясную концепцию магнетической медицины:

1. Между небесными телами, Землей и одушевленными телами существует взаимодействие.

2. Повсеместно распространен флюид, так что пустоты не существует. Этот флюид отличается ни с чем не сравнимой проникающей способностью и по природе своей обладает свойством воспринимать, распространять и объединять все проявления движения, чем и достигается его влияние.

3. Это взаимодействие подчинено механическим законам, неизвестным и поныне.

4. Результатом его являются сменяющиеся эффекты, которые могут быть сравнимы с морскими приливами и отливами.

5. Эти отливы могут быть более или менее общими, более или менее частными, более или менее составными, в зависимости от природы причин, их определяющих.

6. Таким процессом, наиболее универсальным из всего, что может предоставить нам природа, и выражается взаимодействие между небесными телами, Землею и ее составными частями.

7. От этого процесса зависят свойства материи и организованных тел.

8. Животные тела испытывают на себе альтернативные эффекты этого деятеля, который проникает непосредственно в субстанцию их нервов и возбуждает их.

9. Этот деятель вызывает, в особенности у человека, свойства, аналогичные свойствам магнита: наблюдаются те же разнородные и противоположные полюсы, которые могут сообщаться, изменяться, разрушаться или усиливаться. Наблюдаются даже явления отключения.

10. Способность животного тела воспринимать влияние небесных тел и вступать во взаимодействие с окружающим аналогична магниту, почему и названа мною животным магнетизмом.

11. Действие и свойство животного магнетизма могут сообщаться другим одушевленным и неодушевленным телам, поскольку те и другие способны к такому восприятию.

12. Это действие и это свойство могут усиливаться и изменяться самими телами.

13. Наблюдения свидетельствуют о существовании особой тонкой материи, которая проникает во все тела, не обнаруживая при этом заметного ослабления своей деятельности.

14. Влияние этой материи проявляется на большом расстоянии без содействия среды.

15. Она может усиливаться и отражаться зеркалом, подобно свету.

16. Она сообщается, распространяется и усиливается звуком.

17. Эту магнетическую силу можно накапливать, концентрировать, переносить.

18. Я утверждаю, что одушевленные тела не одинаково способны воспринимать ее; возможно, хотя и очень редко, появление способности до того противоположной, что одного ее присутствия совершенно достаточно, чтобы разрушить все влияние животного магнетизма на другие тела.

19. Эта противоположная способность также проникает во все тела и может, в свою очередь, сообщаться, умножаться, скопляться, концентрироваться, переноситься, отражаться зеркалом, усиливаться звуком, что указывает не только на отрицательную, но и на положительную сторону противоположной силы.

20. Магнит естественный или искусственный также, подобно другим телам, чувствителен к животному магнетизму и противоположной ему силе, хотя ни в том, ни в другом случае его действие на огонь и иглу не испытывает никаких изменений, что показывает, что начало животного магнетизма существенно отличается от начала минерального магнетизма.

21. Эта система прольет новый луч как на природу огня и света, так и на теорию притяжения, приливов и отливов, магнита и электричества.

22. Она даст возможность понять, что магнит и искусственное электричество в отношении болезней отличаются свойствами, общими для тысяч других агентов, известных в природе, и что если этот магнит и это электричество обнаруживают некоторые полезные действия на больных, то они этим обязаны животному магнетизму.

23. С помощью мною установленных практических правил доказано, что принцип животного магнетизма может излечивать непосредственно нервные болезни и опосредованно другие болезни.

24. С его помощью медицина получит ясное представление относительно употребления лекарств, усовершенствует их действие, даст возможность вызывать и управлять благотворным кризисом и тем окажет услугу врачу.

25. Я постараюсь доказать с помощью новой теории вещества полезность универсального принципа, который противопоставляю современной медицине.

26. С этим знанием для медицины выяснится как начало, природа, так и развитие болезней, даже наиболее сложных. Оно воспрепятствует их усилению, и излечение будет достигнуто для больного без риска подвергнуться тяжелым и нередко прискорбным по своим последствиям случайностям, каковы бы ни были его возраст, темперамент и пол, — даже для женщин в состоянии их беременности и родов.

27. Изучение животного магнетизма даст возможность врачу судить о степени состояния здоровья каждого индивида и о существовании могущих проявиться болезней. Искусство лечения достигнет, таким образом, своего наивысшего совершенства (Mesmer, 1779).

Систему Месмера можно свести к четырем фундаментальным принципам:

1. Вселенную наполняет нежный, невидимый физический флюид, который создает однородную среду. Она соединяет человека, Землю и небесные тела, а также людей между собой.

2. Тот же флюид магнетического характера (космическое влияние планет на человека можно сравнить с притяжением между магнитом и металлическим предметом) циркулирует в теле человека, и поэтому источник любой болезни в неправильном его размещении, лечение состоит в восстановлении магнетического равновесия тела.

3. С помощью определенных приемов флюид можно передавать, собирать и переносить на другие лица, благодаря этому можно лечить болезни.

4. Флюид можно переносить на другого человека не только с помощью магнита, но и прикосновением руки (отсюда название «живой магнетизм»).

Эти положения, опубликованные в 1779 году и выросшие из натурфилософии, изложены весьма путано. Если из месмеровского метафизического тумана выделить основное ядро идеи, то перед нами окажется нечто простое и ясное. По теории Месмера, Вселенная наполнена эфирной жидкостью, более тонкой, чем световой эфир. Движения этой жидкости, или этого потока (Fluidum-Flut), точнее, колебания, совершающиеся по законам полярности9, порождают как влияние небесных тел друг на друга и на Землю, так и обнаруживающееся в известных месмерических явлениях влияние одного животного тела на другое. Fluidum universale может скопиться в отдельных существах или количественно уменьшиться в них, так что возникает микрокосмическая аналогия прилива и отлива.


9 Понятие полярности принадлежит Шеллингу. Развитие основывается на двойственности противоположных сил: притяжение и отталкивание (материя), позитивность и негативность (электричество), кислоты и щелочи (химия), объективность и субъективность (сознание).


Подобно тому как можно накопить в железе магнитно-электрическую силу, весьма родственную той жидкости и, может быть, даже тождественную ей, «так и я нашел средство усилить в моем индивидууме естественный магнетизм до такой степени, что он может вызвать явления, аналогичные с магнитными». Животный магнетизм, который, следовательно, есть лишь разновидность естественного магнетизма, то есть движения вселенского потока, покоится на восприимчивости (очень изменчивой по своей силе) всех органических тел к fluidum universale.

Эти взгляды, сформированные под влиянием Шеллинга, привели к зарождению натурфилософской психологии, которая придавала особенное значение животному магнетизму и родственным явлениям. «Дух необходимо рассматривать в связи с окружающей природой», — писали философ Эшен Майер и философ и врач Готхилф Гейнрих фон Шуберт (1780–1860). Особенно они подчеркивали таинственные откровения душевных глубин, когда, по словам Шуберта, «спадает покров, окружающий в нас все разумное. Как обнаженный нерв становится чувствительнее нерва скрытого, так и душа может освободиться от защищающего, но все же ограничивающего ее тела и поразить новыми, неслыханными деяниями. В последних душа сливается с великими силами природы» (Schubert, 1803).

Сравнивая теорию Месмера с идеями его предшественников, легко увидеть, что в его теории, которую он защищал как апостол, ничего принципиально нового нет. Ценность учения Месмера следует искать скорее в постановке вопроса, чем в его разрешении. В заслугу Месмеру можно поставить объединение всего в систему, что придало ей более простую форму. Прав был Гёте: «Каждая теория сера, но вечно зеленеет дерево жизни». Примечательно и другое: своей теорией Месмер оказал неоценимую услугу всем оккультным наукам, чем они, как показала дальнейшая история, не преминули воспользоваться, успешно обосновывая свою практику. Нетрудно предположить, что узнай об этом Месмер, он вряд ли этому порадовался. Гипноз всегда был сытной кормушкой для всех видов мифов и фантазий, которые разрастаются и процветают сегодня так же, как и в былые времена.

Содержание диссертации Месмера «De planetarum influxu», защита которой в 1766 году принесла ему степень доктора медицины Венского университета, имеет программное значение для дальнейшего развития его взглядов10. Месмер сам указывает на такой характер диссертации, в которой он теоретически подготавливает теорию животного магнетизма (Mesmer, 1781). Выведенный там основной тезис «gravitas animalis», «ожившей силы тяжести» или «силы притяжения», оказывается решающей теоретической предпосылкой всей его позднейшей системы (Mesmer, 1814).


10 По некоторым утверждениям, это было заимствование из работ английского автора Ричарда Мила, опубликованной в 1704 году.


Месмер начинает свои размышления со сформулированных Ньютоном природных законов силы тяжести, основной принцип которых гласит: «Все тела взаимно притягиваются друг к другу». Он ссылается на открытие Кеплером закономерного движения небесных светил, в котором проявляется их взаимное притяжение. Для земной жизни на первом месте стоит влияние Луны, которая обусловливает не только приливы и отливы, но и движения воздушных масс. На самом деле влиянию Луны подвержены не только текучие массы воды и воздуха, но и все тела, включая живые организмы и людей. В этом контексте Месмер вводит понятие gravitas animalis: наряду с общей силой тяжести (по Ньютону) есть еще другая сила, которая распределяется бесконечным небесным пространством, проникает в глубину любого вещества, которая держит на своих орбитах небесные светила, отклоняет их от правильного пути и приводит в беспорядок.

Эта сила является причиной общей тяжести и с большой вероятностью образует основу всех физических качеств: приводит в движение мельчайшие части нашего организма, текучие и твердые, осуществляет соединение, гибкость, возбудимость, притяжение и электричество или разрушает их: и с этой точки зрения ее по праву можно назвать ожившей силой тяжести. Кто стал бы сомневаться, что самые значительные аффекты нашего тела обусловлены частичками, которые мы из-за их малой величины не можем отнести ни к какому классу веществ? (Mesmer, 1781, s. 15).

Ожившая сила тяжести мыслится, с одной стороны, аналогично общей (неодушевленной) силе тяжести небесных тел, с другой стороны, как их существенное ядро. Gravitas animal is является принципом действия природы. Она состоит из нематериального, «светового» вещества (material luminosa), которое «проникает во все частички тела и охватывает всю нервную систему, аппарат органов чувств, нервную жидкость». Эта сила может действовать на тело, что происходит не одинаково для всех тел, а так, как и в музыкальном инструменте со многими струнами: только тот звук звучит чисто, который совпадает с заданным, движению подвластны только такие тела, которые по полу, возрасту, виду и особому расположению совпадают с заданным на небе положением (Mesmer, 1781, s. 15).

Месмер формулирует здесь представление о специфическом взаимодействии, которого он придерживается всю свою жизнь: gravitas animalis не оказывает одностороннего действия на человеческое тело, она вообще может действовать только тогда, когда тело взаимодействует или взаимодействовало с ним. В этом отношении Месмер высказывает предположение, что в природе есть что-то такое, что в состоянии «нарушить равновесие человеческого тела и изменить его и быть причиной многих болезней либо выздоровления» (s. 17). Gravitas animalis становится причиной здоровья и болезни, гармонии и дисгармонии и силой природы, терапевтическое значение которой теоретически признается врачом Месмером. С этим предварительным представлением Месмер начинает свой путь в медицине; он ищет эмпирического подтверждения gravitas animalis, прямых доказательств своей теории. И открытие животного магнетизма, которое он сделает восемью годами позже, не слепой случай, а ответ на последовательную постановку вопросов (Mesmer, 1781).

Далее мы покажем, что месмеровский поиск общего принципа жизни полностью лежит в русле научных традиций XVIII века: медицина и естественные науки ищут материальный субстрат духовной движущей силы жизни. Так, Герман Бургав (1668–1738) видит в нервном флюиде мозга основной принцип жизни, Фридрих Гоффман (1660–1742) — в «эфире», а Георг Эрнст Шталь (1660–1734), отец анимизма, идентифицирует его с anima, жизнесодержащей душой. Врач и ботаник Фридрих Казимир Медикус (1736–1808) воспринимает «жизненную силу» вне организованной материи и души как «простую субстанцию, которую творец сообщил всем органическим телам как оживляющую силу» (Seidler, 1963, s. 136).

Но месмеровский принцип gravitas animalis отличается от анимистических и виталистических принципов своего времени тем, что обращается к физическим понятиям силы тяжести и притяжения и на этой основе может развиваться в теорию взаимодействия. Необходимо сказать, что идеи Месмера не канули в Лету, они оплодотворили психоанализ Фрейда и другие, вышедшие из него современные теории. Через сто с лишним лет французский психолог и психопатолог Пьер Жане выдвинет понятие психической энергии. Брейер и Фрейд также увидят пути излечения сначала в результате восстановления баланса нервной энергии, затем разряда нервной энергии. Однако одно дело — циркуляция энергии внутри человека и совсем другое, когда говорят, что воздействуют этой энергией на другого человека.

Австро-американский врач и психолог Вильгельм Райх, ученик Фрейда, утверждая физическую реальность психической энергии, предельно расширил понятие либидо и с конца 1930-х годов развивал своеобразное натурфилософическое учение об универсальной космической биофизической жизненной энергии — «оргоне». Он считал необходимым сконцентрировать эту энергию в «аккумуляторе оргона», таким образом пытаясь прямым излучением жизненной энергии заново зарядить истощенный и энергетически опустошенный организм больного. Райх повторяет энергетическую концепцию Месмера, не упоминая о нем. Он превзошел Месмера только в том, что хотел бы сделать «оргон» видимым и осязаемым. Если Месмер в известной метафоре говорил о «невидимом» огне, который не воспринимается обычными органами чувств, Райх прямо утверждал существование воспринимаемой и измеримой энергии «оргона» (Reich, 1942).

Психология bookap

Наметившаяся в настоящее время тенденция реконструкции энергетического подхода Месмера по-новому освещает фрейдовские понятия «физической энергии» и «либидо», особенно это касается их значения для психоаналитической техники, так что, возможно, скоро появятся общие для месмеризма и психоанализа механизмы действия (подробно об этом см. гл. «Месмер и Фрейд»).

И, наконец, последнее, что хотелось бы здесь отметить. Современные научные достижения указывают на существование более универсального, чем электромагнитное, так называемого эфирного поля. За рубежом для его регистрации предложено даже специальное устройство (экран Кильнера). Интересно, что физические характеристики этого поля находятся в тесной связи и с психоэмоциональной сферой человека (Минаев, 1980). А в книге Е. Т. Кулина «Биоэлектретный эффект» (1980) речь идет о неизвестном ранее электрическом свойстве живой ткани, в основе которого лежит естественная электрическая поляризация. Как показали исследования минских ученых, изменение плотности этой поляризации является достаточно тонким индикатором изменений обмена веществ в организме, которые могут происходить при сильных эмоциональных воздействиях.