Предисловие

     Над этой книгой автор работал многие годы. Ее публикация неоднократно запрещалась под тем предлогом, что в нашей стране рассмотренных в ней явлений быть не может, ибо у нас нет профессиональной и организованной преступности. Первая попытка публикации части материалов увенчалась успехом в "застойное" время — в 1979 году с грифом "Для служебного пользования". В 1988 году основной материал был издан в виде брошюры под названием "Профилактика и преодоление социально-негативных явлений среди учащихся специальных ПТУ", к сожалению, малым тиражом и с ограниченным грифом, который был снят в 1989 году. Автору с трудом удалось часть материалов напечатать в виде статей, тезисов, интервью, выступлений в средствах массовой информации и т.п. "по частным поводам". В 1982 году значительная часть материала в виде брошюры была сдана во ВНИИ МВД СССР. Однако через 3 года публикация появилась под другими фамилиями, под служебным грифом.

      Был ли автор прав в своей настойчивости? Убедитесь сами! Зайдите, например, в туалет общежития любого ПТУ, любой школы и увидите исчерпывающие сведения о том, "кто есть кто": Коля Ветров — "плебей", Толя Семенов — "бык", Сережа Круглов — "пацан", А Веня Астахов — "чушка" и т.д. Думаю, читатели видели эти и другие "шедевры" настенной и "назаборной" печати или татуировки ребят, слышали, как они обращаются друг к другу не по имени, а по кличкам, говорят друг с другом на своем "языке".

     Непосвященный человек не обратит на это внимание. Но специалистов все это настораживает, ибо чаще всего это тревожный сигнал о неблагополучии, свидетельство того, что в данном учебном заведении существует криминогенная обстановка. Может быть уже действуют криминальные сообщества со своими нормами, ценностями и атрибутами. В науке это называется асоциальной или криминальной субкультурой1.  Следовательно, любая субкультура — это часть культуры общества, стоящая около основной культуры, зависящая от нее. Можно говорить о молодежной субкультуре, субкультуре определенных социальных слоев, криминальной субкультуре.


1 Суб — Лат. sub. под. — первая составная часть слов, обозначающая:

1 1) расположенный внизу, под чем-либо или около чего-либо;

1 2) подчиненный, подначальный;

1 3) не основной, не главный


     В социологии термин "субкультура" используется давно, но об асоциальной и, тем более, криминальной субкультуре в нашем обществе заговорили совсем недавно.

Надо признать, что у многих психологов интерес автора этой книги к криминальной субкультуре вызывал недоумение. Они рассуждали так: 'Конечно, читать об этом интересно, но какие-то воровские законы, нормы атрибуты — все это в прошлом (ведь партия поставила задачу — ликвидировать преступность), и серьезный ученый не должен тратить на это время. А между тем за рубежом в это время одна за другой выходят монографии, брошюры, статьи, посвященные рассматриваемой проблеме. Не говоря уже о художественных произведениях, мемуарах, бывших политзаключенных, воспоминаниях реабилитированных — А.Солженицына, В.Шаламова, Л.Габышева, А.Мирека, Л. Разгона, А.Марченко и др.

     Преступность вообще, и молодежная преступность в частности, — это объективный закономерный общественный процесс. Преступный мир и общество не существуют отдельно друг от друга. Верно замечено, что "Преступники — часть общества, порождены обществом, проблему преступности бессмысленно изучать в отрыве от других социальных проблем, да и жизнь общества в целом надо изучать, помня о преступности". Преступный мир имеет свои ценности, нормы, законы. Исследуя субкультуру сообщества, мы можем более глубоко понять внутреннюю сущность преступного мира.

     Ведь нельзя совершить преступление ни с того, ни с сего. Часто вынашиваются планы, выдвигаются цели преступления. Человек внутренне психологически готовит себя к тому, чтобы переступить запретную черту, стараясь заглушить голос совести, оправдать свои действия, отыскать в себе и ближайшем окружении некую точку опоры. Без этого невозможно само существование преступного мира, его объединение в определенную систему, его организованность и сплоченность. Ведь перед совершением преступления необходимо убедить себя в том, что преступление не есть преступление, и получить моральную поддержку ближайшего окружения.

Организованная основа преступного мира не может существовать без уголовных традиций, норм, ценностей, атрибутов, подчиняющих поведение людей, втянутых в преступную деятельность, своим законам. Игнорировать криминальную субкультуру, считая, что единственной целью для людей, совершающих преступления, является жажда обогащения — не только заблуждение, но и опасная ошибка. В этом, по мнению автора актуальность рассматриваемой проблемы.

Главная идея книги в том, что криминальная субкультура — объективная реальность, которую необходимо изучать и знать. Это позволит разрушить привычные стереотипы нашего мышления при изучении подростковой и молодежной преступности, понять внутренние законы воспроизводства преступности подростков и молодежи в обществе.

      Книга не претендует на всестороннее освещение проблем криминальной субкультуры, однако, к сожалению, можно утверждать, что в настоящее время в стране мало работ, которые исследуют закономерности возникновения и функционирования криминальной субкультуры. Превалирует фактологический или бытоописательский подход, который, конечно, также нужен, но на определенном этапе, когда необходим сбор материала.

      Наша же цель — раскрыть механизмы возникновения и закономерности функционирования криминальной субкультуры. Дотошный читатель скажет: "Ну хорошо, специалистам, например, работникам правоохранительных органов, спецшкол, спецПТУ, воспитательно-трудовых колоний, следственных изоляторов или приемников-распределителей эти знания необходимы Но зачем они мастерам производственного обучения, воспитателям обще житий, учителям, классным руководителям общеобразовательных школ и профтехучилищ, командирам армии и флота?" Для того, чтобы увидеть раннюю стадию "сорняков культуры", осознать их опасность и понять, как" с ними бороться.

      Много говорилось и писалось о "дедовщине" в армии и на флоте которой криминальная субкультура выступает в концентрированном виде, прикрываясь как фиговым листком, законами армейской секретности. А меры не принимались. И гибнут молодые воины не на поле боя, a в казарме от произвола дедов. Когда же восстают против этого насилия "униженные и оскорбленные", то картина бывает еще ужаснее. Всю страну потрясли события на южнокурильской заставе "Панфильева", когда пограничники стреляли друг в друга. Если бы руководители пограничников знали эти внутренние процессы в солдатской среде и предприняли соответствующие меры, не было бы этих шести трупов .

     Данное исследование продолжалось около 30 лет. Его направления и задачи конкретизировались и уточнялись. Автор стремился понять, с чем имеет дело — с ожившими воровскими законами или с феноменом. Для этого необходимо было выявить и сопоставить традиционную и современную стратификацию и положение подростков и молодежи в групповой иерархии криминальных сообществ, типичные нормы и ценности, групповые установки современных нетрадиционных криминальных сообществ и их отличие от традиционных "воровских"; особенности современной и традиционной знаково-опознавательных систем (кличек, татуировок, жаргона и т.п.). Нужно было понять, каковы взгляды и ценности традиционалистов и реформистов преступного мира молодежи, насколько сильно они захватывают подростково-юношескую популяцию в обществе.

В этих целях по пролонгированной системе обследованию подвергались учащиеся специальных ПТУ и воспитательно-трудовых колоний в возрасте — от 14 до 18, а в ВТК — до 20 лет. Для сопоставления (в качестве контрольных) использовались материалы обследования подростков, находящихся в специальных школах для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания, детских домах, а также учащихся средних школ, профтехучилищ и армейской молодежи.

Рассматривая криминальную субкультуру как объективную реальность, как определенный социальный институт, автор считает, что она отличается от обычной подростково-юношеской субкультуры асоциальным и криминальным содержанием, ярко выраженными тоталитарными способами влияния на поведение людей. Благодаря своему эмоциональному и игровому характеру, налету таинственности и необычности, ложной романтике, она легко усваивается и быстро распространяется прежде всего в среде педагогически запущенных подростков и молодежи. В обычных условиях местами ее функционирования являются школьные и училищные туалеты, подъезды домов, подвалы, чердаки, отдаленные скверы, отдельные строения, а также потаённые места, слабо контролируемые официальными властями. В каждом населенном пункте может быть несколько таких мест, известных подросткам и молодежи и получивших па их жаргоне название "тусовки".

      В криминальной субкультуре постоянно происходила и происходит борьба традиционалистов и реформаторов. Традиционалисты отстаивают чистоту "воровских законов", их незыблемость. Реформаторы пытаются приспособить эти законы к потребностям сегодняшнего дня, учесть изменяющуюся общественную обстановку. На вопрос о том, имеют ли право преступники сотрудничать с властями, традиционалисты отвечают отрицательно. Реформаторы же не столь категоричны. Известно, например, что многие "воры в законе" в период Великой Отечественной Войны пошли на фронт. Эта борьба имела свои "пики", достигла наибольшего накала в 1928–1933 г.г., послевоенный период ("сучья война"), в 1956–1959 г.г. и в настоящее время.

      В книге идет речь и о криминальных сообществах подростков и молодежи, не отягощенных преступными традициями, создающих свои нормы и ценности, исходя из потребностей сегодняшнего дня.

      Усвоение норм и ценностей криминальной субкультуры является своеобразной формой самоутверждения личности, по каким-либо причинам не получившей признания или неудовлетворенной своей социальной ролью в системе официальных отношений. В условиях всеобщей неудовлетворенности жизнью приобщение к криминальной субкультуре проходит сравнительно быстро и является способом компенсации неудач, постигших подростка и молодого человека в системе отношений: в семье, школе, ПТУ, армии, в трудовом коллективе.

      Для сбора фактического материала использовались различные методы: контент-анализ периодической печати, освещающий асоциальное поведение, традиционных и нетрадиционных формирований несовершеннолетних и молодежи; анкетирование и интервьюирование представителей правоохранительных органов, инженерно-педагогических, клубных и других работников, соприкасающихся с данными категориями несовершеннолетних и молодежи; анкетирование подростков и молодежи в разных учебных, воспитательных и исправительных заведениях, а также армейской молодежи; доверительные беседы с представителями преступного мира, изучение (с их согласия) личной переписки и дневников; использование данных пространственно-знаковой социометрии (см. Приложение 1); включение и не включенное наблюдение (например, проживание с молодежной бригадой осужденных и работа на лесосплаве); фотографирование, зарисовки, а также расшифровка татуировок. Большой материал был собран автором при посещении мест лишения свободы стран Восточной Европы.

Психология bookap

      В работе использовались также материалы исследований, выполненных сотрудниками Академии ВНИИ МВД СССР (1979–1982 гг.) под руководством автора данной книги и по программе, составленной им, практический опыт борьбы с рассматриваемыми явлениями, накопленный в специальных школах, специальных ПТУ и ВТК.

      Автор выражает искреннюю признательность тем, кто оказал помощь в подготовке и издании этой книги.