Глава III. "ПРОПИСКА" В КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЕ.

1. "Прописка" и ее социальный вред.

Понятие "прописки". Прибытие или вступление новичка в любую социальную общность (в новую школу, ПТУ, воинское подразделение, трудовой коллектив и т.д.) — это важное событие и для него, и для старожилов. Смена обстановки , естественно, вызывает у него тревогу. Он думает о том, как пойдет жизнь (учеба, работа, служба) на новом месте, в новом окружении, как его примут, как будут к нему относиться. Старожилы присматриваются к новичкам, изучают их. Старожилам нужно знать новых членов группы (коллектива), понимать, на что они способны, можно ли им доверять. Исходя из этого и определяется их место, статус и функции в группе.

Подростки и молодежь склонны придавать этой процедуре игровой характер, будь то в обычной школе, ПТУ, детском доме или армейском подразделении. Они стремятся закрепить ее определенными правилами (нормами), соблюдение которых обязательно. В этом смысле не составляет исключения и общности правонарушителей в спецшколах, спецПТУ, осужденных в ВТК. На уголовном жаргоне процедура принятия новичков в свою среду называется "пропиской". Чем экстремальнее обстановка, в которой живут люди, тем большее значение придается в группе встрече и изучению новичков. Поэтому "прописка" широко распространена в условиях лишения и ограничения свободы, не только несовершеннолетних, но и среди взрослых людей, а также в среде армейской молодежи.

Весьма распространена "прописка" и при вступлении новичка в криминальную группу на свободе ("контору", "банду", "стаю"). Правда, попасть в "хорошую" банду (например, "рэкетиров") сейчас очень трудно. Это чаще всего происходит после тщательной проверки и по "блату".

Под "пропиской" в последнее время стали понимать не только саму процедуру принятия новичка в криминальную группу, но и определение "поля криминальной деятельности" (территории — "точки", "квадрата", "маршрута") и сферы преступного промысла. Плохо кончится, например, для "наперсточников", "прописанных" на Казанском вокзале Москвы, попытка "поработать" на Белорусском. Следовательно, "прописка" — это еще и известное упорядочение преступной деятельности, получение своеобразной "лицензии" от уголовных "авторитетов" на занятие преступным промыслом (проституцией, азартными играми, фарцовкой, рэкетом и т.п.) на отведенном участке. За "лицензию" надо постоянно платить, но зато обретешь защиту. Никто тебя не тронет и не прогонит с занимаемого участка, от милиции защитит. А нарушение "конвенции" ведет к тяжелым последствиям. "Неделя" писала о том, как разнимали необычную драку в самом центре Москвы — в подземном переходе на Тверской: "...нищие били своего собрата христарадника (видать, не "прописался" по всем правилам). А было это белым днем на Рождество". 

За "прописку", как было сказано, надо платить. Так, "в Москве в том или ином "квадрате" фарцовщик до инфляции платил от 300 рублей до полутора тысяч в месяц... Но уже на оплаченной точке никому из "коллег" не дадут перебить мазу". Велика ли эта плата? Сравним: средний заработок нищих на паперти Троице-Сергиевской лавры составлял 50–70 рублей в сутки. Здесь действуют давно сложившиеся преступные структуры. Каждый нищий "отстегивал" за место от 500 до 700 рублей в месяц. В последнее время у попрошаек произошли перемены. Теперь у иностранцев они выпрашивают только валюту, которая затем поступает к перекупщикам.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что "прописка" в уголовном мире — это:

 1) процедура проверки и принятия новичка в преступную группу и иное сообщество ("хату", "круг", "контору", "семью", "стаю", "бригаду" и т.п.);

 2) получение "лицензии на занятие преступным промыслом на определенной территории и в определенной сфере.

Рассмотрим "прописку" как процедуру принятия в состав группы нового члена. Ее функция — изучить новичков, прибывших в данное учреждение, или лиц, появившихся на данной территории; выявить степень их соответствия данной субкультуре и готовность следовать ее нормам, определить их статус, права, обязанности, место в социальном пространстве группы (спальне, столовой, строю, клубе, микрорайоне и т.п.) в зависимости от выполнения определенных требований (условий, правил).

В разных регионах (учреждениях, заведениях, общностях) существуют свои ритуалы "прописки". Но суть их одна — проверить новичка на опытность, бывалость сообразительность, находчивость, выносливость, силу, умение постоять за себя. Из-за особенностей подросткового и юношеского максимализма эта проверка носит характер злой забавы, коварной игры, подчас весьма жестокой и опасной для физического и психического здоровья личности. Путем наблюдений и расспросов, а также использования нелегальных связей, "старички" ("авторы", "авторитеты") пытаются выяснить подробности прежней жизни новичка, характер совершаемого им правонарушения или преступления, стремясь обнаружить сведения, компрометирующие его с точки зрения принятых в группе норм и традиций. Исходя из этого они определяют его статус, место в социальном пространстве, права и обязанности.

Компрометируют новичка, снижают его статус сведения о "недостойном", с точки зрения "авторитетов" ("бугров", "паханов", и т.н.), поведении на следствии, в суде — правдивые показания о соучастниках, а также сотрудничество с правоохранительными органами в любых других формах. Если новичок раньше находился в спецшколе, (спецПТУ, приемнике-распределителе) и вначале имел там высокий статус, а позднее был замечен в воровстве у "своих" (на жаргоне — "запылился") или вошел в актив, стал носить красную повязку, то его статус существенно снижается. Никакие оправдания не принимаются. Если "опущенный", переходя в другую "зону" или получив новый срок, попытается скрыть позорное клеймо, он будет жестоко покалечен, а то и убит. Значит, лица из "низов", запятнавшие себя в прошлом, не проходят "прописку": их статус не подлежит изменению.

Не проходят "прописку" и лица из "верхов", статус которых заранее определен. Это прежде всего вожаки криминальных групп, а также соучастники преступлений. При вступлении в новую группу их принуждают признаться в том статусе, который они имели в предыдущем учреждении (группе, общности и т.п.). Если этот статус был высоким, то недостаточно об этом просто заявить, надо найти человека, который мог бы подтвердить этот факт. Проверки бывают настолько тщательно продуманными, настолько изощренными, что обмануть группу, завысив свой статус, не удается практически никому.

Высокий статус в криминальной группе имеют "несгибаемые" подростки и молодые люди, т.е. те, кто дерзко вели себя в суде и на следствии, в комиссии по делам несовершеннолетних. Они брали ответственность на себя, выгораживали сообщников. В армейских подразделениях "прописку" не проходят земляки, лица той же национальности, что и главный "дед" подразделения.

Формы, способы н ритуалы "прописки" весьма многообразны. В закрытых воспитательных и исправительных учреждениях они зависят от характера совершенного новичками правонарушения; наличия соучастников или земляков; прочности связей в криминальной среде; поведения новичка в правоохранительных органах, на суде и следствии; от впечатления, произведенного при первом появлении в учреждении ( камере, отделении, отряде); наличия или отсутствия компрометирующих новичка сведений, а также от уголовных традиций, сложившихся в данном учреждении.

Значительная часть указанных факторов в трансформированном виде действует и при проведении "прописки" новичков в общежитии ПТУ (техникума) и армейских подразделениях. Такими факторами являются: наличие в общежитии или воинском подразделении земляков ( лиц своей национальности); первое впечатление, произведенное на "бугров" и "дедов";

физическая сила новичка, его поведение в процессе "прописки", умение постоять за себя, проявить смелость и решительность; наличие или отсутствие компрометирующих сведений; традиции, сложившиеся в ПТУ и воинском подразделении. Прибывшие в одно из воинских подразделений новички еще в пути решили дать "бой" "дедам", если они вздумают провести "прописку". Организованность и четкость действий новичков была настолько высокой, что "деды" побоялись сделать это.

Практика показывает, что всем работающим с несовершеннолетними и молодежью нужно быть особенно внимательными к новичкам в первые дни и часы их пребывания в воспитательном (исправительном) учреждении (воинском подразделении), так как именно в это время они и подвергаются процедуре "прописки". "Прописка" обычно проводится в уединенных местах (подсобных и нежилых помещениях, каптерках, кладовках) в часы досуга или в ночное время, когда контроль за поведением несовершеннолетних и юношей ослаблен и начинается выяснение отношений ("разборка").

Завершается "прописка" актом социальной стигматизации: присвоения новичку клички ( если он ее не имел, или если кличка не соответствовала его статусу ); нанесением татуировок или унизительных меток. Лицам, неудачно "прописавшимся", даются унизительные и оскорбительные клички, наносятся унизительные татуировки, их подвергают другим унижениям, а нередко и избиениям. Им отводится самое неудобное место в спальне, классе и столовой, клубе и т.д. Их принуждают выполнять всю "грязную" работу, удовлетворять похоть "авторитетов".

"Прописка" как получение "лицензии" на занятие преступным промысломво многом отличается от процедуры приема новичка в группу. Эта процедура зачастую затрагивает интересы не отдельного подростка или юноши, а определенной криминальной группы. Функция этой "прописки" — упорядочить межгрупповые отношения в преступной среде путем жесткого раздела территорий и сфер преступного промысла. Чем доходнее преступный промысел или территория, на которой действует группа, тем дороже стоит "лицензия", тем престижней и сама криминальная группа. Например, престижны территории, примыкающие к валютным гостиницам, ресторанам, международным морским портам и аэровокзалам, значит, подростковая преступная группа должна больше "отстегивать" денег (как правило, в валюте) своим высоким покровителям (взрослым лидерам мафий).

Именно благодаря этому преступность становится жестко организованной по горизонтали к по вертикали, а сами группы быстрее профессионализируются в преступном промысле. В этом мы видим острую социальную опасность такой "прописки". Нарушение конвенций ведет нередко к затяжным конфликтам между преступными группами, с их постоянными "разборками", человеческими жертвами.