Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ


...

3. Факторы, определяющие положение несовершеннолетних и молодежи в криминальной среде.

Статус подростка и молодого человека в криминальной структуре, его позиция в среде несовершеннолетних (группе, микрорайоне, специальном учебно-воспитательном учреждении, ВТК и т.п.) складывается под влиянием целого ряда факторов. Надо сказать, что в криминальной психологии и социологии предпринимались попытки выявить эти факторы и определить удельный вес их влияния на статус личности. Так, по мнению польских ученых, наибольшей силой воздействия обладают "бывалость" несовершеннолетнего, его возраст, социальное (региональное) происхождение, характер криминальной деятельности.

Однако наше исследование свидетельствует о том, что существует более широкий круг факторов, так или иначе влияющих на статус несовершеннолетнего и молодого человека, его положение в групповой иерархии. В среде несовершеннолетних и молодых правонарушителей высоко ценятся категория и квалификация криминогенной группы, стаж криминальной деятельности или количество приводов в милицию (задержаний); поведение в правоохранительных органах (инспекциях по делам несовершеннолетних, на следствии, в суде, в комиссиях по делам несовершеннолетних); соучастие в прошлых правонарушениях и преступлениях. В связи с разгулом национализма в стране резко возросло значение фактора национальной принадлежности.

Нельзя сбрасывать со счетов и оценку личностных качеств и физической силы несовершеннолетнего или молодого правонарушителя, данную его сверстниками. Конечно, важную роль в завоевании и поддержании статуса в среде несовершеннолетних и молодежи играют длительность пребывания в группе (специальном учебно-воспитательном или исправительном учреждении), отношение к слабым и незащищенным подростка ("низам"), поведение в адаптационный период нахождения в группе (том или ином учебном заведении или колонии), отношение к официальным активистам, мерам воспитательного воздействия и к учебе.

Мы попытались классифицировать все перечисленные факторы, влияющие на статус и положение личности в криминальной группе (см. схему 2).


Схема 2.

Классификация факторов, влияющих на статус и положение личности в криминальной группе несовершеннолетних и молодежи


ris6.png


   Из всех индивидуально-личностных факторов несовершеннолетние и молодежь прежде всего ценят "бывалость", т.е. жизненный, преступный опыт , умение использовать его для подчинения себе других. Известно, что "бывалые" подростки и молодые люди лучше, чем другие, знают нормы и правила криминогенной среды и умеют их толковать с пользой для себя. Фактору "бывалости" придается значение не только в "зоне" (специальных учебно-воспитательных учреждениях, СИЗО и ВТК), но и зачастую а общеобразовательной школе и ПТУ. "Бывалый" пытается воздействовать на других не только словом (информацией о виденном и слышанном), но и делом. Он стремиться взять управление группой в свои руки.

В среде несовершеннолетних и молодых правонарушителей понятие "бывалости" наполняется существенно иным содержанием. Приведем конкретный пример. Андрей Ф. — 14 лет, учащийся бывшей Московской спецшколы для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания. Воспитывала его только мать, мальчик был бесконтролен с 9 лет, постоянно убегал из дома, бродяжничал. Много раз его доставляли в приемник-распределитель. Половую жизнь он начал в 11 лет и приобрел опыт половых извращений. С двумя друзьями Андрей постоянно убегал из спецшколы. По месту жительства он создал криминальную группу из 5 подростков и стал их лидером. Группа совершила несколько краж в продуктовых палатках и магазинах, несколько попыток вымогательства денег и вещей у подростков. Если у подростка, подвергнувшегося нападению, денег и личных вещей не оказывалось, группа заводила его в укромное место и принуждала к оральным контактам. При этом Андрей Ф. учил ребят, как принудить подростка взять половой член в рот, воздействуя на его барабанные перепонки или "перекрыв ему кислород". Этому он научился у более опытных подростков в спецшколе.

На данном примере видно, что "бывалость" — это опыт, стаж преступной деятельности. У Андрея Ф. к 14 годам такой стаж составлял 5 лет. Андрей постоянно хвастался своими криминальными похождениями перед сверстниками.

"Бывалые" подростки — это потенциальные криминальные лидеры, ретрансляторы криминального опыта, они всегда должны быть в поле зрения педагогов, сотрудников правоохранительных органов. Их хвастовство необходимо решительно пресекать, а стремление к распространению криминального опыта блокировать.

Чтобы самоутвердиться в криминальной среде, несовершеннолетний и молодой человек должен обладать определенными качествами (быть в своем роде незаурядной личностью). Лидеры криминальных групп, как показывают исследования, имеют обычно хорошие организаторские способности, умеют быстро оценивать ситуацию, принимать решение, распределять обязанности между членами группы, у них достаточно сильно развита воля. Они умеют властвовать над другими, подчинять их своему влиянию.

Результаты исследований И.М.Гусейнова показали, что наиболее ценными в криминальной среде несовершеннолетних качествами являются авторитарность, грубость, изворотливость, находчивость, цинизм, жестокость по отношению даже к членам своей группы. Среди лидеров криминальной группы может быть и неразвитый подросток и молодой человек. В этом случае недостаток организаторских способностей, необходимых для самоутверждения в качестве лидера, он компенсирует другими личностными качествами: жестокостью, цинизмом, садистскими наклонностями и т.п. Организационную работу в таком случае ведет приближенный к нему подросток, своего рода "серый кардинал". Подростки и молодые люди, не имеющие необходимых личностных качеств, неизбежно рассеиваются по нижним ступеням групповой иерархии. Это подтверждается обследованием "низов". Большинство из них испытывают страх, чувство ненависти или глубокой внутренней неприязни к "паханам", искусно скрывая его за внешней угодливостью, подхалимством, заискиванием.

В борьбе за лидерство в преступной группе важное значение приобретает физическая сила. Ведь с ее помощью можно лично самому добиться господства над сверстниками. Однако при взаимной поддержке в криминальных группах, борющихся с противостоящими криминальными и позитивно настроенными группировками, а также с официальным активом, фактор личной физической силы может компенсироваться сплоченностью группы, ее вооруженностью.

В качестве оружия обороны и нападения криминальные группы используют не только ножи, цепи, палки, бритвы, но все чаще и огнестрельное оружие, гранаты, взрывные устройства. Поэтому в преступной группе, функционирующей по законам стаи (скопа), лидерство нередко захватывают не физически сильные, а наиболее изворотливые и наглые подростки. Они обзаводятся "телохранителями" из числа психически недоразвитых, но физически сильных подростков.

Следует иметь в виду, что в последнее время в подростково-молодежной преступной среде наметилась тенденция к культивированию спортивной подготовки, к видам восточного единоборства и к занятиям культуризмом. Делается это для накачивания бицепсов.

Хорошо развитые мускулы, владение сложными приемами нападения становятся важным средством аттестации подростка или юноши для получения "высокого поста" в криминальной среде. По примеру взрослых лидеров преступных групп несовершеннолетние и юные "шишкари", "бугры" также стремятся обзавестись телохранителями.

Большое влияние на статус и роль подростка и молодого человека в криминальной среде оказывают социально-групповые факторы : возраст, социальная, региональная и национальная принадлежность.

Важную роль в процессе самоутверждения несовершеннолетних и молодежи играет возраст . В криминогенной и криминальной среде значимость возраста видна особенно ясно. Если взять средние возрастные показатели, то самый низкий статус в общеобразовательной школе имеют 7–10-летние, в специальной — 11–12-летние, в среднем и специальном ПТУ и ВТК — 14–15-летние подростки. Высокий статус при всех прочих благоприятных условиях имеют в общеобразовательных школах, средних ПТУ, спецПТУ и ВТК 15–17-летние, а в специальных школах 14–15-летние подростки.

В "моталках", "бандах", "конторах" на улице, в микрорайоне, "тусовках", как и в "зоне", все зависит от возрастного состава собравшихся. Но в целом указанные возрастные границы сохраняются. Если собрались подростки 11–15 лет, то ясно, что господствовать будут 14–15-летние. Надо сказать, что в среде несовершеннолетних и молодых правонарушителей возрастное различие в 1–3 года весьма существенно.

Не случайно средний возраст "бугров" ("шишек", "паханов") составляет в закрытых воспитательных и исправительных учреждениях 17,5 лет, а в спецшколах — 13,7 года. Это наиболее активная в криминогенном отношении группа несовершеннолетних. По сравнению с другими возрастными группами 17–18-летние располагают большими возможностями, чтобы утвердить и поддержать свой статус в групповой иерархии. Они сильнее физически, у них более богатый криминальный и жизненный опыт, знание норм и традиций криминогенной среды.

Возрастные различия влияют на самоутверждение и в среде совершеннолетней молодежи, например, в армейских условиях, о чем говорилось выше. Все это требует дифференциации воспитательной и профилактической работы, а также руководства межличностными отношениями с учетом возраста несовершеннолетних и молодежи.

Рассмотрим роль региональной (национальной) принадлежности в определении статуса несовершеннолетнего и молодого человека в криминальной среде и группе. Землячество, национальная принадлежность формируют специфическое чувство "мы". Если криминальная среда однородна по национальному признаку, то важную стратификационную роль играет землячество (члены группы из одного дома, с одной улицы или одного населенного пункта — деревни, города). Если она неоднородна по национальному составу, то роль национальной принадлежности в стратификации личности возрастает. Этот фактор особенно часто проявляется в закрытых специальных воспитательных учреждениях, колониях и армии, когда несовершеннолетний или молодой человек оторван от привычной среды (дома, друзей, знакомых). Наличие земляков или лиц своей национальности придает уверенности несовершеннолетнему или молодому человеку, облегчает его жизнь в новых условиях, обеспечивает психологическую и физическую защиту от притязаний и домогательств других.

Национальный (земляческий) фактор приобрел особую остроту в последние годы в связи с курсом республик на самостоятельность, государственную независимость. Однако возрождение национального самосознания и суверенитета дало, к сожалению, вредное побочное явление — всплеск ярого национализма, национал-шовинизма, нигилистическое отношение к другим нациям.

Например, на смену одному злу — "дедовщине" — в армию пришло другое — "групповщина" на национальной основе, когда "свой" — это только земляк, а остальные — "чужие"... Никакой сержант, не говоря уже о "дедах", не может послать представителя "преобладающей" национальности на грязную работу. Но ты обязан, если позовут, встать не раздумывая за "своих".

Таким образом, земляческая статусная структура сейчас вступила в жесткую конкуренцию с "дедовской". Это объясняется ростом количества неславянских группировок в армии и обострением национальных конфликтов в обществе.

Групповщина по национальному признаку или признаку землячества свойственна несовершеннолетним и молодежи в колониях, в специальных учреждениях и на свободе.

В одном из спецПТУ в Средней Азии пострадавшими от гомосексуализма, например, оказались лица лишь некоренной национальности — "мигранты" (русские, белорусы, украинцы, татары). Из средств массовой информации нам достаточно хорошо известны Долгопрудненская, Чеченская, Ингушская, Солнцевская, Люберецкая и другие молодежные группировки, борющиеся за сферы влияния в Москве под руководством мафиозных структур.

Что нам еще преподнесет земляческий (национальный) фактор в расширении сферы влияния криминальной субкультуры и ее трансформации — предвидеть не трудно. Специалисты считают, что армия, где доминирует земляческая структура, не просто небоеспособна, она социально опасна, она поставляет "солдат удачи" — наемников, кочующим по горячим точкам планеты в поисках приключений и крови. Все труднее будет принимать конструктивные меры в воспитательной и профилактической работе во всех социальных институтах (школе, ПТУ, специальных, исправительных заведениях, в армии), а также предупреждать самые вульгарные формы организованной преступности.

Все больше дают о себе знать кочующие по стране криминальные группы, сформированные по национальному признаку. В них складывается определенный психологический климат, возникают и закрепляются свои нормы и традиции. Появляясь в том или ином регионе страны, эти группы совершают преступления и, нагнав страха, исчезают или подчиняют себе местные группировки, длительное время эксплуатируют их.

Наиболее сильное влияние на статус, роль и позицию несовершеннолетнего и молодого человека в асоциальной группе оказывают криминологические факторы : стаж асоциального и криминального поведения; категория и квалификация криминальной группы; длительность пребывания ("срок") в спецшколе; специальном ПТУ; колонии; поведение в правоохранительных органах; соучастие в прошлых правонарушениях и особенно в преступлениях. Эти факторы преломляются через призму индивидуально-личностных и социально-групповых особенностей несовершеннолетних. Так, стаж асоциального поведения (бродяжничество, побеги из дома, приводы в милицию, употребление алкоголя, наркотиков) определяют "бывалость" подростка иди юноши, поскольку в нем весьма своеобразно отражается приобретенный жизненный и криминальный опыт, уровень криминальной "квалификации". Подросток (юноша) — не новичок в правонарушениях. Он знает, каковы порядки в приемниках-распределителях, а нередко — и в следственных изоляторах, своеобразных коммутаторах, без которых криминальная субкультура не может успешно функционировать.

Стажу асоциального и криминального поведения сами несовершеннолетние придают настолько большое значение, что отражают это в татуировках. Он становится "сигналом" при опознании "своих" и "заявке" подростка на определенное положение в среде сверстников специального ПТУ, спецшколы, ВТК (приемника-распределителя и т.п.). Чтобы занять более высокое положение в группе ("в зоне") подростки приписывают себе "заслуги" (судимости и преступления, которые не совершали и т.п.). Правда, стремление "незаконно" получить привилегию сурово наказывается "авторитетами", группой. "Если узнают, что наколка ложная и сделана ради куража, лютая разборка ждет нарушителя конвенции, от отрубания пальца с неправедным "перстнем" до превращения его в презираемого всеми "петуха". Чтобы самоутвердиться и занять высокое положение в асоциальной и криминальной среде, новички должны пройти соответствующее испытание, доказать, на что они способны.

Среди несовершеннолетних и молодежи сильно развито чувство "мы", выражающееся в попытке причислить себя к тому или иному виду криминальной группы . Возникновение нетрадиционных объединений молодежи (прозападных, политически не ориентированных, альтернативных, историко-националистических, религиозных, экологических, сексуально ориентированных и др.) не нивелировало, а обострило значимость принадлежности подростка и молодого человека к "своей" социальной группе, определения ее статуса в молодежной среде. При этом престижность традиционных криминогенных и нетрадиционных современных молодежных групп не совпадает, существуя как бы параллельно.

В традиционной криминальной группе самое высокое положение занимали и занимают лица, относящие себя к "ворам". Они пользуются наибольшим авторитетом в преступной среде не только "зоны" (спецПТУ, спецшколы, ВТК и т.п.), но и за ее пределами. По значимости вслед за "ворами" стоит наиболее активная часть правонарушителей — грабители и разбойники. Их групповые преступления имеют корыстные мотивы и насильственный характер действия. Ниже стоят фарцовщики, мошенники, хулиганы и насильники. Еще менее авторитетны в криминальной среде мелкие воришки, бродяги, попрошайки, стоящие в спецПТУ, спецшколе и ВТК, как правило, особняком. Завершают нижнюю часть престижного ряда криминальной группы лица, занимающиеся мужеложством, сутенерством и т.п., совершившие так называемые "неприятные" преступления, насильники детей, правонарушители-одиночки. Последние часто оказываются в положении изгоев.

Не одинаков уровень престижности территориальных "банд", "команд", "контор". Все зависит от авторитета лидера во взрослой преступной среде, степени связи данной группы с преступными группами взрослых. Если группа несовершеннолетних преступников является "филиалом" преступной группы взрослых (мафии), то авторитет "взросляка" полностью переходит на авторитет группы несовершеннолетних, а порой — и на каждого ее члена.

Современные нетрадиционные группы (например, фанаты, итальянцы, аристократы, рокеры и др.) вначале возникают не как криминальные, а как объединяющие молодежь для решения своих, преимущественно досуговых проблем. На криминальный путь они становятся там, где запущена профилактическая работа. С ними борются вместо того, чтобы взять их в союзники. Престижность этих групп преходяща. Она зависит от того, какое молодежное течение входит в моду (находится ли оно на пути своего становления, достигло ли расцвета или находится в стадии заката).

Преобладание сторонников той или иной группы в данной спецшколе, спецПТУ, ВТК, в микрорайоне также имеет значение. Существование и престижность группы зависит и от сплоченности ее членов и их умения постоять за себя. Более сплоченными бывают воровские группировки, поэтому даже небольшим числом они нередко "держат власть" в "зоне" или на территории.

Важное значение для самоутверждения подростка и молодого человека в криминальной среде имеет длительность нахождения в группе , в закрытом заведении (спецПТУ, ВТК и т.п.).

Интересно, что несовершеннолетние и молодежь отождествляют уголовное наказание в виде лишения свободы и принудительную меру воспитательного характера в виде помещения в спецПТУ и спешколу, соответственно приравнивая время пребывания в них к сроку лишения свободы (в ВТК). Этот срок объективно оценивается несовершеннолетними и молодежью в двух аспектах:

как время непрерывного нахождения в специальном заведении и ВТК, когда с его увеличением "вес" и значимость личности возрастают. Это автоматически дает возможность после соответствующего "посвящения" перейти из категории притесняемых новичков в категорию "пацанов", а затем — в категорию притесняющих старожилов ("старшаков", "старичков", "дедов"); как суммарное время, проведенное несовершеннолетним или молодым правонарушителем последовательно в специальной школе, приемниках-распределителях, специальном ПТУ и ВТК. Оно отождествляется со стажем пребывания в закрытых учреждениях, знанием правил и порядков, действующих в них. Чем больше времени провел подросток в стенах разных учреждений подобного рода, тем больше опыт, "бывалость".

Пребывание специальных ПТУ, других учебно-воспитательных учреждениях, приемниках-распределителях и колониях отражается в татуировках. Это позволяет наглядно демонстрировать превосходство "старичков" над новичками. Проблема взаимоотношений "старичков" и новичков актуальна в любом учреждении для несовершеннолетних и молодежи. Однако особую значимость имеет она в закрытых воспитательных учреждениях и ВТК, при работе с несовершеннолетними нарушителями, а также с молодыми солдатами, где всевластие "старичков" приобретает негативный характер.

Подросток и молодой человек может обеспечить себе высокое положение в асоциальной среде, если заручиться поддержкой тех, кто его здесь знает и может за него поручиться.

Поэтому весьма важную роль играет наличие или отсутствие в криминальной группе соучастников преступлений и правонарушений, пользующихся авторитетом в данной среде. Поручиться за новичка могут земляки, которые знают его, слышали о нем или имели общих знакомых, имеющих авторитет в данном сообществе. Особое значение имеет поручительство лиц одной национальности с новичками. Наличие соучастников и представителей его нации, гарантирует новичку защиту от притязаний других лиц и избавляет его от необходимости проходить унизительную процедуру проверки ("прописку"). В свою очередь "старичики" также заинтересованы в том, чтобы найти новичков и земляков, которые пополнили бы ряды их сторонников. Такая же картина наблюдается и в армейских подразделениях.

Таким образом, факторы национальной принадлежности, землячества, соучастия в прошлых правонарушениях и преступлениях тесно связаны между собой, поскольку их роль в процессе самоутверждения в криминальной группе одна — обеспечить поручительство за вступающего в группу новичка.

Статус подростка и молодого человека, его "падение" или "возвышение" в криминальной среде в значительной степени зависит от поведения в правоохранительных органах (при приводах в милицию, нахождении в приемниках распределителях, в комиссии по делам несовершеннолетних, у следователя и т.д.). Самым большим проступком перед соучастниками считается признание своей вины, раскаяние, явка с повинной, помощь следствию и суду в установлении истины, нежелание брать вину на себя и выгораживать лидера, особенно взрослого. Тот, кто ведет себя подобным образом, становится "предателем", навсегда утрачивает авторитет в криминальной среде. "Дурная" репутация такого человека становится известна в спецшколе, спецПТУ, ВТК, по месту жительства.

Игра же в "несгибаемость", корпоративную "честность" идет на пользу опытным преступникам, спекулирующим на чувствах товарищества, коллективизма несовершеннолетних и молодежи.

Таким образом, криминологические факторы позволяют высветить личность с позиций глубины ее криминального заражения и асоциального опыта.

Большое влияние на статус несовершеннолетнего и молодого человека в криминальной среде оказывают психолого-поведенческне факторы. К ни относится поведение новичка в период адаптации в группе, отношение к активу и "низам", средствам воспитания, режиму учреждения или нормам морали на свободе. Попадая в новую среду, подросток и молодой человек обычно выбирает свою линию поведения. Но свой замысел ему нередко реализовать не удается, поскольку он находится под пристальным вниманием лидера криминальной-группы и "старичков" ("паханов", "бугров").

Чтобы подчинить себе новичков, "авторитеты" прибегают к запугиванию, шантажу, обману, посулам, ложному покровительству, избиению, игре на чувствах товарищеской солидарности, чести и т.д.

Широко применяется способ "замазывания" новичка, т.е. постепенного втягивания его в преступную деятельность. Новичка могут принудить совершить преступление, таким образом пытаясь отрезать ему путь к законопослушному поведению. Чем более тяжкое и дерзкое преступление совершает он лично, чем более велика его роль в групповом преступлении, тем быстрее он самоутвердится, тем выше его статус.

Важным фактором, способствующим самоутверждению несовершеннолетнего и молодого человека является, с одной стороны, его отношение к "авторитетам" а с другой стороны — к изгоям . Система воздействий на членов криминальных групп строится так, чтобы каждый из них "чтил" "бугров", "шишек", "вожаков", "авторов". Неукоснительное выполнение их распоряжений позволяет приблизиться к ним и влиять на других подростков и молодых правонарушителей от их имени. Стремление к прислужничеству порождает угодничество, заискивание перед "сильными". Но более слабым членам криминальной группы свойственно стремление во что бы то ни стало выбиться "в люди", оторваться от "низов", добраться до вершин неофициальной власти. Они глумятся прежде всего над теми, кто не входит в данную криминальную группу, кто стоит на нижних ступенях групповой иерархии.

Общение с этими лицами, их защита, совместная деятельность (развлечения, прием пищи, физические контакты и т.п.) неминуемо ведут к подрыву авторитета, кто это допускает. Чем непримиримее и беспощаднее несовершеннолетний и молодой человек к "низам", тем прочнее его позиция в криминальной среде.

Реальной силой, которая противостоит "авторитетам", является актив, социально-позитивные группы "в зоне" и на свободе. На них и должны опираться работники правоохранительных органов, педагоги спецшкол, спецПТУ, сотрудники закрытых спецучреждений в борьбе с криминальной субкультурой.

Естественно, что враждебное отношение к активистам и социально-позитивным группировкам, стремление всячески опорочить их считается заслугой подростка и молодого правонарушителя в криминальной среде. Не поощряется здесь и участие в работе общественных организаций и органах ученического самоуправления любого учебного заведения. Сегодня значение органов ученического самоуправления, общественных организаций несовершеннолетних в школах, ПТУ, специальных учебных заведениях, ВТК существенно возрастает. В спецшколе, спецПТУ и, ВТК учитывается, например, участие в их работе при определении исправленности и решении вопроса о досрочном освобождении из ВТК, выпуске или переводе подростка из спецшколы или спецПТУ для продолжения учебы. Несмотря на это случаи прямого отказа участвовать в работе актива встречаются часто. Однако, и вступая в актив, асоциально и криминально настроенные несовершеннолетние и молодые люди нередко начинают двурушничать, разлагать органы ученического самоуправления. Чтобы предупредить подобное явление не практикуется назначать (выбирать) командирами (старостами) учебных групп, отделений, отрядов или председателями советов учащихся лиц из числа "авторитетов" в спецшколах, спецПТУ и ВТК.

Следует заметить, что в последние годы все больше дает о себе знать не наблюдавшаяся раньше тенденция сращивания актива с уголовными авторитетами , позволяющая использовать всю полноту официальной и неофициальной власти, чтобы держать "низы" в повиновении, жить за их счет. Не является ли это своеобразным отголоском сращивания на свободе мафиозных структур с представителями власти? Здесь есть почва для размышлений.

Положением о специальной школе (специальном ПТУ), Исправительно-трудовым кодексом Российской Федерации определены основные средства исправления и перевоспитания правонарушителей. К ним относятся общеобразовательное и профессионально-техническое обучение, учебно-производительный труд, политико-воспитательная и культурно-массовая работа. В криминальных группах несовершеннолетних и молодежи негативное отношение к таким средствам поощряется и ставится в заслугу подростку или юноше. Однако, им приходится считаться с тем, что позитивное отношение к средствам исправления и перевоспитания ( добросовестная учеба, честный труд, примерное поведение, участие в работе различных секций, предметных кружков и т.д.) является одним из показателей исправленности. От него зависят досрочный выпуск из спецшколы, спец-ПТУ, условно-досрочного освобождения из ВТК, различные льготы.

Чтобы продемонстрировать "авторитетам" свое отрицательное отношение к труду, учебе, политико-воспитательной работе и одновременно сохранить официальные преимущества, даваемые за честный труд, примерное поведение, прилежную учебу, сторонники криминальной субкультуры прибегают к скрытому противодействию администрации . В таких случаях демонстрируются показная активность и показное усердие, а в отсутствие мастера в учебно-производственной мастерской применяются изощренные способы присвоения результатов чужого труда путем вымогательства, рэкета, игры в карты, на спор (мошенничества), взимания платы за покровительство и т.п. Чтобы уклониться от работы, несовершеннолетние и молодые люди используют симуляцию, аггравацию болезней и членовредительство, выдавая их за производственный и бытовой травматизм.

"Авторитеты" охотно посещают лекции на нейтральные в нравственном отношении темы, носящие преимущественно информационный характер, но мероприятия воспитательного характера пропускают или пытаются сорвать их так, чтобы самим остаться вне подозрения. Занятия они стараются пропускать по "уважительной" причине, а нередко сорвать их, домашние задания не выполняют.

Лица, нарушающие, например, требования режима в спецшколе (спецПТУ, ВТК), распорядок дня в общеобразовательной школе или ПТУ, могут повысить свой статус в криминальной группе. Демонстративные нарушения, пререкания с педагогами, срыв уроков, создают вокруг такого подростка или юноши ореол мужественности и смелости. В печати сообщалось об избиениях учащимися учителей. Поэтому в некоторых школах, например. Красноярского края, вынуждены учредить милицейские посты. Профессия педагога становится опасной для жизни не только в колонии, спецПТУ, но и в обычной школе, ПТУ. Поэтому не следует забывать, что такие действия весьма заразительны и способны перерасти в групповые нарушения, а в специальных и исправительных заведениях — в массовые эксцессы. По механизму психического заражения в них втягивается основная масса несовершеннолетних и молодых людей. Результатом этого могут стать массовые уходы из спецшколы и спецПТУ, массовые побеги из ВТК, групповые неповиновения, отказы от работы и др. Так, например, в бывшей Московской специальной школе для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания, при наполнении 100 человек в год совершалось 360 побегов. При этом "бугры" в любое время самовольно оставляли школу, по-существу, диктуя администрации и педагогическому коллективу свои требования, с которыми те вынуждены мириться, сознательно повышая этим статус "бугров" представлением им привилегий, наделением их милицейскими функциями путем формирования из них "группы захвата" для поиска, задержания и возвращения в школу беглецов из числа "низов".

Мы попытались выявить значимость каждого из проанализированных факторов в определении статуса личности несовершеннолетнего в групповой иерархии двумя срезами (1980 и 1990 гг.) (см. таблицу 5).


Таблица 5

Ранжирование, проведенное несовершеннолетними и экспертами, значимости факторов, определяющих статус личности в групповой иерархии


ris7.png


Из таблицы видно, что существует достаточно тесная связь между рядами факторов, проранжированных несовершеннолетними осужденными, учащими спецПТУ и экспертами (сотрудниками ВТК и спецПТУ) — 1980 г. — r=0,83; 1990 — r=0,65. Это означает близость их оценок и мнений по данной проблеме. Однако следует отметить, что в 1980 году связь этих двух оценок была значительно теснее. В современных условиях разброс мнений у воспитанников спецПТУ и экспертной больше.

Вместе с тем в исследовании обнаружено существенное изменение ранговых мест ряда факторов. В определении статуса несовершеннолетнего в группе прежде всего возросло значение фактора "национальность" (региональное происхождение), а также фактора " соучастие в прошлых преступлениях". Высоко стоит фактор "отношения к слабым", "низам" (у учащихся спецПТУ на 3-е месте). Это свидетельствует о дальнейшей дегуманизации отношений по вертикали в криминальных группах. Несколько увеличилась значимость возраста (при сравнении осужденных в 1980 г. и учащихся спецПТУ в 1990 г.) в определении положения личности в криминальной группе (среде).

В изменении значимости конкретных показателей к 1990 году отражается динамика криминальной субкультурыс одновременным сохранением устойчивости в оценке рассматриваемых факторов. Как бы параллельно идут два процесса: ужесточение нравов криминальной субкультуры, особенно в группах вульгарных преступников и одновременно ее демократизация в группах профессиональных преступников. По существу, иерархия отношений в преступных группировках копирует наши социальные отношения, как в кривом зеркале. Эту мысль продолжает бывший заключенный: "...Законы там суровые... Но суть, что у вас, что у нас — одна. Авторитет должен быть железным. И неважно, какими способами ты его делаешь". Ему вторит другой "простой советский заключенный", обратившийся с письмом в "Известия": "Я повидал здесь много "хорошего": и как убивают, и как отнимают последнюю честь — насилуют, "чтобы не вякал".

Вульгарная преступность потому и называется вульгарной, что там сила и жестокость "правит бал". Все это отражается и на способах определения статуса личности, ее роли в преступной группе и криминальных деяниях. Иное дело — профессиональная Преступность, где главное — ум, холодный расчет. Пресса отмечает, что в такой преступной среде "в последнее время произошла своего рода демократизация, поэтому бандами сегодня в одиночку не руководят".

Кроме "пехоты" (так называют сейчас рядовых боевиков в преступных группировках) в каждой группе есть несколько главарей. Они могут ненавидеть друг друга, но против "низов" ("пехоты", "автоматчиков") выступают вместе. Все это существенно отражается на значимости того или иного фактора при определении позиции и статуса любого члена группы. В случае сговора (особенно в подростковых и молодежных группировках) главари могут легко снизить статус любого члена группы, имеющего хорошие показатели по всем рассматриваемым факторам, "чтобы не вякал".

Таким образом, глубокое знание и всесторонний анализ каждого из рассматриваемых факторов, а также их динамики в связи с изменениями в преступном мире, позволяют достаточно точно определить статус любого несовершеннолетнего и молодого человека в криминальной среде, не прибегая к социометрии и другим психологическим методам; предвидеть его поведение, разработать дифференцированные и индивидуальные программы профилактики правонарушений, исправления и перевоспитания "верхов", "нормально живущих" и "низов".