Часть I. Развитие двойника

Глава 9. Двойник


...

Двойник и его сигналы

Задумывались ли вы когда-либо над тем, почему вы видели во сне животное или какую-нибудь странную ситуацию, после того как вас расстроил друг или что-то огорчило на работе? Точка зрения шамана на этот процесс сновидения заключается в том, что ни вы, ни ваши друзья не являются самими собой. Вы все либо животные, либо сказочные чудовища. Когда дон Хуан, фантазируя, помогает Кастанеде вызвать образы его друзей, все друзья Кастанеды появляются в образе грибов, тигров или других животных. Дон Хуан говорит, что эти образы представляют союзников ваших друзей.

Иными словами, фантазии и сновидения ваших друзей есть образ их природы, неотъемлемой, но неинтегрированной. Вы входите в область сновидений, чтобы узнать, что действительно происходит и что не происходит в реальности. В сновидениях вы видите своих друзей бессознательными, их действиями управляют вторичные процессы в виде символов или призрачных фигур.

В известном смысле вы всегда подозреваете о существовании скрытых сил за кулисами повседневной жизни. Сновидения отображают отвергнутые аспекты жизни. Обычно вы не заостряете свое внимание на этих аспектах — отвергнутых частях самого себя, закамуфлированных аспектах окружающего.

Однако у вас может быть друг, который и в повседневной жизни остается самим собой. Он ведет себя совершенно естественно и является вам в ваших сновидениях собственной персоной. Кастанеда, например, был шокирован открытием, что один из его наставников-шаманов предстает перед ним в фантазиях не в виде символа. Хенаро является Кастанеде как сам Хенаро. Кастанеда так ошеломлен, что дон Хуан старается успокоить его, объясняя: «Хенаро теперь свой собственный двойник». Невозможно понять, реален он или нет, и все же двойник Хенаро, как говорит дон Хуан, так же реален, как и он сам. Двойник Хенаро фактически есть он сам, и этого объяснения должно быть достаточно.25


25 Castaneda. Tales of Power, 42–43.


Его было бы достаточно, если бы вы были практикующим и просветленным даосом. Но вы, вероятно, идентифицируете себя с временем и пространством, физическим телом и миром западной культуры. Когда шаман объясняет, что Хенаро реальный и нереальный, не сон и не явь, не мертвый и не живой, то он имеет в виду, что колдун идентифицирует себя с духом в той же мере, что и с миром. Нет более разницы между этими двумя. Он одновременно и реальный и нереальный, и ни то ни другое.

Если кто-то обладает цельным «я», вы видите его в своих фантазиях и видениях таким, каков он есть. Вот почему Хенаро в стране снов выглядит так же, как и на улице. Как Хенаро стал таким? Он мог быть просто конгруэнтным. Или он много лет занимался терапией? Или, может быть, другие шаманы отправлялись в забытые миры, чтобы найти отвергнутые части его души? А может, он просто унаследовал шаманский дух и теперь его действия не идут вразрез с его чувствами?

В терминах процессуальной терапии вы обычно отождествляетесь с первичными процессами и отказываетесь от вторичных процессов. Вы создаете барьеры своим вторичным переживаниям. Если в детстве вас обижали, части вашей детской души отвергаются и появляются только в сновидениях. Если подростком вы боялись быть красивым или если никто не хотел танцевать с вами, то, возможно, подросток покинул вашу сознательную душу и ушел в другой мир. Возможно, вы расстались и со своей «животной натурой», если люди, которые воспитывали вас, испытывали страх перед собственными инстинктами.

В любом случае все кончается тем, что вы как бы раскалываетесь на части. Как открыли шаманы, эти части находятся в подземных или небесных мирах. Теперь известно также, что они представляют собой отвергнутые части настоящего момента. Они появляются в ваших телесных сигналах, даже если вы не осознаете их и если другие не могут понять значения ваших двойных сигналов, то есть поведения, с которым вы не отождествляетесь.

Например, если ваше детство было трудным, вы будете подавлять свои детские инстинкты, хныкать и жаловаться, вместо того чтобы играть. Если вы подавляете эти сигналы, ваши друзья смущаются и видят во сне эти сигналы как детские образы, с которыми, как вам кажется, вы не связаны. Следовательно, вы можете появляться в сновидениях других людей как ребенок, эльф, чудовище, бизнесмен или гуру, в зависимости от того, от чего вы отрекаетесь в данный момент.

Ваши сновидения и телесные сигналы дают вам шанс обрести себя. Сновидения показывают те части мира, которые вы можете научиться признавать в себе и своих друзьях. Обдумайте возможность того, что ваши переживания, фантазии, сновидения и телесные ощущения — все аспекты сновидящего тела — специфичны для данного времени и окружения. В этом случае осознавание означает не только личную внутреннюю работу, но и внешнюю. Осознавание означает пробуждение вашего внимания к окружающему миру.

Вот пример того, как это может сработать. Эми и я решили поэкспериментировать совместно с нашим общим другом Рейчел, поставив себе целью побыть полностью самим собой. Каждый из нас взял на себя задачу осознать собственные двойные сигналы и жить в соответствии с ними в своем сновидящем теле.

Когда мы начали эксперимент, Рейчел обнаружила, что кокетничает. Она применила к себе свое второе внимание и сосредоточилась на сигналах, которые казались ей именно такими. Она экспериментировала, флиртовала и строила мне глазки. Между тем Эми, изучавшая свои собственные сигналы, обнаружила, что ее плечи двигаются. Она тоже использовала свое второе внимание и, удерживая эти движения в своем сознании, позволила дать им волю. Она следовала за своими руками, которые пытались взмахивать, словно крылья, и внезапно превратилась в дикую птицу. Она пронзительно закричала на Рейчел за ее флирт, заставив всех нас рассмеяться. Мы были людьми, но мы в такой же степени могли быть и тремя птицами, выясняющими взаимоотношения.

Когда мы перестали смеяться, я попытался выяснить, что же случилось со мной. Я заметил, что старался действовать так, будто меня ничто не беспокоило. Затем я обнаружил, что втягиваю голову в плечи, и понял, что две женщины испугали меня. Став своим двойником, я убежал от них обеих, моля о защите от их сил. И мы снова разразились смехом.

Когда я спросил себя, от чего я убегал, то пришел к выводу, что бежал не только от их сил, но и от собственной слабости. Я чувствовал себя ненужным, не заслуживающим их внимания и боялся обратиться к ним. Набравшись храбрости, я попросил их о помощи. Спустя некоторое время обе женщины сделали то же самое. Войдя в наши двойные сигналы, мы стали конгруэнтны в тот момент. Мы жили жизнью своих двойников.