Глава 4. Эмоциональная депривация

1. Эксперименты с животными

Роль эмоционального общения в жизни человека и животных отражена в народной мудрости, которая гласит, что «доброе слово и кошке приятно». Простые наблюдения показывают, что, если домашнее животное не гладить, не держать на руках и т. п., оно становится пугливым, «колючим» и агрессивным.

Специальные эксперименты по изучению эмоциональной депривации у животных проводились путем ограничения контакта детеныша с матерью. Наибольшую известность приобрели эксперименты Г. Харлоу с обезьянами [17]. Он подверг критике положение психоанализа о том, что ребенок привязан к матери лишь постольку, поскольку она удовлетворяет его первичные потребности. Харлоу подчеркивал, что фрейдистская теория «корыстной любви» не объясняет феномен привязанности. Мать не только обеспечивает ребенка едой, но еще и дает ему комфорт и теплоту.

Харлоу помещал в клетку новорожденного детеныша макаки-резус. При этом у обезьянки был доступ к двум манекенам – моделям матери. У одной из них было «тело» из проволочной сетки, сидя на которой можно было попить молока. У другой сетка была затянута мохнатой материей и не была снабжена едой. Оказалось, что обезьянки значительно больше держались за матерчатую «мать», прижимались к ней, висли на ней. На проволочном манекене они только ели, затем возвращались снова на мягкий. Это позволило сделать вывод, что телесный контакт и комфорт более важны, чем просто возможность поесть.

Если возникала ситуация опасности (перед детенышами помещали двигающегося и бьющего в барабан медвежонка), то они в ужасе убегали и прятались где-нибудь в уголке. Однако если вблизи находилась замещающая матерчатая «мать», то они бежали и прижимались к ней. Там они постепенно успокаивались, оборачивались к неизвестному страшному предмету, затем даже приближались к нему и начинали исследовать его. Детеныши без матери замирали в уголке, тогда как детеныши с «матерью» оказывались способными преодолевать свой страх в пользу познания окружающего мира. Когда обезьянки подросли, они часто в таких случаях брали матерчатую «мать» с собой, так как она была нетяжелой.


Таким образом, материнская депривация препятствует стремлению к познанию, что сказывается не только на эмоциональном, но и на последующем интеллектуальном развитии. Любопытство, направленное на внешнее окружение, является оборотной стороной чувства эмоциональной защищенности, которое обеспечивает уверенность, необходимую для исследовательской активности.

По мнению Харлоу, взаимная привязанность детеныша обезьяны к матери является той эмоциональной средой, которая устанавливает чувство доверия, служащее долговременной основой для последующих социальных отношений со сверстниками. Эти эмоциональные отношения, в свою очередь, готовят почву для гетеросексуальных отношений. В экспериментах Харлоу выросшие в изоляции обезьяны (лишенные к тому же и общения со сверстниками) в дальнейшем были сексуально безнадежны. Если же в результате искусственного оплодотворения они становились родителями, то детеныши их либо не интересовали, либо они их били и отталкивали.

Описаны и наблюдения за аналогичными ситуациями у животных в «полевых» условиях.

В Танзании в изучаемой группе обезьян в четырех случаях погибла мать. Детеныши были уже достаточно зрелыми и не зависели от нее ни в питании, ни в отношении непосредственной защиты. Кроме того, они были «усыновлены» своими старшими братьями и сестрами. Несмотря на это, у них вскоре появились особенности, напоминающие поведение животных в лабораторных опытах с материнской депривацией: они переставали играть, становились апатичными, погружались в автоматизмы и даже умирали [17].


Эмоциональная депривация у детей и животных, безусловно, имеет много существенных различий. Однако присутствуют и черты сходства. Это дает возможность лучше понять природу и закономерности данного явления.