Глава 3

Подход стратегического взаимодействия

Начиная с конца 1960-х годов, когда общественность впервые обратила внимание на проблему деструктивных культов, люди ищут различные пути спасения своих близких. Первым подобным попыткам, таким, как модель депрограммирования, был присущ схематизм, к тому же они не всегда имели законный характер. За последние тридцать лет сформировались методы консультирования, появились более специализированные исследования по социальной психологии, предлагающие эффективный нструментарий для борьбы с контролем сознания в культах.

Прошло более двенадцати лет с тех пор, как я впервые опубликовал книгу "Борьба с культовым контролем сознания". Со временем я оценил, какие подходы были эффективными, а какие — нет. С появлением новых моделей совершенствовался процесс консультирования. Книга подробно и в доступной форме излагает сущность подхода стратегического взаимодействия (ПСВ) — интегральной системы операций, направленных на выведение сознания человека из-под контроля культа.

Среди извлеченных мною уроков наиболее серьезный состоит в том, что уход человека в культ в высшей степени пагубно сказывается на состоянии его семьи. Родители часто бывают охвачены страхом, гневом, чувством вины и неверием в свои силы. Супруги, прожившие в браке долго и счастливо, также не выдерживают напряжения. Родные братья и сестры, находившиеся в очень хороших отношениях, чувствуют отторжение, если их навязчиво уговаривают присоединиться к культу, и по меньшей мере возмущение и обиду, когда их начинают обвинять во всех смертных грехах в случае отказа. Если в семье существовали такие проблемы, как ревность, недоверие или конфликты вокруг распределения власти либо сложности с общением и интимной жизнью, после столкновения с культом положение может оказаться весьма тяжелым. Большинство родных братьев и сестер испытывают разочарование и гнев, когда видят, какую боль культист причиняет семье. Нередко в течение недель, месяцев и лет члены семей прилагают все усилия, чтобы сохранить хоть какую-то надежду на позитивное будущее.

Первый шаг ПСВ заключается в содействии изменению и поощрении личностного роста. Происходит это в ходе целенаправленного обучения как самой семьи, так и члена культа. Только тогда возможно создать условия, которые побудят адепта посмотреть на группу со стороны и начать сомневаться в истинности культа. Основной подоплекой ПСВ является уверенность в том, что человек, испытывающий контроль сознания, в конечном счете вырвется на свободу. Поскольку единственными переменными тут являются время и легкость/трудность выхода, то следует делать все возможное, чтобы процесс был быстрым и легким.

ДЖИМ М. И РАМА

Один из случаев, лучше всего иллюстрирующих подход стратегического взаимодействия, касается молодого человека по имени Джим М. (это не настоящее его имя), присоединившегося к квазибуддистскому компьютерному культу, основанному покойным Фредериком Ленцем, или «Рамой».27 Мать Джима обратилась ко мне за помощью, и я отвел немного времени для ознакомительной беседы. Я выяснил, что родители Джима были разведены и затем оба вступили в повторные браки. Постепенно стало ясно, что в качестве важного козыря в установлении связи с Джимом мог выступить его отец. Сначала мать Джима отказывалась общаться с бывшим мужем. После совместной встречи со мной, новым мужем и братом Джима Дутом она согласилась разрешить Дугу поговорить с отцом. Дуг предложил отцу прочесть мою книгу "Борьба против культового контроля сознания" и организовал встречу с ним и его новой женой.


27 В этой группе компьютерное программирование использовалось и как сфера бизнеса, и как культовая идеология. (Прим. перев.)


Этот случай доказывает положительный эффект от объединения возможностей разных сторон. Случайно совпало, что новая жена отца была практикующей буддисткой и при этом заканчивала докторантуру в одном из университетов Бостона. При ее знании буддизма она вполне могла предложить Джиму систему взглядов для сравнения философии Ленца с подлинными буддистскими догматами, такими, как четыре благородные истины и Восьмикратная тропа. Узнав, что Дуг, брат Джима, брал уроки игры на барабане у бывшего члена культа Рамы с большим стажем, я попросил Дуга поговорить с ним, выяснить, почему он оставил группу, и попросить о помощи.

Поскольку Джим всегда любил живую природу, мы попросили несколько самых близких друзей детства пожить с ним в туристском лагере, попеть песни, повспоминать и поговорить о настоящем: почему, например, Джим решил бросить колледж, переехать в Нью-Йорк и изучать компьютеры — область, которой он не интересовался до знакомства с Ленцем? Также предполагалось, что Джим с отцом совершат пеший поход. Джим отнесся к этому положительно. Идея мероприятия состояла в том, что каждый должен был выполнять свою определенную функцию в структуре взаимодействия.

В результате осуществилась серия взаимодействий между Джимом, членами семьи и близкими друзьями. Кульминацией была встреча Джима и преподавателя игры на барабане. Он рассказал Джиму о некоторых негативных впечатлениях, связанных у него с группой Рамы, таких, как трата значительных денежных сумм на курсы Ленца или известие о том, что Ленц занимался сексом со многими своими последовательницами, включая одну из бывших подруг барабанщика. Наконец, утром предполагаемого путешествия с отцом Джиму предложили встретиться со мной и некоторыми бывшими членами культа. Он с готовностью согласился.

Поскольку мы проделали массу подготовительной работы и добились взаимопонимания и доверия в ходе актов «мини-взаимодействия», быстро стало очевидно, что основная проблема для Джима заключалась в уверенности, что у него были «духовные» переживания (например, он видел золотой свет, исходящий от Ленца и заполняющий комнату). Я объяснил, что такие галлюцинации часто являются результатом легковоспроизводимых гипнотических процессов, имеющих мало общего с духовностью. Джим попросил меня доказать это. Я был вынужден продемонстрировать ему этот гипнотический эффект: попросил его закрыть глаза и медитировать, как он делал месяцами у Ленца, а когда заметил расслабление его лицевых мускулов, начал говорить: "Ты будешь медитировать глубже, чем когда-либо ранее, и я не хочу, чтобы ты открывал глаза, пока не будешь готов увидеть еще более яркий свет, исходящий от меня". Прошло меньше минуты, после чего он открыл глаза, посмотрел на меня и сказал: "Стоп! Это ярче света, который я видел вокруг Ленца! Это именно так — я выхожу! " Все, кто находился в комнате, вздохнули с облегчением, а Джим немедленно добавил: "Есть целый ряд людей, с которыми я хотел бы поделиться этой информацией, чтобы и их вытащить из группы".

Как узнала семья Джима, ПСВ предоставляет большой выбор вариантов, привлекая ресурсы, умения и знания всех участников. ПСВ — это практический подход, поощряющий друзей и семью делать последовательные шаги посредством того, что я называю "мини-взаимодействиями": звонки по телефону, письма или дружеские беседы лицом к лицу. С депрограммированием или консультированием о выходе дело обстояло иначе. Эти подходы слишком полагались на организацию формального трехдневного воздействия. Несмотря на некоторую ущербность предшествующих методик, знания о них необходимы, так как помогают узнать, каких типов поведения следует избегать при взаимодействии с близким человеком.

ЧТО ТАКОЕ ДЕПРОГРАММИРОВАНИЕ?

В начале 1970-х годов Тед Патрик человек исключительно здравый, хотя и не имевший никакого формального образования в области консультирования, пришел к убеждению, что члены его семьи подверглись "промыванию мозгов" со стороны Мозеса Дэвида Берга, лидера группы так называемых "Детей Бога", ныне известных как «Семья», Патрик был настроен действовать решительно. Он логично рассудил, что коль скоро культы применяют методы индоктринации, «программирующие» верования посредством гипноза, подражания, повторения и техник изменения поведения, возможен и обратный ход этого процесса. Процедура получила название «депрограммирования». С тех пор стало ясно, что модель депрограммирования является слишком упрощенной. Сознание и психика человека не могут быть запрограммированы или депрограммированы подобно компьютеру. Человек — не робот.

В основе своей депрограммирование — это ориентированная на содержание проблемы, а не на личность, тактика переубеждения, в основном апеллирующая к здравому смыслу, которая иногда предусматривает насильственное похищение и принудительное заточение.28 Реальное депрограммирование происходит тогда, когда предполагается возможным «подцепить» (поймать) культиста и когда это удобно для депрограммиста. Процесс протекает так. Члена культа привозят в тайное место, находящееся под постоянной охраной, где он не может остаться наедине с собой, даже в ванной. Иногда в помещении заколачивают окна, чтобы исключить возможность побега. Депрограммирование длится целыми днями, а иногда и неделями до тех пор, пока адепт не проявит признаки резкого психологического перелома и освобождения от влияния культового контроля сознания (впрочем, он может успешно притвориться, что сделал это).


28 Термин «депрограммирование» использовался и для описания добровольных воздействий, хотя главным образом он применяется для описания принудительного процесса.


Депрограммирование вызывает самые глубокие страхи участников культов. Действительно, раз семья и друзья захватывают их насильственно, то им нельзя доверять. Травму может нанести и то, что адепт поначалу видит не своих близких, а неизвестных людей, которые запихивают его в фургон, увозят прочь и держат взаперти. Последователи культа убеждены, что эти люди являются воплощением зла, и проявляют недоверие, гнев и возмущение.

Таким образом, депрограммирование имеет много недостатков. Я встречал множество успешно депрограммированных людей, которые до сего дня страдают от психологических травм, нанесенных в ходе применения данного метода. Эти люди были рады освободиться из тисков культового программирования, но им не повезло с методами оказания помощи.29


29 Начиная с 1980 года я неоднократно выступал с публичной критикой насильственного депрограммирования. Чтобы дискредитировать меня, культы лгут как своим членам, так и общественности. Истина заключается в том, что я участвовал приблизительно в дюжине депрограммирований для мунистов в 1976–1977 годах. Большинство их было успешными. Два не удались. Факты таковы, что меня никогда не арестовывали, не подвергали преследованию как уголовного преступника, и даже никто из тех, с кем я встречался или кого я консультировал, не преследовал меня по суду.


Профессиональный консультант Кэтлин Мэнн в 1990 году пережила шок, проводя аспирантское исследование по психологии, о чем она писала в письме ко мне.30 Профессор, которому она доверяла, предложил ей в качестве включенного наблюдателя заняться изучением лидера Церкви Универсальной и Торжествующей (Church Universal and Triumphant — CUT), Элизабет Клэр Профет. Кэтлин изучала догматы группы в течение года, и за это время не однажды высказывалось мнение о культовом или, по меньшей мере, сомнительном характере этой «церкви». Она обратилась в братство Хранителей Пламени этой церкви с просьбой о членстве, пытаясь лучше понять групповую доктрину и методологию. Она лично встретилась с Профет в штаб-квартире группы в штате Монтана. Харизма этой женщины произвела на нее сильное впечатление. Кэтлин мало знала о том, что могла подвергнуться методам контроля сознания, что свело бы на нет ее критические способности и внушило бы поклонение группе и ее лидеру. Вскоре после первой встречи с миссис Профет Кэтлин отказалась от научно-исследовательской работы. Она даже согласилась подумать о переезде на ранчо, где жила коммуна адептов. Вмешались друзья, болевшие за ее благополучие и обеспокоенные изменениями, которые уже успели произойти с ее личностью. Кэтлин была депрограммирована. Вот что она пишет:


30 Личная корреспонденция, лето 1999 г.


"Однажды в ясный, бодрящий полдень я сидела в квартире, принадлежащей Церкви и находящейся под ее контролем. Вдруг дверь распахнулась, и вошел мой друг, которому я доверяла. Он помогал депрограммистам. Захватив мою одежду и запихав ее в сумку, он прибавил туда же всю пятифутовую груду книг и видеокассет, переданных мне миссис Профет, после чего погрузил все это в ожидающий автомобиль. Я боролась и спорила с ним, но он превосходил меня в силе и буквально поволок меня к автомобилю, который затем покинул территорию ЦУГ и направился по шоссе 89 штата Монтана. В тот момент я не хотела оставлять группу. Я уже приняла решение остаться, изыскав для этого любую возможность и, конечно, пожертвовав первоначальным намерением провести социологический опрос.

Я помню, что боролась и кричала, чтобы он остановился и выслушал меня, но он не обращал внимания на мои слова. Многое из того, что случилось потом, было как в тумане. Сначала мы приехали к нему домой. Затем меня отправили в другое место, где было еще два человека, один якобы психолог. Мне помнится, что во время поездки в автомобиле я пыталась спать, но меня внезапно разбудили незнакомые голоса и звуки, незнакомая обстановка, — я продолжала видеть у каждого человека лицо миссис Профет, и я верила, что она наблюдает за всем этим. Помню, я думала, что она была там — вела записи о том, что я чувствовала и думала, как это бывало в прошлом. Я была крайне подавлена и старалась уклоняться от разговоров. Я все еще была очарована (хотя и смущена) всеми переживаниями, связанными с группой, и думала, что мне следует отказаться сотрудничать в этом сбивающем с толку и унижающем действе. Я не понимала, что происходит. Еще находясь на подконтрольной культу территории, я была совершенно потрясена обстоятельствами своего похищения, хотя и пыталась себя успокаивать в предчувствии предстоящего.

Депрограммисты немедленно приступили к работе. Они вытащили фотографию миссис Профет и заявили, что она — лидер культа, в связи с чем я должна плюнуть на фотографию. Я отказалась. Они всячески обзывали ее, один раз даже богохульным словом, после чего посмеялись между собой. Я не смеялась. Они показывали видеозаписи интервью с бывшими членами ЦУГ и заставляли меня соглашаться с излагавшимися там мыслями. Они говорили, что я была частью "демонической, оккультной силы" и мне нужно примириться с тем фактом, что мне, возможно, нанесен "необратимый ущерб". Психолог сказал мне, что у меня, "вероятно, вызванное культом расщепление личности".

Это продолжалось в течение нескольких часов. Они оскорбляли мой интеллект, мой выбор и мои чувства. Фактически они лишили меня человеческих прав и пользовались теми же дезориентирующими методами, что и ЦУГ.

Им не потребовалось много времени, чтобы убедить меня в том, что ЦУГ была культом. В какой-то степени я осознавала, что доктрины ЦУГ были «придурковатыми» и, по-видимому, неверными. С того самого момента, как я оказалась в обществе миссис Профет, мне не позволяли сделать выбор на основе надлежащей информации. Возможно, я сама поняла бы все натяжки и злоупотребления, если бы оставалась в ЦУГ несколько дольше. В противном случае я бы вскоре поссорилась с миссис Профет и все равно была бы «вышвырнута» прочь. Но не это имело для меня значение. То, чем занимались эти депрограммисты, было попыткой изменить мое сознание путем информационного контроля — точно так же, как это делал культ. Они не боролись с фобиями, которые внушила мне ЦУГ и которые оставались со мной долгие годы: некоторые цвета и типы музыки ассоциировались у меня с ритуалами ЦУГ, а страх возмездия за побег из группы сковывал по рукам и ногам.

Стив, если бы использовалась Ваша методика, я смогла бы сохранить чувство собственного достоинства и самостоятельно прийти к осознанию того, что со мной произошло на самом деле. Месяцами, даже годами я казнила себя: "Как я могла позволить такому случиться?" Я могла бы сохранить индивидуальный склад ума и способность к рациональному мышлению. Чего эти депрограммисты не понимали и чем совершенно не интересовались, так это тем, что у меня были существенные сомнения в период пребывания в ЦУГ, — это не признавалось и даже не рассматривалось. Я была для них «жертвой», и это было все, что они понимали или признавали. Даже «освободившись», я периодически возвращалась к догматам ЦУГ в течение года после депрограммирования. Наконец я поняла, что больше не могу воспринимать несообразности в доктрине ЦУГ, и порвала с ней окончательно, выбросив большинство своих материалов в мусорный ящик.

Мне хватило бы и одной психологической травмы; вместо этого у меня их было две — обе болезненные, обе попирающие достоинство, обе причиняющие ущерб! В обоих случаях игнорировали меня как человека в пользу других людей".

В 1970-е годы никакого выбора, помимо депрограммирования, действительно не было. В 1980-е годов и особенно в начале 1990-х депрограммирование вытесняется консультированием о выходе. В настоящее время в США депрограммирование людей старше 18 лет признано незаконным. Можно с уверенностью сказать, что в случае неудачного исхода депрограммирования виновники последнего будут привлечены к уголовной ответственности. Материальные расходы, связанные с судебным разбирательством, приобретут астрономические масштабы. Потери, связанные с неудачным исходом депрограммирования, могут катастрофически сказаться на вашем близком человеке. Вместо развенчивания культовая доктрина, напротив, закрепляется. Отношения с членами семьи, как правило, становятся напряженнее, семья и друзья могут испытывать опустошенность.

Опыт депрограммирования Кэтлин причинил ей лишь напрасный вред. Кроме того, депрограммирование часто эмоционально травмирует не только культиста, но и остальных участников процесса, включая семью и даже бывших приверженцев культа, оказывающих помощь собрату. Власть и контроль находятся в руках постороннего человека, наделенного авторитетом, а не в сознании культиста. Выбор времени депрограммирования основан не на интересах адепта, но обычно определяется потребностями и удобством семьи и самого депрограммиста.

Депрограммирование, как правило, не предполагает предварительного консультирования с членами семьи, поэтому не направляет силы на ликвидацию ущерба, нанесенного опытом пребывания в культе. Не готовит оно их, соответственно, и к последующей заботе о бывшем культисте.

ЧТО ТАКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ О ВЫХОДЕ?

Большинство семей, члены которых оказались вовлеченными в культ, не хотят нарушать закон, насильственно похищая и удерживая своего взрослого сына или дочь. Они не хотят рисковать и окончательно отчуждать от себя близкого человека. В отличие от депрограммирования, консультирование о выходе непринудительно и юридически законно. Когда оно проводится хорошо, то в ход идет профессиональное мастерство, а не сила.

Участие в консультировании всегда добровольное, то есть уважается добрая воля личности. В 1980-90-е годы ему стало оказываться наибольшее предпочтение среди существующих методов избавления от культовой зависимости.

Консультирование о выходе31 — большой шаг вперед по сравнению с депрограммированием, но оно также узко сфокусировано на извлечении члена культа из группы. Консультирование о выходе, подобно депрограммированию, — информационный подход, ориентированный на содержание проблемы, а не на личность. Он, по существу, опирается на негативную информацию о культе, которую должен усвоить адепт.


31 Некоторые консультанты по выходу теперь называют себя "консультантами по реформированию мышления".


Большинство консультантов в этой области — бывшие члены культов, не имеющие вообще какой бы то ни было специальной подготовки. Возможность сделать что-либо помимо обеспечения информации о культах и принципах контроля сознания выходит за пределы их компетенции.

Как и в депрограммировании, консультант по выходу рассматривается как внешняя авторитетная фигура, которая призвана разрешить проблему культа.

Проведя несколько сотен успешных консультаций, я являюсь обладателем степени магистра по психологическому консультированию, полученной в Кембридж-колледже в 1985 году и постоянно подтверждаемой многочисленными переподготовками и супервизиями. Методу консультирования о выходе я посвятил три главы своей первой книги, "Борьба против культового контроля сознания", вышедшей в 1988 году.

Процесс начинается с подготовительной встречи консультанта с заинтересованной стороной — семьей и друзьями культиста. Они начинают прилагать совместные усилия для того, чтобы улучшить свои с ним отношения. Когда ожидается появление адепта в семейном доме, команда консультирования о выходе собирается и ждет поблизости. Цель состоит в том, чтобы заставить члена культа согласиться провести три дня с семьей, друзьями и командой консультантов, не вступая в контакт с культом.

Когда все идет гладко, с культистом минимум в течение трех дней беседуют консультанты, бывшие адепты культов, разного рода эксперты, родственники к друзья. Ему демонстрируют видео- и аудиозаписи, а также другие документы и материалы, раскрывающие смысл контроля сознания и других проблем, связанных с культом. Член культа может какое-то время побыть в одиночестве, предварительно выбрав, когда следует сделать перерыв. Он сам контролирует, что обсуждается и с кем. Приветствуются вопросы с его стороны. Он может изменить свое мнение в любой момент, встать и уйти.

Но даже в случае успеха результаты этого процесса не всегда оказываются удовлетворительными. Традиционное консультирование о выходе слишком полагается на содержание и чересчур мало — на процесс. Этот метод не принимает во внимание проблемы данного человека и проблемы семьи, существовавшие до ее столкновения с культом и оставшиеся актуальными после. Он не имеет необходимого инструментария, чтобы иметь дело с текущими психологическими проблемами как у культиста, так и у любого представителя его семьи. Следовательно, весьма невелика возможность соотнести данный подход с потребностями клиента и добраться до решения подспудных проблем. Следует учитывать и то, что консультирование о выходе может потерпеть неудачу из-за промахов консультанта — недостатка образования, навыка, надлежащих ресурсов, неудачного выбора времени. Немногие люди понимают, что культовая индоктринация навязывает новую культовую личность, подавляющую и контролирующую подлинную личность человека. Родственники и друзья думают, что беседуют с человеком, которого хорошо знают, однако на самом деле их слова оказываются обращены к «культовой» личности. В большинстве случаев консультирования о выходе и депрограммирования последняя «притапливается» под грузом разоблачений, но остается невредимой. Функцию контроля берет на себя докультовая личность, тогда как культовая личность не поглощается полностью новым посткультовым «я» и не составляет с ним единое целое. Необходимы специализированные знания и подготовка, чтобы эффективно содействовать исцелению.

ПОДХОД СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Подход стратегического взаимодействия (ПСВ) отличается от подхода, описанного в книге "Борьба против культового контроля сознания", в нескольких важных отношениях, наиболее ценным из которых является внедрение тактики трехступенчатого воздействия на фобии. В главе 10 будет разъясняться поэтапное применение этого подхода, помогающего человеку осознать и преодолеть внедренные культом фобии. Опыт показывает, что, пока это не сделано, взаимодействие с членом культа особенно затруднительно и иногда даже контрпродуктивно.

ПСВ также отличается от консультирования о выходе своим акцентом скорее на процессе изменения, чем на чистом содержании проблемы или информации. Модель консультирования о выходе исходила из представления, согласно которому консультант обладает информацией, которую трудно получить. Сейчас ситуация изменилась. Критики и разочаровавшиеся адепты распространяют информацию о культах и контроле сознания во "всемирной паутине" Интернета. Любой человек с компьютером и модемом может связаться с кем угодно и где угодно; предложить помощь или получить ее от экспертов и бывших культистов; разместить информацию таким способом, который прежде был невозможен.

Благодаря столь доступному способу получения информации о культах консультанты в состоянии уделить больше времени индивидуальной работе с адептом и его группой, а также с его друзьями и семьей. Кроме того, подход стратегического взаимодействия ведет к более точному определению факторов, от которых зависит степень уязвимости человека (расстройства научения, нерешенные сексуальные проблемы, застарелые фобии, являющиеся излюбленной мишенью культов). На этом основании создается модель тех составляющих подлинного «я», которые были использованы для формирования культовой личности. Понимание этих субличностей помогает установить связь с культовым «я», а также идентифицировать и поощрять те его аспекты, которые стоит сохранить.

Фокус ПСВ направлен на стимулирование внутреннего роста — как самого адепта, так и его близких. Члены семьи и друзья работают вместе как команда стратегического взаимодействия. Им предоставляется возможность принимать участие в процессе на всех его этапах, попутно улучшая навыки общения и повышая самосознание. Членов команды обеспечивают инструментами, чтобы они позаботились о собственных эмоциональных потребностях и преодолевали такие проблемы, как низкое чувство собственного достоинства, фобии и вредные привычки. Когда каждый член семьи берет на себя ответственность за внутренний рост и позитивное изменение, это снимает значительную долю давления с культиста. Его точка зрения во многих случаях меняется на "Мы — семья, и все растут и учатся" вместо "Я — жертва, и все здесь должны помогать мне". Таким образом, семья оказывается в состоянии моделировать здоровое поведение, что должно вдохновить адепта и заставить его измениться.

Моделирование здорового, несущего позитивные изменения поведения можно начать с обучения соответствующим верованиям, с прививания членам семьи плодотворных аттитюдов и более эффективных методов общения.

ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЕ ОБЩЕНИЕ

В деловом мире знают, что самые успешные дельцы тратят массу времени и сил, чтобы достичь раппорта32 и доверия в отношениях с клиентом или покупателем. При нормальном течении личной жизни мы тем не менее редко тратим время на изучение и осуществление на практике способов достижения раппорта в отношениях с близкими. Это усилие может принести нечто более ценное, чем деньги, — любовь, принятие, доброту и уважение.


32 В данном контексте раппорт (rapport) — теплые, доверительные и гармоничные отношения между двумя людьми, испытывающими друг к другу симпатию в ситуации общения. В психотерапии и консультировании — позитивный и глубокий психологический контакт между консультантом и клиентом. (Прим. перев.)


ПСВ помогает семье и друзьям культиста перейти от формы общения, основанной на эмоциях, к целенаправленному, осознанному стилю. Это не означает отказа от непринужденных отношений, это скорее попытка избежать легкомысленного отношения к словам и поступкам и понимание того, что отношения не есть что-то само собой разумеющееся, автоматически гарантированное. Цель ПСВ заключается в том, чтобы побудить людей расти, изменяться и развивать лучшие стратегии общения, обеспечивающие достижение раппорта. Все это осуществляется максимально планомерно: только получив желаемый результат, команда начинает движение к следующей цели.

— Цель первая: достичь раппорта и доверия.

В ходе ПСВ отношения с культистом строятся с опорой на фундамент доверия и раппорта.

— Цель вторая: собрать информацию.

В течение всего процесса члены команды собирают информацию о докультовом и культовом «я» наряду с подлинным «я» (основные различия между данными терминами см. ниже).

— Цель третья: дать информацию и посеять семена сомнения.

Как только члены команды почувствуют себя достаточно подготовленными, они начинают сеять семена сомнения у культиста, делясь с ним важной информацией.

— Цель четвертая: Воспользоваться мини-взаимодействиями, чтобы содействовать проверке реальности и свободе сознания.

По мере того как команда продолжает собирать информацию и делиться ею с адептом, последний подключается к серии мини-взаимодействий, стимулирующих его способность к проверке реальности и к переоценке собственной причастности к культу.

Целенаправленное общение поощряет высокие уровни информированности, а также постоянную обратную связь и оценку, основанную на опыте. Члены команды учатся:

— ставить перед собой реалистические цели;

— определять ключевые вопросы и интересы;

— оценивать верования, убеждения и ценности;

— разъяснять мотивацию и цели; эффективно слушать и говорить;

— отслеживать проявления невербального поведения и использовать его;

— использовать методы, направленные на достижение взаимопонимания и доверия.

Необходимые верования

— Контроль сознания никогда не является стопроцентным, потому что не может стереть подлинное «я» человека.

— Человек, чье сознание контролируется, уйдет из группы. Вопрос только в том, как скоро и насколько легко.

— Настоящая любовь сильнее условной.

— Люди хотят быть свободными и знать правду.

— Все в жизни можно использовать как познавательный опыт.

— Принятое в культе поведение предсказуемо.

— Культы не дают того, что обещают.

— Изменение и рост неизбежны.

Необходимые аттитюды[33]

— Быть любопытным, но настороже.

— Быть хорошим слушателем. Показывать, что вам отнюдь не все известно.

— Действовать в пределах своей сферы контроля. Не тратить впустую эмоции на то, что вы не в силах изменить.

— Бороться за постепенный, накапливающийся прогресс. Не рассчитывайте на один лишь «нокаутирующий» удар.

— Вы всегда можете улучшить свои навыки общения.

— Добивайтесь максимальной реализации имеющихся возможностей.

КАК НАУЧИТЬСЯ ПОНИМАТЬ ДРУГИХ

Члены команды учатся взаимодействовать творчески и изобретательно. Если человек говорит другому что-то обидное, я советую тому, кто был задет, выказать более конструктивную реакцию. Каждый акт взаимодействия между семьей, родственниками, друзьями и участником культа ведет к совершенствованию навыков общения и оценки эффективности поведения каждого участника процесса в отдельности. Например, можно достичь лучшего понимания друзей и семьи в системе ролевой игры, состоящей в имитации чужой позиции. Перед тем как состоялся нижеследующий диалог, я попросил мать адепта культа представить себя дочерью:

СХ (матери): Если бы ты услышала, как твоя мать спрашивает: "Ты ходишь по улице в таком виде?", как бы ты себя чувствовал!?

Мать: Полагаю, я подумала бы, что мать критикует мой внешний вид.

СХ: Это то, что ты бы подумала. А вот что бы ты чувствовала? Заставило бы тебя это замечание испытывать доброе чувство к себе или к матери?

Мать: Нет, конечно нет!

КАК НАУЧИТЬСЯ ВЫРАЖАТЬ СВОИ ЭМОЦИИ

Ориентация на процесс поможет нам отказаться от жесткой позиции в пользу гибкого, творческого состояния. Мы предпримем шаги по нахождению конструктивных способов выражения ваших переживаний:

1. Признавайте присутствие чувства внутри себя.

2. Распознавайте, какую именно эмоцию вы испытываете. Беспомощность это или страх? Гнев или враждебность? Печаль или депрессия?

3. Уважайте свои эмоции как законное выражение вашей человеческой сущности и ваших ценностей. Сосредоточение внимания на отрицательных эмоциях порождает конфликт, напряженность и страх. Раздражение и неверие в свои силы могут превратиться в ненависть и жалость к себе. Это может сказаться и на физиологическом уровне в виде головных болей, напряжения мускулатуры, язвы, колита, высокого кровяного давления. Все это может сопровождаться тревогой, эмоциональным стрессом, депрессивными состояниями. В конечном счете это не может не сказаться на межличностных отношениях. Научитесь выражать свои эмоции по поводу проблемы культа таким образом, чтобы возникла возможность гармонизации общения и установления раппорта и доверия. В некоторых ситуациях потребуется говорить непосредственно с тем или иным конкретным человеком:

— родителю с участником культа;

— брату или сестре с родителем;

— другу с членом культа;

— клиенту с терапевтом.

Сосредоточьтесь на своих целях. Иногда бывает полезнее выразить свои чувства не этому конкретному человеку, а кому-то другому. Такая ситуация возникает, когда вам необходимо для улучшения самочувствия рассказать о чем-либо, но вы знаете, что именно эта информация будет болезненна или вредна в общении с данным человеком. В этом случае на помощь может прийти ПСВ-терапист, готовый выслушать вас и дать совет по части дальнейших действий. Иногда проблема состоит в поисках оптимального выражения того или иного переживания. Иногда речь идет о выборе правильного времени и места общения в целях получения наиболее эффективной реакции. Со временем можно добиться уверенности в умении приспособлять свой стиль общения к конкретной ситуации.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ ДЛЯ ПРОРАБОТКИ СТРАТЕГИИ

Волна за волной процесс стратегического взаимодействия порождает обратную связь и анализ. Через какое-то время после начала процесса семья, родственники и друзья привыкнут и сознательно усвоят этот целенаправленный стиль общения. После начальной подготовки и обучения команды я иногда даю индивидуальные задачи входящим в нее людям.

— Если член команды особенно религиозен, я могу предложить, чтобы во время следующего телефонного разговора с адептом религиозного культа он бы предложил помолиться вместе во имя Божьей любви и наставления.

— Я могу предложить отцу культиста поговорить с сыном о собственном детстве и отношениях со своим отцом.

— Я могу порекомендовать бабушке культиста испечь печенье и отправить его внуку по почте.

После каждого такого действия мы оцениваем его, основываясь на полученной реакции. Например, если телефонная просьба привела к совместной молитве, мы просим сообщить подробности. Смогла ли молитва выстроить позитивную линию общения между культистом и его родственником? В зависимости от ответа я могу рекомендовать более длительную, глубокую молитву при следующем разговоре. Я могу предложить члену команды написать письмо, рассказывающее о чувстве большей близости с адептом в минуты совместной молитвы.

Какова была реакция, когда отец рассказал сыну о своем детстве и проблемах, которые у него были с отцом? Слезы? Объятие? Глубокая близость с членом культа? Если нет, то что случилось? Говоря о себе, стоял ли отец, отвернувшись к окну, или же сидел перед сыном, глядя ему в глаза? В случае удачного акта взаимодействия следующим шагом со стороны отца может стать прямое выяснение того, что нужно делать дальше, чтобы сильнее сблизиться, какие слова нужно для этого сказать, как повести себя. Отцу может потребоваться убедить сына, что тот является высшим приоритетом в его жизни.

Если адепт поделился с группой присланным ему домашним печеньем, а затем позвонил бабушке, чтобы поблагодарить ее, то имеет смысл предложить повторять аналогичные контакты как можно чаще, по крайней мере раз в месяц. Ведь всякий раз, когда адепт культа получает печенье, он так или иначе чувствует себя нужным, любимым. На следующем этапе бабушка может пригласить членов группы на домашний обед. Нужно выстраивать все новые и новые подобные мосты.

В каждом акте взаимодействия важно усиливать положительные стороны и сводить к минимуму отрицательные. Следует мобилизовать комплекс приятных переживаний, испытанных вместе с семьей и друзьями. Это способствует личностному росту приверженца культа. Команда стратегического взаимодействия создает целый репертуар гибких и творческих решений. Даже легкие совместные переживания обладают кумулятивным, бодрящим эффектом. Апелляция к ним действует ненавязчиво, но достаточно эффективно, что сохраняет заинтересованность семьи, друзей и самого члена культа в планомерном сближении. При необходимости этот процесс приводит к формальному стратегическому воздействию.

Подход стратегического взаимодействия требует времени и серьезной работы, а также вдохновения, мотивированности, творческого потенциала, импровизации, гибкости, юмора, страсти и преданности. В ходе работы с людьми я получаю огромное количество добрых слов и признаний родственников и бывших культистов в том, что участие в стратегическом взаимодействии дало им ощущение контроле над чувством вины, тревогой, страхом, помогло преодолеть беспомощность и безнадежность, вызываемые близким знакомством с деятельностью деструктивных культов. ПСВ обеспечивает благоприятные условия существования, где раппорт и доверие считаются высшими ценностями. Высокий уровень чувства собственного достоинства — это один из наиболее важных компонентов успешного стратегического взаимодействия.

НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ВОПРОСЫ О ПСВ

1. КАКОВА ЦЕЛЬ ДАННОГО ПОДХОДА?

Цель ПСВ состоит в том, чтобы помочь человеку восстановит свои способности: восстановить творчески мыслящего, социализированного индивида, осознающего то, что с ним произошло, и усвоившего данный опыт себе на пользу.

2. КТО КОНТРОЛИРУЕТ СИТУАЦИЮ?

Вы! В любом правильном консультировании ситуацию контролирует клиент. Стратегическое взаимодействие моделирует гибкий и открытый процесс, которому чужда авторитарность. Когда вы обращаетесь к тераписту, он присутствует как специалист по семейным системам. Он нужен не для того, чтобы узурпировать функцию контроля и единолично принимать все решения. Точно так же эксперт по культам может предоставлять информацию и советы, но не будет отдавать приказы. Благодаря этому семья культиста и его друзья получают возможность четко уяснить суть проблемы. Таким образом, стратегическое взаимодействие можно рассматривать как помощь самим себе. Каждый человек вносит свой посильный вклад в общее дело, синергический характер которого гарантирует, что целое окажется намного больше суммы частей.

3. КТО ЯВЛЯЕТСЯ КЛИЕНТОМ?

С точки зрения ПСВ у каждого человека имеются проблемы, которыми следует заняться. Фокус направлен на рост и развитие здоровых отношений в семье. Безопасное и заботливое окружение, формируемое благодаря ПСВ, предлагает много эффективных способов избавления от "старых ран". Культист автоматически включается в процесс взаимодействия в качестве неотъемлемого элемента системы семейных и дружеских отношений.

4. КОГДА ЛУЧШЕ ВСЕГО ДЕЙСТВОВАТЬ?

Лучшее время для действий наступает тогда, когда член культа сомневается в непорочности вовлекшей его доктрины, когда он разочарован, измучен и поэтому готов просто уйти. Мини-взаимодействия предназначены усилить сомнения адепта, вернуть ему чувство реальности с помощью семьи и друзей. ПСВ — поступательный процесс, делающий более эффективными каждый телефонный звонок, письмо и визит. Каждый раз, когда мы взаимодействуем с членом культа, задаются вопросы, на которые даются ответы, предоставляется заранее собранная информация. Формулируются стратегические подходы и открываются благоприятные возможности для развития взаимопонимания и доверия. Накапливается положительный опыт.

Если есть потребность в более формальном трехдневном воздействии, последнее планируется тогда, когда становится ясно, что культист к нему готов. Время может быть определено как правильное и когда мы чувствуем, что установили доверие и взаимопонимание с культистом. Во многих же случаях актов мини-взаимодействия оказывается достаточно и трехдневное вмешательство не осуществляется за ненадобностью.

5. БУДУТ ЛИ С НАШИМ БЛИЗКИМ ОБРАЩАТЬСЯ КАК С ЛИЧНОСТЬЮ?

Стратегическое взаимодействие — это индивидуализированный подход, поощряющий каждого вовлеченного человека развивать позитивные, конструктивные модели общения. Члены семьи, родственники и друзья обучаются методикам удаления блоков и фобий. Цель состоит в восстановлении творчески мыслящего, гибкого, социализированного индивида. Мы хотим, чтобы культист понял, что с ним произошло, и смог полностью усвоить и интегрировать полученный опыт. Это способствует скорейшему переходу стратегического взаимодействия в стадию исцеления.

6. ВОССТАНОВИТ ЛИ ЭТОТ ПОДХОД ЦЕЛОСТНУЮ ЛИЧНОСТЬ НАШЕГО БЛИЗКОГО?

В книге "Борьба против культового контроля сознания" я описал только модель "двойной личности" культиста: культовой и докультовой. ПСВ освобождает, а впоследствии объединяет элементы до-культовой личности, которые были поглощены новым культовым «я». По мере действия ПСВ извлекается «подлинное», или более высокое, «я», поддержкой которого необходимо заручиться для того, чтобы создать новые ассоциации с культовым «я». Например, мы признаем, что идеализм — неотъемлемая часть подлинной личности нашего близкого. Указывая на несоответствия между доктриной кул та и его лицемерной политикой, можно подтолкнуть идеалистический компонент культовой личности начать процесс постановки вопросов. В конечном счете член культа разочаровывается в группе и чувствует себя мотивированным для того, чтобы уйти или просить о помощи. Подход стратегического взаимодействия обеспечивает глубокое, всестороннее консультирование, способствующее исцелению. Относясь с уважением к подлинному «я», докультовому «я» и к ядру культового «я», мы помогаем вашему близкому интегрировать ценные части его личности в здоровое послекультовое "я".

7. ВКЛЮЧАЕТ ЛИ МЕТОД ГИБКИЕ СТРАТЕГИИ?

Выступая с точки зрения оппозиционного подхода "Я прав, вы неправы", депрограммисты и консультанты по выходу часто создают менталитет типа "выиграл/проиграл". Стратегическое взаимодействие поощряет способность к приспособлению и творческий потенциал, расширяя эмпирическую основу, что в итоге приводит к атмосфере типа "выиграл/выиграл". Например, если члены семьи никогда не медитировали, а их близкий находится в культе, практикующем медитацию, я предлагаю им попробовать медитировать.

8. ПРОЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ПРИ ДАННОМ МЕТОДЕ ИНТЕРЕС К ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ НАШЕГО БЛИЗКОГО?

При депрограммировании и консультировании о выходе безраздельно властвует содержание. Этот подход может скрывать в себе опасности. Идеологическая или духовная перспектива депрограммиста или консультанта по выходу может быть чем угодно: он может быть атеистом, агностиком, ортодоксальным христианином или евреем. Я настаиваю, чтобы вы тщательно исследовали верования и связи людей, предлагающих спасти вашего близкого от деструктивного культа. Многие из этих людей будут стремиться навязать собственную идеологическую перспективу. Этический подход состоит в том, чтобы избегать навязывания какой бы то ни было идеологической или теологической точки зрения на проблему контроля сознания.

ПСВ допускает духовную ориентацию, но не придерживается какой-либо жесткой идеологической точки зрения. Моей отправной точкой всегда являются духовные «корни» семьи и этого человека, если они имеются. В начале каждого стратегического взаимодействия я заставляю членов семьи и друзей заполнить форму для исходной информации. Часто я обнаруживаю, что у члена культа до вербовки в религиозный культ имелась сильная духовная ориентация. Я оказываю содействие в том, чтобы семья и друзья поддерживали полное исцеление своего близкого, как духовное, так и психологическое

9. КАК НАМ ИЗУЧИТЬ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ СТОРОНОЙ?

Члены семьи, родственники и друзья должны понимать серьезность, масштаб и глубину культового опыта. Я хочу, чтобы они познакомились с материалом в достаточной степени, чтобы быть в состоянии ясно формулировать информацию о контроле сознания, группе их близкого и других культах. Это может показаться обескураживающей задачей, но постепенно целенаправленный подход, которым мы воспользовались, сделает эту работу более осуществимой. После соответствующей подготовки члены семьи и друзья могут начать посещать культовые лекции и читать культовую литературу. Эти действия показывают, что участники являются «непредубежденными», и способствуют установлению взаимопонимания и доверия.

Прежде чем начать какое бы то ни было обсуждение системы верований, идеологической обработки или лидера, нам следует разобраться с фобиями культиста относительно ухода из группы. В противном случае ваш близкий будет испытывать слишком сильный ненужный эмоциональный стресс.

10. КАК ПСВ СПРАВЛЯЕТСЯ С ПРОБЛЕМАМИ ИСЦЕЛЕНИЯ?

Депрограммирование заканчивается, как только человек выходит из группы. Экс-культисты часто оказываются без помощи обученных людей на последующих стадиях. В результате семья и друзья, как правило, не готовы и не знают, как действовать в качестве системы поддержки. После консультирования о выходе могут попробовать обеспечить некоторую поддержку бывшие члены культов. Можно выбрать одно- или двухнедельное пребывание в Веллспринге, реабилитационном центре в штате Огайо, или пребывание в течение нескольких месяцев в Мидоу-Хэйвен в штате Массачусетс. Это зависит от финансовых ресурсов и готовности экс-культиста пребывать там добровольно.

Культы используют вину и страх, чтобы запрограммировать веру своих членов в то, что вне группы их жизнь ничего не стоит. Трудно вообразить ту боль, которую причиняют эти захороненные в психической почве пласты, когда человек все-таки ухитряется уйти. Необходимо проработать культовый опыт и индоктринацию в течение весьма длительного периода исцеления и переоценки ценностей, на что обычно уходят месяцы, а иногда и годы.

Если человек участвовал в отвратительных действиях — вербовал людей, был изнасилован, стал проституткой или украл деньги, — полезно, чтобы он получил длительное консультирование. В противном случае он проведет остаток жизни, травмированный случившимся с ним или чувствуя себя виновным во вредной деятельности группы.

Во время периода исцеления ваш близкий должен научиться пользоваться техниками реабилитации, чтобы уметь визуализировать и работать с культовой личностью с целью восстановления личностной истории, силы и целостности. Он должен признать, что делал в то время все что мог при той информации, которая была ему доступна.

ПСВ обеспечивает долгосрочный процесс реабилитации как для участника культа, так и для членов его семьи. Участие в культе травмирует каждого, даже тех, кто непосредственно не был затронут. Оскорблены чувства. Системы верований подвергаются нападкам или рушатся. Люди теряют сон. Они впадают в депрессию. Гнев, разочарование и негодование подавляются. Каждый человек, переживший травмирующий опыт участия близкого человека в деструктивном культе, нуждается в поддержке на психологическом и эмоциональном уровнях.

Повышенное чувство крайней необходимости, возникающее, когда близкий человек оказывается в деструктивном культе, обеспечивает катализатор по-настоящему замечательного роста, изменения и развития.

Члены семьи, родственники, родные братья и сестры, друзья готовы упорно работать с собственными проблемами ради близкого человека. Они готовы брать на себя обязательства, которые могли бы показаться невозможными при менее тяжелых обстоятельствах. Их наградой является множество положительных перемен, имеющих место в результате совместной работы над тем, чтобы возвратить члена семьи или друга, потерянного в культе.

Даже в тех обстоятельствах, когда человек не принимает немедленно решение покинуть культ, существует основание для надежды. До его сведения будут доведены многие ключевые вопросы, особенно о фобиях, информационном контроле и более широких проблемах культового контроля сознания. Мягкость повторных мини-взаимодействий поможет отношениям стать более честными, заботливыми и сострадательными — создавая основу для будущих взаимодействий.

11. НАСКОЛЬКО ЭФФЕКТИВЕН ПОДХОД СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ?

Подход стратегического взаимодействия имеет превосходные результаты помощи людям в уходе из деструктивных групп. Все случаи разные и преподносят новые сложные задачи. Каждый комплекс семейных ресурсов уникален. Подход стратегического взаимодействия черпает силу в любви, преданности и гибкости. Он обеспечивает поощрение, наступательный порыв и практическое знание.

Даже когда ваш близкий участвует в процессе только три дня и решает вернуться в группу (что случается редко), семена уже посеяны. В таких случаях культист обычно уходит позднее. Когда адепт культа хочет оставить группу, ему нужно знать, Что семья и друзья протянут руки с любовью и поддержкой.

12. КАКОВА РОЛЬ ТЕРАПИСТА?

Терапист стратегического взаимодействия по определению является экспертом по культам и психотерапевтом или психологом. В течение ряда лет я делился своим подходом с несколькими людьми, брал их с собой для участия в конкретных случаях и обучал ПСВ. Я надеюсь вдохновить большее количество людей изучать мой подход и планирую предложить большее количество учебных семинаров и супервизию. Бывшие адепты культов с подготовкой по консультированию являются идеальными кандидатами на обучение ПСВ. В ходе ПСВ роль тераписта заключается в том, чтобы способствовать общению между культистом и командой, поощряя внутренний рост каждого человека. Хотя возможно вдохновить адепта выйти из культа без помощи формально обученного консультанта, я рекомендую связаться с профессиональным консультантом, обсудить вашу ситуацию и спланировать подход. Если нет под рукой тераписта с опытом консультирования участников культов, вам следует удостовериться, что ваш консультант читал эту книгу, прежде чем вы начнете готовиться к взаимодействию со своим близким человеком.

Психология bookap

В последующих главах мы будем готовить, репетировать и затем проводить мини-взаимодействия с участником культа. Члены команды, оттачивая знания и навыки, формируют творческие и гибкие стратегии. План А, план Б, план В — наши варианты выбора открыты!

Когда наступит нужный момент, мы научимся, как попросить культиста провести некоторое время вдали от группы — время для исследований и вопросов, время восстановления связей с семьей и друзьями. Уровень взаимопонимания и доверия будет настолько высоким, что ваш близкий согласится участвовать в стратегическом взаимодействии.