Предисловие

Подобно большинству людей, я ничего не знал о контроле сознания, когда обманным путем был завербован в "Крестовый поход за объединенный мир", группу прикрытия Церкви Унификации, члены которой лучше известны как «мунисты». Мне было девятнадцать лет, и я был студентом предпоследнего курса Квинс-колледжа. В тот роковой февраль 1974 года я только что расстался со своей подругой и был заманчивой мишенью: способный, образованный, из солидной семьи, идеалистически настроенный, в этот самый момент я оказался не в силах противостоять улыбкам трех привлекательных и заигрывающих женщин, пригласивших меня "на обед".

За обедом последовали более длительные встречи. После интенсивного трехдневного «семинара» я пришел к убеждению, что Богу угодно, дабы я бросил учебу, оставил работу, передал по доверенности свой банковский счет и последовал за «Мессией» и моим "истинным отцом" — Сан Мьюнг Муном. За несколько коротких недель я уверовал в приближение Армагеддона, а также в то, что третья мировая война начнется в 1977 году и что миссия по сокрушению Сатаны и созданию Царства небесного на земле возложена именно на нас.

Я работал ежедневно по восемнадцать-двадцать часов, занимаясь сбором средств, вербуя новых членов и знакомя их с учением, организуя кампании по связям с общественностью и политические мероприятия и регулярно встречаясь с Муном и его заместителями высшего ранга. Как американец, я не имел никакой реальной власти, только формальную позицию. Верхние этажи иерархии состояли исключительно из корейцев и японцев, причем корейцы находились в положении "главной расы". Мун перебрался в Соединенные Штаты и нуждался для прикрытия в американцах, которые были бы умными, пылкими и преданными. Через несколько месяцев я поднялся от должности руководителя вербовочной группы прикрытия CARP4 в своем бывшем колледже до ранга помощника директора Церкви Унификации в национальной штаб-квартире в Манхаттане. Меня очень хвалил сам Мун, и вскоре меня уже приводили в пример остальным как "образцового члена церкви".


4 Акроним CARP, который заменяет название Collegiate Association for the Research of Principles (Университетская ассоциация по исследованию принципов), намекает на рыбу, ранний символ христианства. Насколько я знаю, эта группа никогда ничего не исследовала, вместо этого она использовалась, чтобы вербовать студентов в мунистов.


Я мог бы и сегодня оставаться активным сторонником культа,5 если бы не чудо. В 1976 году после трех дней, проведенных без сна, я задремал за рулем мунистского фургона для фандрайзинга и врезался сзади в огромный грузовик. Этот почти фатальный случай оказался судьбоносным, так как дал моей семье шанс помочь мне покинуть культ. В то время единственным средством, доступным для моих родителей, был действенный метод спасения, называемый депрограм-мированием, который, как правило, предполагает удержание члена культа против его желания.6 На второй день моего депрограммирования я угрожал моему отцу насилием, в ответ на что он заплакал и спросил меня, что бы я делал в его положении. Его искренность тронула меня; на мгновение мне удалось встать на его точку зрения и ощутить его боль. Я неохотно согласился в течение пяти дней встречаться с командой бывших членов культа, не вступая в контакт со своим культом и не пытаясь сбежать.


5 Здесь и далее термин «культ» означает "деструктивный культ", если не оговорено иное. Понятие "деструктивный культ" включает в себя и "тоталитарную секту", но значительно шире, т. к. охватывает не только религиозные группы и подразумевает определенные социально-психологические и организационные характеристики отношений в любой сфере жизнедеятельности.

6 Я использую везде в книге местоимение мужского рода ради простоты.


Как преданный мунист, я старался бороться с депрограммированием, но предоставляемая информация постепенно начала до меня доходить. В последующие дни я стал понимать, что же представляет собой "промывание мозгов" — в том виде, как оно практиковалось Мао Цзэдуном в его коммунистических политцентрах «перевоспитания». Книга Роберта Джея Лифтона "Реформирование мышления и психология тоталитаризма" помогла мне ясно понять, что методы, применявшиеся мунистами, были весьма похожи на те, что использовались для "промывания мозгов" политическим заключенным. В конечном счете я мучительно осознал, что не был только пассивной жертвой контроля сознания, но действовал и как орудие вербовки.

После депрограммирования я вернулся в колледж и завершил учебу, чтобы получить степень магистра психологического консультирования. Понимая свое уникальное положение бывшего члена культа и консультанта, я посвятил себя спасению людей, попавших в деструктивную ситуацию контроля сознания. Начиная с 1979 года я овладел многими способами просвещения людей об опасностях группового контроля сознания. В тот год, последовавший за массовым самоубийством сторонников Джима Джонса в Джонстауне в Гайане, я основал Ex-Moon Inc. (Экс-Мун инкорпорейтед), некоммерческую образовательную организацию, состоящую из бывших членов Церкви Унификации Муна. Я издавал информационный бюллетень, проводил пресс-конференции, учредил центр сбора и распространения информации об организации Муна. Позже в течение года я работал в качестве национального координатора FOCUS'a, сети поддержки и информирования бывших членов деструктивных культов. Недавно я основал Институт свободы мышления (Freedom of Mind Institute) и Ресурсный центр свободы мышления (Freedom of Mind Resource Center, Inc. - http://www.freedomofmind.com). Сайт этой организации в Интернете информирует публику о деструктивном контроле сознания и обманной практике культов.

В 1988 году я написал книгу "Борьба с культовым контролем сознания: Популярное руководство по защите, спасению и исцелению от деструктивных культов". Публикация этой книги позволила мне обнародовать свой опыт, накопленный за годы консультирования. Книга была переведена на испанский, французский, немецкий, японский, итальянский, польский и чешский языки. Она была основана на моей работе в области "консультирования о выходе" — метода спасения, представляющего собой мягкую, непринудительную альтернативу навязчивому и зачастую незаконному методу депрограммирования.

Изменения, произошедшие за последние двенадцать лет, заставили меня усовершенствовать собственный подход и его техники. В начале 1990-х гг. я узнал, что лидеры многих достаточно крупных культов начали покупать «Борьбу», чтобы научить своих членов сопротивляться консультированию о выходе. Как сообщают, Кип Мак Кин, основавший Международную Церковь Христа, показывал мою книгу на общем собрании организации и объявил, что ни один из присутствовавших 15000 адептов не должен встречаться со мной и даже просто читать мою книгу, иначе он согрешит. Таким образом, лидеры культа запретили своим членам встречаться с людьми вне группы, что воспрепятствовало усилиям многих семей, стремившихся освободить родственников из сектантского плена.

Теперь ясно, что на деле эта помеха оказалась скрытым благословением, поскольку подтолкнула меня к разработке более эффективных путей для обучения тех, чьи родственники и друзья оказались в секте. Необходимо было научить их мыслить стратегически и взаимодействовать с близкими творческими способами. Я убедился, что друзья и семьи участников культов травмированы сложившейся ситуацией, в некоторых случаях весьма глубоко, и понял, что для мобилизации на изобретательные действия должен придать им силы и как индивидуумам, и как заинтересованной команде. Это открытие стало краеугольным камнем метода, который я в настоящее время использую и называю подходом стратегического взаимодействия.

Настоящая книга — кульминационный пункт четвертьвекового опыта помощи тысячам людей во всем мире. Она описывает практический, связанный с жизнью метод помощи тем, кто подвергся воздействию контроля сознания. Кроме того, развитие Интернета, обеспечивающего быстрый и экономичный доступ к информации о конкретных культовых группах, сыграло огромную роль в развитии моего подхода. Поистине, эта книга не могла быть написана до появления Интернета.

Подход стратегического взаимодействия (ПСВ) — это эффектная эволюция и совершенствование консультирования о выходе. Он активизирует непринудительный курс терапии, сосредоточенный на семье. Терапия, предполагающая стратегическое взаимодействие, обеспечивает друзей и семью члена культа подробной информацией о культах, их методах и результатах применяемой ими идеологической обработки и предлагает как новое понимание порождаемых культами фобий, так и эффективные инструменты для их преодоления.

ПСВ предназначен помочь последователю культа признать, что его сознание находилось под контролем и что он, следовательно, отказался от власти над собой в пользу группы и ее лидера. При непрерывной работе и применении этого подхода человек признает глубокое проникновение группового контроля в его жизнь. Как только бывший член культа переживает такое пробуждение, мои методы помогают ему восстановить чувство личной дееспособности, целостности и ориентации. Хотя культы индоктринируют своих адептов так, чтобы они боялись изменения, большинство моих клиентов испытали эмоциональное, психологическое и даже духовное возрождение. Они смогли вернуться к семье и были избавлены от дальнейшего ущерба, а в некоторых случаях — и от смерти.

Этот целенаправленный курс общения предназначен для использования профессиональным терапевтом, хотя его вполне могут применять активные члены семьи и друзья. Эта книга не заменит профессионального консультирования, она не решит все проблемы, с которыми сталкиваются семья и друзья близкого человека, вовлеченного в культ. Она написана для разумных людей, оказавшихся в чрезвычайной ситуации и не знающих, что делать. Она также написана для многих сотен моих читателей, обратившихся ко мне после знакомства с книгой "Борьба с культовым контролем сознания" и спрашивающих, что еще они могли бы сделать, чтобы помочь близким, испытавшим на себе контроль сознания.

Поскольку вы читаете это введение, то хотите, как я полагаю, научиться помогать родственнику или другу, попавшему в беду. Конечно, вы можете состоять или состояли в одной из организаций, членам которой эта книга предполагает помочь. Возможно, вы просто интересуетесь терапией стратегического взаимодействия. Я стремлюсь помочь каждому и пишу эту книгу для всех, кто хочет учиться. Я огорчен тем, что не могу лично предоставить информацию и консультирование всем отчаявшимся людям, кто в разное время обращался ко мне или только собирается это сделать. Надеюсь, что книга хотя бы частично восполнит этот недостаток.

Весь мой подход основан на уверенности, что личностный рост является важнейшей частью человеческого опыта. Надо только воодушевить человека, заставить его поверить в свои силы, и тогда он будет стремиться к личностному росту с максимальной самоотдачей. В путешествиях по всему миру я общался с представителями различных систем верований и пришел к выводу, что существуют фундаментальные, универсальные потребности, выходящие за пределы потребностей физического тела. Я увидел воочию, что человеку необходимо ощущать себя личностью, способной устанавливать продуктивные связи с другими личностями, образуя тем самым сообщество. Другими словами, человек предпочитает дарить любовь, а не сеять ненависть и страх, доверять другим, а не отгораживаться от них, говорить себе и окружающим правду, а не лгать и изворачиваться. Наконец, человеку нужна свобода.

Одним из главных побуждений к разоблачению деструктивной и одурманивающей практики групп с культовым контролем сознания явилось высочайшее уважение, которое я питаю к религиозной свободе. Каждый имеет право веровать или не веровать, каждому дана возможность выбора. Сам я иудейского вероисповедания. Моему Богу было угодно наделить меня и мой народ свободной волей и свободой выбора. Я всегда помню о том, как часто религиозные меньшинства подвергались преследованию — не только за свою веру, но и просто за то, что отличались, были другими. Я принципиально против цензуры и тем более запрещения деятельности любого сообщества. Мой девиз — разнообразие. Я абсолютно уверен, что если религиозная, социальная и любая другая группа уверена в чистоте и законности своих действий, то ей нечего бояться честного критического анализа со стороны. Показательно, что предложенная мной модель анализа помогла некоторым людям и группам понять, что они бессознательно осуществляли контроль сознания, тем самым грубо нарушая права человека. Вообще я полагаю, что лучший способ предотвращать подобное насилие состоит в просвещении и предупреждении людей об опасностях контроля сознания.

Первая поправка Конституции США провозглашает свободу религии. В сущности, люди имеют право верить во что угодно, в том числе и в очевидно неправильные вещи, например в то, что земля — плоская. Однако Конституция не дает людям или учреждениям право нарушать права других людей или законы данной страны под предлогом религиозной мотивации. Многие культовые лидеры оправдывают обманную вербовку своих членов и контроль сознания идеологическими причинами. Но если результат их действий — превращение человека в зависимого и подчиненного, то я уверен, что. это пагубно, а права людей нарушаются. Оценка деятельности любой организации вытекает из последствий этой деятельности. Это — наиболее действенный способ оценить различия между законным и незаконным, этичным и неэтичным и т. д.

Я приемлю все религиозные формы, которые чтят и уважают индивидуальность человека и свободу. Я — гражданский борец за свободу личности, стремящийся защищать право верить во все, во что человек хочет верить. Именно поэтому моя деятельность имела широкую поддержку религиозных лидеров различных верований, включая баптистов, буддистов, Церковь Христа, англикан, индуистов, иудеев, лютеран, методистов, язычников и неоязычников, римских католиков, Объединенную Церковь Христа, унитариев и многих других. Я поддерживаю право человека выбирать свой духовный путь и хочу, чтобы религиозные институты процветали.

Большая часть моей работы касалась людей, вовлеченных в религиозные культы, хотя я, конечно, имел в виду и другие типы групп. Я помогал бывшим инструкторам и участникам групп массовой психотерапии; пациентам программ по реабилитации от наркотической зависимости, осуществлявшихся безответственными руководителями; и бывшим агентам больших пирамидообразных и многоуровневых коммерческих структур. За последние годы я столкнулся с разнообразием неформальных культовых ситуаций, например с людьми, чья семейная ситуация напоминала культ, и с женщинами, пережившими синдром избиваемых жен при контролирующих их мужьях. Через какое-то время я начал понимать, что связывает эти случаи: везде так или иначе используются методики контроля сознания, ограничивающие свободу мыслей, чувств и действий.

Необходимость предать широкой огласке практику культов и их разрушительное влияние никогда не была так велика, как сегодня. Массовые самоубийства членов Врат Небес, наряду с самоубийствами среди адептов Солнечного Храма в Канаде и Швейцарии, и трагедия в Вако, штат Техас, выдвинули опасность, исходящую от культов, в число проблем мирового значения. Наблюдается экспоненциальный рост культовой зависимости с того момента, когда Джим Джонс решил, что 900 его последователей больше не должны жить на земле. По заниженным оценкам сообщается, что существует более 10000 деструктивных культов, действующих сегодня в мире и оказывающих непосредственное влияние на десятки миллионов жизней. (Согласно исследователям культов из Американского семейного фонда (American Family Foundation).) И это далеко не предельная цифра.

Это происходит по многим причинам. Среди наиболее фундаментальных — разрушение семьи, социальной общности и возрастающее ощущение упадка западной цивилизации. Свою роль играют и экономические факторы. Возрастающее с каждым годом население Азии и Африки живет в бедности, в то время как относительно небольшая элита Западной Европы и Америки управляет постоянно увеличивающейся долей всемирных ресурсов. Поскольку все большее количество людей разочаровывается в своей участи, они ищут спасение в неформальных группах различного толка — от фанатических религиозных сект до групп типа "Нью Эйдж", предлагающих просветление, и военизированных объединений, планирующих политическую и социальную революцию.

Добавьте ко всему этому рубеж нового тысячелетия, так называемый Millennium — событие, существенное для понимания современной эскалации культовой деятельности. Священные Писания, уходящие в прошлое на сотни, а в некоторых случаях — на тысячи лет, используются сегодня мистиками и сумасшедшими как линза, через которую рассматриваются и интерпретируются текущие события. Явится ли Мессия на Землю по прошествии нескольких лет? По всему миру миллионы иудеев, христиан и мусульман думают именно так. Многие верят, что "ложные пророки" и Антихрист работают, чтобы установить мировое правительство под властью Сатаны. Страх перед холокостом по имени Армагеддон распространяется все шире. Апокалиптические пророчества французского мистика XVI века Нострадамуса, по мнению многих, применимы к сегодняшнему дню. Некоторые люди предсказывают, что внеземные существа или другие таинственные духовные объекты то ли спасут, то ли уничтожат человеческую расу в самое ближайшее время. Любопытно, что календарь майя кончается в 2000 году. Год 2000 и третье тысячелетие (которое начинается в 2001 году) представляют собой магические круглые числа, которые всегда будоражили человеческое воображение, так что можно ожидать, что многие группы, гораздо более многочисленные, чем Врата Небес, приведут себя в боевую готовность, намереваясь вознестись на иной уровень существования.

Апокалиптические видения, даже совместно переживаемые большими группами, возникли не сегодня и не вчера. Новое в них — это средства, с помощью которых они могут пропагандироваться. У них в распоряжении телевидение, современные средства связи и ресурсы Интернета, служащие быстрому распространению самых фантастических и паникерских идей. Еще страшнее то, что на сегодняшний день человечество владеет технологиями, которые могут дать группам и даже индивидуумам власть создавать апокалиптические бедствия. Наша общая задача — не допустить этого и применять эти же самые технологии в гуманистических целях, в частности для распространения ценной информации и защиты прав людей.

По этим причинам грядущие годы будут особенно чреваты глубокими изменениями, как положительными, так и отрицательными. Во всем мире миллионы людей неустанно ищут новые цели и смысл жизни. Растущее число духовных и политических движений повсюду предлагают людям надежду на будущее. Таким образом, новое тысячелетие несет с собой как новые испытания, так и новые возможности.

Жизнь в рамках глобального сообщества предполагает рост взаимозависимости. Мы должны справиться с невероятно напряженным существованием в мире, где никогда прежде не было такого обилия средств коммуникации. В целях охраны личной и коллективной свободы настоятельно необходимо, чтобы люди больше узнавали о том, как и с какой целью их сознание может подвергаться влиянию. Люди должны учиться познавать себя и принимать ответственность за собственные верования, ценности и принципы поведения. Они должны также создать и использовать сеть социальной поддержки, позволяющую соединиться с ресурсами более широкого сообщества и реализовать свои потенциальные возможности в деле достижения здоровых межличностных отношений.

В этой книге я устанавливаю критерии, определяющие различие между здоровыми и нездоровыми группами и отношениями. Лидеры культов и их немногие защитники из влиятельных кругов любят сравнивать свои группы с доброкачественными организациями социального мэйнстрима.7 Я сосредоточу внимание на том, чем они отличаются от последних. По ходу книги мы проанализируем, какие методы и тактики составляют деструктивный контроль сознания. Выявляя наиболее распространенные культовые сценарии, вы увидите, как семьи могут работать вместе, чтобы освободить своих близких. Вы получите практические знания, рассматривая перечни важных понятий, заполняя оценочные формы для планирования индивидуального подхода и прорабатывая коммуникативные стратегии и диалоги для подготовки к общению с вашим близким, попавшим в беду. (В большинстве сценариев и диалогов, представленных в книге, имена клиентов и легко опознаваемые характеристики были изменены.)


7 Mainstream — буквально "основной поток", понятие, обозначающее в английском языке те явления и социальные институты, которые признанны основной частью общества. (Прим. Перев.)


Я верю, что настоящая любовь сильнее любви обусловленной. Семья и близкие друзья любят по-настоящему, с этой любовью не могут соперничать никакие культовые отношения в условиях контроля сознания. Последние, как правило, основаны на повиновении и полном растворении в группе. Как только участник культа проходит стадию "медового месяца" и эти условия становятся очевидными, друзья и семья могут постепенно увеличивать положительное влияние на новообращенного. Время работает на них, потому что человеку присуще органическое стремление к свободе и потому что контроль сознания никогда не бывает стопроцентным, а культы, в конечном счете, никогда не выполняют своих обещаний.