Глава 5. На всякий меч найдется щит!


...

Клуб одиноких сердец. Эпизод седьмой (дела семейные)

Как-то ко мне на консультацию пришла очень эффектная женщина, она хотела получить от меня совет, как ей вести себя с матерью мужа. Звали эту женщину Натальей, держалась она подчеркнуто строго, видно было, что она не привыкла к откровенному обсуждению своих проблем. Она искренне полагала, что ей хватит одного обыкновенного часового сеанса, однако мне удалось убедить ее в том, что этого времени будет слишком мало. Я оказалась права – с Натальей мы встречались несколько раз, дважды она приходила на наши общие встречи-семинары, однако там она предпочитала слушать, а не выступать. Наедине же со мной она, в конце концов, раскрылась, чему я была очень рада. Ее проблемы нельзя было решить с наскоку, как Наталья хотела, в них нужно было долго и тщательно разбираться, и нам с ней это вполне удалось. В этой книге я хочу представить вашему вниманию небольшой отрывок из нашего диалога – это уже четвертый сеанс, Наталья больше не замыкается в себе и не стесняется меня, поэтому работа у нас пошла быстрее и успешнее.

Нужно остановиться на некоторых деталях, чтобы вам было понятно, о чем идет речь: Наталье 34 года, она замужем пять лет, муж Алексей младше нее на год, у них есть двухлетний сынишка Максим. Живут они с матерью мужа в трехкомнатной квартире, отношения у Натальи со свекровью внешне нормальные, но по сути – натянутые и напряженные, однако женщина молчит и старательно делает вид, что все нормально, чтобы не травмировать мужа. Алексей, судя по всему, тоже делает вид, что ничего не происходит, потому что чувствует свою вину перед матерью и не хочет ее бросать одну, – вообще-то, у его матери есть отдельная однокомнатная квартира, но она жалуется на свою слабость и беспомощность, плачет и взывает к сыновне-дочерним чувствам Алексея и Натальи, и они не могут взять на душу грех и попросить мать жить отдельно. Из нашей беседы с Наташей вам станет ясно, что происходит на самом деле.

Наталья (Н): Она (свекровь) говорит, что ей будет очень плохо одной, что у нее нет сил готовить, что она даже прибрать за собой как следует не может, все время жалуется на слабость, но я ни разу не видела ее больной. Я же вижу, что она просто никуда не хочет от нас уезжать, ей и с нами прекрасно живется!..

Я: Она сама говорила, что ей прекрасно живется?

Н: О нет, она бы в жизни ничего подобного не сказала, она только жалуется на все! Говорит, что я очень плохо готовлю. Вчера заявила, что она даже собаку не стала бы кормить моим пойлом... так и сказала – не супом, а пойлом. И это при всем при том, что она видела, как долго я возилась на кухне, как старалась...

Я: Вам было обидно?

Н: Да я даже заплакала, честное слово! Не хотела, а заплакала. Я всегда стараюсь сдерживаться, потому что не хочу превращать наши отношения в семье в ад, но почему она все время делает мне больно, подкалывает, шпильки какие-то вставляет? Даже если ей не понравился мой суп, ну не ела бы, еды, что ли, другой нет? Нет, сразу – пойло, собаку бы кормить не стала...

Я: Вы плакали у нее на глазах?

Н: Ну я не то чтобы в голос-то плакала, просто слезы как-то сами собой из глаз брызнули, очень уж обидно было. Но вообще-то я только плечами пожала. А что я могла ей сказать?

Я: Лучше поставим вопрос по-другому – а что бы вы хотели ей сказать?

Н: О, эту тему лучше даже не поднимать, я бы, наверное, никогда бы не остановилась, если бы начала высказывать ей все, что я думаю о ней!

Я: Но вы никогда ей ничего не высказывали?

Н: Один раз начала было, но вовремя спохватилась. Я не могу, это же все-таки мать моего мужа... Я как подумаю, что было бы, если бы он что-нибудь начал высказывать моей матери, и понимаю, что не простила бы ему этого. Вот и сама стараюсь ничего плохого свекрови не говорить.

Я: И все же однажды вы ей что-то высказали?

Н: Да, но в тот раз я была усталая, у меня страшно болела голова, а свекровь ходила за мной по пятам и зудела, мол, почему я до сих пор не постирала белье, что уже вся ванная комната занята грязным барахлом, и все такое. Но меня достало даже не это – она вдруг заявила, что у меня ребенок ходит весь в грязи и рванье! Это мой Максик-то ходит грязным! Да я не знаю, как у нее язык повернулся! Я на нее так рявкнула, что она потом неделю ходила, как тень, обходила меня стороной... честно говоря, я бы многое отдала, чтобы опять этого добиться. Но...

Я: Но вам что-то мешает снова рявкнуть на свою свекровь?

Н: Ой, нет, она потом пожаловалась моему мужу, и он был так расстроен, что я не хочу больше повторять эту сцену. Бог с ней, я же не хотела обидеть Алексея.

Я: А он на вас обиделся?

Н: Ну, ему было очень неприятно, ведь это же его мать, я прекрасно понимаю его чувства...

Я: Какие чувства?

Н: Как какие? Он ее любит, она же его родная мама!

Я: А вас он любит?

Н: Конечно, любит, и меня, и Максима, у нас очень хорошая семья! Ну, просто я же не хочу ставить его перед выбором – я или его мать, это же ужасно, сама ситуация некрасивая...

Я: А почему вы заговорили о выборе? Вы уже об этом думали, правда?

Н: Как мне не стыдно это признавать, но думала. Просто я так устала от его матери... Я понимаю, это эгоистично с моей стороны, она ведь слабая и больная женщина...

Я: Кто вам это сказал?

Н: Ну... (теряется, смотрит на меня растерянно). Не знаю...

Я: Она сама?

Н: Ну, она же жалуется на слабость, да и муж за нее боится...

Я: А вы?

Н: Я тоже, конечно, ведь она мать моего мужа, она пожилая...

Я: Я не спрашиваю, кто она вам, я хочу знать – вы тоже считаете ее слабой? Болезненной? Хрупкой? Беспомощной? Она действительно ничего не может делать сама? Она инвалид?

Н: О нет (смеется), она кто угодно, только не инвалид! Когда к ней приходили гости на день рождения, она с ними так выплясывала, что я думала, в ковре дыры останутся... Только еду готовила я...

Я: Значит, она не лежит прикованная к постели? Не требует постоянного ухода за собой? Нормально передвигается? Не ходит под себя?

Н: (весело) Нет, нет, она здорова, как лошадь, такая бодрая... когда это ей надо. Но когда ее попросишь что-нибудь сделать, то она как будто и не слышит ничего, а если и слышит, то охать начинает, и плохо ей сразу делается... Никогда даже пыль не сотрет с тумбочки, цветочки не польет!..

Я: Так она больная и слабая или вполне здоровая?

Н: Ну... мне так нельзя говорить, она ведь мать моего мужа... Она говорит, что она больная, я не должна говорить ничего...

Я: А если бы она не была матерью вашего мужа, то что бы вы о ней сказали?

Н: (смеется) Что она здоровая, но ленивая, что она хочет жить в свое удовольствие!

Я: И она живет в свое удовольствие, разве не так?

Н: Она говорит, что ей плохо у нас живется, что я отвратительно готовлю и совершенно не прибираю квартиру, забросила мужа и ребенка, целыми днями торчу на работе...

Я: Она говорит, что ей плохо живется у вас?

Н: Да, она все время жалуется...

Я: А вы не предлагали ей вернуться в ее однокомнатную квартиру, если у вас ей плохо?

Н: Ну, она же больная, она одна не сможет жить...

Я: А вы говорили, что она здоровая, но ленивая!

Н: Ну, это я потому, что она... я не знаю... (теряется).

Я: Она говорит, что не сможет жить одна, потому что чувствует себя слабой и больной?

Н: (с облегчением) Да, она так говорила, она не сможет одна...

Я: А еще она говорила, что с вами ей живется очень плохо, что вы не умеете готовить, не прибираете квартиру, что вы плохая хозяйка и никудышная мать.

Н: Да, она все время так говорит, просто кошмар какой-то!..

Я: И вы действительно плохая хозяйка, ужасная мать, все время торчите на работе, забросили мужа и ребенка, не прибираете квартиру и невкусно готовите?

Н: Это неправда! Я не говорю, конечно, что я идеальная мать, но я забочусь о своем сыне, я его очень люблю, он у меня ходит чистенький и красивый, да и мужу не на что жаловаться. Да как может быть иначе? Я же женщина, я просто не допущу, чтобы мои родные люди плохо ели и сидели в грязи! Я никогда...

Я: Значит, ваша свекровь говорит неправду?

Н: Да у нее характер такой, она просто не может не сказать мне что-нибудь плохое!

Я: Значит, не всему, что она говорит, надо верить?

Н: Да лучше вообще не слушать, что она говорит!..

Я: Тогда почему вы сразу же приняли на веру ее заявление о том, какая она больная и слабая?

Н: Я... не знаю (задумывается).

Постепенно, слово за словом, я вытянула из Натальи правду: на самом деле женщина и сама прекрасно понимает, что ее свекровь играет в некую психологическую игру, втягивая в нее и Наталью, и Алексея, и даже маленького Макса, и эта игра раздражает и напрягает мою подопечную, однако по какой-то причине она не может или не хочет прекратить ее, прервать одним махом. Мне было интересно выяснить, почему же Наталья ничего не предпринимает, чтобы облегчить себе жизнь, ведь обстановку, сложившуюся в их семье к моменту прихода женщины ко мне, нормальной не назовешь. И очень скоро я поняла, что на самом деле Наталья... не хочет что-то менять! Нет, она, конечно, страдает из-за некорректного отношения свекрови к себе, от ее грубости и резкости, однако подсознательно ей доставляет удовольствие собственная роль во всем происходящем – роль святой мученицы. Как бы ни вела себя свекровь, Наталья молча все сносит, не жалуется мужу и не дает решительного отпора своей обидчице, хотя вполне могла бы это сделать, у свекрови-то ведь рыльце тоже в пушку, есть, чем ее ущучить! Было бы желание... Но Наталья наслаждается своей покорностью, своим терпением и спокойствием. Так что, как видите, при отсутствии гармоничных отношений в семье у Натальи в душе, тем не менее, царит покой.

Вы спросите, зачем же в таком случае Наталья пришла ко мне, раз у нее самой все хорошо? Поймите меня правильно – роль великомученицы женщина играет подсознательно, то есть независимо от своей воли и желания; сознание Натальи стремится к свободе, полнокровному существованию в качестве уравновешенной и никем не подавляемой личности, а ее подсознание ищет унижения и принуждения. Отсюда и конфликт: умом Наталья понимает, что так жить, как живут они с мужем, ребенком и свекровью, нельзя, но изменить ситуацию к лучшему, разрубить гордиев узел ей не дает ее подсознание. Вот и получился замкнутый круг: вместе жить невыносимо, а чтобы разъехаться, надо собрать в кулак волю и решиться на важный шаг в жизни.

Я не буду расписывать вам всю историю Натальи, скажу только, что ее подсознательное стремление к унижению и покорности родом из детства, как чаще всего и бывает. Мы сумели с Натальей докопаться до корней, и это помогло нам в дальнейшем; если знаешь, откуда взялась твоя проблема, с ней уже не так сложно справиться. Мы выработали с Натальей тактику ее поведения в семье, и примерно два месяца женщина регулярно, два раза в неделю, приходила ко мне и рассказывала, как у нее идут дела. За это время она смогла наладить общение со свекровью, хотя сделать это было не так-то просто, ведь мать ее мужа тоже играла определенную роль – роль тирана и деспота; они с Натальей прекрасно дополняли друг друга, как две половинки одного яблока: власть и покорность, гордыня и смирение, ярость и терпение. И теперь, когда Наталья вышла из игры, свекрови тоже пришлось пересмотреть линию своего поведения, ведь в одиночку играть в ту же самую игру она не могла. Наталье удалось вывести отношения с матерью своего мужа на новый уровень, и я считаю это нашим с ней большим достижением. Главного мы добились – Наталья поняла, что именно ей мешает жить спокойно и свободно, и взяла ситуацию под контроль. $