Агония Шейлока.

Но как бы там ни было, мир хищных гоминид обречён. Как настоящий, финансово-политический (деньги, власть, милитаризм, преступность), так и игрушечный, "тряпочный": хищное искусство, этот хор оловянных солдатиков (воспевающий содержимое предыдущих скобок). Оба хищных монстра, изверги рода человеческого обречены на исчезновение. Как ушли в прошлое другие "кровавые парочки" - короли и шуты. Уже именно потому они обречены, что пока с ними никто серьёзно не борется, никто - кроме самого этого хищного мира. В нём самом имманентно заложено самоуничтожение. Это подобно тому, как смертельно раненая гиена в угаре хищного инстинкта пожирает свои собственные кишки.

Так же точно морально невменяемые финансово-политические олигархи мира в пароксизме гедонизма и самовозвеличивания уничтожают нашу планету. Подпевает же ему шутовское хищное искусство по всем каналам СМИ: "Давай-давай, круши, убивай, это прекрасно, не останавливайся ни на мгновение!!". Очевидный вред хищной власти люди уже заметили, хотя и с трудом, - они всё как бы не верят, что подобный ужас реален. Но вот не меньший вред хищного искусства они всё ещё не оценивают в должной мере. А именно его развенчание помогло бы развеять окончательно ложный ореол хищной власти. Это как сначала бросить курить, а потом - и пить! "В два приёма". Малый, но назойливый монстр и большой, но скрывающийся зверь. Как за тигром Шерханом постоянно увязывался шакал Табаки, так и хищное искусство паразитирует у ног хищной власти, жадно собирая объедки под её столом, а чуть что случись с хозяином - тут же перейдёт к другому.

Искусство пока что особо не трогают, не цепляют, даже по большей части превозносят, признавая за ним лишь пользу (во многом эфемерную), и не замечая реального огромного вреда. Хотя всё же некая борьба идёт, но она неадекватна и неэффективна, ибо используются те же хищные методы. Ругают отдельных авторов за отдельные произведения, сама же правомерность, "этическая легитимность" искусства сомнению не подвергается. А дело именно в этом.

Точно так же ругают капитализм за его методы оболванивания масс, эксплуатацию человека, погоню за наживой. В то же время отмечают его положительные стороны, экономическую эффективность, высокий уровень благосостояния граждан стран "золотого миллиарда", но при этом о Третьем мире - ни гу-гу. Оппозицию же этому строю всегда возглавляют те же самые хищные гоминиды, цель которых не установление справедливого общественного строя, а хотя бы временный (дабы успеть нахапать!) захват власти.

Но мало кто говорит о сущностной неэтичности и столь же глубинной неэстетичности этого строя, проистекающих из безусловной бесчеловечности капиталистических джунглей. Не нужно даже приводить леденящие душу примеры, достаточно лишь кадров любительской съёмки, показанных в телевизионной рубрике "Случайный свидетель".

Некие граждане США - отец с сыном-подростком - катаются на автомобиле по какому-то пустырю - заброшенной каменоломне. Катаются себе и катаются, в собственное удовольствие. Но вот неожиданно появляется владелец этого участка земли и поднимает хай о нарушении частных владений.

Отец с сыном извиняются и намереваются уехать. Но владелец их не выпускает, загораживает выезд грузовиком. Те всё извиняются, просят выпустить их. Но грозный собственник неумолим. Внезапно он наносит подростку удар по голове лопатой, выбивая ему при этом зубы, и лишь после этого "милостиво" разрешает уехать. Обращаться в полицию бесполезно, она ничего сделать не может: владелец земли прав по всем законам тамошних джунглей и каменоломен. Неопрятно одетые люди - жирный подросток с разбитым в кровь лицом, его законопослушный отец, беспомощно разводящий руками, и довольный собой, радостно улыбающийся криворотый небритый частный собственник клочка бросовой земли. Страна Свободы, падло... Нет, чтобы взять да и завалить "хозяина камней" в яме теми же камнями, благо их там много.

Совершенно верно суть капитализма раскрыл ещё Карл Маркс. Это его величайшая заслуга и победа Разума, как бы ни обвинять Маркса в приверженности к сатанизму. "Нет худа без добра, и наоборот: добро не идеально". Зло всегда непредусмотрительно в главном, добро же почти никогда не учитывает мелочей, оказывающихся часто катастрофическими. Зверь безошибочно идёт по следам жертвы и не способен видеть вершин деревьев, добрый человек, устремляя мечтательный взгляд к звёздному небу, спотыкается на ухабах и падает.

Людям действительно не мешало бы знать наизусть многие места из "классиков марксизма-ленинизма". Капитализм на самом деле оказался первым в истории человеческим общественным строем, который полностью лишён какого-либо этического и эстетического потенциалов и который поэтому невозможно "эстетизировать", и самое страшное - у него нет этического идеала. "Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения... и не оставила между людьми другой связи, кроме голого интереса, бессердечного чистогана. В ледяной воде эгоистического расчёта потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности... Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до сих пор считались почётными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наёмных работников".

Не менее точно выразился и Дж.Сорос: "у капитала нет совести". И всё же современные хищные гоминиды продолжают неутомимо отстаивать глубоко неправое "дело капитализма", вспомним недавнее беспардонное заявление Б.Березовского о том, что "капитал должен править миром", - "наш" олигарх наверное имел в виду "свой" (украденный у нас!) капитал. Но капитализм в действительности благоденствует лишь по инерции. Прогресс внешним образом пока что прикрывает агонию западного общества.

Психология bookap

Всё его внешнее великолепие: конкурсы красоты, фестивали мод и роскошные жилища сверхбогачей - это лишь дорогостоящий макияж на лице агонизирующего Шейлока.

Всё те негативные, летальные для капитализма симптомы, отмеченные на рубеже XIX и XX веков многими мыслителями, и мрачный диагноз полностью остались в силе. Всё это наиболее отчётливо проявляется в современном искусстве. Крысы первыми бегут с тонущего корабля, шут уже за неделю до свержения короля не находит себе места: пьёт больше обычного, дерзит, ворует безделушки. Накануне революции он смывает грим, прячет бубенчики в акушерский саквояж, переодевается и исчезает в толпе, уже занятой ловлей приспешников тирана ("подтиранников"). Во время казни своего "босса" он - неузнаваемый в простом строгом костюме - стоит в толпе и радостно кричит вместе со всеми. Даже - громче и радостнее всех.