Заключение.

Ну вот и конец моего рассказа, Джон. Заметок, составленных о вещах, которые представлялись мне значительными и которые я собирал в течение всей моей жизни, оказалось довольно много, и, чтобы привести их в порядок мне потребовалось больше времени, чем я ожидал Но вот они готовы, аккуратно перепечатаны, сложены и насколько позволяет моя многоречивость, освобождены от излишеств. В них - те впечатления и события, которые оказали наиболее решающее влияние на мою жизнь Какова бы ни была их фактическая ценность, сам я извлек огромную пользу из такой систематизированной исповеди Она помогла мне навести в своих мыслях порядок, порядок - и умиротворение. Ибо совесть мучает нас меньше если мы осознаем, почему ведем себя так, а не иначе и если нам ужалось, к своему удовлетворению, установить что раз уж мы такие, какие есть, именно так нам и следовало действовать.

Когда я просматриваю написанное, меня больше всего удивляет - возможно, и тебя тоже - односторонность моих заметок: прямо или косвенно они касаются науки, о прочих же ценностях речи нет. Я выгляжу маловосприимчивым к, вещам, которые доставляют удовольствие большинству людей, но, как мне кажется, я все их обрел в науке. Возвышающее воздействие красоты, грандиозность свершений, покров таинственности и даже отдых, который дает нам обычная игра или простое безделье, - все это окружает меня здесь, в моей лаборатории. Где бы еще я ни искал удовольствий, меня всегда постигало разочарование: все мне казалось тривиальным. Как подсказывает мне моя односторонняя восприимчивость, ни одно из творений рук человеческих по красоте и силе воздействия не может соперничать с тем, что создает Природа.

И вот теперь, когда я изложил все эти мысли на бумаге, меня интересует, какую пользу ты можешь извлечь из них? Мне бы хотелось, чтобы эти заметки побудили тебя к соблюдению трех принципов в науке: простоты, честности и милосердия.

Во-первых, я бы хотел призвать тебя к простоте в мыслях и действиях. Сейчас наступил критический момент в истории науки, особенно биологии и медицины. Все более детальные исследования и все более усложняющаяся аппаратура, необходимая для их проведения, угрожают погубить искусство наблюдения с помощью наших естественных органов чувств и интуитивный дар связывания воедино наиболее существенных явлений жизни и бытия. Сегодня многие считают, что в сравнении с современной техникой мои методы исследования устарели, а все те проявления жизни, которые можно наблюдать невооруженным глазом и изучить путем простых экспериментов, уже описаны. В этих заметках я попытался показать, что это не так. Ряд наиболее фундаментальных открытий в области медицины был сделан и делается до сих пор без всякого применения сложной аппаратуры; эти открытия основаны на интуитивном постижении тех методов, которые использует Природа, и на способности проникать в ее тайны. Нет сомнения, что применение химических и физических методов исследования, математического анализа биологических явлений и создание сложных приборов чрезвычайно плодотворны. Этот основной принцип нашего университетского обучения не нуждается в рекламе. Мне же позволь выступить в защиту ученого-естествоиспытателя, занимающегося простым наблюдением и обобщением, и всей старой школы биологии, которой угрожает исчезновение. С моей точки зрения, ученый широкого профиля, который не является специалистом ни в одной конкретной области знания __ в нашем случае медик-"интегратор", - еще не утратил своей потенциальной ценности для науки и она еще не раз обратится к нему за помощью.

Во-вторых, мне хотелось бы, чтобы эти заметки послужили уроком честности и воспринимались как исповедь человека, всю свою жизнь посвятившего науке и служившего ей "не за страх, а за совесть". Человек этот, признаюсь, являет собой крайний случай, некую странность, которой не обязательно подражать, но которая, как и .многие диковинки Природы, может чему-то научить. Во всяком случае, как и все живые существа, он отчаянно хочет, пока не поздно, продолжить свой род и чувствует, что он может это сделать, лишь создав тебя, Джон.

Если ты тот человек, каким я хочу тебя видеть, ты, не стал бы доверчиво слушать мой рассказ, вздумай я его приукрасить и сгладить острые углы. И я хочу, чтобы ты увидел, как человек, шедший впереди тебя по той же дороге и подверженный тем же слабостям, что и все смертные, обрел счастье и удовлетворение не вопреки своему гуманизму, а благодаря ему.

И наконец, последнее по счету, но не по значению пожелание: я хотел бы призвать к милосердию. В наше время большинство одаренной молодежи, к которой обращены мои заметки, увлечены, физикой, химией, космическими исследованиями и другими сферами знаний, где захватывающий дух. прогресс бросает вызов возможностям интеллекта. Но я хочу спросить: что может быть благороднее и важней, чем борьба с болезнями, старостью и смертью? Правительства многих стран тратят миллиарды на исследование космоса. Должно быть, там действительно есть нечто, стоящее таких усилий и затрат. И все-таки, как я говорил, со времени успешного запуска первого спутника Земли нет причин сомневаться в том, что при равном вложении денег и, что еще важнее, таланта систематическая атака на рак, сердечно-сосудистые болезни и старость будет не менее успешной, чем осуществление нашей мечты - достичь других планет. Не думаю, чтобы там можно обнаружить сокровища более важные, благородные и престижные для человечества, чем излечение, скажем от рака или сумасшествия.

Пока ты молод и полон сил, ты мало задумываешься о болезнях и смерти, но, проведя длительное время в больнице, ты будешь думать иначе. Когда ты увидишь больных с признаками смерти в глазах, все прочее покажется тебе маловажным. Старайся помнить о них, когда будешь трудиться у себя в лаборатории.

Старайся помнить их лица, выражающие полное безразличие. Они даже не пытаются ответить на твою дружескую улыбку - она не стоит потраченных усилий. Старайся вообразить себе худшее, что только есть в осознании неминуемой смерти, - ее унизительность.

Психология bookap

Ничто так не разрушает человека, как сознание выключенности из жизни, отсутствия будущего, которое когда-то руководило каждым нашим шагом. Какое это было счастье - идти по дороге жизни и предвкушать удовольствие от следующего шага, а вот теперь этого следующего шага не будет, впереди - пропасть. Борьба за знания, деньги, славу, власть - за все то, что может пригодиться в будущем, - теперь бессмысленна, ибо будущего больше нет...

Наши коллеги - физики, химики, математики, - так же, как и мы, а может быть, даже и больше чувствуют красоту науки как таковой. Но нет ничего более достойного забот человека, чем борьба за его жизнь, за преодоление мучительности и унизительности болезней и смерти. Как бы я ни старался быть объективным, отдавая должное другим профессиям, я не вижу ничего, Джон, чему бы ты мог посвятить свою жизнь и что было бы более значительным и достойным, нежели медицина. Величие покорения Вселенной, опасность разрушительной войны, последствия перенаселения нашей планеты - все теряет смысл у постели больного, который обречен, и ты ничем не смог ему помочь. И все это потому, что ты не сумел побольше узнать о его болезни.