Часть II. Будет ли новое 22 июня?


. . .

Глава 2. Парагвайский вариант.

- Помилуйте, господа! - слышим мы голос въедливого Скептика, свободного от старых предрассудков. - Не пугайте нас войной и вообще оставьте эти бредни старых коммунистов! Что бы вы мне ни доказывали, в нынешние времена силу оружия заменило соревнование в экономической, научной и культурной мощи. Большие деньги сейчас способны решить проблемы сильного стократ лучше, чем сотня танковых дивизий. Переговоры, политические технологии и пропаганда сейчас творят чудеса без больших кровопролитий...

Такие голоса звучат повсюду мощным хором. Эх, этими бы устами - да мед пить! Я очень люблю "Звездный десант" Роберта Хайнлайна, написанный в 1959-м, а особенно - монологи одного из персонажей, отставного полковника Мобильной пехоты - Дюбуа. Сила ничего не решает? Слушая таких сладкопевцев, хочется ответить им словами этого героя, немного изменив их:

- Я уверен, что правители страны под названием Югославия были бы очень рады это слышать. Ведь теперь Югославии больше нет: она получила смертельный удар под бомбами агрессора в 1999-м и распалась два года спустя. Почему бы вам не обнадежить югославов? Что, как не сила, решила судьбу Югославии?

Расскажите об этом в Ираке, в Ливии и Вьетнаме, в Афганистане или Иране...

Всякому, кто исповедует исторически неверную - и полностью аморальную - доктрину о том, что "сила ничего не решает", я посоветовал бы обратиться к духам Наполеона Бонапарта и герцога Веллингтона и обсудить этот вопрос с ними. Дух Гитлера вполне подойдет для того, чтобы рассудить вас, а места в большом жюри могли бы занять, скажем, Дронт, Большая Гагара и Странствующий Голубь. Сила, откровенная сила, решила в истории человечества больше, чем какой-либо другой фактор...

* * *

Давайте представим себе, что русским удалось совершить чудо - Россия начала воскресать из мертвых. Сошлись под стяги новой идеи русские братья и овладели самыми чудесными технологиями, новыми источниками энергии и невиданными способами развития человеческих способностей. Вот они развернули финансовые потоки, струями бившие из России, обратно в страну - и в ней стали подниматься новые технопарки и сверхсовременные производства. Вот Россия стала мировым прибежищем для самых смелых изобретателей, самых рисковых предпринимателей и самых оригинальных мыслителей. Вот мы становимся поставщиком технологий в страны незападного мира, открывая доступ к космосу и новой энергии арабам и малазийцам, индусам и китайцам, создавая с ними грандиозные совместные предприятия. Да и в самой России русская культура взяла реванш над импортной дрянью, русские стали русскими и принялись трудиться, творить, детей рожать и хорошо их воспитывать. И в стране нашей все больше появляется людей с психическими сверхспособностями - всечеловеков. И вообще в России начинает развиваться мир будущего, Нейромир.

Неужели вы думаете, что в этом случае нас оставят в покое? Что нам позволят развиваться так, как мы захотим? Что нам вот так дадут конкурировать на мировом рынке с западными корпорациями? Россия, которую мы хотим видеть, которую одни из наших единомышленников называют Китежем, а другие - Третьим Римом - такая Россия смертельно опасна для новых кочевников. Само появление такой цивилизации на одной шестой части суши станет самым сокрушительным поражением Вечного рейха и всего проклятого рода новых кочевников в их мировой войне за порабощение всех землян. Такая Россия безнадежно сломает планы нашего врага, она создаст мир, в котором неокочевники просто-напросто не смогут жить, вымрут, словно динозавры. Такая Россия породит новый мировой порядок, в котором исчезнут все рычаги, делающие неокочевников господами нынешней жизни: потоки лжи и подлости, искусственно дорогой научно-технический прогресс, монополия на него Запада, зависимость огромных территорий планеты от дефицитного сырья. Вся глобализация на американский манер в этом случае полетит к черту, а сила доллара побледнеет перед мощью русского интеллекта.

В этом случае, читатель, нас ждет самая настоящая, "горячая" агрессия. С бомбами, налетами с воздуха и высадками спецназа. И у этой войны - очень веская причина.

Это - убийство потенциального конкурента.

В двухтомном "Третьем проекте" нам, потратив два года упорного труда, вместе с друзьями удалось вывести формулу невозможного: ухода России от смерти и распада. В "Третьем проекте" мы обрисовали новую стратегию, стратегию прорыва нашей страны в новую эпоху, названную в книге нейромиром. В этом мире русские способны стать первыми и нанести смертельный удар новым кочевникам, опередив США в гонке за вступление в новую эру. Мы исследовали те предпосылки для прорыва, которые уже сегодня есть у русских.

Но отсюда же следует и очень тревожный вывод, друзья-читатели. Ведь если русские начнут прорыв в новую эпоху, уходя в самую голову мировой гонки, если неокочевники почувствуют угрозу своему могуществу, то по нам тут же неминуемо нанесут удар. И удар этот скорее всего будет военным.

* * *

Не думайте, что мы преувеличиваем. История знает не один кровавый пример того, как страны, которые осмеливались нарушить планы могущественных гегемонов мира, жестоко наказывали за попытки развиваться по своему разумению. Просто о таких эпизодах мировой хроники почему-то не любят говорить.

Начнем с событий полуторавековой давности. Что представляет собой сегодняшний Парагвай? Нищее захолустье даже по латиноамериканским меркам. А ведь к 1862 году эта страна была самой развитой страной Южной Америки. Но ее подвергли самому жестокому геноциду.

А дело было вот как. После Наполеоновских войн англичане, как и американцы после 1945 года, начинают экономический передел мира. Побежденные европейской коалицией французы успели нанести смертельный удар по Испанской и Португальской империям, которые владели огромными землями Латинской Америки. Не было тогда еще ни Мексики, ни Колумбии, ни Эквадора с Боливией, ни даже Бразилии, равно как и всех других латиноамериканских стран. Испанцы, например, создавали эти колонии, развивали там промышленность и защищали их рынок от проникновения дешевых английских товаров, от экспансии английского (а, вернее, еврейского) банковского капитала. Но Наполеон, разорив саму Испанию, породил сепаратистское движение в Южной Америке. Под знаменами демократии, на манер французской революции.

Конечно, вожакам сепаратистов на всю эту демократию наплевать было. Просто им, как и главам республик СССР, хотелось самим стать хозяевами в своих вотчинах, самим распределять бюджеты, земельные угодья и собственность, торговать сырьем и жить в президентских дворцах. Это движение охотно поддержали англичане. Южная Америка пережила серию жестоких гражданских войн, отпав и от Испании, и от Португалии. Политическую независимость завоевали - а вот экономически попали в самую полную зависимость. Именно с тех пор латиноамериканцы ассоциируются с опереточными генералами-диктаторами, с нищетой людей, с дикой коррупцией и неразвитостью. Но англичане выиграли: новые государства просто завалили их дешевым сырьем и золотом, покупая у англичан все: и потребительские товары, и машины, и корабли, и оружие, и даже брусчатку для мощения улиц. Все велось по уже хорошо знакомой нам формуле: если мы сегодня за импортный компьютер должны отдать три-четыре тонны нефти, то тогда латиносы за манчестерское сукно отдавали горы леса, золота, хлопка, мяса. Особенно богатели первые люди в Англии - еврейские банкиры клана Ротшильдов. Да и молодые США очень скоро присоединились к этому грабежу. Потом они даже вытеснят британцев из этой части света. Но в середине XIX века британцы и американцы работали сообща.

К тому времени латиноамериканские режимы вовсю воровали, сменялись в переворотах, брали взятки и грабили собственные народы. Но только одна страна стояла особняком: гордый Парагвай - там стала развиваться индустриальная цивилизация, которая никак не служила Западу источником дешевого сырья и бросовой рабочей силы. А ведь Парагвай всегда был самой глухой, самой неразвитой провинцией Испанской империи, в людях которой было больше индейской крови, чем иберийской!

Парагвайцы силой оружия отбили попытку тогда еще молодой Аргентины осчастливить себя демократией. Во главе их с 1810 года стоял Хосе Франсиа, образованный правовед. Именно он стал диктатором Парагвая, отбившим все попытки аргентинцев присоединить страну к себе. А дальше, читатель, мы процитируем статью, которую скачали с сайта газеты "Спецназ России".

"...Естественно, западным приватизаторам это не нравилось, и уже в марте 1820 года был раскрыт инспирированный зарубежными спецслужбами заговор, во главе которого стояли в основном помещики и высшие офицеры. Франсиа реагировал молниеносно. Руководителей заговора расстреляли. Распоряжением верховного диктатора были высланы из страны все граждане Испании и на два года полностью прерваны отношения с внешним миром. За это "мировое сообщество" заклеймило Франсиа как кровавого тирана, хотя на самом деле за годы его правления преследованиям властей подверглись всего около 1000 человек, из них 68 были расстреляны, а остальные отделались тюрьмой или высылкой.

Чрезвычайное положение, введенное после раскрытия заговора, позволило практически покончить с терроризировавшими население преступными шайками. Резкое сокращение импорта компенсировалось расширением отечественного производства... Снижение налогов на производство стимулировало развитие государственной промышленности. В массовом порядке создавались школы. Парагвай стал единственной страной Южной Америки, где существовало всеобщее бесплатное начальное образование.

Располагая неограниченной властью, глава государства ни разу не использовал ее в целях личного обогащения. Жалованье, установленное ему Конгрессом, он сначала урезал, а потом и вовсе от него отказался, предпочитая жить за счет сбережений, сделанных еще до прихода к власти. Неудивительно, что авторитет Франсиа, получившего в конце жизни от народа неофициальный титул - Верховный (El Supremo), был абсолютен. Когда же 13 октября 1840 года, простудившись во время верховой прогулки, 74-летний диктатор скончался, по всей стране люди рыдали так же, как и 112 лет спустя плакала Россия, узнав о смерти другого Верховного, Иосифа Сталина.

После смерти Франсиа во главе парагвайского государства стал другой известный адвокат, сын бедного сапожника, Кар-лос Лопес. Поскольку внешняя угроза к тому времени ослабла, новое правительство открыло границы, установило дипломатические отношения с большинством стран мира и стало бурно развивать международную торговлю...

Быстро развивалась страна и при сменившем скончавшегося в 1862 году К. Лопеса его сыне, Франсиско. Его стараниями Парагвай превратился в самую передовую страну Латинской Америки. В ней были богатые, но не было нищих и почти отсутствовала преступность. Парагвай полностью обеспечивал себя тканями, бумагой, стройматериалами, оружием и боеприпасами. Действовала одна из первых в Южной Америке железных дорог, работала телеграфная связь, национальная валюта была устойчивой, как ни в одной другой латиноамериканской стране, а внешнего долга не было вообще.

Существование южноамериканского государства, не позволяющего себя грабить, подрывало все мыслимые устои. Когда же президент соседнего Уругвая решил последовать этому примеру и ограничить произвол английских и американских корпораций, терпение "мирового сообщества" лопнуло.

Действующий по указке Англии и США бразильский император Педро II 10 августа 1864 года объявил войну Уругваю и захватил его столицу Монтевидео. Так как через этот порт осуществлялась вся внешняя торговля Парагвая, его захват враждебным государством автоматически приводил к экономическому удушению страны.

Президент Лопес был вынужден начать военные действия против Бразилии. Овладев бразильскими пограничными крепостями, парагвайские войска двинулись в южном направлении, чтобы соединиться с остатками армии Уругвая. Успешно начатое наступление провалилось из-за предательства командующего экспедиционным корпусом генерала Эстигаррибии. Изменник завел свой 8-тысячный отряд в ловушку в городе Уругваяна, где тот был окружен и уничтожен 30-тысячной бразильской армией...

1 мая 1865 года Бразилия, Аргентина и оккупированный Уругвай заключили договор о союзе против Парагвая, и в марте 1866 года вторглись на его территорию. Исход войны казался заранее решенным. Страна была полностью отрезана от внешнего мира, ее население составляло 1,4 миллиона человек, в то время как одна Бразилия имела свыше 10 миллионов при неограниченной военной помощи Англии, Франции и США. По планам "Тройственного союза" война должна была завершиться не позже, чем через 3 месяца...

"...Событие, занесенное в знаменитую книгу Гиннесса, по гнусности и лицемерию намного превзошло нацистский террор, но до сих пор успешно замалчивается во всех учебниках истории. С 1864 по 1870 годы мировое сообщество в составе Британской империи, Франции, США, Бразилии и Аргентины истребило 85 процентов населения маленькой латиноамериканской страны Парагвай.

Чудовищная бойня открыто оплачивалась международным банкирским домом Ротшильдов, тесно связанным со знаменитым британским банком "Бэринг бразерс" и другими финансовыми структурами, где традиционно ведущую роль играли соплеменники Ротшильда. Особый цинизм геноциду придавало то, что проводился он под лозунгами освобождения парагвайского народа от ига диктатуры и восстановления в стране демократии. По существу, "мировое сообщество" впервые опробовало здесь схему, в последний раз примененную против Югославии и ныне готовящуюся для России. Реальные же причины, как обычно, оказались сугубо экономическими..."

"...Основная борьба развернулась за крепость Умайту - центральный пункт всей парагвайской обороны, названный за стойкость защитников южноамериканским Севастополем. Многократные атаки интервентов захлебнулись, а несколько их отрядов были разбиты смелыми контрударами парагвайской армии. Тогда бразильское командование решило обойти Умайту с севера. Новая бразильская армия почти год продиралась сквозь джунгли. Не имея свободных войск, Лопес бросил на них отряд женщин. В сражении при Корумбе лихие девчата вместе с гарнизоном крепости полностью разгромили оккупантов, загнав их в болото, где незадачливых вояк прикончила тропическая лихорадка.

Не сумев добиться победы силой, интервенты сделали ставку на измену. Американский посол Уошборн организовал заговор с целью свержения Лопеса. И опять ничего не вышло. Заговор раскрыли, посла с подельниками выслали. Правительство США обещало их наказать и, естественно, соврало.

Пришлось опять штурмовать Умайту. В бой бросали всех, кого могли. Армия интервентов пополнялась бразильскими рабами, которым обещали свободу после окончания войны, иностранными наемниками и бандами боевиков бразильских и аргентинских помещиков. Из Европы и США шел непрерывный поток оружия: новейшие винтовки, пушки и, главное, мощные мониторы с броней, неуязвимой для парагвайской артиллерии. В августе 1868 года после 30-месячной осады Умайта пала. Спустя еще четыре месяца главные силы парагвайской армии были разбиты и оставили столицу страны Асунсьон.

Разгром армии не означал конца боевых действий. Лопес увел остатки своих отрядов в горные районы Кордильер и перешел к партизанской войне. Против оккупантов поднялось все население. Каждую деревню приходилось брать штурмом, после чего всех жителей, включая детей, обычно вырезали...

Последнее сражение парагвайской войны произошло 1 марта 1870 года в ущелье Серро-Кора. В неравном бою отряд Лопеса был полностью истреблен. Последними словами раненого президента были: "Я умираю вместе со своей Родиной!" За шесть лет войны население Парагвая с почти полутора миллионов уменьшилось до 221 тысячи. Из оставшихся в живых лишь 29 тысяч составляли взрослые мужчины, включая стариков и инвалидов. Война закончилась. Воевать стало не с кем.

Лишившаяся половины территории обескровленная страна превратилась в жалкую англо-американскую полуколонию, известную сегодня одним из самых низких в мире уровней жизни, разгулом наркомафии, огромным внешним долгом, полицейским террором и коррумпированностью чиновников. У крестьян отняли землю, отдав ее кучке помещиков, приехавших в обозе оккупантов. Впоследствии они создали партию "Колорадо", до сих пор правящую страной во имя интересов доллара и дядюшки Сэма. Демократия восторжествовала..."

Так была уничтожена парагвайская попытка построить свою, самобытную цивилизацию, которая не вписывалась в планы финансово-ростовщической мафии позапрошлого века - этого предка Вечного рейха.

* * *

Очень красноречивая история, не правда ли? Если немного поразмыслить, то можно обнаружить и другие примеры. Скажем, Германия первой половины XX века обладала возможностью развернуться в весьма самобытную цивилизацию. Немецкие физики, конструкторы и инженеры в ту пору восхищали весь мир. Первыми в истории немцы создали автомобильную промышленность и наладили производство цельнометаллических дирижаблей-цепеллинов. Их электротехника и радиопромышленность поднялись на высочайший уровень. Именно немцы в числе первых вели исследования по овладению атомной энергией, при Гитлере выбирая путь тяжеловодных реакторов. Немцы первыми в мире создали полноценную реактивную авиацию, построили первые вертолеты, сконструировали баллистические ракеты, вплотную приблизились к возможности полетов в космос. Именно их инженер Ойген Зенгер в 1942-м спроектировал многоразовый воздушно-космический самолет.

Но в результате очень умелой полигики США эта самобытная цивилизация погибла. И теперь при всем своем достатке и богатстве Германия технически на целую эпоху отстает от США, она не лидирует в области создания новейших технологий, а ее образование, претерпев американизацию, перестало давать стране гениальных ученых. Теперь немцы - не конкуренты американцам.

Третий пример - это мы. Русские во второй половине XX века тоже стали развиваться в самобытную цивилизацию. Уступая Западу по части бытовых удобств и потребительских благ, мы тем не менее создали несколько прорывных направлений, которые грозили развернуть на полную мощь. Можно сказать, русские избрали энергетическо-тех-нологический путь прогресса взамен информационно-технологического пути Запада. Мы смогли создать независимые от остального мира машиностроение, ядерную, авиационную и космическую промышленности, биотехнологию, мы создали условия для появления новых видов топлива, летательных аппаратов, оригинальных транспортных систем, медицины. У нас сформировалась своя технологическая пирамида, практически несовместимая с западной, и она влияла на развитие огромных районов Земли, ломая западные планы.

Теперь же, всего полтора десятка лет спустя, эта техноцивилизация практически разрушена.

Впрочем, можно взять примеры масштабом помельче. Какая арабская страна в 1991 году выступала самой технологически развитой? Ирак. Что с ней сделали? Разгромили в ходе двух воздушно-космических наступательных операций в 1991 и 1998 годах. Еше в начале 1980-х самой продвинутой страной Южной Америки была Аргентина. У нее имелись и ядерная промышленность, и авиастроение. Где все это? Начисто уничтожено либеральными реформами 1990-х. Демократизация под американскую диктовку разрушила научно-промышленный комплекс наиболее развитой страны Черного континента - Южно-Африканской Республики. Реформы, сепаратизм и война привели к гибели высокоразвитой югославской цивилизации. А деградация некогда сложных производств на обломках СССР, на Украине, в Закавказье и на Северном Кавказе? А гибель компьютерной индустрии в Болгарии? А попытки США задушить развитие Ирана, Малайзии, Индонезии?

Получается вполне солидный перечень. Уничтожение тех, кого приговорили к неразвитию, убийство альтернативных Западу моделей - это не сказка.

* * *

Давайте дадим волю воображению и представим рождение действительно новой России.

Вот в нашей стране начат "технологический беспредел" и создаются образцы техники, которая под корень, как класс, уничтожает целые отрасли старой промышленности, заменяя их собой. Новые русские товары продаются через Интернет по всему свету. И вот крупнейшие нефтяные корпорации обнаруживают, что скоро они станут ненужными мастодонтами, что их власть над целыми частями планеты рушится. То же самое чувствуют компании, делающие сверхдорогие лекарства, автомобили, массу оборудования для промежуточных стадий индустрии. Западные финансисты сталкиваются с какими-то немыслимыми конкурентами, обладающими фантастическими способностями к предвидению. Сам окружающий мир, которые эти магнаты считали покоренным, вдруг начинает рассеиваться, а в проступающем пейзаже новой эпохи их самих уже нет. Ни "Шеврона", ни "Экссон", ни "Ай-би-эм" и "Саломон Бразерс"...

Неужели вы думаете, что они вот так просто сдадутся? Ведь источник угрозы их жизни находится даже не в родных США, а в какой-то России...

Тогда нас ждет война, которую американские правители готовят уже сегодня по плану "Единая перспектива-2010". И потому русским надо быть начеку, уже сегодня готовясь к отражению агрессии самого сильного и коварного на Земле врага.

Мы не должны повторить судьбу Парагвая.

* * *

Даже без гонки в Нейромир сегодняшняя Россия представляет немалую опасность для США и неокочевников, поскольку не вписывается в их планы.

Сегодня стало модным считать страны, которые поднимаются, при этом не горя любовью к Америке, и которые хотят бросить ей вызов. Тут вам и Китай, и Индия, и Иран. В этом же списке числят Индонезию и Малайзию.

Но заметьте: при всей решительности и волевом порыве правящих в тех царствах-государствах элит им еще очень многого не хватает. И образовательного уровня народа, и важнейших отраслей: авиастроения, космической индустрии, сложного машиностроения, ядерной индустрии, мощного оборонного комплекса.

А мы, русские, несмотря на утраченное величие, все эти отрасли уже имеем. Мы уже заплатили большую цену за их создание. Мы еще умеем летать в космос и строить различные модели самолетов, от маленьких авиеток до суперистребителей - вторыми после США во всем мире. У нас есть развитая ядерная отрасль, которая даже сейчас выбивает американских конкурентов с восточных рынков. Наша оборонка уже сегодня поставляет свои высокие технологии на Восток, участвует через посредников как субподрядчик в космических программах Европы, Китая и Южной Кореи.

Не верите? Поинтересуйтесь, за что США в 1998-1999 годах ввели санкции против наших "Главкосмоса", Московского авиационного института, Химтеха и Научно-конструкторского института энерготехники. Экспорт русских технологий, хотя и не всегда, идет во благо самой России и, не каждый раз принося деньги сами ученым, тем не менее ускоряет развитие незападного мира. И это воспринимается американскими вождями как большая угроза.

А если конкурент есть, то можно предпринять попытку его убийства и разгрома. Если Россия восстанет из пепла, то ее снова постараются стереть с лица земли. Но на этот раз очень быстро и жестоко, потому что времени, в отличие от XX века, у наших врагов мало, а способы, какими они без горячей войны уничтожили СССР, уже неэффективны. Если русские больше не ловятся на старые идеологические удочки, то придется убивать их настоящим оружием.

И потому мы написали книгу о возможной войне и о том, как нам, русским, в ней победить. Да-да, вы не ослышались - именно победить. Одержать верх над неизмеримо более богатым и сильным врагом.

Будущей войне мы посвящаем эту книгу.

Лирическое отступление: Так говорили Рахлин и Берков...

И тут в нашу книгу с белыми от бешенства глазами врывается Демократ, пытаясь запустить в нас тонким томиком "Избранных сочинений Анатолия Чубайса":

- Как вы смеете обвинять в кровожадности самую прогрессивную страну мира, проклятые мракобесы! Кто поверит вашим бредням о том, что американцы будут бомбить Россию, едва она начнет усиливаться экономически и развивать технологии, которых нет в США? Да американцы - это наши друзья и союзники! Благородные люди! Сажать вас надо в тюрьмы, разжигатели войны!

Объединенными усилиями скрутив Демократа, мы усаживаем его в кресло и выдерживаем первые три минуты бессвязных воплей и угроз. Наконец, он, выбившись из сил, стихает.

А вы читали, дорогой Демократ, бестселлер Тома Клэнси и Стива Печеника "Оперативный центр", вышедший в 1995-м?

Нет... А что?

В этой книжонке американские ВВС готовы покарать всякого, кто осмелится оспорить власть звездно-полосатой страны. СССР нет, а Россиянию Клэнси вообще в расчет не принимает. Но какая ненависть к русским пылает на этих страницах!

"Но цивилизованная Америка не могла обращаться с другими так, как они обращались с ней. Америка всегда играет по правилам. И в этом ее главное отличие от монстров типа Третьего рейха или Советского Союза". (Это о том, что якобы нельзя первыми бомбить страны, враждебные США.)

Интересные слова авторы вкладывают в уста Беркова (сокращенное от Беркович), советника президента США, о том, что ждет Ливию, Иран и Ирак в случае действий против янки.

"В таком случае, - рявкнул Берков, - мы превратим Тегеран, Багдад и Триполи в кратеры, которые будут хорошо видны из космоса!" - И это было написано за шесть лет до 11 сентября 2001 года. А с Берковым в сем романе соглашается директор ЦРУ - Ларри Рахлин (Rachlin).

Я всегда подозревал Клэнси в том, что он - скрытый антисемит! - бормочет Демократ, силясь развязать спутанные руки. - Я знаю: он специально пишеттакие романы, чтобы их перевели в России и с его помощью разжигали русский фашизм...

Ну, вы явно горячитесь! - поправляем его мы. - Хотя не можем не согласиться с тем, что у Клэнси, на романах которого воспитывается боевой задор нынешних США, царствует просто какой-то ветхозаветно-иудейский дух военной жестокости.

- А я так и не понял, почему художественные вымыслы вашего Клэнси должны подтвердить ваш совершенно националистический вывод о том, что американцы уничтожат поднимающуюся Россию так же, как Парагвай. Вы что, ставите россиян на одну доску с такими бандитами, как иракцы или иранцы?

- Да нет, дорогой Демократ, у нас несколько иной ход мыслей. И мы его сейчас изложим. Тем более, что у Клэнси нет никакого вымысла. Он просто излагает агрессивную доктрину США 1990 года, которая пережила второе рождение после сентября 2001 года.

* * *

Логика нынешней Америки отличается поистине ковбойскими простотой и откровенностью. А попросту - неприкрытым цинизмом пополам с откровенным бандитством. В 1990 году, когда СССР корчился в предсмертных муках, команда президента Буша-старшего смекнула: Америка остается единственной сверхдержавой планеты, обладателем самых сильных финансов и военных кулаков. Все остальные страны пугливо забились по своим углам. И Америке нужно как можно дольше сохранить сложившееся положение. Иначе к чему тогда были все эти затраты на уничтожение Советского Союза?

А если так, то главным смыслом всей американской политики становится превентивный удар по всякому, кто только пожелает высунуться из отведенного ему угла и бросить вызов Америке. Как только возникает перспектива, что какая-то страна или группа стран начинает развиваться так, что в будущем сможет составить конкуренцию США, их следует "мочить" и ослаблять, дабы сохранить американскую монополию на глобальную силу. А вернее, монополию уже не американцев, а, как мы считаем, Вечного рейха новых кочевников, Античеловечества. "Мочить" же можно, как мы уже выяснили, самыми разнообразными способами, включая и бомбовые удары.

Проект такой стратегии разработан еще в 1990-м году маленькой группой, в состав которой входили и замминистра обороны Пол Вульфовитц, и сподвижники тогдашнего вице-президента США Дика Чейни Льюис Либби и Эрик Эдельман и примкнувший к ним Залмэй Хэлилзад (американский неокочевник афганского происхождения - Халил-заде). Именно последний в своей книжечке "От сдерживания - к глобальному лидерству" откровенно написал о том, что США должны предпринимать "любые превентивные действия" против каждой страны, чтобы не допустить появления в мире державы, способной в обозримом будущем соперничать с Америкой. "Для предотвращения такого развития событий США должны проявить волю и, в случае необходимости, использовать силу" (Доклад центра "Намакон". - Завтра, № 43, 2002).

Таким образом, маски оказались сброшенными. Полетели на пол за ненадобностью все красивые слова о защите демократии и правах человека. Все теперь - просто и ясно. Мы, сидящие в Северной Америке, - отныне хозяева мира, и мы присваиваем себе право убивать каждого, кто покажется нам опасным. Для этого есть право на превентивные, т. е. упреждающие войны. На такие же, какие в свое время вел Гитлер. Но уже на более высоком уровне и в глобальном охвате. При этом мы здесь, в Америке, присваиваем себе исключительное право судить: кто опасен, кто - плохой, а кто - хороший.

Раньше это называлось агрессивным милитаризмом, фашизмом, преступлением против человечества, и раньше за это вешали в Нюрнберге. Сейчас это называется глобализацией, торжеством демократии, и за это не вешают. Потому что пока некому вешать.

Двенадцать лет назад проект стратегии "превентивного удара" вызвал скандал. Но после таинственных событий 11 сентября 2001 года американские гуманисты получили полную свободу рук. Теперь новая Стратегия национальной безопасности США возвела циничный разбой в ранг закона. Тем более, что писали ее те же лица, что и в 1990-м году. Эта стратегия гласит: в борьбе с "международным терроризмом" допустима превентивная война. При этом не надо ждать, когда террористы нанесут удар - их нужно уничтожать загодя. Понятное дело, именно США и определят, кто на сегодня - террорист, и кто созрел для того, чтобы его бомбить. В том числе - и ядерными боеголовками. А борьба с терроризмом - это только предлог. Хозяева США уже не скрывают, что намерены "мочить" всякого, кто не хочет идти по светлому пути американского образа жизни, кто не восторгается Америкой и не хочет ей внимать с благоговением и трепетом.

Уже столько раз цитированный нами американский интеллектуал Дж. Аркилла сказал примерно следующее: для сохранения США мирового лидерства понадобится применение воздействия то в одной, то в другой точке земного шара. Главное - правильно определить эти точки, а уж повод для применения силы можно подыскать потом. Кого-то обвинят в поддержке террористов, кого-то - в нарушениях прав человека, кого-то - в супружеской измене. С американским пропаган-дистко-мозгопромывальным аппаратом найти оправдание для применения силы - пара пустяков.

А это значит, читатель, что мир ждет череда агрессивных операций со стороны американских правителей. Обратится эта агрессия и против нас, русских.

* * *

А почему вы так уверены в том, что Россия непременно окажется в конфронтации с Америкой? Ведь сегодня у нас наблюдается полная солидарность с американцами в борьбе с террористами, президенты обеих стран доверительно общаются, а Буш приглашает Путина на свое ранчо! - возражает Демократ.

А вы знаете модное нынче словечко "геополитика"? И чем геополитика отличается от политики?

Слышать- то слышал, а вот разницу так и не уловил.

А зря. Если вы почитаете классиков геополитики, то поймете их главную мысль. У каждой великой страны есть свои национальные интересы, и она всегда им будет следовать, невзирая на то, какой у нее политический и экономический строй. Хоть капитализм, хоть коммунизм, хоть феодализм. Артур Шлезингер-младший в своих "Циклах американской истории" приводит остроумный пример. Давайте представим, пишет он, что в 1980-м году на карте мира есть СССР, и есть Соединенные Социалистические Штаты Америки. И хотя у обоих государств вроде бы один строй, все равно они сцепляются в противоборстве, и американцы изо всех сил стремятся сохранить господство в районе Персидского залива, и строят авианосцы против русских. Почему? Потому что остались неизменными национальные интересы, которые у океанской Америки в корне противоречат устремлениям материковой России.

К чему мы это говорим? К тому, что скорее небо упадет на землю, а великая река Амазонка потечет вспять, чем американцы сольются в великой любви с русскими. Нашего президента хлопают по плечу и кормят барбекю на техасском ранчо лишь потому, что Москва сама ломает мощь своей страны и делает ее неопасной для США. Пока в Москве ведут политику деградации России и уничтожения собственного населения, пока наши правители уступают американцам все новые и новые позиции на глобусе, пока послушно кормят дешевым газом откровенно прозападные режимы в Киеве, Кишиневе и Тбилиси - нас будут хвалить и называть "равным партнером".

Но как только русская политика изменится в сторону наших коренных интересов, кактолько русские начнут поднимать свои высокотехнологичные отрасли экономики, оберегать и преумножать свой народ, как только примутся богатеть и отвоевывать рынки сбыта, как только в океан выйдут новые русские корабли, а в космос - современные русские аппараты - все моментально изменится.

Поэтому не стоит обольщаться тем, что Берков и Рахлин у Клэнси разглагольствуют о персах и арабах. Эти слова относятся и к нам. Подождите - еще какой-нибудь Берков или Халилзад посулят превратить Саратов, Самару или Питер в кратеры. А повод для этого всегда найдется. Например, попытка русских проявить имперские замашки и подавить какую-нибудь новоявленную республику клана Синего Орла, решившего возродить давние культурные традиции человеческих жертвоприношений и рабства после 70 лет коммунистического варварства. Особенно если эти синие орлы объявят своей собственностью какие-нибудь очень нужные США месторождения.

Ведь нынешнее время тем и "славно", что наверх вырвались самые темные и жуткие суеверия, что началось новое пришествие Темных Веков. И это время родило новый тип политика, который ради власти пойдет на разрушение всего, примет любое обличье и любую веру. И неизбежно начнет искать поддержку у Америки...

* * *

Вы хотите доказать мне, что США станут уничтожать всякого, кто старается развиваться и осуществлять технологические рывки? - не унимается Демократ. - Но вы в главе "Парагвайский вариант" все время оперировали примерами стран с диктаторскими и тоталитарными режимами. Старая Аргентина, Ирак, Иран... А у нас ведь - де-мо-кра-ти-я! У нас президентов выбирают, у нас - многопартийность и есть парламент!

Полноте, гражданин Демократ! Слово "демократия" в России 2000-х годов все более звучит насмешкой. А почему у нас такие примеры получаются? Все очень просто. Уже в XX веке те страны, которые по тем или иным причинам отстали в технико-экономическом отношении от США и Западной Европы (или были отброшены назад войнами и революциями), волей-неволей наверстывали упущенное путем мобилизации всех на циональных сил. А самым эффективным инструментом для этого становился жесткий политический режим, потому что приходилось заставлять свой народ работать на завтрашний день, не давая ему транжирить деньги попусту: на балаганы "выборов", на заграничные кутежи и роскошь верхушки, на всякие там вино-казино, импортные тряпки с побрякушками и прочую ерунду.

Именно так обеспечил космический рывок России Сталин. Именно таким путем пошли в Италии, Германии и Японии в 1920-1930-х годах, когда и немцы, и японцы, например, оставляли капиталистам-хозяевам заводов всего 5-10 процентов прибыли для личного обогащения, остальное принуждали вкладывать в обновление производства и в высокие зарплаты рабочим. Это, конечно, жестоко, но зато эффективно срабатывает.

Затем тем же путем пошли новые индустриальные страны, и власть Хусейна в Ираке, например, сделала свою страну самой развитой в арабском мире, вплотную подведя ее к выходу в космос и овладению ядерной энергией, сформировав целую армию талантливых инженеров и ученых. Впрочем, примеры отнюдь не демократических Китая, Тайваня, Сингапура, Южной Кореи - из той же серии. Правящие генералы в Сеуле много лет пресекали попытки народа жить, пользуясь красивыми импортными товарами, заставляя покупать только отечественное, и при этом приговаривали: "Хочешь жить красиво? Научись сам делать машины и электронику". И что же? Попытка увенчалась успехом.

История всего XX века убедительно доказала, что соединение недемократической, стабильной и твердой власти с экономической свободой творит чудеса. Особенно если такая власть обладает ясным проектом будущего. Когда после 11 сентября 2001 года капиталы побежали из впавшей в кризис американской экономики, некоторые россиянские "аналитики" всерьез рассчитывали на то, что эти деньги прибегут в экономику РФ. Но как бы не так! Они пошли в экономику Китая - туда, где нет идиотских выборов каждые четыре года, где царствуют дисциплина и порядок, где власть всегда держит слово и может гарантировать инвесторам неизменные условия на много лет вперед. А Россияния со всеми своими "рыночными законами" оказалась с во-от такушим носом!

Если сравнивать нас с "китайским чудом", то в России после 1991 года поступили ровно наоборот - стали строить демократию. Результаты этого новаторства - налицо. Коммунистический Китай нынче смотрит на русских как на бедных родственников, принимает Президента РФ Путина как лидера второразрядной страны и даже - верх позора! - дает Москве кредиты на покупку китайских технологий.

Россияне в начале 1990-х страдали одной иллюзией. Унаследовав от СССР огромный технологический задел, ВПК и прекрасные технологические проекты, аналогов которым в мире нет по сию пору, они устроили у себя амери-каноидную "демократию" и стали ждать, когда сюда набегут с несчитанными долларами американские инвесторы, и станем мы строить здесь новейшие самолеты, и термопланы с экранопланами, и лекарства делать, каковые заменяют собой целые отрасли мировой фармацевтики. На американские, стало быть, деньги. Но очень быстро умные смекнули: американский капитал никогда не пойдет на проект, в котором от него требуются лишь деньги, а русские целиком обеспечивают технолого-промышленную часть. Потому что американцы - не такие дураки, чтобы за свой счет вскармливать себе конкурента. Они гораздо охотнее разрушат у русских и промышленность, и оригинальные научно-технологические школы, заменив Все на свои технологии. Пусть они и хуже - зато свои.

Вот почему те, кто нынче быстро развивается, как правило, не страдают демократией у себя дома. Потому что именно жесткая власть позволяет взять прибыли от вывоза нефти и прочего сырья и вложить их в отрасли завтрашнего и послезавтрашнего дня. И тот же Ирак 1970-1980-х, получая от продажи нефти миллиарды долларов, превращал их не в золотые унитазы нуворишей, а в новейшую промышленность и волоконно-оптические линии связи, в тысячи высококлассных ученых и инженеров.

В США это прекрасно понимают. А поскольку весь смысл их политики сводится именно к тому, чтобы остановить развитие незападного мира, не дать России подняться и тем самым предотвратить возникновение конкурентов, то они "мочат" всех, кто не желает принимать "импортную демократию". Любого можно уничтожить, обвинив в недемократичности внутренней жизни. Россия "колониальную демократию" приняла и теперь стремительно скатывается на положение новой Африки. Оно и понятно: "импортная демократия" со всеми этими выборами-спикерами-президентами делает любую страну коррумпированной, дебильной, неспособной воплощать любые крупные проекты и полностью подвластной американским игрокам. Да еще и приводит к утечке огромных денег в американские финансовые центры, как мы уже убедились на своем опыте.

Вот поэтому-то все приведенные нами примеры убитого американцами развития относятся к недемократическим государствам. Вот почему и нас будут бить, едва мы действительно начнем развиваться.

* * *

Вот почему мы советуем вам, дорогой читатель, почаще вспоминать слова литературных Беркова и Рахлина, примеряя их к нынешней России.

- Да что вы страсти-то нагнетаете? - скажет нам Новомодный россиянский патриот с триколором в петлице. - Впервой, что ли, России из передряг выпутываться? Разве первый раз нам так плохо?

Именно что первый! Так плохо, как сегодня, нам не было никогда.

Россия видела немало бед. Мы могли голодать, рвать друг друга зубами в яростных свалках гражданской войны или погибать под пулями захватчиков. Мы очень часто оказывались израненными так, что, казалось, вот-вот рухнем. Так было в Смуту 1600-х годов, в смуту начала XX века и при гитлеровском нашествии. Но никогда Россия не распадалась на части так надолго, как это случилось в 1991-м. Никогда еще так умело не разжигалась взаимная ненависть между тремя великими ветвями русского суперэтноса - великороссами, украинцами и белорусами. Никогда еще в дополнение к ранам мы не получали такого заражения всего национального организма, такого поражения наших источников жизни и развития, такого морального удара. Еще никогда русские, потерпев поражение, не подвергались такому действию ментального и консциентального оружия, еще никогда не считали собственное государство худшим из всех возможных врагов, еще не испытывали такого комплекса национальной неполноценности!

Даже в годы разгула репрессий и гитлеровского нашествия страна сохраняла волю к жизни. Она рожала детей и воспитывала их. Она сохраняла мощные центры научного поиска, творчества и производства. Она не теряла веры в себя. Даже во время гитлеровского нашествия свободной от врага оставалась большая часть страны, и там сохранялись и наука, и производство, и образование.

А теперь? Вера потеряна. Кризис поразил науку и творчество в каждом уголке страны. Самая развитая промышленность в стране зарезана. Образование корежат и перемалывают с удивительной быстротой. Воля к жизни и борьбе утрачена у большинства. Еще никогда власть в России не принадлежала таким откровенным предателям и безвольным ничтожествам, такому дурачью и серости. Мы даже свой родной язык теряем, переходя на уродливый американизированный воляпюк. Подавляющая масса даже от своего имени отказалась, послушно повторяя слово "россияне" и стесняясь назвать себя русскими.

Все русские сегодня оказались зажатыми на опасном пятачке. Все - и генерал, и рядовой, и богач, и бедняк. Богатых Вечный рейх выжмет и выбросит. Бедных - проредит, уменьшит в числе и превратит оставшихся в экономических скотов, рабов Глобализации. И нечего нам сегодня хорохориться, питать глупые иллюзии и грызться между собой - нужно сообща думать, как спастись и не попасть в зубы самого страшного Зверя. Думать о том, как бы и на месте наших городов не зазияли опаленные кратеры.

Психология bookap

А как это сделать? Мы на эту тему и писали книгу. Прежде всего - начинать становиться умственно и нравственно самостоятельным, начинать анализировать и вырабатывать собственную позицию, выбирая служение России и ее государственности.

Никто сегодня не даст все ответы на все вопросы. Так давайте делать это вместе.