Часть I. Пятая мировая война.


. . .

Глава 9. "Мировой терроризм" - грандиозный блеф новых кочевников.

Нет сегодня более вредного для России термина и задаваемого им умонастроения, чем "терроризм". Забудьте это слово, потому что само явление терроризма осталось в прошлом веке. Сегодня под флагом "борьбы с международным терроризмом" враг всего человечества ведет свою войну.

* * *

Термин этот не только не описывает адекватно существующую ситуацию, но и наносит нам, русским, страшный вред. Использование слова "терроризм" и перевод его в конкретные военно-политические мероприятия в России напрямую разрушает страну. Увы, сегодняшний режим только этим и занят.

Собственно говоря, ни бен Ладена, ни Басаева, ни Бараева считать террористами в строго научном значении этого слова нельзя. Почему? Потому что террористы не обывателю кровь пускали, а действовали против носителей власти - против царей, президентов, министров, генералов и губернаторов. При этом террористы прежних времен не были лишены благородства, им и в голову не приходила мысль об уничтожении тысяч ни в чем не повинных людей. Они даже жизнью жертвовали, не помышляя об уходе с места теракта. Террористами выступали русские народовольцы, убившие Александра II. Террористом был серб Гаврила Принцип, стрелявший в эрцгерцога Франца Фердинанда. Террористом был знаменитый Бут, убивший пулей из "Деринджера" вождя победивших северян - президента Авраама Линкольна.

Но очень скоро смысл слова "терроризм" стали искажать. Терроризмом в XX веке стали называть отдельные эпизоды неправильной (иррегулярной) Третьей мировой войны двух сверхдержав за сохранение (для одних) и за передел (для других) ялтинского мироустройства, хотя на самом деле то были партизанские или диверсионные операции. В борьбе со сверхдержавами второй половины XX века приходилось охотиться за головами вражеских вельмож, срезать снайперскими пулями чужих генералов, убивать солдат США или Израиля.

Во второй половине XX века, однако, возникает новая, искаженная версия террора: "Давайте убивать не фюреров, не царей и генералов, а подвластное им мирное население. Дескать, тогда оно так обозлится на своих вождей, что восстанет против них или заставит их прекратить войну и капитулировать перед нами". И первыми этим путем пошли не арабы и вьетнамцы, а США и Британия. Именно они применили авианалеты для организации массовых убийств городского населения Германии ради опрокидывания режима Гитлера, именно они подвергали ковровым бомбометаниям города японцев, корейцев и вьетнамцев. Затем ту же стратегию подхватил Израиль. В этом смысле арабы, которые в те годы захватывали пассажирские лайнеры и однажды, в 1972-м, взяли в заложники захватили олимпийскую команду Израиля - всего лишь слабые подобия янки, англичан и евреев.

Однако с разгромом СССР терроризм даже в этом смысле стал вредным анахронизмом.

Другое дело, что сами террористы не остались безработными. Но с тех пор, как все они перешли на доллары и окончательно забыли, что такое рубли и стоящий за ними "развитой социализм", их нельзя называть террористами ни в каком смысле. Многие стали просто обычными уголовниками. Большинство из бывших террористов задействовано в спецоперациях, организуемых развитыми (т. е. способными платить доллары) странами - эти вчерашние террористы превратились в кадровых "легионеров", в передовые отряды "мировой цивилизации", ведущей войну с "новыми варварами". Другие проводят операции по заказу тех, кого с начала 90-х годов последовательно загоняют в угол и кого называют то "странами-изгоями", то, после выступления Дж. Буша 31 января 2002 года, - элементами "оси зла".

Есть, вероятно, и такие "бывшие", которые ищут или сумели найти новые формы для самореализации в кардинально изменившемся мире, стать вестниками нового возможного миропорядка.

Есть уголовники, есть наемники. Но террористов больше не осталось.

* * *

Признание Россией терроризма как актуальной проблемы и явления, помимо путаницы в мозгах, автоматически означает ее самозачисление в одну из двух категорий стран: в "мировую цивилизацию", объявившую войну "международному терроризму" и "варварству", или в "страны-изгои", составившие "мировую ось зла".

Нахождение России в любой из этих категорий стран является и тактически и тем более стратегически абсолютно тупиковым и чрезвычайно опасным. Для нас оба лагеря вредны. Они "оба хуже".

Кажется, что отсутствие воображения у людей, помогающих руководству страны принимать решения и делать "исторические" заявления, не должно служить причиной того, что всю страну, каждого из нас, как, прошу прощения, баранов, загоняют в два равно смертельных тупика.

Надо создавать принципиально новые научные обобщения реалий современного мира и современных войн с позиции обеспечения надежной обороноспособности России, а не повторять зады чужой пропаганды. И надеяться на то, что тебя примут в "мировую цивилизацию" или хотя бы ненадолго оставят в покое по причине того, что ты повторяешь чужие клише, как раз и не надо. Все равно не примут к себе в "рай" и все равно будут рваться к вожделенным призам и победам за твой счет.

"США не позволят самым опасным режимам мира угрожать нам наиболее опасными и разрушительными видами оружия", - именно этот ключевой момент программной речи Президента Дж. Буша 31 января 2002 года выделяет в передовой статье "Вашингтон Пост" Уильям Кристол, коллега Тома Доннелли по проекту "Новый американский век". И поясняет: "Важно отметить, что слово "терроризм" полностью исчезло из этого самого драматического фрагмента речи Президента". Новый "аспект войны с терроризмом идет значительно дальше терроризма и в сторону от терроризма. Это война против опасных тираний, старающихся завладеть оружием массового уничтожения. И это, если понадобится, может быть главным и односторонним типом войны.

...Фактически, если "ни одна нация мира не является освобожденной" без того, чтобы быть приверженной "подлинным и неизменным" принципам свободы и справедливости, американской внешней политике необходимо приказать войти в состояние войны с тиранией вообще, с тираниями в целом"... Цель - "достичь замены режима", правда, "пока что используя скорее дипломатические и политические, чем военные, средства"60.


60 "The president did not shy away from drawing the implications. He would not "wait on events, while dangers gather." He would not "stand by, as peril draws closer and closer." And then, in the most significant sentence spoken by an American president in almost 20 years: "The United States of America will not permit the world's most dangerous regimes to threaten us with the world's most destructive weapons".

It's worth noting that the word "terrorism" entirely disappeared from this, the climactic paragraph of the speech. Of course, it's true that the dangerous regimes that are developing weapons of mass destruction also support terrorism, so a nexus of terror and weapons of mass destruction exists. Still, this second aspect of the war on terror goes beyond terror. It is a war against dangerous tyrannies seeking weapons of mass destruction. And it will be a preemptive and unilateral war, if necessary.

In fact, since "no nation is exempt" from the "true and unchanging" principles of liberty and justice, American foreign policy can be said to be at war with tyranny in general - though not as urgently as we are at war with dangerously hostile tyrannies, and with a greater chance of using diplomatic and political rather than military means to achieve regime change". / Kristol William. Taking the War Beyond Terrorism // The Washington Post. January 31. 2002.


Замечательно, что Уильям Кристол, говоря, что "ни одна нация мира не является освобожденной", употребляет глагол "exempt" - "освобождать от налога или иной государственной обязанности".

То есть США фактически приступили к тому, чтобы назначать и взимать своего рода "налог на свободу и справедливость", а вооруженные силы и дипломаты Америки становятся всемирными сборщиками подобного налога.

Отсюда любые попытки увильнуть от данного налога или, тем более, посчитать его уплату ненужной будут расцениваться как мировое преступление и соответствующим образом наказываться. Впрочем, даже не совсем как преступление, а просто как банальное банкротство или дефолт.

Вот и вся архитектура мирового порядка. И в самом деле, причем здесь терроризм? 61


61 Взгляд аналитиков США на проблему терроризма с их позиции "обороняющихся" представлен, к примеру, в книге: Lesser Ian О., Hoffman Bruce, Arquilla John, Ronfeldt David P., Zanini Michele, Jenkins Brian. Michael. Countering the New Terrorism // RAND, 1999 - http://www.rand.org/publications/MR/MR989/.


* * *

Вообще, надо сказать огромное спасибо крайним глобалистам (империалистам?) типа тех, что составляют проект "Новый американский век", за то, что они, в отличие от наших вареных "аналитиков" и "политиков", доводят каждую мысль Буша и команды до логического конца, до жесткости, ставят точки над "i". Впрочем, как и в случае с Бжезинским, не следует преувеличивать "отмороженность" и "неофициальность" данных господ. Между прочим, под исходным манифестом "Заявление принципов" (1997 г.) проекта "Новый американский век" стоят подписи сегодняшних вице-президента США Дика Чейни (Dick Cheney) и министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld)62.


62 http://newameric'ancentury.org/statementofprinciples.htm.


"Ось зла" и "борьба с терроризмом" - это для Голливуда и для людей, сознание которых уже отстроено Голливудом. А суть дела состоит именно в том, чтобы организовать эффективный сбор налогов на свободу и справедливость по-американски со всего мира. Терроризм для США 2002 года является анахронизмом и только дремучие и несчастные люди могут с серьезными физиономиями "профессионалов" произносить это слово по отношению к проблемам России63.


63 Огромное сожаление вызывает статья Егора Холмогорова "ТЕРРОР. К осмыслению феномена", в которой талантливый автор беспомощно воспроизводит логику антитеррористической пропаганды. Жаль, ведь этот автор публикует свои, как правило, хорошие статьи в газете "Спецназ России", организованной людьми, которые являются нашей национальной гордостью, - замечательным боевым сообществом группой "Альфа". Вряд ли реальное сознание и мышление "альфовцев", являющихся элитными специалистами по ведению сверхмалыми силами правильных действий в неправильных боевых ситуациях, следует описывать идеологическими штампами "антитеррора". Еще раз перечитал статью и со страхом понял, что мои рассуждения о данной статье на 98 процентов по Егору Холмогорову подпадают под понятие террористических и антицивилизационных. И в самом деле страшно.


Ловушка, в которую с потрохами попадают политики и аналитики, состоит в том, что они не видят различия между антисистемным и внесистемным действиями. То, что мы и огромное количество людей и обществ на Земле не желаем становиться винтиком (и даже сборщиком) в системе мирового порядка "а ля США", вовсе не означает, что я и эти люди и общества являются антисистемными! Вовсе нет. Это лишь значит, что большинство этих людей и обществ способны и желают выстраивать собственные системы, которые с позиции человечества по отношению к системе США являются внесистемными.

Российская тысячелетняя традиция и всемирная отзывчивость и всечеловечность русского человека, которые описал Ф.М. Достоевский в своей выдающейся "Пушкинской речи", не вписываются и не исчерпываются системой США. Ну, никак!

При этом ни я, ни множество людей и обществ вовсе не желают США зла и не требуют от США денег, бесплатных око-рочков, незаслуженных олимпийских побед или налогов на "свободу и справедливость", тем более не являются - с нашей позиции - антисистемными силами и врагами США.

Более того, именно с внесистемного действия по объявлению чрезвычайного положения начинаются, по политическому философу Карлу Шмитту, суверенитет и независимость страны, собственно государственность.

А "терроризм" - это устаревшее обозначение того, что организовывалось спецслужбами сверхдержав в эпоху холодной войны.

* * *

Чеченские боевики вовсе не являются террористами. Они являются либо мятежниками, которые, получая огромную помощь из-за рубежа, открыто, с оружием в руках желают отделиться от Российской Федерации, либо уголовниками, которые нашли для себя удобным заниматься бандитизмом, вымогательством и мародерствовать в условиях смуты. Мятежникам даже были даны два шанса- в 1993 и в 1996 годах. Они доказали, что неспособны выстраивать собственную систему и государственность автономного типа. Вот и все. И чем дальше мы будем тут путаться в терминах, смыслах и понятиях, тем дольше мы не решим так называемую "чеченскую проблему"64.


64 Вообще удивляет стремление многих хороших авторов газеты "Спецназ России" и сервера traditio.ru, таких, к примеру, как уже упомянутого Егора Холмогорова, а также интересного этноисторика Светланы Лурье, к какому-то малопонятному для их ума и культурного уровня упрощению. Выше мы упоминали про увлеченность патриота Е. Холмогорова расхожими представлениями о терроризме в ситуации, когда те, кто придумали этот терроризм, на его спине вползли в Среднюю Азию и в Грузию. Вот и Светлана Лурье, вместо того чтобы поучиться у глубокого и умного, начитанного Бориса Кагарлицкого (чье мировоззрение я не разделяю), начинает его отчитывать и чуть ли не подводить под статью: "Господин Кагарлицкий много пишет о законах партизанской войны, которую в Чечне против нас будто бы и ведут. Здесь следовало бы влепить звонкую пощечину за честь наших партизан, которых посмели поставить на одну доску с этими, как их: От души так. Оставим до личной встречи с упомянутым господином. Посмотрим на еще одну "партизанщину". На тех "партизан", которые воюют пером и глоткой и не в горах Кавказа, а со страниц столичных изданий. Вот тут-то как раз может народиться нечто, в сравнении с чем Басаев невинной овечкой покажется.

Господин Кагарлицкий формулирует несколько правил партизанской войны. Начиная со второго они относятся к области военного искусства. Тут я с ним спорить не берусь. Ему отвечали военные эксперты, показавшие несостоятельность его предположений. Поговорим о первом формулируемом Кагарлицким законе партизанской войны. Гласит он следующее: "Партизанская война продолжается ровно столько времени, сколько воспроизводятся в обществе определенные социальные и культурные нормы, сделавшие ее неизбежной (Спецназ России. № 10 (49). 2000 - http://www.alphagroup.ru:8101/specnaz/gazeta/l0.2000/9.htm) К несчастью, надувание щек публицистами и даже "военными экспертами" так не смогло за прошедшие полтора года существенно поправить ситуацию в Чечне. Более того, сейчас туда уже вползают американские спецназовцы. Поэтому прав-то оказывается Борис Кагарлицкий - непрерывно увеличивающаяся слабость России в мире, связанная с принятием диктата США, в том числе и мировоззренческого диктата (что сила решает проблемы) - не только воспроизводит Чеченскую войну, но и допускает ее усиление.


Неужели это непонятно? Или невыгодно понимать?

Хочешь помочь американским мытарям - помогай, не умеешь помочь - рассуждай про терроризм. Но если ты желаешь восстанавливать российскую государственность и строить новую оборону и армию - научись быть умственно и нравственно самостоятельным.

Ложное направление ума на "антитеррористический интернационал" и терроризм в целом вредно не только в настоящее время, но и стратегически, на дальнюю перспективу.

Во- первых, это позволяет не ставить вопрос о восстановлении и развитии российской армии в целом и увлекаться фантазиями на тему малочисленных мобильных войск, даже спецназов, которые, конечно же, "успешно решат" все новые конфликты. Это подается под лозунгом необходимости построения "профессиональной армии", "небольшой и мобильной", которая опять же подразумевает существенное сокращение существующей армии -т. е. ее окончательное уничтожение как территориальной инфраструктуры на 1/7 мировой суши.

Во- вторых, это окончательно размывает идеологию конкретного и реального противника, против которого и должна создаваться боеспособная армия. "Международный терроризм" -это выражение, удобное для США, поскольку оно позволяет им отстраивать и выстраивать мир по своим лекалам. И его абсолютная размытость и абстрактность им очень даже нужна, так как превращает буквально каждую точку земного шара, если она вдруг им завтра понадобится, в объект военного нападения. Была бы поставлена задача по реализации национальных интересов США, а предлог и местные "террористы, входящие в сеть международных террористов", быстро отыщутся.

Наши политики и генералы, привыкшие, как писал Сергей Есенин, "задрав штаны, бежать за комсомолом", все норовят быть "как большие", быть такими же "крутыми" и современными, как сами США. Но выдавать чеченских боевиков и даже Хаттаба за международных террористов с нашей, российской позиции крайне опасно - ведь после Панкисского ущелья США и НАТО могут предложить свою помощь в борьбе против террористов и в самой Чечне. Стоит лишь им принять путинский тезис о том, что чеченские мятежники - это международные террористы.

* * *

Если понимать терроризм вполне конкретно как нагнетание ужаса и страха, то в этом смысле способность госаппарата наводить террор вполне может быть сравнима или даже большей, чем у "антисистемной организации". Разве бомбежки Соединенными Штатами и НАТО Югославии не являются в чистом виде интернациональным террором, организованным сразу несколькими госаппаратами? Разве действия государственных машин, которые не способны к реальному диалогу с обществом, не являются террором? 65По сравнению с этими операциями бен Ладен - это так, пацан с игрушками.


65 Гарри Кливер, исследователь, очень интересно обсуждающий сетевые войны, напрямую применяет термин "терроризм" к действиям правительства Мексики против сапатистов в Чьяпас: "Terrorism", might seem a harsh word to apply to Mexican government actions, but as a word that evokes the spreading of fear, of terror, for political purposes, it seems quite appropriate in Chiapas. Not only have the police and army been involved in the harassment of communities, rape, torture, and arbitrary arrest, but the paramilitaries that we now know to be an integral part of the state's counter-insurgency strategy have engaged in all of these plus mass murder (Acteal) and the forcing of tens of thousands of people from their homes and communities. When soldiers gang-rape peasant girls with impunity, or the police take away living prisoners and later return mutilated, rotten corpses to a community, as has happened, what other word is appropriate than "terrorism"? When paramilitaries slash open the womb of their victim to savage the unborn child, what other word can we use?" (Harry Cleaver. Computer-Linked Social Movements and the Global Threat to Capitalism // Department of Economics University of Texas at Austin, Texas. July 1999 - http://www.antenna.nl/~waterman/cleaver2.html.


* * *

Кампания по борьбе с терроризмом - чужое оружие! Нам оно излишне, оно не только противоречит нашей методологии и целям России, но и направлено против нас.

Вот один из многих примеров употребления этого термина против России. 27 февраля 2002 года, как сообщает агентство Lenta.ru "Госдепартамент США обвинил Белоруссию в поддержке терроризма... и заявил о возможном введении санкций против Белоруссии в связи с обвинениями в поставке оружия странам или группам, поддерживающим терроризм.

"США очень серьезно воспринимают информацию о продаже оружия тем странам и группам, которые поддерживают терроризм. Мы всегда используем самые различные способы организации взаимоотношений с такими странами, от двухсторонних переговоров до введения санкций с целью предотвращения распространения оружия", - заявил официальный представитель Белого дома Ричард Ваучер..." 66


66 http://news.ng.ru/20Q2/02/28/1014883943.html


Кто даст гарантии, что от демаршей и окриков не перейдут к делу? Кто даст гарантии, что завтра героическая российская армия в Чечне не предстанет преступной организацией в официальном выступлении каких-либо пфайферов или шээв (не помните такого спикера НАТО, который вещал под музыку бомбежек Сербии в марте-июне 1998 года?...).

* * *

В ситуации сплошной войны необходима, в первую очередь, способность к удержанию и защите собственной позиции. Полноценное действие возможно только с правильной позиции.

Губернатор Кемеровской области Аман Гумирович Тулеев, фактически первым в России среагировав на использование США ситуации в Панкисском ущелье для создания очередного плацдарма присутствия в сердце Евразии, в отличие от "профессионалов", показал ясное понимание природы современной гуманитарно-финансово-военной, или множественной, войны.

"Те, кто считает, что США якобы разделили с Россией зоны влияния в Грузии, забывают о том, что американцы жестко преследуют только свои собственные цели. А значит, будут бороться с террористами и искать пособников "Аль-Каиды" теми методами, которые сочтут нужными", - сказал Тулеев. По его мнению, при этом США будут параллельно оказывать влияние на политические и экономические институты "спасаемой" страны. "Так было в Афганистане, так будет в Грузии", - заметил губернатор. "В этом суть общей стратегии: гуманитарная и финансовая помощь идут рука об руку с военным присутствием", - подчеркнул Тулеев. По его словам, если американские СМИ всерьез обсуждают вопрос о том, "следует ли США принять участие в чеченской войне", то они должны при этом учитывать мнение России67.


67 Тулеев А. Г. Действия США в Грузии создадут напряжение на юге России // Газета.ru, 28.02.2002.


Но особо важно обратить внимание на последнее предложение. Здесь Тулеев фактически обозначил реальную цель "борьбы с террористами" в Панкисском ущелье Грузии - "принять участие в чеченской войне", т. е. "влезть" в чеченскую войну, "прицепить" к ней Абхазию и Осетию и сделать "антитеррористическую операцию в Чечне" интернациональной, международной, предмировой войной.

"Антитеррористическая" риторика бумерангом возвращается в Россию...

* * *

Давайте скажем честно: все попытки строить "антитеррористическую коалицию" с американцами, указывая на опыт совместной войны с Гитлером - это чушь собачья. Кукловоды Америки сегодня под предлогом "борьбы с международным терроризмом" добиваются исключительно своих целей. Эта "священная борьба" становится настоящим ломом, которым можно крушить любого, добиваясь каких угодно целей. Скажем, надо им опустить Россию окончательно, до уровня Верхней Вольты без ракет. Что делать? Заставить русских заниматься только добычей нефти и выплавкой алюминиевых чушек. Сделать так, чтобы русские не смогли продать за рубеж ни одного мало-мальски сложного изделия. Ну, с западными странами понятно: они у русских никогда не купят ни самолетов, ни станков, ни реакторов. У нас один выход: идти со своими высокотехнологичными товарами на Восток. И тут-то все и начинается. Пробуем продать в Ирак оборудование для шлифовки оптических линз - а нас тут же обвиняют в том, что эти станки используются в производстве атомных зарядов. Хотим предложить иранцам новый сварочный агрегат - а нам говорят, что он годен для выпуска баллистических ракет. Строим АЭС в Иране - нам шьют дело о помощи иранцам в создании ядерного оружия. Пожелаем построить у них современный химический комбинат - почти наверняка скажут, что мы им пособляем в производстве химического оружия.

Психология bookap

Очень удобно. Сегодня продажу любого высокотехнологичного станка, любой технологии в страны Востока можно объявить помощью в создании оружия массового уничтожения. И ведь сколько сразу задач решается! И русская промышленность гробится, и конкуренты американских промышленников с азиатских рынков вышибаются, и развитие целых народов тормозится. Как раз в духе Вечного рейха!

Хитрая это штука: борьба с международным терроризмом. Только в этом матче все мячи влетают исключительно в наши ворота.