ГЛАВА 7. НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ.


...

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЫСЛИ.

«Если бы мозг человека был так прост, что мы могли бы понять его, то мы бы не были тем, кем мы являемся.»

Неизвестный автор

Прочитавшая эту книгу женщина сказала: «Это набор очевидных суждений.» Она помолчала, а потом добавила: «Но они стали очевидными только после того, как я о них прочитала.»

Основная часть этой книги – концентрированная версия современ­ного понимания (в рамках НЛП) того, как мы учили и не учили других, в ней имеется много предположений прямо и косвенно приводящих к более значительным и более неожиданным результатам:

1. Нам следует развивать свой опыт обучения и преподавания гораздо шире «потребностей среднего ученика», в противном слу­чае, мода на стили образования будет следовать колебаниям маятника. Ес'ли учитель использует визуально ориентированный подход к чтению и правописанию, то скоро исследования укажут, что для отстающих учеников целесообразен аудиальный подход. Если учеников адаптируют преимущественно к аудиальному обучению, то лет через пять исследователи придут к выводу, что более уместен визуальный подход.

2. На образование оказывается постоянное социальное давление в учебном плане. С одной стороны, работодатели, к которым попадают наши правополушарные ученики, требуют от школы более качественного обучения базовым навыкам (активность левого моз­га), с другой стороны, компании, нанимающие левополушарных учеников, страдают от недостатка их оригинальности – им нужны творческие люди (активность правого мозга).

Все это – головная боль образования. Нам следует использовать правополушарные методы для обучения учеников левополушарным навыкам и наоборот. Как? Нам нужно использовать уже известную формулу – присоединяясь к их сильной (развитой) системе вести к тем аспектам, которые нуждаются в развитии.

3. Интересно взглянуть более широко на такие социальные явле­ния, как суицид, СПИД, социальное неблагополучие. Оказывается, что в основном этому подвержены невизуальные люди (аудиалы и кинестетики). Возникает вопрос: не обучаем ли мы в классе методам, которые потом переносятся в социальную сферу? Точкой опоры в работе с такими людьми будет развитие способности к внутреннему фокусу (внутренней концентрации) и воображению, что прямо или косвенно связано с осознанием и созданием будущего.

4. Предпочитаемая модальность входа человека (как он учится) может совершенно отличаться от выходной (как его спрашивают). В человеке очень много зависит от семейных стилей восприятия, научения. Представьте, как мало мы понимаем, чтобы брать на себя ответственность спрашивать (экзаменовать).

5. Якорение: мы знаем, что фобия это опыт нежелательного обучения с первой попытки. Можем ли мы понять, как мозг раз и навсегда запоминает, и использовать это для развития памяти?

6. Многие годы профессионалы анализировали, почему больные люди больны. Такая установка произвела на свет огромное количес­тво терминов и диссертаций, а в результате и пациенты и врачи делали болезнь устойчивей. Моя приятельница, страдавшая эпилеп­сией, нуждалась в ежегодном клиническом обследовании. В течение ряда лет ее непрестанно ругали за то, что она не ведет дневник заболевания. Всякий раз, испытывая чувство вины, она начинала делать записи и сразу частота припадков возрастала. Затем ее внутренняя экология несознательно отвергала ведение дневника и частота припадков снижалась до исходного уровня. Дневник напоми­нал и призывал ее «болеть».

Практикам НЛП необходимо тщательное изучение «здоровья» успешных учеников с целью выявления стратегии обучения других. В то же время нам следует быть более требовательными к тому, как передать это понимание, полученное в индивидуальной работе с учеником, учителям, работающих с классами из 25 – 35 учеников.