Часть вторая


...

Глава XII I

С появлением на горизонте Швеции Карла Петру пришлось быть очень внимательным ко всему, что делается союзниками. Поэтому он отправился на место военных действий вне России, дабы самому лично все видеть и знать. И действительно, многое ему пришлось подтянуть, исправить и поставить на надлежащую позицию. Прежде всего, царь выразил свое негодование правителям Данцига, которые, вопреки его приказанию, не прекратили сношений с Швецией, и потребовал контрибуции, в противном случае грозил угостить «железными пилюлями».

Из Данцига Петр отправился в Штеттин, где имел свидание с прусским королем. Зная страсть последнего к рослым солдатам, Петр подарил королю сотню отборных великанов, которые положили основу русскому поселению и доныне существующему около Берлина.

По дороге царь имел свидание и с датским королем, побуждая его к высадке в Швеции. При этом Петр принимал начальство и над соединенным флотом, и над всеми войсками. Такая высадка в Швеции имела тем больший интерес, что дела Карла в Швеции были слишком плохи и таким случаем нужно было пользоваться, чтобы прекратить уже слишком продолжительную и слишком кровопролитную войну.

Находясь за границей в настоящий раз, Петр также не упускал случая чем-нибудь воспользоваться для России. Теперь он обратил внимание на науки и искусства. Он очень рад был познакомиться с Лейбницем и много беседовал с ним по научным предметам. В Париже царь нанял для России архитектора, ваятеля и литейщика, графа Растрелли, а также знаменитого архитектора Леблона. Трудам Растрелли Петербург обязан постройкой Зимнего дворца, Царскосельского, Петергофского и Стрельнинского дворцов.

Между тем обстоятельства опять звали царя на поле битвы. Приехав к флоту, которым теперь командовал царь, он заметил, что датчане очень неохотно поддерживают войну и нужно было большие употребить усилия, чтобы заставить их выполнить то одно, то другое требование.

Занимаясь военными делами, царь не забывал и мирных. Будучи в Голландии, он не упускал случая нанять для России офицеров, художников, ремесленников и отправлял их в Россию. Вместе с этим он закупал предметы художеств и ремесел, модели, машины и проч. нужные предметы. И в настоящий раз царь держался больше простого люда, изучая его нравы и обычаи и пользуясь всем, что можно было позаимствовать. Он снова работал на верфях Ост-Индской компании и очень был рад повидаться со своими прежними друзьями. Побывав у старика профессора Рюйма, Петр купил у него анатомический кабинет за 30 000 гульденов. Кроме того, царь приобрел минц-кабинет, кабинет по отделу естествознания, много картин и проч.

Из Голландии царь отправился во Францию. Здесь он обратил особое внимание на строй и обучение войск. Вообще ко всему французскому царь относился довольно подозрительно и не с особенным расположением. Это ему, однако, не помешало изучить Париж и воспользоваться всем, чем можно было, для России. Французов поражали простота, пытливый ум и меткие замечания русского царя. Людовик XV был в то время еще семи лет и Франция управлялась регентом. При обмене визитами, по обычаю, Петра встретил у кареты король. Петр взял его на руки, поцеловал и на руках внес во дворец.

– Теперь у меня на руках вся Франция, – смеясь, заметил Петр, неся малолетнего короля.

Король произнес заученную речь.

– Дай вам Бог, государь, счастливого и славного царствования…

– Быть может, мы будем некогда полезны друг другу, – ответил царь.

В Париже царь посетил дом инвалидов, арсенал, литейный двор, фабрику гобеленов, зеркальный завод, ботанический сад, коллегиум Мазарини, ученые, благотворительные и военные учреждения. В доме инвалидов, застав их за обедом, Петр выпил за их здоровье стакан вина. Посетил царь также Версаль, Фонтенебло, Сен-Дени, Трианон и проч. Усердно царь изучал механизм и устройство водопроводов и по образцу Марселя устроил у себя фонтан в Петергофе. Когда ему предложили в Сорбонне принять на себя инициативу великого дела воссоединения восточной и западной церквей, то Петр заявил, что он в духовные дела не вмешивается; будет же лучше, если члены Сорбонны обратятся по этому поводу к русскому духовенству. Совет Петра был немедленно исполнен и получили ответ, что русское духовенство усердно желает соединения, но не может решиться на перевороты: сие великое дело следует предоставить на волю Бо-жию, ведущей ко благу человеков, и матерь всех христиан церковь.

Царь много беседовал с математиком Варинвоном и астрономом Пиже и присутствовал при глазной операции Вольгуза. В академии наук Петр собственноручно исправил карту Каспийского моря. Предварительно царь приветствован был торжественной речью и избран почетным членом академии.

Смотря на бюст Ришелье, царь сказал: «Если бы Ришелье был жив, то я отдал бы ему полцарства за то, чтобы он научил меня управлять другою», причем французы добавляют, «с тем, чтобы, выучившись, отнять у него отданную половину». Будучи в Париже, Петр пользовался каждой минутой побольше осмотреть и чему-нибудь научиться.

Отсюда он уехал в Спа, где некоторое время лечился, а вместе с тем изучил и бальнеологическое дело; с этою целью он осмотрел и Аахен, а приехавши домой, он положил основу нашим бальнеологическим курортам…

Находясь вне России, Петр вмешался в дела Польши и стал посредником между королем и народом. Было много недовольных королем и были поводы к неудовольствию. Для улаживания дела созван был сейм. Этому сейму предложены были условия, составленные царем. Все условия были приняты беспрекословно. Сейм продолжался всего только семь часов и за свое полное согласие был назван немым сеймом.

Покончив с внешними делами, Петр возвратился в свой парадиз, к своему народу и к своей семье. Здесь предстояли Петру новые заботы, – заботы о мире выгодном, почетном и прочном. А мир этот предлагал не кто иной, как король шведский Карл XII. Составлялась новая комбинация. Король предлагал Петру не только мир, но и союз против его врагов. Предстояли переговоры, весьма важные и щепетильные. Договаривающиеся стороны слишком расходились в предлагаемых условиях мира; Россия требовала оставления за собою всего завоеванного ею до последнего момента войны, а равно и занятого союзниками. Швеция требовала возврата всех занятых земель и, кроме того, союза против прежних царских союзников. Как видите, исходные точки мира чрезвычайно далеко отстояли одна от другой. Представителем России был знаменитый впоследствии Остерман, представителем Швеции – Герц. Наконец сговорились. Швеция сделала маленькую уступку: она отдавала России все остзейские земли и весь Балтийский берег от Курляндии до Выборга, Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и в Финляндии Кексгольм. Россия за это прекращала войну, возвращала Швеции пленных и обещала различные торговые льготы. Таким образом, Петр взял не только все то, что наметил в своем уме, приступая к войне, но и больше того…

Карл и Петр обменялись любезностями; Петр отпустил к Карлу Рейншильда, Карл отпустил к Петру Головина и Трубецкого.

Видя свободу действий со стороны русских, Карл со всей энергией кинулся на Норвегию. Он осадил Фридрихсгалл и Фридрихсгафен. Дела его начали вновь идти недурно. Но это была улыбка счастья перед смертью. Под Фридрихсгафеном Карл XII был убит картечью. Так скончался великий воин, на 37-м году жизни. Узнав о смерти противника, Петр невольно произнес: «Брат мой Карл! как мне жаль тебя!» Так скончался гений, но только военный гений.