4. Терапевтические интервенции.


. . .

Возрастная регрессия.

Транс "Возрастная регрессия".

Я хочу привести пример возрастной регрессии, цель которой состояла в том, чтобы "исправить" что-то в прошлом клиента. Вы, конечно, понимаете, что когда мы с вами делали упражнение, у нас было много случаев возрастной регрессии. Мы "качались на качелях", вспоминали запах бабушкиного печенья, свое возвращение из школы с хорошими оценками и свою гордость этим. Или, например, о том, что школьный учитель рассказал всем, как замечательно сделана наша работа, и повесил ее на стенку. Все это маленькие примеры возрастной регрессии, для которых совершенно не обязательно формально наводить транс.

Иногда мои пациенты приходят ко мне и "заказывают" вспомнить то, что было в прошлом, чтобы понять, что же там произошло, или чтобы изменить немного эти воспоминания. Память очень избирательна: иногда мы запоминаем только то, что приятно, иногда наслаиваются рассказы других очевидцев, иногда мы даже путаем память со снами. Когда мы об этом думаем достаточно часто, то становится трудно определить, откуда же это все взялось. Если у вас много братьев и сестер, то может оказаться, что ваши воспоминания совершенно не совпадают.

Я, например, отлично знаю, что мой брат был любимчиком родителей, он же считает наоборот. У каждого имеется длиннейший список претензий, когда одного из нас предпочли другому. Однажды двое моих уже взрослых детей обсуждали, когда я их последний раз нашлепала. Они были уверены, что меня в комнате нет. В это время мы жили в доме, в котором была конюшня, недалеко был выгон, а совсем рядом жил конюх. Майкл сказал: "Мама как-то вернулась с вечеринки в семь вечера, сразу прошла на задний двор, схватила нас, втащила в комнату и отшлепала". Дочь ответила: "Да, помню-помню". Сын: "Я только не понимаю, за что она нас наказала?" Дочь: "Ты что, родителей не знаешь?!" На этом беседа закончилась.

В этот момент я не выдержала, вышла и сказала: "А я вот помню, в чем было дело. Отец был в командировке. Я возвращалась с вечеринки часов в одиннадцать и, подъезжая к дому, увидела, как горит забор, лошади, выскочив из конюшни, носятся по заднему двору, а конюх с помощником стараются этот огонь потушить. Один из вас стоял, держа в руке факел, а другой - ведерко с лягушками. После этого я и схватила вас, затушила факел, выпустила лягушек, потащила наверх и выпорола. В тот момент мне казалось, что вам не надо объяснять, за что". Воцарилась тишина. Мой сын посмотрел на меня и сказал: "У тебя не было батареек в фонарике, ты поздно возвращалась, и нам пришлось зажечь факел, чтобы ты видела, куда идти".

Потом они вспомнили, что действительно зажгли факел, потому что в фонарике не было батареек. Но это был фонарик сына, с помощью которого они хотели наловить лягушек. И если бы я случайно не услышала их разговор, то, наверное, до сегодняшнего дня они считали бы, что досталось им совершенно ни за что.

Поэтому я не очень люблю восстанавливать в людях воспоминания - они слишком часто бывают неточными. Хотя, естественно, не отвергаю роль этих воспоминаний. В США сейчас очень интенсивно обсуждается тема восстановления воспоминаний, особенно в контексте сексуального насилия и других травматических событий прошлого. Я считаю, что мы не должны концентрировать свое внимание на этом. Многие полагают, что под гипнозом нельзя соврать, но это не так. Это требует некоторой работы, но в целом возможно.

Тем не менее использовать возрастную регрессию можно столь же эффективно, как и прогрессию в будущее. С моей точки зрения, регрессия нужна для того, чтобы "заживлять" раны прошлого. Это структурная интервенция, которую я использую со многими своими клиентами, когда проблема очевидным образом исходит из прошлого и влияет на настоящее. Обычно такая работа занимает несколько недель, однако наш семинар значительно короче. Поэтому я представлю вам сокращенную версию. (Просит выйти добровольца.)

Бетти: Как вас зовут?

Участник: Виктор.

Бетти: Вы уже работали с трансами?

Виктор: Наверно, очень мало.

Бетти: А чем вы занимаетесь?

Виктор: Я бизнесмен.

Бетти: Когда вам приходилось работать с трансами?

Виктор: Я вчера, наверное, почувствовал его, в вашем наведении. Сейчас, наверное, достаточно вспомнить блеск ваших глаз, чтобы уйти... или уплыть.

Бетти: Очень хорошо (смеется). Это приятно, когда работаешь с хорошим пациентом. Однако меня больше всего интересует, чтобы вы получили то, что хотите получить на семинаре. Так же, как и в трансах, которые мы демонстрировали до этого, я совсем не важна. Важно то, что вы получаете, то, что вы берете себе. Вы знаете это?

Виктор: Да.

Бетти: Вы, конечно, понимаете, что вокруг много зрителей, заинтересованных в происходящем, но они тоже не имеют значения.

Виктор: Мы одни.

Бетти: Молодец, но скорее вы... и вы. Сам с собой. Хорошо. Я хочу, чтобы транс у вас получился хорошим. Вы знаете, что можете находиться в трансе и одновременно осознавать происходящее... У вас могут быть прекрасные ощущения от транса, несмотря на то, что в голове вы прислушиваетесь, продумываете происходящее. Эти логические процессы никоим образом не могут повлиять на прекрасные ощущения внутри вас. Вы нервничаете?

Виктор: Новые ощущения и... да, наверное, немного. Я не знаю, какие будут ощущения... Я чего-то жду... может быть, поэтому...

Бетти: Но если вы чего-то ожидаете, то можете разочароваться. Причина всех разочарований - не оправдавшиеся надежды.

Виктор: Хорошо, я не буду ничего ждать. Мне ничего не надо.

Бетти: Мы посмотрим, что будет происходить. Чтобы не было разочарований, не должно быть надежд. Единственное, что я могу обещать вам, - что ваш транс будет приятным, вы достаточно хороший субъект для этого. Но все остальное - скорее пена, чем настоящий смысл. Поэтому сейчас я хочу, чтобы вы погрузились в хороший транс. Если хотите, можете положить руки на колени... иногда у нашего бессознательного цели другие, чем у сознания... Я хочу убедиться, что ваше сознание и бесознательное это понимают... Если вы приподнимете палец на правой руке, это будет означать "нет", а приподнятый палец левой руки - "да"... Любой приподнятый большой палец будет означать "подождите" или "остановитесь"... Хорошо?.

Виктор: Можно договориться по-другому? Указательный палец любой руки - "да", мизинец - "нет", а большой палец - так, как вы предложили.

Бетти: Замечательно. Теперь мы оба понимаем, что любой указательный палец - это "да", мизинец - это "нет", а большой палец - "подождите" или "остановитесь". Возможно, вам и не потребуется подавать никаких сигналов. Мне хотелось только быть уверенной, что у вас эта возможность существует. Потому что все, что мы сделаем, - это погрузимся в транс, а я буду предлагать вам какие-то ситуации, и если вам это понравится, вы можете это сделать. Поэтому я хочу, чтобы вы погрузились в транс и чувствовали себя при этом защищенным... знали что можете остановить меня в любой момент... Мы никуда не отправимся, куда вам не захочется... и поэтому, когда вы будете готовы погрузиться в приятный транс... вы можете глубоко вздохнуть... и тогда потихонечку на вас будет накатываться транс... вот так... (Виктор сидел прямо, глядя перед собой, к концу этой фразы его голова буквально упала на грудь.)

Вы можете слушать мой голос, когда уходите глубже... Вы можете поэкспериментировать со своими собственными способами погружения в транс... Иногда людям нравится считать: четыре, три, два, один, пять, четыре, два, один, пять... Иногда люди испытывают ощущение погружения... А сейчас все это принадлежит вам, и вы можете уходить глубже... так, как вам это больше нравится... как вы больше захотите... Вот так... И с каждым дыханием... вы погружаетесь все больше... несмотря на то, что часть вас все равно может продумывать происходящее... Но все остальное можно отпустить... все остальное погружается в приятный, удобный транс... Вы можете выходить из него и погружаться вновь... четыре, три, два, один, пять... три, два, один, пять... или же можно плыть... или отделять слои сознания... отрывать этот кусочек... и этот кусочек... И когда вы будете готовы... когда вы достигнете приятного уровня, на котором захотите узнать что-то, вы можете дать мне знать... А может быть, что важнее, дать знать самому себе... Вы можете подвигаться... глубоко вздохнуть, а затем вернуться туда же, но на шаг глубже... еще на шаг глубже... вниз по этой дороге погружения в транс... И когда вы будете готовы... вы можете глубоко-глубоко вдохнуть... а может быть, немножко поднять свой указательный палец... или же сказать, что вам нужно больше времени, приподняв мизинец... (Виктор приподнимает указательный палец.) Вот так... и еще немножко глубже...

Теперь, когда вы сидите на этом стуле, Виктор... взрослый мужчина, со своей взрослой мудростью... проживший так много... человек, который встает утром... ложится спать вечером... в течение дня общается с людьми... все время этот взрослый Виктор собирает всю мудрость и знания... вы знаете это, не правда ли?. Мы накапливаем в себе мудрость... мы знаем, что это взрослая мудрость... мы живем в этом взрослом состоянии... сидим на этом взрослом стуле... но при этом мы можем перенестись в другое время... в то время, когда другой Виктор может вернуться за тем, что ему необходимо... Я не знаю, что нужно этому Виктору... как он выглядит и сколько ему лет... Может, это маленький мальчик, может, подросток или юноша, а может быть, совсем младенец... Совершенно другое время... другое место... где этот Виктор может взять то, что ему необходимо... Может быть, это любовь или приятное воспоминание, может быть, знание или образование... может быть, он получит разрешение или надежду... может быть, силу... но что-то ему нужно... И вот он там... в другом времени... в другом месте... совершенно другой... не похожий на взрослого Виктора... Он там, в том месте, в котором необходимо, получая что-то... надежду, любовь, дружбу, приятные ощущения, а может быть, знание... Другой Виктор... в другом времени, в другом месте... может быть, немного испуганный... может быть, немного грустный, чувствующий себя одиноко... А этот взрослый Виктор, который владеет всеми знаниями взрослого человека, взрослой мудростью... знает, что тому, другому Виктору так нужно получить... Он знает, как ему это дать... не очень быстро... не слишком много... может быть, это что-то приятное... может быть, кто-то подержит за руку... может быть, это какая-то информация... может быть, надо будет постоять с кем-то... Просто получит немного из того, что ему надо... в том месте и времени... где этому другому Виктору нужно получить что-то... а вы можете ему дать... дадите ли вы ему немного того, что ему так не хватает?. (Виктор приподнимает указательные пальцы.)

Вот так... немножко... не слишком много... этому другому Виктору, может быть, нужно больше... но он всегда может вернуться... и взять это еще раз... И взрослый Виктор может отойти и возвратиться... а тот маленький Виктор знает, что вы вернетесь... вы тоже знаете это, потому что вы улыбаетесь... И это только начало... А теперь вы можете вернуться из этого места и войти в своего прежнего, взрослого Виктора... и осторожно, не торопясь, отступать обратно, в эту комнату... в эту комнату, которую вы во время своего путешествия никогда не забывали, но которая становилась такой неважной для вашего сознания... Но мы еще вернемся... туда, потому что там есть еще многое из того, что нам нужно... и даже не надо прощаться с тем Виктором... зная, что вы еще вернетесь... поэтому вам сейчас так легко уйти... Затем вы можете начать возвращаться из этого транса, зная что мы можем вернуться туда опять... зная, что вы можете самостоятельно вернуться туда снова и снова... (пауза) И я понимаю, как бывает нелегко уйти... какой приятный транс... но он повторится... вот так... Возвращайтесь... еще немножко назад... еще назад... И вы начинаете прислушиваться к шуму в комнате и шуршанию... Может быть, у вас бурчит в животе, потому что вы проголодались... (Виктор резко открывает глаза.)

Виктор: Да, это то, что меня быстро выведет из транса.

Бетти: Вы прекрасный субъект, если вы захотите закончить транс как-то по-другому, то мы можем это сделать еще раз.

Мы увидели первую половину интервенции, призванной помочь людям с проблемами, имеющими корни в прошлом. Как вы видите, мне и даже клиенту не обязательно знать, в чем проблема. Работа происходит и без знания этих деталей. Если Виктор захочет, то мы покажем и вторую половину.

Виктор: Да, конечно.

Бетти: Иногда после двух-трех сеансов клиент говорит мне более конкретные вещи, связанные с этой проблемой, а иногда нет. Мы переходим к следующей стадии. Порой эта работа занимает лишь часть сеанса, а остальное время мы разговариваем о том, что может нам помочь, занимаемся подготовкой к трансу, сбором материала. Иногда клиенты рассказывают мне о том, что произошло в трансе, иногда они ничего не видят, иногда бывает целое море впечатлений. Но чаще всего, выходя из транса, клиенты говорят: "Он (или она) так одинок!" Мне кажется, под одиночеством в этом случае понимается гораздо больше.

Итак, вы можете представить, что мы уже работали два-три раза? Теперь проделаем это еще раз. Это значит, что вы снова должны войти в транс. А к этому времени вы уже так хорошо попрактиковались, что умеете входить в это состояние очень быстро. Не имеют никакого значения люди, сидящие в аудитории, разные шумы и шорохи. Вы знаете, что у вас есть граница, за которую вы не хотите и не будете переступать. И так приятно, когда вы погружаетесь в это состояние транса... когда вы сидели здесь, ощущая себя взрослым человеком... обладателем большого опыта... большой мудрости, которую вы впитали в себя в течение всех лет вашей жизни... Вы помните, что можете выходить из транса и входить в него снова... Для меня это самое приятное состояние... входить и выходить... входить и выходить... И затем вы можете снова пойти вниз... вот так... очень хорошо... И так же, как и раньше... указательный палец любой руки означает "да", а мизинец - "нет" ... большой палец любой руки будет означать "подождите" или "остановитесь"... Эти сигналы могут прийти от вашего сознания или бессознательного... но можно и забыть о них... Если бессознательное захочет что-то показать нам, то оно покажет... потому что бессознательное такое мудрое... в нем хранится все, что вы видели, все, что вы делали... Оно очень беспокоится о вашем здоровье... Иногда бессознательное немного залипает в своем желании достичь ваших целей... но оно очень оберегает ваше здоровье... и хочет только наилучшего...

И вы можете погружаться глубже... и на этот раз, когда вы погружаетесь так глубоко, а взрослый Виктор сидит здесь... взрослый Виктор, у которого так много опыта и житейской мудрости... И вы уходите глубже... мимо времен, событий... вы проходите мимо далеких мест и находите то место, где другой Виктор ждет вас... тот человек, которому вы можете дать что-то... и мы уже однажды это делали... В каком-то глубоком, далеком, темном месте... где был другой Виктор, которому что-то было нужно... который что-то хотел и получил от вас... вы дали ему то, что ему было нужно... вы - человек взрослый и мудрый... и на ваших губах появилась улыбка, когда вы поняли, что вернетесь в это место еще... вот так... Вы можете идти глубже... с глубоким вздохом вы опускаетесь еще ниже... и можете слушать, не прислушиваясь... В прошлый раз мой голос растворился и перестал что-либо значить для вашего сознания... Вы проходите мимо этого места и еще глубже... Вы можете видеть и слышать и чувствовать того, другого Виктора, которому нужно что-то от вас... Вы можете увидеть отличия между вами... может быть, он выше и сильнее... может быть, плечи у него прямее... может быть, лицо более гладкое... и в глазах большая ясность... потому что он получил от вас, взрослого Виктора, что-то необходимое...

И ваше сознание и ваше бессознательное могут работать сейчас совместно... и много раз... И во многих местах... маленький Виктор оставался один... ему чего-то очень хотелось и он не мог это получить... он испытывал эту боль... И вот, когда взрослый Виктор сидит здесь... он знает, как передать то, чего так недостает там... и он знает, к каким это изменениям приводит... Он сильнее, ему приятнее, его плечи расправляются... И вы можете пойти и найти в прошлом много мест и событий, в некоторых из них присутствует страх, в других - боль... в третьих - одиночество... в других - что-то неясное... в пятых - ощущение нелюбви или недостатка свободы...

Мой голос проплывает сквозь вас, и вы остаетесь в глубоком трансе... и есть много мест, где взрослый Виктор имеет так много того, что не хватает этому мальчику... В этот раз вы можете дать больше и быстрее... дать все, чего не хватает... вот так... Вы можете оставаться так глубоко... и видеть, или чувствовать, или знать... как происходят изменения по мере того, как вы даете то, чего там недоставало... И этот маленький Виктор чувствует себя лучше и сильнее, и у того меньше боли... и другой чувствует себя лучше... и все это сделали вы!. И вы можете это делать одну минуту или больше... или можете пойти глубже и глубже... главное, чтобы не было никакого сопротивления... чтобы было ровное течение... И в какой-то момент вы увидите, или почувствуете, или узнаете того Виктора... Вы знаете, что он чувствует себя плохо... или чем-то напуган... может, он одинок... или у него что-то болит... Может быть, вам захочется подойти еще ближе к тому Виктору и дать ему даже больше... потому что взрослый Виктор может это сделать... и вы дали что-нибудь из того, чего ему не хватало... И изменения, которые вы видите, которые вы чувствуете, о которых вы знаете - они хорошие?. очень хорошо...

А теперь вы снова можете начать выходить назад... Все эти Викторы знают, что вы вернетесь... и вы знаете, что вы вернетесь... и вы можете им улыбнуться... или же просто ускользнуть незамеченным... или просто улыбнуться самому себе... потому что вы дали им то, чего им не хватало... вы увидели в них некоторые изменения, которые так понравились взрослому Виктору... И это приятно... Разве это не приятно для вас?. Вам приятно это?. Очень хорошо... Вам не обязательно прощаться с ними... вы вернетесь... И теперь вы можете слышать маленькие шумы в комнате и мой голос более отчетливо... Все еще оставаясь в трансе, вы можете открыть глаза... посмотреть на людей, сидящих вокруг, все еще оставаясь в трансе... Привет!.

И есть еще одна важная часть этого... и мне хотелось бы, чтобы вы получили ее... Для этого надо посмотреть вокруг на людей... вспомнить, где вы... а затем вы можете снова вернуться в этот приятный транс... Очень хорошо... великолепно... Вернуться в такой глубокий транс так быстро и так легко... Как многому вы научились... и теперь, когда вы идете глубже и глубже по этому знакомому для вас трансу, всматриваясь в знакомые события и места... где так же присутствует другой Виктор, поменьше... Вы находите те случаи, когда маленькому Вите не хватало чего-то, он был напуган или у него что-то болело... Вы проходите те времена и места, где уже были... и видите, и чувствуете, и узнаете тех, других Викторов, которым вы уже что-то подарили... Вы видите, как они изменились... стали сильнее, выше, прямее... они лучше себя чувствуют... Вы можете на секундочку остановиться здесь... потому что тот Виктор... вон там... хочет поблагодарить вас... он хочет сказать "спасибо" этому взрослому Виктору, который дал ему то, чего ему так не хватало... И вы можете принять эту благодарность от него... и вы чувствуете эту благодарность... вы получаете ее с радостью... и это так приятно знать взрослому Виктору...

Вы можете подождать там... потому что есть еще один, который хочет поблагодарить вас... Вы дали что-то ему, и он должен вернуть вам что-то... И он взял это от вас... вы должны принять его благодарность... Это так приятно понимать взрослому Виктору... И теперь, когда вы проходите даже глубже... мимо многих-многих маленьких Викторов, которые когда-то страдали от боли, которые боялись пустоты и одиночества... теперь вы проходите мимо них и видите, как они изменились, и получаете от каждого благодарность... Это так приятно чувствовать... Разве нет?. Да!. Да!. Некоторые из Викторов, которые поблагодарили вас за то, что получили... даже не замечают вас... Так оно и должно быть... Многие из них... так сильно и глубоко связаны с вами... Я не думаю, что вы все раздали, что им недоставало... И они еще не успели правильно и полностью поблагодарить вас... Но некоторые из них продолжают оставаться тем ребенком, которым был Виктор, но теперь уже, не задумываясь о боли, одиночестве... не думая о том, чего им когда-то не хватало... они знают, что им это уже дали... из будущего их одарили... вот так... Это очень хорошая работа... Обязательно принимайте их благодарность... обязательно получайте удовольствие, принимая их благодарность... потому что это последний подарок...

И вы знаете, что можете проделывать это снова и снова... и что я вам не нужна для этого... Очень хорошо!. Замечательно... Где-то там, в глубине своего сознания, вы не в трансе... вы все осознаете... А теперь настает время... для того, чтобы оставить маленьких других Викторов... или же остаться там на некоторое время, чтобы почувствовать, увидеть их опять... Вы знаете, что можете навещать их всегда... они знают, что вы вернетесь еще и еще... Так тяжело уйти?. (Виктор приподнимает мизинец.) не торопясь... по-своему... возвращаясь... по-новому организуя себя... вы идете по дороге назад... вы видите, как слезы превратились в улыбки... И вы возвращаетесь... Мне кажется вам, не хочется возвращаться...

Виктор: Конечно, мне не хочется возвращаться!

Бетти: Какой хороший ответ! Вы окончательно вернулись?

Виктор: Да.

Бетти: И зрители тоже вернулись?

Виктор: Да, вот сидят улыбаются!

Бетти: Вы проделали прекрасную работу. Это была очень интересная демонстрация. Вы хотели бы что-нибудь сказать мне или зрителям?

Виктор: А в этом есть необходимость?

Бетти: Абсолютно никакой.

Виктор: Не знаю. Если сравнить первый транс и второй, то сейчас я хотя и не видел точно этого маленького Виктора, но в руках у меня было то, что я мог ему дать. Это была конфетка. Второму, у которого что-то болело, я дал таблетку. Мне показалось, что я ему помог, а эта сволочь взяла и камнем в меня кинула за это. Представляете? Но постепенно приходит понимание, за что он меня так. Картинки были неясные, звуков не было. Но есть ощущение, что я могу туда возвращаться, и знаю, как это делать. Я знаю, где это, как туда попасть и что я должен дать, получить благодарность взамен, конечно, желательно в более приятной форме.

Бетти: Вы знаете, кто он, тот, который бросил камень?

Виктор: Да. Ему было очень плохо. Я дал ему таблетку, и ему стало хорошо. Он вообще не хотел на меня реагировать, а я стоял возле забора и чего-то просил. Может быть, он просто кинул камнем в моем направлении, но не в меня? А может быть, это сигнал к тому, что не всегда нужно ждать от людей благодарности и благодарить за добро.

Бетти: А может быть, когда вы что-то кому-то даете, то оказываетесь уязвимым, потому что предлагаете. А иногда, когда мы уязвимы, мы ждем наказания за такую открытость. Как бы вы обошлись с этим мальчиком, которому вы помогли, а он бросил в вас камнем? Может, ему нравится, когда о нем заботятся, но он боится почувствовать себя уязвимым. Гораздо проще разозлиться, рассердиться, чем рисковать открытым сердцем. В Америке есть девочки-скауты, которые готовят печенья и продают их, разнося по домам. Иногда взрослые шутят над этими маленькими девочками. Когда такая малышка стучит в дом, она очень боится, что ее обидят. Она говорит: "Вы, конечно, не хотите купить мои печенья?" И добрые, заботливые, любящие взрослые говорят: "Конечно, я хочу их купить!" И тогда девочки чувствуют себя намного лучше.

Вопрос из зала: Во время транса Вы называли пациента Виктор - "маленький", "нынешний" - постоянно Виктор, а не Витя, например. Не считаете ли Вы, что это могло вызывать какое-то напряжение?

Бетти: Он сам лучше ответит на этот вопрос. Могу сказать, что не хотела бы, погружаясь с клиентом в прошлое, к моменту какой-либо травмы, приближать его к ней еще больше, называя тем именем, которым его звали в это время. Я постоянно останавливаю клиента, напоминая о том, что он находится здесь и сейчас, со всеми своими взрослыми возможностями. Как бы Вы, Виктор, ответили на этот вопрос?

Виктор: Может быть, ты заметил, один раз я слышал свое детское имя - Витя. Мне это было приятно, и я ушел еще глубже. Но, вероятно, Бетти не хотела, чтобы я уходил чересчур далеко. Я не понял, кто это сказал, Бетти или переводчик, но сразу же испытал такое огромное чувство доверия. Было очень приятно.

Вопрос из зала: Ставили ли Вы перед собой строго определенную цель? Изменилось ли для Вас что-нибудь после первой сессии?

Виктор: Я формулировал для себя проблему, которую хотел решить абсолютно четко еще в тот момент, когда Бетти заговорила о возрастной регрессии, еще даже не будучи "пациентом". Когда же я сел на этот стул, Бетти сказала, что я могу взять оттуда больше... И я загорелся: решить одну проблему процентов на 30 или наметить пути для решения 50 - 60 проблем, пусть на полпроцента каждую? Конечно, я выбрал второй путь.

Бетти: А теперь я хотела бы, чтобы через несколько минут, когда мы будем еще говорить о трансе, чтобы вы погрузились в транс на несколько минут. Но так же, как нам не нужно понимать, как вода попадает на верхушку ствола, так же и вы не будете обращать на мои слова никакого внимания, как на звуки ветра, который теребит ветку у окна. Может быть, вы услышите одно-два слова, но они не будут означать для вас ничего.

Виктор: Да, конечно.

Бетти: Я бы хотела сказать о благодарности, которую вы получали в трансе. Ее ни в коем случае нельзя упускать. Когда вы общаетесь с бессознательным, то оно реагирует по принципу "да"-"нет". А в детском понимании мы ничего не даем, не получая взамен. Дети по-особому понимают честность: для них получить что-то подразумевает обязанность что-то отдать. То есть это не только интеграция, но и то, что в детском понимании называется честностью. Благодарить и получать благодарность - весьма важная практика в том, чтобы чувствовать себя уязвимым - в этот момент я открыта и меня можно легко ранить. Получая благодарность, мы, кроме того, практикуемся в получении удовольствия от чего-то хорошего, сделанного нами.

Наведение "Возвращение в детство", часть первая.

Это так хорошо... погрузиться в настоящий глубокий транс... Если хочешь, мы поставим здесь "стенку", отгородимся от присутствующих... Но ты ведь знаешь, что они не имеют сейчас никакого значения... Теперь сердце уже не так стучит?. Хорошо... Мы хотим, чтобы ты погрузилась в транс... А может быть, тебе хотелось бы научиться левитации руки? (Клиентка соглашается.)

Я хочу, чтобы ты просто смотрела на меня и позволяла голосу переводчицы просто обтекать тебя... а сама внимательно смотри на меня... Если это тебя запутывает, достаточно закрыть глаза... С закрытыми глазами уже неважно, на кого смотреть... Хорошо... И ты можешь немного нервничать, если хочешь... Я хочу, чтобы ты ощущала эту нервозность так, как будто она уплывает... утекает... а ты погружаешься достаточно глубоко, туда, где имеет значение только мой голос... только мой голос... И ты слышишь Маринин голос (Голос переводчицы. Прим. ред.)... ты слышишь мой голос... и они как бы смешиваются... и ты слышишь музыку... мелодию... Некоторые слова понятны... а некоторые просто как звуки... Хорошо... Я хочу, чтобы ты погрузилась поглубже... и еще глубже... Вот так...

И ты можешь отслеживать... но только убедись, что это отслеживание занимает лишь маленькую часть тебя... убедись в этом, чтобы остальными своими частями ты могла испытать то, что тебе нужно испытать... с моей помощью... с твоей помощью... и с помощью этого транса... Какая прекрасная возможность... испытать хороший, глубокий транс... испытать так много... Вот так... Ни к кому не нужно подлаживаться... никому не нужно угождать... только себе... потому что, что бы ни случилось в этом трансе, все будет хорошо...

Ты говорила, что хочешь научиться левитации руки... Правая рука лежит поближе ко мне... левая подальше... На правой руке кольцо... на левой руке кольцо... Правая рука лежит частично на свитере... частично на брюках... и левая рука частично на свитере, а частично на брюках... Даже трудно сказать, где кончается свитер, а где начинаются брюки... но ощущения под пальцами не такие, как под ладонью и запястьем... Ты знаешь, что должна быть разница, только не совсем понятно, где... И с каждым вдохом... ты можешь вспоминать... как ты наблюдала за другими людьми с подвешенными в воздухе руками... и тебе, может быть, было интересно, что они при этом чувствуют... Как чувствует себя рука... как будто ее поднимает кто-то.. твоя правая рука... или как будто ее тянут... или подталкивают снизу... интересно, как это ощущается... (дальше Бетти делает все, о чем говорит) и как это ощущается, когда мои пальцы прикасаются к запястью... Ты видела, как я наклонялась... и дотрагивалась очень осторожно до запястья правой руки... и ты наблюдала, как рука поднималась и поднималась... и тебе было интересно, как это ощущается... Вот так... Как будто она лежит на невидимой воздушной подушке... вот так... от кончиков пальцев и через ладонь... через запястье... к локтю... вот так... я сейчас ее осторожно положу на место... И когда она дотронется до ноги... ты можешь погрузиться еще глубже... Хорошо... И еще разок... чтобы начать учиться... некоторым вещам, которым тебе хочется научиться... (снова начинает потихоньку поднимать руку) Вот так... И ты хочешь, может быть, поднять руку чуточку повыше... и погрузиться чуточку поглубже... вот так... и с каждым миллиметриком все выше... и выше... Катя, ты можешь сама контролировать этот транс... когда ты начинаешь погружаться глубже... хочешь, чтобы у тебя рука повисела немного в воздухе... Хорошо... Если я очень осторожно отпущу ее... вот так... очень хорошо... и рука остается в воздухе... как будто она тебе не принадлежит... Очень хорошо... Замечательно... Она поднимается с каждым вдохом... очень хорошо... Я хочу, чтобы ты оставалась в этом трансе и открыла глаза на один миг... чтобы посмотреть на свою руку, как будто она даже не твоя... и оставаться в трансе... когда глаза приоткроются на секундочку... только на секундочку... Хорошо... (Клиентка открыла глаза, посмотрела на руку и быстро закрыла.)

Рука твоя будто тебе и не принадлежит... разве это не замечательно?. Как хорошо у тебя получается... Ты можешь закрыть глаза и вернуться туда, где ты сейчас была... Как там комфортно и как уютно... Я сейчас возьму эту руку и очень осторожно опущу ее обратно... вниз... и ты будешь погружаться... все глубже... и глубже... Вот так... И когда она дотронется до колена... ты окажешься в действительно глубоком трансе... Вот так... И я сейчас еще немного поговорю... а ты можешь слушать... и если ты хочешь и это тебе нравится... бери мои слова себе... а если это тебе не подходит, пусть мой голос обтекает тебя, как вода обтекает камни... как ветер, шелестящий в ветках деревьев... может быть, сейчас хорошо мысленным взором увидеть... эту перину - такую шелковистую, мягкую... теплую... уютную... твоего самого любимого цвета... В нее можно завернуться... взять ее с собой... И когда ты будешь готова... я хочу, чтобы ты в своем мысленном календаре отлистала назад... увидела здесь взрослую Катю со взрослыми глазами и взрослой мудростью... и со всеми замечательными взрослыми вещами... и эта взрослая Катя всегда здесь присутствует... Но внутренним взглядом... я хочу, чтобы ты припомнила и увидела другое время, другое место... где была другая Катя... может быть, это была маленькая девочка, может быть, младенец... может быть, девушка, может быть, молодая женщина... может быть, подросток, может быть, школьница... но другая Катя, там, в другом времени... которую может увидеть эта взрослая, другая Катя... увидеть и почувствовать... узнать... И эта другая Катя... эта девочка... она находится в том времени, в том месте, где ей что-то очень нужно... я не знаю, что ей нужно... может быть, это любовь, забота, разрешение... сила... образование, знание... может быть, она хочет, чтобы ее обняли... поняли... я не знаю, что это... Я даже не знаю, где она сейчас... может быть, она дома, а может быть, стоит на перекрестке дорог и думает, куда пойти... Но эта взрослая Катя, которая присутствует здесь, рядом со мной... со своей взрослой мудростью... взрослыми глазами, взрослым знанием... она-то знает, что нужно той маленькой Кате... и знает, как это ей дать... И она может дать это своему сыну... может быть, не слишком много... может быть, не слишком быстро... не надо, чтобы она уставала и перенапрягалась... Взрослая Катя может дать свою любовь, заботу, образование, разрешение на что-то, силу, знание... возможности, похвалу и принятие... все, что угодно... все, что ей нужно... И эта взрослая Катя, совершенно точно знает, как это сделать... может, подержать эту девочку на руках... может, положить то, что ей нужно, рядом с ней... может, улыбнуться ей... Вот так...

Я хочу, чтобы сейчас, в течение минуты... ты дала той маленькой Кате то, что ей нужно... не все, не слишком много, но столько, сколько можно в этот раз... из этого времени... И готова ли ты продолжать?. Хорошо... Обними ее... положи то, что ей нужно, рядом с ней на землю... и можно теперь что-то оставить позади... что-то оставить себе... и взрослыми глазами и всеми взрослыми возможностями... и взрослым принятием... взрослым знанием... можешь что-то оставить там, в другом времени, той, другой Кате... Она знает, что ты еще вернешься... И взрослая Катя тоже это знает... Так что та, другая Катя отпустит тебя легко, потому что знает, что ты вернешься... Она даже не заметит, потому что ты ей так много оставляешь...

И ты можешь потихоньку начать пятиться назад... и уходить... ведь ты вернешься... Эта взрослая Катя еще вернется... со своей взрослой мудростью... А та, другая Катя может раствориться в прошлом... и облака, и дымка густеют... и все туманнее, и туманнее... и чувства уже не такие интенсивные... И ты возвращаешься... и теперь можно начать организовывать все внутри... И ты знаешь, что некоторые вещи лучше всего оставить в бессознательном... Они там останутся и действительно смогут тебе помочь... И тогда ты можешь начать выходить из этого транса... Можно сложить пуховую перинку... сложи ее аккуратно, потому что она тебе еще пригодится... положи ее на место... ты еще вернешься к ней и возьмешь ее оттуда... Хорошо... И ты уже начинаешь слышать шумы в этой комнате... и голоса, слившиеся в один гул, начинают разделяться... Ты слышишь, как шуршат люди на стульях... ты чувствуешь, как возвращаешься... Взрослая Катя... (Клиентка открывает глаза.)

Ты вернулась? Отлично. Чаще всего мои пациенты, вернувшись из такого транса, говорят: "Она (или он) так одинока!" - и начинают плакать.

Если бы Катя была моей пациенткой, я бы провела первую часть, которую вы сейчас видели, несколько раз. Транс не занял бы все время сессии. Мне нравится комбинировать транс с обычной терапией. Если бы она была моей пациенткой, то она бы пришла повторно с проблемами, над которыми стоит поработать. Мы бы с ней поговорили о том, о чем ей хотелось бы. Теперь, Катя, тебе придется притворяться, что мы все это уже сделали, что у нас прошло сессий пять или шесть. Теперь мне понадобится твоя помощь в демонстрации второй части, но прежде чем мы начнем, ты должна как следует усвоить: что бы ты ни сделала, все будет правильно. Это невозможно провалить.

Наведение "Возвращение в детство", часть вторая.

Хочешь еще поднимать руку? Сядь поудобнее... расслабься... Хочешь, чтобы я подвинулась?. И вспомни, как это ощущалось, когда ты впадала в транс... У тебя так замечательно получилось... ты совершенно отгородилась от публики... Они перестали существовать... и, совсем как сейчас, твои глаза закрылись... совсем закрылись... Все шумы в комнате отлетели, расплылись... ты погрузилась глубже, еще глубже... с каждым выдохом и вдохом... Вот так... Очень хорошо... И ты помнишь, как это ощущалось... несколько минут назад... когда ты погружалась все глубже и глубже... Хорошо... В этот раз руки у тебя лежат не на свитере, а только на брюках... и уже нет такой разницы в ощущениях, но зато ты чувствуешь вес часов на запястье... на левом запястье... и кольца на пальцах... и манжеты свитера... и руки... и нижняя часть свитера касается запястий... Немного другое ощущение, чем под ладонью, которая лежит на брюках... И ты погружаешься все глубже... и вспоминаешь, как чувствовала себя твоя правая рука... когда она начала подниматься... когда ее поднимали мои пальцы, прикасающиеся к запястью... И тебе было интересно, останется ли она в воздухе... (Бетти тянется за рукой клиентки; дальше делает все, что говорит.) И ты почувствовала, как мои пальцы приподнимают запястье... два отдельных раза... И рука поднялась... и поднялась... еще повыше... и потом последний раз я ее опустила... пониже... а потом еще раз приподняла... и еще разок... и спросила... "Хочешь, чтобы рука осталась в воздухе?." И ты можешь ее приподнять... повыше... и положить на воздушную подушечку, которая поддерживает запястье и пальцы... Большая, пушистая подушечка... поддерживает руку без усилий... может быть, белая, пушистая... она поддерживает руку до локтя без усилия... вот так...

И совершенно как раньше... Катя, если ты действительно хочешь открыть глаза... в трансе, ты можешь еще разок их приоткрыть... и так удивиться, как тогда... удивиться невидимой подушке, которая поддерживает руку... и оставаться в трансе... и приоткрыть глаза только на секундочку... и остаться в трансе... Да-да, вот так... Эта рука... она поддерживает тебя, потрясающе... И можно опять закрыть глаза... и погрузиться в транс... Очень хорошо... И если хочешь, ты можешь снять руку с подушки... можешь оставить ее... можно убрать через некоторое время... все, что хочешь, с ней сделать: оставить так или поднять повыше, положить на колено... но попозже... или убрать в сторону, передвинуть... все, что хочешь... хорошо... только чтобы тебе было удобно...

Когда ты погружаешься все глубже и глубже... хорошо... я хочу, чтобы ты оставалась в трансе и слушала мой голос... слушала или не слушала... как летний ветерок, который дотрагивается до твоего лица... как голоса твоих товарищей по играм... или как звук ветерка... И ты сидишь здесь со своими взрослыми глазами и взрослой мудростью, как раньше, совсем как раньше... Хочешь, чтобы я твою руку положила на колено?. хорошо... И ты сидишь здесь со своей взрослой мудростью, держась за мой голос и зная, что можешь погрузиться глубже... в глубину времени... мимо тех дальних мест, где ты встречалась с той другой Катей... с той маленькой девочкой, которой что-то было нужно... Это маленькая Катя, которую ты брала на руки... это юная Катя с папиными раками в авоське... И когда ты проходишь мимо этих мест... со всеми другими Катями... можно на минуточку остановиться и почувствовать разницу между этими местами и временами... Может быть, они стоят так отдельно... может быть, у одной Кати глаза ясней, чем у другой... может, щеки розовее... может быть, улыбка у них стала счастливее... может быть, они теперь выглядят лучше, довольнее, не такие одинокие... Можно почувствовать разницу с прошлым разом, когда ты проходила мимо... хорошо... И теперь в другое место, где другая Катя... и этой Кате тоже что-то нужно... от взрослой Кати: немножко мудрости, немножко заботы, немножко тепла, разрешения что-то сделать, принятия... И я не знаю, где эта другая Катя... в школе, может быть, дома сидит одна, может быть, с отцом... может быть, с мамой, на работе... за работой... может быть, стоит одна на перекрестке дорог... но ей тоже что-то нужно, этой Кате... И взрослая Катя может ей это дать... дать ей мудрость, знание, разрешение на что-то... принятие... ощущение собственной ценности... уверенность в себе... силу... Взрослая Катя совершенно точно знает, что ей нужно, и знает, как это дать... и не слишком много... мы не хотим, чтобы это было чересчур... хорошо... И теперь минуту... минуту по часам... возьми и подойди к той Кате, чтобы дать ей что-то из того, что ей нужно... может, ты просто положишь это рядом с ней и оставишь... может быть, напомнишь ей о любви... На минутку... минутку по часам... еще несколько секунд из этой минуты... теперь эта минута подошла к концу... И те, другие Кати, которые остаются там... они знают, что ты вернешься... вернешься, как тогда...

И теперь уже можно сложить пуховую перинку... и убрать ее на место... и можно убрать ту подушку, на которой отдыхала рука... и еще раз пройти мимо тех Кать, которых ты тогда навестила... и насладиться той разницей, которую ты в них замечаешь... Может быть, они стоят прямее... может быть, улыбаются счастливее... глаза у них яснее... И когда ты проходишь мимо них, они этого почти не замечают... Они знают, что ты вернешься, и ты знаешь, что вернешься... Хорошо... И теперь в своем темпе, своим способом можно начать переориентироваться... И ты знаешь, что есть вещи, которые лучше оставить с бессознательной частью тебя... они оттуда смогут тебе по-настоящему помочь... Некоторые вещи ты можешь оставить в бессознательном, иногда это лучший способ помочь себе... стать еще мудрее...

И теперь я хочу, чтобы ты начала переориентироваться... прибираться... класть вещи по местам, где ты снова сможешь их найти... получить удовольствие от того, что у тебя получилось... быть довольной другими Катями... Можешь столько времени приходить в себя, сколько тебе нужно... хорошо... столько времени, сколько тебе нужно...

Ну как, нормально? Теперь ты совсем вернулась?! Может быть, ты хочешь что-нибудь сказать?

Клиентка: В этот раз у меня действительно было чувство, что эта маленькая Катя, там, в том времени, была очень одинока, ей нужно было, чтобы я там появилась. Девочки начали улыбаться, одна из них, школьница, сильно плакала сначала, но потом мне удалось ее успокоить. Когда мы расставались, хорошо и спокойно было и ей, и мне. Вместо подушки был большой белый шар, а когда я очутилась там, он съежился, как будто спустил воздух, и тогда мне стало тяжело, рука повисла и я перестала ее ощущать.

Бетти: Замечательно! У тебя прекрасно получилось! Ты ведь знаешь, что у тебя прекрасно получилось?

Клиентка: Да, знаю. Я чувствую, что хорошо поработала.

Бетти: Здесь еще не все закончено, будет еще одна часть, если ты готова нам помочь.

Иногда пациенты после транса хотят поделиться тем, что происходило, что они чувствовали во время транса. Иногда они говорят ясно и четко, иногда их речь туманна. Я никогда не допытываюсь, не добиваюсь большей ясности, ограничиваюсь вопросом: "Что ты хотел(-а) бы мне рассказать?" Потому что все, что происходит, во всяком случае большая часть, принадлежит им. Неприкосновенность, независимость и автономия пациентов должна охраняться и защищаться в любом случае. У меня был один пациент, которого я расспросила. Это был очень приятный молодой художник. Он приходил каждую неделю, и мы разбирались с более чем достаточным количеством проблем. Он усаживался и говорил: "Ну, давай займемся!" Только в самом начале мы провели важную подготовительную работу, но потом он ни разу не заговаривал ни о семье, ни о работе. Теперь он хотел только трансов. Так проходила неделя за неделей и, честно говоря, мне было довольно скучно - вся работа шла только внутри пациента. По нему было видно, что дела идут все лучше и лучше, но я об этом могла только догадываться. И я говорила самым соблазнительным голосом: "Что бы ты хотел мне сказать, Джеймс?" А он: "Ничего!" И в конце концов я не выдержала: "Джеймс, куда ты там ходишь, что ты там делаешь, кого ты там видишь, я желаю знать!" Он посмотрел на меня и сказал: "Сам не знаю, но очень нравится!" И я больше никогда никого не спрашивала.

А теперь продолжим работу с Катей.

Наведение "Возвращение в детство", часть третья.

Я хочу попросить тебя погрузиться в еще один приятный транс. И в этот раз я хочу, чтобы транс был еще глубже, чем предыдущие. Помнишь тот большой белый шарик, наполненный воздухом, на котором лежала рука? Может быть, он нам еще понадобится. А перина, в которую ты заворачивалась? Она нам тоже пригодится. Не забудь про эти вещи. Я хочу, чтобы ты села поудобнее. Пусть тебя не беспокоит этот яркий свет и присутствующие. Я хочу, чтобы ты приятно, всласть отдохнула. А сейчас я попробую соединить каждый вздох с морганием веками. Знаешь, есть такие куклы, которые закрывают глазки, когда их повернешь. И с каждым дыханием... веки все тяжелеют... и тяжелеют... очень хорошо... И можно ощутить руки у себя на коленях... и материал, из которого сделана одежда, чувствуется под руками... И разница ощущений под кончиками пальцев и под ладонями... и вес кофты на плечах... И если очень хорошо сосредоточиться... можно даже вспомнить, как ощущается вес очков на переносице... ты всегда забываешь об этом вспоминать... даже иногда приходится рукой проверять, там ли очки... забываешь вспомнить... забываешь проверить и пощупать... забываешь вспомнить и вспоминаешь забыть... все, что хочешь... когда сидишь вот так и руки на коленях... и все удобнее... и расслабленнее... И можно забыть что-то вспомнить... забыть о том, как ощущаются кольца на пальцах... и вспомнить, что об этом можно забыть... как ощущается вес очков на переносице и кофточка на плечах... и вспомнить, что можно забыть, как ощущаются на ногах туфли... и забыть вспомнить, как ощущаются руки, лежащие на коленях...

И, может быть, там появляется тот большой белый шар... Может быть, тебе захочется его надуть своим дыханием... когда правая рука на нем отдыхает... покоится... И с каждым вдохом... чуть-чуть воздуха прибавляется в этом белом шаре... белом, пластиковом шарике... вот так... И каждый раз, когда ты выдыхаешь... хорошо, Катя... ты погружаешься все глубже, глубже в транс... И ты ждешь с нетерпением, чем мы теперь займемся... И не забудь про удобную пуховую перину... и завернись в нее поудобнее... она такая мягкая, теплая, безопасная... и твоего самого любимого цвета... И этот белый мячик, на котором покоится твоя правая рука... может быть, рука чувствует себя все легче... (Бетти начинает слегка приподнимать руку клиентки) и легче... и с каждым вдохом... поднимается рука... чуть-чуть приподнимается... И ты хочешь, чтобы рука у тебя опять приподнялась... чтобы она прилегла опять на этот шарик... Если хочешь, мы можем опять так сделать... и чуть-чуть повыше... и еще легче... и она покоится... удобно... Хочешь, чтобы рука опять сама опиралась на этот шарик?. И тогда можно позволить ей покоиться... остаться там... Вот так...

Иногда так много уходит времени, чтобы ощутить, где этот мячик... вот так... Единственное, что сейчас по-настоящему важно... это то, чему ты сейчас научишься... все, чему ты сейчас научишься, Катя... чему будешь продолжать учиться... Какая замечательная возможность... Когда мы первый раз с тобой говорили, ты ведь даже и не знала... И насколько больше ты теперь знаешь... после того, как мы поговорили в первый и во второй раз об этой особенной вещи, которой мы сейчас занимаемся... Хорошо... Вот так... Еще несколько раз глубоко вздохнем... Отлично... Так глубоко... так удобно... Так многому можно научиться... А теперь ты готова?. Ты достаточно глубоко погрузилась?. Мы можем уже начинать?. (Клиентка легонько кивает головой.)

Можно оставить руку на воздушном шарике... или позволить шарику начать сдуваться... (рука клиентки начинает слабо двигаться в разные стороны) или можешь опять передвинуть руку на колено... пусть она остается... или пусть поднимется чуть выше... или можно ее подвигать из стороны в сторону... Все, что хочешь... хорошо... И что бы ты ни сделала... усиливай глубину и значимость этого транса... Если рука будет двигаться... или останется, как есть... или станет тяжелее или легче... все хорошо... Я хочу, чтобы ты вернулась опять, пока рука делает все, что хочет... И, может быть, ты даже удивишься... или не удивишься... когда ты на секундочку, буквально на секундочку, откроешь глазок, не выходя из транса... Хорошо... (Клиентка приоткрывает глаза, удивленно смотрит на руку и закрывает глаза.) И теперь можно закрыть глаза и опять погрузиться... И когда ты погружаешься все глубже... и глубже... ты проходишь мимо всех этих разных Кать... в которых заметны сейчас все эти перемены, которые ты видишь сейчас своими взрослыми глазами, своей взрослой мудростью... Когда ты сидишь здесь рядом со мной и глядишь своими взрослыми глазами, со своей взрослой мудростью... погружаясь в прошлое и вспоминая, как ты видела и ощущала этих других Кать... в другое время, в других местах... крошечную Катю, которую взрослая Катя брала на руки... Катю-подростка, которая плакала и которую взрослой Кате удалось утешить... ты видишь разницу... У них выпрямились плечи... стали ясными глаза... они даже немного подросли... им спокойно и безопасно... И ты можешь полюбоваться на эти перемены... А теперь, Катя, они хотят сказать тебе "спасибо"... и ты можешь принять их благодарность... И есть много способов поблагодарить тебя... и каждый способ, которым они тебя благодарят, ты принимаешь и оставляешь себе... и используешь... каждый, каждый способ... Разве это не прекрасно... что ты принимаешь эту благодарность... всеми способами... И я хочу, чтобы ты в течение минутки... действительно насладилась принятием этих детских "спасибо"... (пауза)... Вот так... По-настоящему... вот так (пауза)... Но минута уже кончается... уже прошла... И ты действительно насладилась этими благодарностями... И это время, когда ты ими наслаждалась внутри себя, может длится и длится... И ты можешь сказать им "пока", этим другим Катям... Не "прощайте", потому что ты их еще увидишь... Ты их еще почувствуешь... еще будешь их узнавать... и наблюдать, какие в них происходят перемены, и принимать их благодарность... Так что это не "прощайте", а "до скорого"... "До скорого, еще увидимся"... Вот так... Хорошо...

И эта пуховая перинка... твоего любимого цвета... когда ты будешь ее аккуратно складывать... можно заполнить ею какое-то пустое пространство внутри, и пусть она побудет там... И когда она тебе понадобится, ты всегда можешь ее взять... и пощупать, и потискать ее, как ребенок свое любимое одеяльце... Ведь можно опять положить его в это свободное пространство и оставить на потом... и потом можно достать ее и положить даже в карман... чтобы можно было запускать туда руку и щупать там, как ребенок щупает свое любимое одеяльце... И всегда помни, что некоторые вещи лучше всего оставлять в бессознательном... там они действительно могут принести тебе пользу...

И теперь можно начать выходить из транса и быть довольной тем, как у тебя все получилось... Отдохнувшей и бодрой... и такой довольной тем, как у тебя все получилось... Хорошо... (Клиентка приходит в себя: пожимает плечами, ощупывает резким движением щеки, потом энергично сжимает и разжимает кисть, поправляет волосы.)

Есть ли у кого-нибудь вопросы?

Бетти: Так как нет вопросов, я хотела бы немного поговорить о том, что происходило. Мне нравится проводить такую интервенцию, потому что для меня она во многом воплощает суть эриксоновской терапии. Она очень уважительная по отношению к клиенту, потому что для ее проведения не требуется знать какие-то подробности его личной жизни. Правда, кое-что я уже знаю, но без подробностей вполне можно обойтись. Сложный вариант этой интервенции учит Катю позаботиться о самой себе. У всех нас в жизни были такие моменты, когда мы - детьми или взрослыми людьми - не получали то, в чем нуждались. И единственный человек, который может это для нас "починить" или "вылечить", это мы сами. Как я уже говорила, если мама вас никогда не любила и лупила, оскорбляла вас, изменить это уже нельзя. И лучше научиться проявлять заботу о самом себе. Иначе вы будете тосковать по этому всю свою жизнь, а провести свою жизнь в тоске - значит, провести ее в несчастье. Мы часто не понимаем, чего нам не хватает, это просто тоска непонятно по чему, которая делает человека несчастным, и он становится мишенью для всякого, кто хочет им воспользоваться. Как будто неоновая вывеска пульсирует на лбу: "Приди и возьми меня". Нужно преодолеть эту неясную тоску, и сделать это можете только вы сами. У некоторых тоска сильнее, чем у других, и поэтому с помощью такой интервенции Катя или любой другой клиент получает возможность дать самому себе как раз то, что нужно.

Сейчас я буду говорить о Кате как о некоем обобщенном пациенте. Итак, она дает сама себе что-то из того, что ей необходимо, но не чересчур, не слишком напрягаясь, не слишком много и не слишком быстро. Мы говорили о правилах человеческого общения: они предусматривают то, сколько можно дать за один раз. А что-то можно оставить на потом. Иногда пациент расстраивается, потому что он не хочет оставлять там эту свою одинокую часть. Но нельзя провести в трансе всю свою жизнь.

Теперь еще один момент: когда ты возвращаешься, чтобы увидеть тех других Кать, которым ты дала что-то, то видишь перемены в них. Я сейчас перечислю все признаки того, что человек счастлив или хорошо себя чувствует: расправленные плечи, прямая спина, чистые глаза, улыбка на лице, розовые щеки, цветущий вид, ощущение здоровья. И вы смотрите на это, любуетесь. А потом передвигаетесь в другое время и в другое место, где другой "вы" все еще нуждается в чем-то.

И последнее, самое важное. Это новая интеграция той Кати, которая там, далеко, в чем-то нуждалась, и этой Кати, которая сидит рядом с нами, с ее взрослым взглядом и ее взрослой мудростью. Конечно, у нее есть взрослая мудрость, так как никто не может повзрослеть и совсем ничему не научиться. И те другие Кати хотят ее поблагодарить, а взрослая Катя должна взять, даже не принять, а просто взять. Для многих людей то, как взять, является проблемой. Применительно к глаголу "брать" люди склонны впадать в крайности: одни хватают, хватают, хватают, а другие машут руками: "Ой, нет, не надо, я не съем столько, не надо". И даже трудно себе представить такого человека, который бы представлял собой золотую середину. Но я хочу, чтобы она взяла то, чего заслуживает и что заработала. Итак, я настойчиво, но осторожно несколько раз повторяла: "Ты хочешь это взять, и они хотят тебе дать, а ты хочешь взять". И еще мне нравится образ пуховой перины, и в самом английском языке слово "пух" какое-то пушистое и мягкое. И еще слово "пух" имеет второе значение - "спуск, погружение". Я хочу чтобы она ее свернула и положила куда-то внутри, где у нее будет место. Потому что это ее вещь, она ее сама создала, так куда же ее еще положить, как не в свободное место у себя внутри? Мы все видели, как дети тискают и теребят свое любимое одеяло. Так что, если она захочет, то сможет потеребить его внутри.

Иногда я еще даю своим пациентам такой утешительный плащ - плащ покоя или плащ уверенности в себе. Допустим, что вам надо войти в аудиторию и прочесть лекцию группе студентов. Если хотите, вы можете остановиться на минутку за дверью, глубоко вздохнуть и закутаться в эту мантию, в этот плащ уверенности, и тогда вы можете спокойно входить и читать вашу лекцию. Когда плащ уже не нужен, он легко сворачивается и убирается в карман. Но продолжим о перине. Я хочу, чтобы она ее убрала, заполнила ею какое-то пустое пространство внутри, чтобы иметь возможность доставать ее по желанию.

Теперь, пожалуйста, задавайте вопросы.

Поддерживаете ли Вы вербальный контакт во время транса?

Все время поддерживаю, кроме некоторых специальных периодов, промежутков, которые длятся одну-две минуты. Потому что если не поддерживать вербальный контакт, то пациент почти обязательно уснет. Некоторым людям все равно, уснут они или нет, но мне не все равно, я не хочу, чтобы пациент засыпал. И если я думаю, что он засыпает, то усиливаю вербальный контакт, еще больше говорю. Я очень редко разговариваю с пациентом во время транса. Часто это бывает связано с тем, сколько времени отведено на пациента (в США обычно не очень много). Вы видели, как неохотно пациенты соглашаются открывать глаза, точно так же с большой неохотой они отзываются и на разговор во время транса. Для этого требуется все мое умение и компетентность. Иногда я спрашиваю, готов пациент к следующему этапу или нет, и он отвечает, но обычно этим общение и ограничивается.

Я занимаюсь поведенческой работой, очень часто и помногу. У папы была любимая карикатура, которую он даже заламинировал и показывал пациентам. Это было несколько картинок, изображавших известного героя комиксов. На первой из них мальчик стоял, повесив нос. На второй картинке стояла некая Люси, которая всегда "знает, как надо". Она подходит к мальчику, выпрямляет ему спину, поднимает ему голову, приглаживает волосы, кладет пальчики на уголки его рта и "делает" ему улыбку. После этого она ему говорит: "Когда на лице "нарисована" улыбка, трудно оставаться в депрессии". Функции идут за формой или форма идет за функцией? Я очень много занимаюсь бихевиористской работой. Такая работа, если только она не строится на серьезных изменениях, на изменениях второго порядка, как мы говорим, не даст устойчивых результатов. Изменения первого порядка дают человеку хотя бы какую-то точку опоры для некоторых философских изменений.

Когда я была молодой, а мои дети были маленькими, я однажды сказала папе: "Мне надоело бояться зубных врачей!" Только подумаю о враче - и сердце выскакивает, внутри паника, падаешь в обморок, холодный пот. Папа в течение недели по часу или два "допрашивал" меня: "Почему ты хочешь измениться? Ты двадцать лет боялась врачей, а сейчас вдруг решила измениться". - "Я не хочу, чтобы дети от меня этому научились". Он отвечал: "У них отец не боится зубного врача, может быть, они пойдут в него!"

Многие студенты запомнили моего отца пожилым человеком в инвалидном кресле - сильным, но физически больным человеком. Но я-то знала своего отца всю жизнь. Это был очень сильный и мощный человек. Однажды он читал газету, а я сказала ему: "Папа, ты такой "крутой" терапевт, почему бы тебе не велеть мне сесть на какую-нибудь диету, чтобы я похудела?!" Папа, медленно и плавно опуская газету, пронзительно глядя на меня, ответил: "А ты действительно хочешь сесть на диету, чтобы похудеть?" - "Нет, нет, папочка, нет!" Он был очень мощный человек.

Итак, он все допытывался и допытывался, почему я хочу перестать бояться зубного врача. Все мои оправдания он представлял несущественными. Я же говорила, что не хочу, чтобы дети унаследовали эту дурную, даже не привычку, а философию. Я по-настоящему этого хотела.

Тогда он сказал: "Я вылечу тебя за один день. Вот что надо сделать. Я договорюсь с нашим семейным стоматологом, он будет в курсе. Когда ты будешь к нему приходить, на твоей шее на веревочке будет висеть табличка "Я падаю в обморок в кабинете стоматолога", и если ты упадешь в обморок, тебя никто трогать не будет, потому что постепенно ты сама придешь в себя. Я даю тебе стопроцентную гарантию излечения". Я ответила: "Нет, не буду! Я с табличкой на шее к врачу не пойду". Он заявил: "Я тебе дал способ позаботиться о твоих детях, а ты его отвергла!" - и вышел из комнаты. Теперь у меня было две возможности: я могла повесить на шею табличку и идти с ней к стоматологу (папа знал, что я никогда не пошла бы на это) или могла продолжать в том же духе, чтобы мои дети научились от меня тому, чему я не хотела, чтобы они учились. Таким образом, на поверхности были две возможности, но в глубине таилась третья - справиться с этой проблемой самостоятельно.

С тех пор я не боялась зубного врача, мои дети не боялись зубного врача, а спустя годы я спросила его: "Папа, как ты это сделал?" Он ответил: "Я не знаю, да это и не важно, главное, я знал, что ты сама можешь справиться с этим".

Часть эриксоновской терапии состоит в том, чтобы твердо верить, что если подготовка проведена надлежащим образом, пациент сам в силах будет завершить работу и закрепить результаты.

Групповое наведение.

Я всегда могу найти какую-нибудь хорошую цель для транса. Я хотела бы, чтобы вы устроились как можно удобнее. И осознайте, что ваши соседи с обеих сторон на следующие несколько минут не имеют для вас никакого значения. И свет, и шумы, которые есть здесь в комнате, тоже не имеют никакого значения. Есть гораздо более приятные вещи, которые можно испытать, о которых можно подумать, когда вы сидите, расслабляясь.

И начинаете чувствовать себя удобнее и удобнее... И те из вас, кто умеет погружаться в транс, уже начинают испытывать это хорошо знакомое чувство... когда вы отпускаете от себя мысли и чувства... и ваше сознание... вы ощущаете собственное дыхание... и свои руки... и то, как стоят ноги... как спина опирается на спинку стула... и слушаете то, что я говорю. И если вам это подходит, то вы это используете... а если не совсем подходит... мой голос можно услышать, как фон... который не имеет значения... как шорох летнего ветерка, шелестящего в деревьях...

...В то время, как вы все комфортнее и глубже погружаетесь... и на каждом уровне отпускаете все от себя и расслабляетесь... с каждым вдохом... вы приспосабливаете внутренние движения в своих телах к тому, чтобы мускулы у вас хорошо сбалансировались... чтобы отпустить от себя ощущения, которые вам сейчас не нужны... чтобы оставить при себе ощущения, которые вам хочется испытать... и погрузиться все глубже... и глубже... И глаза могут оставаться закрытыми... и веки могут почувствовать себя такими тяжелыми... и в конце концов покажется, что их не стоит даже поднимать... И вы можете попробовать поднять... просто ради эксперимента... Интересно, могу я открыть глаза?. Слишком тяжело...

Мышцы сбалансированы, и вы погружаетесь... как раз до того уровня... до которого вам нужно дойти в этот момент... Может быть, ваш внутренний календарь будет отлистывать дни назад... к тому времени, когда вы ходили в школу... Может быть, это время напоминает сегодняшний момент... как вы учились чему-либо и вам приятно было учиться... И с каждым вдохом... ощущения, которые вам сейчас не нужны, уходят прочь... уходят от вас... Это першение и щекотание в горле можно оставить на потом... и чувство дискомфорта в голове, в желудке... можно отпустить, и оно уйдет... Можно отложить на потом... как вода стекает с утенка, с его перьев...

Как вода стекает в дождливый день по стеклу... И можно погрузиться глубже... и не нужно бояться, что вы заснете, потому что все в порядке... и вы действительно можете заснуть... Чувство покоя стекает все глубже, как вода в дождливый день по стеклу...

И теперь можно вернуться к воспоминаниям давно ушедшим... и чем-нибудь полюбоваться... что-нибудь выбрать... выбрать какое-нибудь из этих воспоминаний, чтобы полюбоваться... выбрать и посмотреть на него глазами взрослого... выбрать то, которое бы вам хотелось изменить... сейчас при помощи всех ваших взрослых знаний... всей вашей взрослой мудрости и с терпимостью взрослого... Это легко и приятно...

Или, может быть, вам захочется прогуляться по пляжу... там, где вода накатывает на песок... и вы оставляете следы на мокрой полоске песка... Песок теплый, и ощущаются отдельные песчинки... И совсем рядом, под другой ногой, песок прохладный... а под ним вода... И можно оглянуться назад, на собственные следы на песке... посмотреть как они изменяются, наполняются водой, исчезают постепенно... и глубже, и глубже...

И, может быть, вы даже пойдете в то место... где нужно что-то с собой сделать внутри... может быть, принять какое-то решение... может быть, преодолеть страх... Может быть, это место, в которое вам не очень хочется погружаться, но вы можете дотронуться до него пальцами... Можете мысленно взять меня за руку... чтобы не бояться... чтобы дотронуться до этого места... чтобы посмотреть на него другими глазами... чтобы заставить страх стать вашим спутником или слугой, а не врагом... чтобы взять и подержать эту часть себя и ту часть себя и соединить их вместе...

Или отправиться в будущее... туда, где вы уже одолели... победили и сделали то, что вам предстояло сделать... И вы можете из будущего оглянуться на себя сегодняшнего... оглянуться, уже добившись успеха, которого вам предстоит добиться... и рассказать себе сегодняшнему, как вам это удалось... И когда вы погрузитесь в этот глубокий транс, можно отпустить, оставить позади боль, заботу, несчастья... оставить все позади... в мусорной корзинке... Словно нажать кнопочку и отключить... а можно собрать в комочек, свернуть узелком и выбросить... а можно оставить позади... выбросить из окна... И можно немножко выныривать из транса и опять возвращаться .. И каждый раз, когда ты вынырнул из транса, можно опять погрузиться поглубже... чтобы соединить разрозненные части... чтобы оставить позади то, что вам нужно оставить позади... чтобы вспомнить то, что нужно вспомнить... изменить то, что необходимо изменить... с помощью вашей взрослой мудрости... Так много можно успеть, так много можно сделать...

Я хочу, чтобы вы почувствовали себя по-настоящему комфортно... перед тем, как будете готовы выйти из транса... на секундочку, чтобы удивить самих себя... Можно попробовать погрузиться совсем глубоко... когда вы слышите, не слыша... знаете, не понимая... понимаете, не зная... и слушаете, не слыша... и слышите, не слушая... На одну минуту... чтобы разобраться... чтобы испытать... чтобы запомнить... чтобы изменить ощущения... чтобы спроецировать... чтобы почувствовать себя лучше... минута, начиная с этой секунды... И я скажу, когда она истечет...

(Проходит минута.)

И эта минута уже истекла... но внутри у вас есть все время, которое вам понадобится... и все, что вам будет нужно, останется внутри вас... и все, что вам нужно отбросить или изменить, останется позади или изменится... И уже можно начать очень комфортно... каждый в своем темпе... выныривать... в состояние полного сознания... осознавая, что вы слушали, не слыша... и понимали, не зная... И вы возращаетесь теперь к полному сознанию... вот так... хорошо... оставляя позади все, что нужно оставить... и чувствуя себя отдохнувшими и бодрыми... И скоро у вас уже раскроются глаза... и тогда вы поймете, что уже вернулись... И люди здесь, в комнате... все ерзают, возвращаясь из транса... И вы сознаете все звуки в этой комнате... хорошо...