4. Терапевтические интервенции.

Проблемы общения и принятия решений.

Рассказ, переходящий в групповое наведение.

Готовясь к следующему этапу терапии, вы конструируете наведение, определенным образом отбирая слова, выражения и их последовательность, которые приведут вас к нужному результату. В сущности, во время наведения происходит интервенция. Вот сложное наведение, в котором многое переплелось, в нем подводится итог всей работе с пациентом и все "части" пациента объединяются в одно целое.

Проводя наведение, я обязательно должна смотреть на человека. Мы сидим здесь, расслабившись и комфортно устроившись. (Голос Бетти становится глуше, мягче и протяжнее.) Вы отдаете себе отчет в присутствии окружающих и понимаете, сколь многому можете научиться от каждого сидящего в этой комнате. Вы слышите звуки, которые издают другие люди, и звуки, которые исходят от меня. Вы воспринимаете их и слушаете... они вплетаются в ваши мысли... смешиваются с вашим прошлым жизненным опытом... И вы мысленно перемещаетесь в разных направлениях... вперед и назад... Может быть, вы ходите кругами и что-то для себя выясняете... И то целое, которое у вас получается, больше, чем его части... Листок может быть красив, папоротник может быть прекрасен, цветок может быть великолепен - вместе они образуют восхитительный букет. Он радует взгляд формой, цветом и пряным и душистым запахом этой части букета и той части букета, которые смешиваются и создают замечательный букет ароматов.

И эти всплески розового, зеленого, лилового, голубого и желтого... вместе создают такое прекрасное сочетание цветов... Каждый цвет радуги в отдельности прекрасен и чист... и когда они вместе... непонятно, где начинается один и где он переходит в следующий... И когда вы сидите здесь и слышите голоса и шумы в комнате, все это впитывается в вас... становится частью вас, как воспоминания о букетах и цветах радуги сливаются в прекрасную цветовую комбинацию... Как отдельные музыкальные нотки, когда ребенок играет гаммы на пианино, и другие совершенно разные нотки сливаются в чудесную симфонию... В нее вплетаются звуки скрипки и получается целый концерт...

И с каждым вдохом вы можете слышать звуки этой симфонии... и можете видеть свет... и разные цвета... И вы можете сплетать прекрасный ковер из этих разных узоров... или смотреть на водопад... видеть, как падает вода... или ходить по лесу: тут листок и там листок... И наконец все кроны сливаются в пышную, пронизанную солнцем зеленую кровлю у вас над головой... Лес состоит из деревьев и листьев, из света и запахов, воздуха и шума деревьев, и ничто не является более важным, чем другое... все вместе... И все вместе - больше, чем просто сочетание частей... больше, чем дерево...

Вы можете наслаждаться этим лесом, деревом, радугой, узором на ковре... или выйти из транса... и подумать о том, чтобы структурировать наведение и передать какое-то сообщение, которое вы хотите, чтобы услышал слушающий... Вы можете говорить о любви к ребенку, о чистоте... о том доверии, которое заключено в детской улыбке... или представить себе, как ребенок танцует в траве, полный детского беззаботного блаженства, так же, как когда-то и вы... И возрастание этой любви от того маленького ребенка к взрослеющему ребенку похоже на мощные корни большого дерева... они необходимы каждому взрослому.

Рассказ о "флиртующем" коммивояжере..

Преодоление сопротивления клиента.

Речь пойдет о коммивояжере, которому нравилось флиртовать с покупателями, - это был его способ работы. Он развелся с женой, и его дети были очень несчастны. Они хотели, чтобы семья воссоединилась, рисовали картинки о том, что мама выходит замуж за папу. Коммивояжер был хорошим человеком и очень переживал, что причиняет детям боль. У него были достаточно сложные отношения с бывшей женой: то она приходила к нему в офис, якобы по делу, то оставалась ночевать у него в новой квартире, то они вместе ходили на какую-то встречу, а дети надеялись, что папа с мамой сблизятся и поженятся. У родителей не было таких планов, для них брак закончился и исчерпал себя. А дети становились все несчастнее и несчастнее, и пациент тоже очень переживал. В душе он был еще подростком, ему все-таки никак не хотелось лишить себя удовольствия общаться с бывшей женой.

Наверняка вы сталкивались с подобными случаями. Я рассказала вам все это для того, чтобы вы представили себе полную картину ситуации и поняли суть интервенции, которая сразу прекратила взаимодействие моего клиента с его бывшей женой. Этот коммивояжер был этаким флиртующим подростком и в то же время взрослым человеком, не желающим причинять боль своим детям.

Однажды я сказала ему (не сделав при этом ни одного движения, даже со стула не сдвинувшись): "Тим, ты мне вчера ночью приснился!" В тот же момент все его внимание сфокусировалось на мне: "Да, да, и что вам приснилось?" Он просто не мог дождаться продолжения. Кстати, до этого он мне действительно приснился. Когда мне снятся пациенты, это значит, что я делаю что-то не так. А с ним я действительно долго не могла сдвинуться с места. Я сказала: "Если бы я могла, я бы сделала, но я не могу, и поэтому не сделаю; но если бы я могла, то сделала, но я не могу, и поэтому не сделаю; но если бы я могла ..." Я специально использовала эту конструкцию, потому что хотела, чтобы он запутался: в таком состоянии очень легко ввести в транс. Все, что я говорила, было грамматически правильно, но очень трудно для понимания. Настолько трудно, что человек сосредоточивается и внутренне фокусируется.

Я опять повторила предыдущую фразу. Я хотела, чтобы он сам принял решение, а я в этом не участвовала. "Если бы я могла, я бы выключила свет, потом я бы закрыла на окнах шторы и в комнате стало бы темно. Потом я бы взяла свечу и поставила на столе между нами, зажгла спичку, поднесла бы к свече... и потом я вынула бы банку, сняла крышку и из этой банки вылетел бы мотылек... И мы бы смотрели, как этот мотылек летает вокруг этой свечки... И тогда я сказала бы: "Наше занятие окончено, до свидания...", но я не могу и поэтому я этого не сделаю!" Я подождала еще. Он подумал, представил себе всю эту картину. Я ничего не сделала, только рассказала ему немного скучноватую историю про что-то, что я могла бы сделать, но никогда не сделаю, но заключение, к которому он пришел, было неизбежно. Он посмотрел на меня и сказал: "Я умру, если не перестану с ней встречаться". Я ничего не ответила, а он добавил: "Я не буду больше с ней встречаться... Я куплю свечи и поставлю их везде в доме, чтобы они напоминали мне..." Мы помолчали, и он начал говорить о детях и о многом другом. Все происходило так, как будто ничего между нами и не происходило. Но он купил свечи и расставил в доме и в офисе возле телефона, перестал звонить жене. А все, что я сделала, - это только подготовка, подготовка и подготовка. После этого ему только осталось идти в том направлении, которое я задала.

Это пример конструирования и использования транса, облегчающего пациенту принятие решения.

Иногда у меня спрашивают, этично ли пользоваться естественным трансом, не предупреждая об этом пациентов. Но формально я не навожу транс и не говорю: "А сейчас я использую двойные связки... А вот тут будет задействован парадокс..." Я просто общаюсь и показываю клиентам разные направления, в которых они могут пойти и которые могут самостоятельно выбрать.

Я понимаю естественный транс как очень эффективную коммуникацию. Иногда меня спрашивают, этично ли задавать клиенту то решение, которое ему следует принять. Но он именно потому и пришел ко мне, что не знает, какое принять решение. И я не заставляю его делать что-то конкретное. Я только делаю одно решение более привлекательным, а они все еще могут сказать: "Нет, не надо". Можете мне поверить, иногда они именно так и делают.

Подготовка и проведение группового транса.

"Проработка проблем с авторитетом".

Это могло бы произойти, если бы ко мне пришел человек и сказал, что он испытывает трудности при взаимодействии с авторитетным человеком, что он боится сказать "нет". После завершения этой работы я обычно провожу транс, для того чтобы подчистить, может быть, что-то подкорректировать. Сейчас я хочу, чтобы вы немного подумали о проблеме с каким-то авторитетным человеком, четко сформулировали ее для себя. Не знаю, на чем вы остановите свой выбор: может быть, это будет "не хочу быть таким застенчивым", или "хочу уверенно говорить людям "нет", или "хочу уверенно выступать перед аудиторией" - возможны разные варианты. Может быть, вы захотите отпустить от себя какую-нибудь эмоцию. Если у вас горе, то надо в конце концов смириться с ним, примириться с кем-либо или с чем-то. У всех нас есть внутренние вопросы, над которыми мы постоянно работаем. Одна проблема сменяет другую, и потому наше путешествие бесконечно. Одна моя клиентка беспрерывно пила в течение 25 лет. Потом она бросила пить и однажды спросила: "Бетти, вот уже два года я не пью, а у меня все еще проблемы в жизни". При этом она была совершенно искренна.

Сформулируйте вашу проблему, но только очень конкретно. Не так: "Я хочу гордиться собой, когда я то-то делаю" или "Я хочу повысить свою самооценку". Может быть, так: "Я хочу добиться большей самодисциплины".

Готовы? Теперь я хочу провести групповой транс, который провожу со всеми своими клиентами на этой стадии работы, для того чтобы вы испытали еще один способ помочь клиенту. Я хочу, чтобы вы подготовились и в этом трансе сумели увидеть своими закрытыми глазами некоторые вещи... Закрыв глаза, вы будете видеть лучше... А может быть, вы оставили глаза открытыми и при этом ничего не видели или видели меня... А может быть, ваши глаза будут полуоткрыты, и вы будете смотреть на свои руки и видеть их или не видеть... Вы можете обратить внимание на свое дыхание... на то, как оно меняется, если вы готовы войти в транс глубже... Вы можете заметить, как ваше внимание концентрируется, его фокус сужается, а вы при этом становитесь более сосредоточенными... с каждым вздохом... вы уходите глубже... пока не достигнете того уровня, где транс будет достаточно глубок... а вы все еще будете прислушиваться к моему голосу... и понимать, где вы сидите, но при этом для вас будет все менее и менее важно осознавать, где вы сидите... И мой голос будет пролетать сквозь вас, как ветер сквозь кроны деревьев... Но это совершенно не важно...

И вы погружаетесь глубже... и знаете и помните, что в хорошем трансе вы можете уходить вглубь и вверх, вверх и вниз... И каждый раз, когда уходите вниз, вы можете дойти до более приятного, более глубоко уровня... А когда вы будете готовы, в самом приятном для вас месте... вы можете увидеть себя... или увидеть перед собой... длинный-длинный коридор, в котором много дверей по обеим сторонам... Некоторые двери открыты... а некоторые заперты... в некоторых дверях есть окошки... некоторые из цельного куска дерева, и вы не можете заглянуть и узнать, что там внутри, за дверью... И где-то там, в глубине коридора... стоит какая-то фигура... Трудно сказать, то ли это... отражение в зеркале, то ли человек... то ли это ваши мысли о каком-то человеке... Кто этот человек?.

И когда вы подходите ближе, то понимаете, что это вы в будущем... это вы - человек, который вошел в этот коридор... отражение или настоящий вы... или предполагаемый вы в будущем... Этот "вы в будущем" многому научился... многое может вам предложить... рассказать что-то... и помочь вам... И посмотрите, эта фигура протягивает вам руку... и вы можете спросить свое будущее: "Как мне это удается?" ... "Какой способ самый лучший?"... "Что произойдет?" ... "Как тебе удалось этого достичь?"...

Послушайте, что скажет вам ваше будущее... Оно может сказать, предложить или что-то дать вам... дать информацию, силу, поделиться любовью, поддержкой... Оно знает то, что знаете вы... Вам не обязательно делать это... все это лишь информация, помощь и поддержка... Я научилась этому так... Я выучил это так... Мне удалось перейти через боль... мне удалось стать сильнее... мне удалось отказаться от чего-то... мне удалось измениться... мне удалось сделать что-то... а не что-то другое... И вы слушаете эти слова... и принимаете эту информацию... и это подарок для вас... потому что будущее уже прожило это и научилось этому... ему удалось... Оно стало настолько мудрее... И вы можете взять предлагаемый вам совет и мудрость... но делать это не обязательно... Приятно получить мудрый совет... поддержку... подарок... знания... вот так... И теперь это принадлежит вам... вам, из будущего... Возможно, будет боль... возможно, будет какой-то страх... может быть, неудовольствие... может быть, отсутствие надежды впереди... а может быть, вам надо перейти какую-то границу или гору... или проделать массу работы... для того, чтобы затем вернуться назад... и снова упорно продолжать работать... Но этот "вы в будущем"... всегда рядом и всегда может протянуть вам подарок и помочь вам... и предложить поддержку... дать вам мужество, мудрость, силу... Вы можете взять это или послушать...

И вы знаете, что можете вернуться в этот коридор... некоторые его двери открыты, а некоторые закрыты... этот коридор в вас... с будущим, стоящим впереди... Когда вы получили то, что хотели получить на этот раз... и знаете, что осталось еще немало... знаете, что можете всегда вернуться сюда... вы можете начинать возвращаться сюда... чувствуя себя немножко по-другому... Ничего серьезно не изменилось, но есть кое-что, что вы прихватили из своего будущего... что-то, что изменило ваше настоящее, ваши способности... зная, что изменение может произойти сегодня или завтра, а может послепослезавтра... или же ему вообще не обязательно происходить... главное, что этот совет остался с вами и у вас есть способность...

Этот транс обычно следует за работой. Вы можете повторить его или ваш клиент может повторить его без вас. Есть ли какие-то вопросы?

Вопрос из зала: В чем смысл образа дверей?

Бетти: Это очень конкретный образ, который я часто использую. Коридор - метафора вашей жизни: вы сейчас стоите в начале, перед вами ваше будущее. В жизни нам предоставляются разные возможности - некоторые двери бывают открыты. Иногда бывают ситуации, когда нас радует то, что некоторые возможности-"двери" закрыты. Иногда в жизни случается что-то болезненное, неприятное, и хорошо знать, что дверь туда уже закрыта, что мы туда больше не вернемся. На многих уровнях идет сообщение, что у нас много еще впереди, но нам не обязательно выбирать и возвращаться к чему-то плохому, неприятному, травматическому, да и вообще ко всему, что уже было пережито.

Ничто не исчезает из памяти, но никто не захочет возвращаться в ситуацию, когда вас предали, и наоборот, наверняка захочется насладиться ситуацией своего успеха, достижения. Помните, как мы любили с вами входить в дверь воспоминания о том, как бабушка пекла любимые пирожки?

Между вами теперешним и вами - шестилетним ребенком, которого ругает мама, сейчас есть только одно отличие. Знаете, какое? Вся разница в том, что у вас есть сила. Понимая, что сейчас вы и сильнее, и умнее и что я этого не могу не знать, вы поневоле пойдете вглубь себя, в транс, в поисках ответа на этот вопрос. Когда вы были маленьким, вам приходилось просить воды, чтобы попить. Такая простая потребность, а вам приходилось просить. А сейчас у вас есть силы, у вас есть возможности.

В этом месте необходимо остановиться и сделать паузу. Если вы начнете перечислять все возможности, которые есть у человека, то серьезно ограничите его в выборе. Все остальное человек достроит в своей голове самостоятельно: сила жить, сила говорить "нет", сила говорить "да", что гораздо важнее. Сила определять свою собственную жизнь, в чем заключается радость жизни. У вас есть возможность взять предложенный будущим подарок, возможность открыть ту или иную дверь или оставить ее закрытой. Осознание того, что теперь у вас много возможностей, является самым исцеляющим фактором в психотерапии.

Вопрос: Встречаетесь ли вы с телесным отреагированием при работе с гипнозом?

Бетти: Конечно.

Вопрос: При работе с регрессией, по моему мнению, болезненный опыт залегает слоями в возрастах.

Бетти: Согласна.

Спрашивающий: Эти связки очень тесно переплетены с телесными компенсаторными реакциями. Когда берешь один фрагмент, к работе с которым пациент готов, он видит в этом смысл, а потом неожиданно в виде телесного отреагирования возникает то, к чему не готов ни терапевт, ни пациент. Появляются сильные телесные реакции...

Бетти: Вы имеете в виду головные боли?

Спрашивающий: Гораздо более сильные. Например, обостряются хронические заболевания, возникают проблемы желудочно-кишечного тракта, легочные, кожные. То есть та система, которая ранее брала на себя защитные функции, а позже перестала, потому что появилась другая защитная система - и в смысле бессознательного, и в смысле телесных возможностей. И когда трогаешь фрагмент, в котором вроде бы все понимаешь, вдруг появляется эта неуправляемая часть. Я бы хотела узнать, что вы делаете, если на сеансе вдруг проявляются такие телесные реакции.

Бетти: Мой ответ может показаться слишком общим, хотя надеюсь, вы услышите то конкретное, что здесь заложено. Я никогда не говорю пациенту: "А сейчас ты должен!" Из всего, что я предлагаю, пациент может выбрать этот кирпичик, и этот, чтобы строить свой дом. Вопрос ваш в этом смысле очень мудрый. Я считаю, что некоторые двери все равно должны оставаться закрытыми. Ваше будущее предлагает вам мудрость, совет и поддержку, но я еще раз подчеркиваю, что вы не обязаны их принимать.

Вы помните, речь шла о матери, ругающей ребенка. Мы рассматривали несколько вариантов: стать родителем своего родителя, взять под защиту бабушку или соорудить вокруг себя защитную стену. Цель моя в этом случае состоит в том, чтобы, снимая один защитный механизм, предложить более эффективный.

Когда вы предлагаете большой набор вариантов, в каждом из которых заложена возможность исцеления, у клиента хватит сил для того, чтобы выбрать вариант, к которому он готов. Конечно, защитные механизмы людей служат им очень хорошо. Было бы неуважительно отнять что-то у вас, ничего не дав взамен.

Когда вы в детстве прятались в шкафу от мамы, которая хотела вас отругать, это была неплохая и весьма действенная модель. Плохо, если вы сохранили ее до сих пор, для здоровья вредно оставить внутри ощущение "Прячься кто может!". В этом случае необходимо дать человеку возможность небольшими шагами исправлять эту модель. Не забывайте, если человек что-то выбрал, то изменение произошло. Значит, вы смогли поколебать жесткую систему.

Вопрос: Когда мы говорили о прошлом, то упоминали в основном негативные переживания - боль, неуверенность. Можно ли говорить о каком-то балансе? Создается впечатление, что на своем жизненном пути человек в основном имеет дело с негативными переживаниями. Мне показалось, что во время этого транса баланс был смещен в сторону негативных переживаний.

Бетти: Пациент приходит к вам, если у него проблемы. Никто не придет к терапевту, если у него все замечательно. Я прекрасно осознаю, что в мире много грязи, нищеты, проблем, и люди, разумеется, сталкиваются с этим постоянно. Я очень уважительно отношусь к той эмоциональной боли, которую переживают мои пациенты. Все это для меня очень важно по одной причине - из этого мы можем многому научиться.

Мама называет меня глупой, и благодаря ей я чувствую себя никчемной. Обычно родителям это удается очень хорошо: кому мы еще поверим, как не им? В настоящее время, вызывая эту ситуацию, мы не собираемся ее хранить, мы используем ее, чтобы излечиться от ее последствий, чему-то научиться, взять для себя что-то полезное. Изменить все это нельзя, прошлое не меняется. Зато сейчас я могу контролировать это воспоминание, у меня над ним есть власть. Взяв какую-то часть его, мы можем построить что-то новое.

Иногда люди реагируют на это по-другому: "Ну что ж, детство у меня было совершенно отвратительное, но сейчас все изменилось. Мне надо смотреть в будущее. Нечего ворошить прошлое". Мы не можем просто уйти в будущее, мы должны уважать прошлое. Был ли у вас в жизни случай, когда умерло ваше любимое домашнее животное? Что же вы сделали с его телом? Выбросили в помойку? Конечно же, нет. Похоронили его. Завернули собаку в ее любимую подстилку или вместе с кошечкой похоронили ее любимую игрушку и т.д. Как же ваше собственное детство может быть менее значимым для вас, чем ваше любимое животное?

Вопрос: Часто врачи не сообщают пациенту смертельный диагноз. А когда он узнает об этом, у него пропадает желание смотреть в будущее. Можно ли применить метафору о дереве жизни к таким больным?

Бетти: Вы можете немножко изменить этот транс, чтобы подстроить под конкретную ситуацию. Я еще раз возвращаюсь к тому, насколько важно входить в транс самому терапевту, поскольку тогда проще выбрать собственные ресурсы.

Человек умирает - у него нет будущего. Мне приходилось работать с больными СПИДом. Все умирают, но очень немногие знают, как это сделать хорошо. Мы все начинаем умирать в день, когда родились. Некоторые идут к этому долго, другие быстро, но смерти все равно никому не избежать. Что же я хочу оставить после себя? Как я хочу, чтобы меня запомнили? Если меня сегодня собьет машина, то спланировать мне это, конечно, не удастся. Но если я знаю, что смерть ко мне приближается, то могу выбирать, как мне жить. Я могу выбирать таблички на дверях, в которые собираюсь входить, могу выбирать дороги, по которым собираюсь пойти, могу сделать что-то новое. Все проходят этот путь, но очень немногие знают, как сделать это хорошо. Пациент знает, что умрет, что это неизбежно. Теперь давайте рассмотрим этот факт со всех сторон, чтобы он стал для нас более приемлемым. Конечно, я надеюсь пожить лет 10, 20, 30. Если вы уже знаете диагноз, то надежды нет. Но вы можете выбрать, как проживете остаток жизни, что оставите, чтобы люди запомнили вас. Мы знаем очень многое: как любить, как взрослеть, как растить детей. Мы не знаем, как умирать. Тем не менее, всем придется через это пройти. "Может быть, - говорю я своему пациенту, - вы оставите после себя инструкцию о том, как умирать, потому что это обстоятельство предлагает вам надежду сделать что-то". Конечно, умирать безусловно нехорошо, но можно взять из этого что-то хорошее и создать приемлемый опыт.

Я не обсуждаю с пациентами то, что они скоро умрут. За время работы я поняла, как сама хотела бы умереть. Я, конечно, не говорю им, но для меня это такая же проблема и тоже опыт. В трансе я выбираю нечто значимое для вас и мы вместе выбираем цель. Умирать - тяжелая работа. Когда умираете вы, я говорю "прощай" только вам, а вы - мне, всем другим людям, телевизору, восходу солнца. Это очень тяжелая работа. Может быть, самая тяжелая во всей нашей жизни.

Такое отношение к неизбежной и скорой смерти оставляет человеку часть его возможностей, возвращает ему способность прожить оставшееся время.

Вопрос: Как Вы работаете с людьми, пострадавшими в детстве от насилия?

Бетти: Одна из моих пациенток в детстве подвергалась ужасным оскорблениям родителей. То, что она описывала мне, - это очень сложная картина совершенно ошарашивающих отношений. Я понимаю, что нанесенный ей ущерб был столь велик, что не в моих силах восстановить ее до нормального состояния. Моя цель - по возможности улучшить ее жизнь в некоторых проявлениях: здесь чуть лучше, там чуть лучше, в третьем месте - еще лучше. На примере этой клиентки можно очень наглядно иллюстрировать технику, так много у нее разных проблем. Она как раз из тех, кто говорит: "Прошлое позади, а мне надо продолжать жить".

Вот что мне рассказала эта клиентка. Когда ей было шесть лет, они с сестрой зажгли костер во дворе. Ее рубашка загорелась, она обожглась. Выскочила мачеха и наказала девочку: ее связали и постригли, оставив только один сантиметр волос. Потом вернулся домой отец клиентки, избил ее и изнасиловал. Завершив рассказ, она сказала: "Да, тот день у меня не удался!"

Не знаю, от чего я больше была в шоке: от того, что с ней сделали, или от ее заключительной фразы.

Клиентка говорит: "Это было еще не самое страшное. На следующий день я пошла в школу, и никто не подумал защитить меня!" Видимо, я слишком глубоко включилась в ее историю, потому что это очень легко представить. Вообразите: маленькая девочка, с коротким ершиком волос, в грязной одежонке, с ожогами, избитая, приходит в школу, и до нее никому нет дела.

Конечно, когда я во власти своих эмоций, то становлюсь плохим терапевтом для нее. У меня теперь две цели: с одной стороны, я хочу ей помочь, но она считает, что все это чепуха; с другой стороны, мне нужно взять свои эмоции под контроль, прекратить представлять эту маленькую, невероятно обиженную девочку.

Можно много говорить об этой истории, рассматривая ее со всех сторон, но для работы необходимо выбрать что-то одно. Девочка, идущая в школу, безусловно была некрасива. Все маленькие девочки симпатичные: два глазика, носик, ротик - у них просто нет возможности быть некрасивыми. Это как бы часть их жизни. Она в тот момент была некрасива, изменить это невозможно, но у меня есть возможности для маневрирования.

В какой-то момент я открываю ящик стола, достаю оттуда деньги и протягиваю ей. И нарушается привычная модель поведения. Она останавливается, удивленная, ожидая объяснений. Наступает замечательный момент для наведения легкого транса. Я говорю: "Это тебе на то, чтобы ты купила этой маленькой девочке красивую ленту для волос. Я хочу, чтобы у нее был красивый бант. Этот бант должен был быть у тебя тогда. Прошлое не изменить. Подари его своей дочке, это самое лучшее, что мы можем сделать в данный момент". Я замолчала. А клиентка, наверное, думала обо всех тех случаях, когда она имела право носить такой бант, которого у нее никогда не было. Она расплакалась и сказала: "Как мне было больно, когда стригли волосы!"

Конечно, ей было больно! Я не закрепила то плохое, что происходило с ней в детстве, а изменила отношение к этому. Кроме того, ее отношение к дочери тоже немного изменилось в лучшую сторону. Эта женщина покупает дочери много ленточек и заколок, а кроме того, она больше заботится о своей внешности, потому что "каждая маленькая девочка имеет право быть красивой".

Наведение "Улучшение коммуникации".

Бетти: У меня есть заказ на наведение для улучшения коммуникации. Сергей хотел бы научиться лучше общаться с авторитетными людьми, с начальством. Одну из своих проблем он называет "синдром бешеного зайца" - проявления наглости без малейших на то оснований в присутствии руководства. Второй стереотип, действующий при общении с руководством, - виноватая, просящая, не имеющая ни на что прав "размазня".

Если бы у тебя была шкала от одного до десяти, на сколько ты оценил бы беспокойство от этой проблемы?

Сергей: Ближе к шести. Это не самая большая моя проблема.

Бетти: Это похоже на болячку, которая, заживая, все время чешется, да? Или на муху: ты ешь, а она все время летает перед лицом? Мне нужна твоя помощь. Я хочу, чтобы ты мне это объяснил так точно, как только можешь.

Иногда начальство приходится о чем-то просить... Даже достаточно часто... Это можно сделать, как просишь, например, своих товарищей или домашних о чем-то... Я знаю, о чем прошу, знаю, как это делать... А с начальством - раз... и все...

Ты боишься своего шефа?

Сергей: Да, вроде бы нет... Не страшный он совсем...

Бетти: А он хороший начальник?

Сергей: Да!

Бетти: Иногда очень мудро бывает не ходить к начальству с наглым видом. Итак, ты хотел бы более комфортно чувствовать себя в ситуациях, когда ты просишь что-то, на что, в принципе, имеешь право. А как ты узнаешь сегодня, помогла тебе наша работа или нет?

Сергей: Авторитеты и здесь есть.

Бетти: Отлично! Поправь меня, если я тебя неправильно поняла: если ты сегодня будешь общаться с кем-то достаточно авторитетным, а внутри у тебя будет достаточно "гладкости", то это будет показатель успеха. Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты... А ты когда-нибудь в транс впадал? Когда я работала с публикой, у тебя тоже получалось, да? Замечательно! Ты хочешь, чтобы руки остались на коленях или левитировали?

Сергей: Пусть полетают!

Бетти: Тебе это интересно, да? Это даже невозможно понять, если никогда не испытывал. Это все равно, что описывать вкус персика человеку, который его никогда не пробовал. Можно много слов сказать, но вкус его не передать. Или как объяснить, что такое красный цвет, человеку, который не имеет об этом понятия? Но как только попробуешь персик, как только увидишь красный цвет, ты будешь знать, уже не забудешь и объяснять не придется. Информация будет уже у тебя внутри. Один раз достаточно поднять руку в трансе... и это прекрасное переживание...

Итак, сядь поудобнее, расслабься... Ты уже знаешь, как погружаться в транс... и как это ощущается... когда ты осознаешь все, что происходит в комнате, но это перестает иметь значение... и ты чувствуешь разницу ощущений в груди, когда вдыхаешь и выдыхаешь... И я могла бы тебе сказать, чтобы ты закрыл глаза... чтобы сейчас закрыл глаза... (клиент закрывает глаза) вот так... хорошо... и чтобы они оставались закрытыми... Это действительно такое необычное, такое сказочное ощущение... потому что веки могут стать вдруг такими тяжелыми... что почти невозможно снова поднять их, чтобы взглянуть на мое лицо... Можно попробовать, если очень хочется... но это очень тяжелый труд... А иногда некоторые вещи даже не стоят таких усилий... ты это сделал сейчас на секунду, так что, в принципе, ты знаешь, что можешь... но это не стоит усилий... так что ты можешь, если хочешь... ты это знаешь... но это не стоит усилий... Но если ты это сделаешь, когда посмотришь на мое лицо и мои глаза... ты погрузишься даже глубже, еще глубже... с закрытыми глазами... или с открытыми глазами... все равно, только глубже... хорошо, Сергей... хорошо...

...И ты уже видел, как люди погружаются в транс... видел, что они делают... слышал, что я говорю... и у некоторых из них даже рука поднималась... Твоя правая рука ближе ко мне... а левая чуть подальше... правая ближе... когда ты сидишь так... рука лежит на колене... а левая ощущает вес часов... и это действительно необычное ощущение... вес часов на запястье... И все утро ты их чувствовал... и тяжесть собственных век... глаза действительно теперь закрыты...

И если ты сосредоточишь внимание на правой руке, которая ближе ко мне, ты почувствуешь разницу ощущений в ней и в левой руке... и какое-то щекотание в кончиках пальцев... и разницу ощущений в ладонях... и вес у правой руки немного иной... Правильно... И я хочу, чтобы ты погрузился достаточно глубоко... и чтобы ты вспомнил все способы изменить самого себя, которые ты знаешь... Некоторые способы такие простые... можно одеться по-другому... можно выпрямиться... можно расслабиться и улыбнуться... можно уснуть... можно проснуться и уснуть тем не менее... Перемены происходят каждый день... Когда ты был маленьким мальчиком... совсем маленьким мальчиком... ты даже представления не имел о том, сколько всего в тебе еще изменится... Некоторые из этих перемен оказались приятными и чудесными... а некоторые не такими уж и хорошими... но это все были перемены...

Ты когда-то был очень маленьким мальчиком... совсем крошечным... ты владел волшебством, ты сам умел делать так, что происходили волшебные перемены... может быть, когда падала звезда, ты загадывал желание... А у некоторых маленьких мальчиков бывает монетка-талисман... или камешек на счастье... и они носят его в кармане... И есть так много способов добиться перемен... можно поменять... левую руку... правую руку... (Бетти берет клиента за запястье.) Можно почувствовать разницу в этой руке, когда мои пальцы трогают запястье... и почувствовать эту разницу, когда рука поднимается... и можно удивляться, насколько еще легче она может стать... и будет ли она подвешена в воздухе на невидимой подушке... или она будет чувствовать себя так, как будто ее на веревочке поднимают... или ее поднимает воздушный шарик, привязанный к этой веревочке... вот так... хорошо...

И эта перемена... (Бетти отпускает руку клиента, и та повисает в воздухе) это одна из хороших перемен... хорошо... И когда ты был маленьким мальчиком... ты думал, что пятнадцатилетние мальчики такие взрослые!. Ты думал, сколькому же тебе надо будет научиться, прежде чем ты станешь пятнадцатилетним... А когда тебе было семь или восемь... ты думал: "Вот когда мне будет десять, мой возраст будет написан двумя цифрами - единичкой и нулем!"... Единичкой и нулем... две разные цифры... первый раз в жизни... и уже на всю жизнь... а может, даже и три!. Когда ты был маленьким, ты, наверное, думал о том, какая это важная перемена - писать свой возраст двумя цифрами, а не одной... навсегда... Это только большие так могут... И потом, когда ты подрос немного, тебе было интересно, когда же ты станешь совсем взрослым и начнешь бриться... И ты поглядывал в зеркало: не пора ли бриться?. не выросло ли уже что-нибудь?. Интересно, кто-нибудь заметит, когда я начну бриться?. И ты ждал и предчувствовал... и смотрел в зеркало, не появились ли уже эти перемены?. А скоро начали расти усы, и это тоже была перемена... какая важная перемена!. И ты ее ждал... и теперь она уже стала частью тебя... хорошо... И если ты хочешь, можешь опустить руку немного ниже... очень медленно... очень осторожно... (Рука клиента остается на прежнем месте.)

Ты уже ощутил перемены, как она себя по-другому чувствует, когда подвешена... или можешь оставить как есть... но оставайся в трансе и погружайся еще глубже... И этот маленький мальчик, который с таким нетерпением ждал, когда его возраст можно будет писать двумя цифрами... и этот юноша, который ждал, когда начнут пробиваться усики... и молодой человек, который ждал других перемен... он все еще здесь... здесь, сейчас, когда ты ждешь, что рука очень мягко опустится на колено... (рука начинает медленно опускаться на колено) знаешь, что ты погрузишься еще глубже... И когда ты был очень маленьким и смотрел на взрослых... они были настолько выше тебя... Когда ты был совсем маленьким... некоторые из них были милыми и добрыми... улыбались тебе такой доброй улыбкой... и ты знал, как на них надо посмотреть... и они смотрели на тебя... И этот малыш умел вызвать у многих взрослых улыбку...

И ты чувствуешь и помнишь это... вот так... И когда рука продолжает медленно опускаться на колено... и ты продолжаешь ждать следующей перемены... ждешь, когда она опустится на колено и ты погрузишься еще глубже... И вспоминай другие перемены, которые тебе удалось осуществить... Вот так, Сергей... хорошо... И теперь ты можешь взять счастливую монетку или камешек-талисман и вспомнить взгляд маленького Сережи, который мог вызвать у мальчика улыбку... и гордость этого маленького мальчика, потому что он наконец может записать свой возраст двумя цифрами... и ожидания юноши, у которого наконец начали пробиваться усики... Теперь они уже стали частью его жизни... и две цифры возраста стали частью жизни... вот так... Это было такое чудесное ощущение гордости собой, своим достижением... И может быть, когда ты научился ездить на двухколесном велосипеде... а ты учился, Сергей, ездить на двухколесном велосипеде, когда был маленьким мальчиком?. (Клиент расплывается в широкой довольной улыбке.) Ты улыбаешься, но я не знаю, "да" это или "нет"... можешь кивнуть, если "да"... (Клиент улыбается еще шире и начинает кивать головой, сначала еле заметно, но постепенно все более явно.) Да, ты учился... и ты можешь по-настоящему вспомнить... что был однажды такой случай, когда ты сумел удержать равновесие, и крутить педали, и управлять рулем - и все это одновременно... И ветер дул в лицо, и ты крутил педали, и ты управлял рулем, удерживая равновесие - и все это одновременно... Это был настоящий триумф... И все эти воспоминания и еще другие... и все эти достижения и еще другие... и даже некоторые достижения, про которые ты забыл... это все внутри тебя... и стало частью тебя... и это часть тебя и в то же время существует отдельно от тебя...

...И я хочу, чтобы ты погрузился еще глубже на одну, две или три минуты... И когда ты приходишь к кому-то, кто знает больше твоего... и хочешь его о чем-то попросить... тебе нужна помощь... я хочу, чтобы ты вздохнул... и опять... и остался, и погрузился... Мы думаем очень быстро... как будто несколько приборчиков сразу включены... и в так же, как этот мальчик, который поглаживает свою счастливую монетку... ты знаешь, что такое быть победителем... ты знаешь, что такое по-настоящему достигать... и знаешь, как взять за руку свои прежние достижения и успехи... потому что ты ведь научился кататься на двухколесном велосипеде... а это триумф и победа... И если тебе хочется там остаться еще на минуту или на две... ты можешь сделать это... а если хочешь выйти, то можешь выйти... А если хочешь вспомнить, как ощущалась твоя рука, когда я ее подняла... (Бетти берет Сергея за руку и начинает легонько ее поднимать) можешь опять почувствовать, как это ощущалось, когда я ее подняла... и как она оставалась подвешенной в таком положении... и ты даже не знаешь как... и даже не надо знать, как это получается... потому что это совершенно не важно... (Бетти почти не держит руку Сергея, наконец, совсем ее опускает, и та повисает в воздухе.) Главное, что ты это испытал... испытал со мной, здесь, в присутствии всех этих людей... И довольно скоро... может быть, когда рука опустится, а может быть, и раньше... ты сможешь выйти из транса и позволить руке осторожно опуститься на колено... И даже можно открыть глаза и при этом оставаться в трансе... потому что это такое интересное ощущение, такая перемена...(Сергей опять начинает улыбаться, щуриться и постепенно широко открывает глаза и смотрит на Бетти; потом как будто с опаской переводит взгляд немного ниже, наконец, решается и смотрит на свою "подвешенную" руку.) Потрясающе, правда... (Сергей закрывает глаза.) Вот так... Даже не хочется ничего делать?. Но если ты не позволишь руке опуститься, то все не смогут уйти на перерыв... а все очень хотят пойти на перерыв... (Сергей улыбается, открывает глаза, смотрит на руку, слегка шевелит пальцами, рука начинает опускаться, но сам он опять сидит с закрытыми глазами.)

Обсуждение транса.

Бетти: Наша сегодняшняя работа, конечно, отличается от обычной работы с пациентом в офисе, когда до наведения транса я уже лучше его знаю, а после транса начала бы говорить о чем-то постороннем - о семье или о чем-нибудь другом. Транс я с пациентом не обсуждала бы. Если бы он задал мне вопрос по поводу транса: "Что это было? Куда я ходил? Что там случилось?", - я бы спросила: "А что бы ты хотел, чтобы там случилось?" В интересах пациента обсуждать транс можно, только если он сам на этом настаивает. В данном случае то, что мы будем обсуждать транс, является некоторой платой за то, что тебе повезло быть субъектом интервенции. Но от этого, Сергей, ничего не изменится.

Вопрос из зала: Бетти предлагала Сергею что-то взять с собой, что он взял?

Сергей: Я взял счастливую монетку!

Вопрос из зала: Когда Бетти сказала: "И вдохнуть поглубже...", я заметила, что в Сергее произошла некоторая перемена: он стал двигать телом. Бетти изменила тактику работы. Я хотела бы спросить у Сергея, что для него происходило в этот момент?

Сергей: Я помню, что начал двигаться вправо, но это было так же неосознанно, как и с рукой. А потом в обратную сторону.

Вопрос из зала: А вы помните момент, когда стали двигать ногами?

Сергей: Нет!

Вопрос из зала: Я хотел бы уточнить: в середине транса вы сменили позу. Это не было связано с выходом из транса?

Сергей: Нет, просто почему-то захотелось сменить позу.

Бетти: В сущности, Сергей здесь единственный человек, который все знает про Сергея. В тот момент мне тоже показалось, что он несколько "выныривает", а я, конечно, не хотела позволять ему выходить из транса. Поэтому я несколько изменила технику транса, в том числе по отношению к физическим проявлениям транса. Мое восприятие, конечно, может быть неточным, потому что Сергей, повторяю, единственный эксперт, который лучше всех знает Сергея.

Сергей: Если можно, я кое-что скажу по поводу транса. Я, конечно, был очень удивлен, когда открыл глаза и увидел свою висящую руку. Я четко слышал, что происходит, все соображал, но когда открыл глаза и увидел руку, оказалось, что как раз такого я и не ожидал. Я считал, что транс неглубокий. Сейчас я помню лишь какие-то фрагменты: монетка, велосипед... И даже точно не помню, когда открывал глаза... Первый раз... или... Получается, что второй, потому что в первый я сам немного приподнял руку, это я помню. А потом захотелось ее опустить... В первый раз, когда Бетти поднимала мне руку, а она опускалась, создалось очень странное ощущение: уже пора быть ноге, а ее все нет и нет... нет и нет... нет и нет... и тут я улетел...

Бетти: Отлично!

Мужчина из зала: Я хотел бы сказать, что никогда не испытывал такой транс, как сегодня. Когда Бетти стала говорить о левитации, я вдруг почувствовал, как моя левая рука пошла вверх. Потом я заметил, что и правая рука стала отрываться от ткани брюк. Я думал, что этого не может быть, но чувствовал, что это так. Глаза я не мог открыть. Кроме того, я почувствовал, как ваша рука, Бетти, прикасается к моей.

Вопрос из зала: Можно ли это состояние квалифицировать как гипнотический транс? В чем особенность глубокого транса?

Бетти: Сергей определенно находился в глубоком гипнотическом трансе. Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду под разницей между гипнотическим трансом и глубоким. Я не люблю эти оценочные слова: "глубокий" транс, "легкий" или "средний". Иногда, конечно, использую некоторые подобные эпитеты, когда погружаю субъекта в транс. Потому что обычно (если только вам не предстоит хирургическая операция) люди выбирают свой уровень глубины транса, подходящий для того, с чем им надо в данный момент работать. И очень глубокую работу иногда проделывают в очень легком трансе, все время глядя на тебя открытыми глазами. Сергей был в хорошем трансе. Я думаю, что в довольно глубоком, но самое главное - в достаточно хорошем для него. И он там проделал то, что собирался. Кроме того, Сергей, конечно, хотел помочь нам с демонстрацией, и с этой задачей тоже справился великолепно.

Вопрос из зала: Мы посмотрели часть фильма о Милтоне Эриксоне, и кроме восторгов по поводу его работы возникло ощущение, что он постоянно проводит экологическую проверку готовности пациента изменять себя, работать с проблемой. Только после этого он дает пациенту ресурс. Используете ли вы это в своей практике?

Бетти: Да, конечно. И даже во время последней демонстрации мы говорили с Сергеем о том, как он ощущает эту проблему.

Вопрос из зала: Сергей, если обращаться к вашему внутреннему ощущению: лучше, если бы этого обсуждения не было или ничего не изменилось?

Сергей: Не знаю. Думаю, существенно ничего не изменилось. Даже, наверное, лучше, потому что полезно вспомнить это еще раз.

Бетти: Хорошо. Так как вопросов больше нет, то мне хотелось бы немного поговорить о концептуализации и о том, как решить, что же нужно делать с пациентом, когда он в трансе. И я хочу, чтобы ты, Сергей, знал: ты можешь сидеть здесь и слушать, но у тебя есть и другой вариант: ты можешь опять вернуться в транс и уже оттуда слушать то, о чем мы будем говорить. Потому что ты можешь слышать и не слышать, слушать и не слушать, помнить и не помнить, потому что важно, чтобы ты помнил только то, что тебе нужно помнить. Можешь вернуться обратно в транс и слышать меня или не слышать... или хочешь, частью сознания отслеживай, слушай... или просто сиди, выковыривая словечко тут, словечко там... потому что все зависит от тебя, что хочешь, то и делаешь... И иногда... очень важно... оставить какие-то вещи в области бессознательного и оттуда они действительно смогут тебе помочь... А иногда важно отслеживать... и принимать решения обеими частями разума - сознательной и бессознательной... Так что можешь сидеть и слушать меня или не слушать... а я буду говорить о том, чем мы занимались... ладно?.

Итак, приходит Сергей и говорит: "Я хотел бы научиться лучше, смелее разговаривать, особенно с руководством, с авторитетными людьми". Я слышу его на нескольких уровнях: "Я чувствую себя некомфортно, приближаясь к кому-то, кто стоит выше меня". Это достаточно распространенное ощущение, причем абсолютно не рациональное. Сергей это подтвердил, когда я спросила, хороший ли мужик его начальник: "Да, конечно!" - ответил он и улыбнулся. Вспомните график, о котором мы говорили: если что-то нерационально, с этим не справиться на логическом уровне. Поэтому я хотела, чтобы Сергей вспомнил все те времена в своей жизни, когда он чувствовал себя победителем. У всех в детстве бывает либо монетка-талисман, либо камешек. В Америке очень популярен мультфильм Уолта Диснея, в котором слоненок летает, хлопая ушами. Для этого ему необходимо перышко, которое он зажимает в хоботе. Если бы мой пациент был американцем, то я бы даже не продолжала историю, он бы закончил ее сам. Дело в том, что слоненок теряет перышко и начинает падать, а рядом летает его подружка-птичка и кричит: "Ты все равно умеешь летать, ты все равно можешь!" И он почти упал, но в последний момент взмахнул ушами и взмыл вверх. Это почти хрестоматийная история триумфа, победы. У всех нас есть это волшебное перышко, которое мы "зажимаем в хоботе". Иногда мы вспоминаем вещи, которые когда-то были для нас очень важны: например, день рождения, когда твой возраст наконец впервые будет записан двумя цифрами. С каждым из нас это когда-то случилось. И в маленькой виньетке транса для Сергея звучало следующее: это произошло просто потому, что ты есть. Точно так же у каждого из нас есть право подойти и спросить любого авторитетного человека о том, что нам нужно.

Я бы хотела, чтобы он пережил еще одно "победительное" воспоминание. Для каждого ребенка самая настоящая победа - научиться ездить на двухколесном велосипеде. Потому что очень трудно одновременно справляться с рулем, педалями и удерживать равновесие. Обычно ребенок переживает пьянящее ощущение настоящей победы. Многие в своих воспоминаниях даже падают с велосипедов, потому что уж слишком прекрасно. Когда моя дочка впервые поехала, она стала оборачиваться и кричать: "Смотри, смотри!" - и налетела на дерево. В эту историю вложено также совершенно неотъемлемое воспоминание о том, что падение ни капельки не умаляет триумфа и ты знаешь, что как только поднимешься, снова сядешь и поедешь, и снова будет это ощущение свободы. Мне даже говорить об этом не пришлось, настолько это само собой разумеется. Совершенно не важно, что ты упал! И Сергей сам пришел к этому. Он просто великолепный субъект: так улыбался и давал такую хорошую обратную связь! Но концептуализация состоит в том, что чувство дискомфорта возникало у него тогда, когда он должен был о чем-то попросить, на что у него было и право, и способность. Он сравнил себя с "бешеным зайцем" - отличный образ. Такой субъект делает за терапевта часть работы, потому что этого "бешеного зайца" можно абсолютно ясно представить. Сергей хочет быть по-настоящему смелым - рамки достаточно четко определены. Задача терапевта - придумать способ, чтобы показать ему все его триумфы, достижения, показать, что он многого добился и научить его помнить это ощущение.

Психология bookap

Иногда клиент совершенно конкретно говорит то, что хотел бы услышать от вас. Вы помните, я рассказывала о пациенте, которого тянуло к своей бывшей жене и он жаловался мне: "Я знаю, что это убийственно для меня, но ничего не могу с собой поделать". Вы слушаете то, что вам говорит пациент, и, опираясь на это, выстраиваете интервенцию.

Одна из приятнейших вещей, которую испытывает терапевт, состоит в том, что чем старше становишься, тем больше опыта. Тем больше у терапевта появляется ниточек, потянув за которые, он может сказать: "Здесь можно вспомнить об этом... А здесь я расскажу это... А потом я напомню об этом..." Даже если терапевт молод, у него достаточно собственных переживаний. Даже в двенадцать лет ребенок уже знает, как бывает, когда тебя предали, когда тебе сделали больно и когда тебе просто замечательно; помнит о том, как бывает, когда тебя любят, используют или когда ты переживаешь триумф. Просто нужно вспомнить это, чему и помогает транс. Конечно, когда я работала с Сергеем, я тоже была в трансе.