Раздел II. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ


...

О системе «личность»[25]. Б. И. Додонов

Правильное, соответствующее системному подходу определение такой функции требует прежде всего рассмотрения личности как компонента другой, более высокой системы, как «частицы» общества, функция которой не может быть оторвана от жизни последнего. В то же время личность отнюдь не такой компонент системы высшего ранга, каким, скажем, является винтик для машины…

Зададимся же вопросом: какие содержательные характеристики личности могут влиять на способ ее общественного бытия? Очевидно, таких характеристик будет всего три: это, во-первых, ее общественный статус, это, во-вторых, ее социально значимые физические особенности и это, в-третьих, ее психологический склад. Таков, надо думать, и есть основной «морфологический» состав системы «личность».

Социальный статус характеризует личность как компонент, зависимый от общества. Психологический склад и физические особенности, напротив, принадлежат личности как относительно самостоятельной системе, способной к определенному выбору доступных для нее общественных ролей и индивидуально-своеобразному их исполнению. Они (психологический склад и физические особенности) репрезентируют управляющую и исполнительную подсистемы социализированного индивида.

Поскольку же все поведение человека непосредственно определяется управляющей подсистемой, субъективно отражающей в себе и его социальный статус, и его физические возможности, именно психологический склад личности станет предметом нашего дальнейшего анализа. Для этого сначала надо выделить те элементы, из которых «строятся» непосредственно составляющие его более сложные психологические образования.

«Идеальные содержания» личности как элементы ее основных психологических образований… В роли основного ряда компонентов психологического склада личности в нашей модели будут выступать функциональные объединения определенных содержаний личности…

Основные классы идеальных содержаний личности. В основу выделения элементов идеального содержания личности должен быть положен не онтологический, а логический принцип. Следуя ему, прежде всего разделим все идеальные содержания на мотивирующие и ориентирующие. Затем первые – опять-таки на те, что несут в себе готовые цели, определяя инициативное поведение личности, и те, что представляют собой закрепившиеся эмоциональные оценки действительности, обеспечивающие ситуативные реакции на разные жизненные обстоятельства. Вторые – на понятийно-образную информацию о мире и сложившиеся в опыте жизни «схемы» умственных действий, управляющие извлечением, преобразованием, приумножением и практическим использованием этой информации. Четыре выделенных таким путем разных класса идеальных содержаний нашей психики, согласно обычной терминологии, представляют собой опредмеченные потребности во всех их модификациях, устойчивые психологические отношения, знания и умения. Первый класс элементов мы будем называть также блоком целевых программ, а третий – блоком операторов.

‹…› Если рассмотреть каждый класс идеальных содержаний как отдельный их блок и задаться вопросом о дифференцировке элементов содержания внутри него, то одним из важнейших их различий будет степень широты и устойчивости. Знания человека могут касаться самых общих законов природы, общества и человеческого мышления и могут относиться к более частным сферам его жизни или даже к совсем незначительным фактам его бытия. Целевые программы могут быть программами жизни человека и программами сегодняшнего вечера и т. д. Иначе говоря, каждый блок содержаний (независимо от их реального вхождения в те или иные функциональные образования психологического склада личности) имеет «многоэтажное», иерархическое строение. Верхние «этажи» его при этом беспрестанно достраиваются и перестраиваются, но чем ближе мы будем подходить к их основанию, тем со все более прочными, фундаментальными содержаниями личности будем иметь дело. Именно вследствие этого зрелая личность диалектически сочетает в себе и крайнюю динамичность, и нередко исключительную устойчивость. Она, как дерево, которое каждый год выпускает новые побеги и покрывается новой листвой, но которое обычно сохраняет почти неизменным главное: корни, ствол и ветви.

Компоненты психологического склада личности. Наряду с тем разграничением идеальных содержаний личности, о котором говорилось выше, их следует разделить еще по одному принципу: в зависимости от того, относятся они к внешнему миру или к самому индивиду. В связи с этим в системе психологического склада личности нами выделяются экстраверсивная и интроверсивная подсистемы.

Подсистема экстраверсии. Можно, очевидно, установить отнюдь не случайную аналогию между «регуляционными механизмами», которые осуществляют регуляцию поведения людей со стороны общества, и собственными управляющими механизмами личности. И те и другие обеспечивают три вида ориентаций, необходимых для успешного функционирования как общества в целом, так и отдельного индивида. Эти ориентации суть следующие: 1) общее понимание той действительности, в «пространстве» которой приходится действовать; 2) целевая ориентация и 3) ориентация, обеспечивающая быстрое реагирование на разного рода типичные ситуации и обстоятельства жизни.

В системе самой личности функции регулятора поведения выполняют ее мировоззрение, направленность и характер.

…Первый из компонентов личности – мировоззрение– представляет собой фундаментальное образование достаточно зрелой психики, включающее в себя важнейшие знания человека о мире и отношения к нему, с позиции которых он осуществляет свою общую «рекогносцировку» действительности при выработке новых целевых программ своей жизни и при принципиальной оценке различных явлений и событий.

…Направленность личности– это уже сложившаяся система ее важнейших целевых программ, определяющая смысловое единство ее инициативного поведения, противостоящего случайностям бытия. Иначе говоря, это то, что феноменально дает себя знать в непреходящих жизненных устремлениях субъекта.

Еще один из упомянутых нами компонентов психологического склада личности – ее характер. С наших позиций характер– это психологическое образование, заключающее в себе закрепившиеся эмоциональные отношения человека к типичным жизненным ситуациям и определенным образом связанные с ними стереотипы когнитивных и поведенческих «схем» реагирования на эти ситуации…

Характер, как система определенных стереотипов эмоционального, когнитивного и поведенческого реагирования на типичные жизненные ситуации, формируясь под сильным воздействием мировоззрения и особенно направленности человека, ни в коей мере не перекрывает их, он определяет реактивное, а не инициативное первичное поведение личности. Другое дело, что сама вызванная внешним импульсом реакция характера может послужить началом формирования новой целевой программы, которая затем войдет в состав направленности личности…

Три описанных выше компонента психологического склада личности представляют собой регуляторы нашего поведения с готовым информационным содержанием, но личность нуждается в постоянном притоке все новой информации из внешнего мира и извлечении уже имеющихся знаний о нем из «хранилищ памяти». Она нуждается также в анализе этой информации, ее преобразовании, перекодировке и использовании в качестве управляющих организмом сигналов. Этой цели служит четвертый, самый сложный компонент психологической системы человека – его способности. Способности (как, впрочем, и другие компоненты личности) можно характеризовать по их проявлению – и тогда их удобно называть качествами, особенностями и т. п. и можно рассматривать как некоторые структуры идеальных содержаний, «вложенный» в сами схемы функциональных систем процессов – и тогда их лучше определять как образования личности…

Мы думаем, что наличие знаний и умений человека, рассматриваемые не как их простая сумма, а как их определенная система, и есть то психологическое образование, которое делает его в первую очередь в той или иной мере способным как к усвоению новых знаний и умений, так и к решению с их помощью многообразных теоретических и практических проблем. Неслучайно для тех исследователей, которым приходится не просто теоретизировать относительно способностей, а практически определять их, «нереальным представляется исключение из интеллекта прошлого опыта, т. е. тех знаний и умений, которыми располагает индивид» (А. В. Петровский, 1982). Уровень же этих способностей зависит от трех факторов. Во-первых, от качества отдельных элементов этих знаний и умений (верные и неверные, твердые и нетвердые и т. д.) и от их объединения в единое целое, от качества структуры этого целого. Образно говоря, в одном случае оно может напоминать хорошо организованную библиотеку, в другом – склад книжной макулатуры. Во-вторых, от природных задатков человека, от качества тех первичных нервных механизмов элементарной психической деятельности, с которыми ребенок уже рождается. В-третьих, вероятно, от большей или меньшей «тренированности» самих мозговых клеток, участвующих в осуществлении познавательных и психомоторных процессов.

Способности – это личностные образования, включающие в свой состав определенным образом структурированные знания и умения человека, сформированные на базе его врожденных задатков и как единое целое определяющие его возможности в успешном овладении технической стороной тех или иных деятельностей.

Интроверсивная подсистема, или «Я» личности. Личность не только целеустремленная, но и самоорганизующая система. Объектом ее внимания и деятельности служит поэтому не один лишь внешний мир, но и она сама. Феноменально это проявляется в чувстве своего «Я».

«Я» личности не следует понимать как некоего гомункулуса, стоящего над всеми другими ее компонентами и обладающего по отношению к ним «верховной властью». Его образующие – это некоторые части содержания все тех же личностных структур, которые уже были нами рассмотрены. «Я», таким образом, включает в себя и, так сказать, «самовоззрение» (представления о себе и свою самооценку), и программы своего самосовершенствования, и привычные реакции на проявление некоторых своих качеств, и способности самонаблюдения, самоанализа и саморегуляции. Именно через «Я», которое дает возможность человеку ориентироваться в себе, как и во внешнем мире, в наибольшей степени осуществляются объединение всех компонентов личности в единое целое и постоянная гармонизация (согласование) его компонентов.

Но «Я», повторим, не есть какой-то особый верховный решатель судеб личности. Рефлексируя, человек оценивает себя с позиции своего общего мировоззрения и направленности.

Структура психологического склада личности и индивидуальные качественные характеристики его компонентов.

Структура любой системы неразрывно связана с ее функциями. Поскольку общая регуляционная функция психологического склада личности состоит из функций его компонентов, в его общей структуре тоже могут быть соответственно выделены связи первого и второго порядков…

Мы полагаем, что ведущим, системообразующим компонентом психологического склада личности является ее направленность. Все остальные компоненты так или иначе «работают» на нее. Это относится даже к мировоззрению человека. В своей доличностной форме направленность в виде совокупности врожденных биологических потребностей начинает определять внешнюю и внутреннюю активность ребенка еще тогда, когда у него нет даже намека на общее понимание мира, но и у взрослого человека потребности в гораздо большей степени определяют его постижение действительности, чем это постижение – его потребности.

Конечно, сказанное здесь еще далеко не раскрывает всей сложности взаимоотношений между направленностью личности и ее мировоззрением. Нам важно наметить лишь самое общее представление о структурных связях между ними, которое сводится к тому, что мировоззрение скорее помогает человеку развить свою направленность, чем первично определяет ее.

Ясно видна, например, служебная роль по отношению к направленности личности ее способностей и характера. Бывают, правда, случаи, когда они не вполне ей соответствуют. Но тогда индивид, осознав это несоответствие, пытается «подтянуть» их до уровня своей направленности.

Функция самого осознания такого несоответствия и усилий по его ликвидации, как уже было сказано в предыдущем разделе статьи, ложится на «Я» личности. Таковы в самом общем виде структурные взаимоотношения между компонентами ее психологического склада, делающими его единым, хотя и очень сложным образованием. И если в отдельные моменты поведения личности на первый план может более отчетливо выступать роль то одного, то другого ее психологического компонента, то в целом ее деятельность определяется всеми ими. При этом чем в более ответственной обстановке личность действует, тем более полно в регуляции ее действий участвуют все ее компоненты. Вот почему даже явно робкий по характеру человек в иные моменты может вести себя мужественно, несдержанный – сдержанно, легкомысленный – серьезно, рассеянный – внимательно.

В заключении этой части статьи бегло коснемся еще вопроса об интегративных качественных характеристиках отдельных психологических компонентов личности при рассмотрении ее в плане индивидуальности. Такие характеристики, вообще говоря, могут даваться с разных точек зрения, о которых мы сейчас специально говорить не станем. Отметим лишь очень важные: характеристику компонента под углом зрения его моральной оценки и под углом зрения степени консолидации его элементов. Так, например, рассматривая компоненты личности под первым углом зрения, мы можем говорить о ее коллективистской или индивидуалистической направленности, о ее отзывчивом или черством характере, о ее хороших или плохих способностях и т. д. Характеризуя же направленность личности с позиций второй плоскости ее анализа, мы должны определить, насколько отдельные составляющие ее целевые программы сложились в единую, внутренне согласованную их систему. Может существовать личность с доминирующей коллективистской направленностью и просто с коллективистской направленностью – это не одно и то же. И совсем не потому, что вторая лишена каких-либо стремлений к личному счастью и самоутверждению. Просто у нее коллективистские потребности настолько проникли во все другие, что ни удовлетворения личного честолюбия, ни самого счастья она не мыслит на ином пути, кроме пути самого честного и самоотверженного служения интересам общества. Простое же доминирование одних потребностей-программ над другими всегда чревато возможностью возникновения внутренних конфликтов, борьбы мотивации и тяжелых эмоциональных переживаний. Особой, более широкой индивидуальной психологической характеристикой личности является мера ее экстраверсии-интроверсии, определяемая соотношением ее экстраверсивной «части» с ее «Я».

Личность в системно-интегративном аспекте. Личность обладает относительно немногими интегративными характеристиками, раскрывающими в самых главных чертах ее индивидуальный облик. В первую очередь он определяется тремя основными параметрами личности: степенью ее человечности, талантливости и социопсихофизической гармоничности, проявляющейся в ее общем психическом настрое. Кратко остановимся на каждом из них.

Понятие человечность близко к понятию доброта, но гораздо шире и глубже последнего. Доброта – это просто качество характера, добрым может быть и человек с очень узким и ограниченным, мещанским мировоззрением. Истинная человечность требует широкого гуманного взгляда на мир в целом, дающего себя знать в отношении и к близким, и к «дальним», и к человеку, и к природе, и к науке, и к искусству. Она проявляется не только в простой, реактивной отзывчивости на чужое горе, но в наличии у человека программ активной борьбы со злом. Человечность несовместима с национализмом, плохо развитым чувством человеческого достоинства, всепрощенчеством и т. д.

В интегративном качестве человечности, как в никаком другом, сказывается единство человека и общества.

Талантливость (талант, гениальность) обычно трактуется как высшая степень развития способностей. Но так ее можно трактовать только при очень широком понимании последних. А это не только препятствует нахождению собственного места способностей в системе психологического склада личности, но и скрывает сложную диалектику развития таланта, ведя к ряду неверных выводов также и практического, прикладного порядка. Считается, что максимума своего развития способности достигают к 20–25 годам. Далее постепенно начинается возрастное снижение способностей. Конечно, не все люди стареют одинаково быстро. Существуют многочисленные факты, когда отдельные лица добиваются самых высоких своих творческих успехов в возрасте за 60 и даже за 70 лет.

Все это свидетельствует о том, что креативность человека определяется не одним, а по крайней мере двумя факторами, динамика которых характеризуется разной направленностью. Снижение способностей с возрастом может компенсироваться и даже сверхкомпенсироваться продолжающимся обогащением идеальных содержаний его мировоззрения, направленности характера и «Я»-системы. Снижается способность к наиболее интенсивному и безошибочному оперированию информацией, но часто продолжают расти возможности личности к рассмотрению действительности со все новых и новых оригинальных точек зрения, определяемых все обогащающимися отношениями человека к миру.

Психический настрой личности объясняется как ее внутренней гармоничностью или дисгармоничностью (когда «находишь корень мук в себе самом и небо обвинить нельзя ни в чем» – М. Ю. Лермонтов), так и определенными физическими качествами индивида, внешними обстоятельствами его жизни.

Общий психический настрой личности имеет множество оттенков, наиболее противостоящими из которых являются оптимистический, мажорный и трагедийный. Примером человека с устойчивым мажорным настроением может служить известный французский живописец Огюст Ренуар, о котором А. В. Луначарский писал так: «Ренуару было присуще внутреннее необыкновенное единство настроения; собственно говоря, ему всегда было присуще одно и то же настроение, но очень богатое. Это настроение было – счастье».

Противоположным ему был, например, психический настрой Врубеля.